Ликбез - литературный альманах
Литбюро
Тексты
Статьи
Наши авторы
Форум
Новости
Контакты
Реклама
 
 
 

Полет

Ротарь Эдуард 

ПОЛЕТ


Эдик Ротарь умер на барнаульской улице в августе 2003 года. Ему было 35. Говорят, сердце. Я узнал об этом случайно, месяц спустя. Что ж, моя вина, но отчасти и следствие манеры Эдика. Он был всегда отдельно. Говорил, что не считает себя поэтом,  что ему и говорить с нами, «настоящими писателями», не о чем. И при этом обижался, когда считал, что с ним говорят о стихах не всерьез. И при этом –неизменно оказывался в центре внимания на любом поэтическом вечере (последний раз мы читали с ним вместе на вечере-маскараде в закрытой ныне «Темной галерее», весной  2002 года; он выглядел обалденно – высокий, широкоплечий, в пожарной каске, «главный небесный пожарный», как представил его ведущий). Думаю, у меня будет случай написать о его стихах и о нем. А пока – несколько избранных стихотворений разных лет.

Михаил Гундарин

 

* * *

На остывающие лица
Ложатся ломаные тени,
И пахнут спелою пшеницей
Её колени.

И ритуальные октавы
Стекают по кирпичной кладке,
И шепчут скошенные травы,
Что всё в порядке.

А я касаюсь парапета
Обратной стороной ладони,
И мир погасшей сигаретой
Во мраке тонет.

И заполняются шкафами
Давно пустующие ниши,
И бродит небо вместе с нами
По мокрым крышам.

Полу забытые герои,
Полу раскрытые тетради
А мы на прошлое с тобою
Махнем не глядя.

Всё повторится по спирали
И растворится на рассвете.
Мы будем счастливы едва ли
На этом свете.

* * *

Белый день белее не бывает
Славно натянули простыню
Белизны и боли не скрывая
Белым мотыльком летел к огню

Белый день внезапно и некстати
Убегал кипящим молокам
Был коротким как падение с кровати
И бесцельным как прогулка босиком

Белый день легко и неумело
Всех невест в округе целовал
Рисовал на стенах белым мелом
И из книг страницы вырывал

Белый день ни выждать ни поверить
Первым снегом шел из белых туч
Без труда входил в любые двери
Подбирая то ли слово то ли ключ

Белый день в обнимку с белым братом
на велосипеде колесил
Реял белым флагом над санбатом
Хлеба белого на паперти просил

Белый день осколочной гранатой
Просвистел над миром и в ночи
Ходит сторож по обвисшему канату
И по небу белым посохом стучит

* * *

Сухие серые кусты
Односторонние мосты
Сплошная лестничная клетка
Нет ни провинций ни столиц
И птицы не несут яиц
И поезда приходят редко
Здесь в лужах черная вода
Четверг длиннее чем среда
И за весной приходит осень
И люди злые словно псы
Убьют за палку колбасы
И даже имени не спросят
Здесь в небе звезды не горят
Здесь о любви не говорят,
Живут без Бога пьют безбожно
Уходят в землю этажи
И правду отличить от лжи
Не представляется возможным
Такая видимо судьба
Все гаражи да погреба
Да нарисованное море
Ищу себя не нахожу
Как мальчик маленький гляжу
На мир сквозь дырочку в заборе

* * *

С небес летящая вода
На пол пути перемерзает
И землю жирную пронзает
Стеной прессованного льда

Сквозь пальцы сквозь лицо и грудь
Сквозь опалённые ресницы
Летят испуганные птицы
Куда-нибудь куда-нибудь 

Летит и падает звезда
Предположительно на север
В поля где созревает клевер
И бродят сытые стада

И электрический огонь
Меж нас летает в форме шара
Но им не развести пожара
И даже не обжечь ладонь

Летят меж сосен и берёз
Раскрыв незримые объятья
Фантомы в подвенечных платьях
С букетами увядших роз

Короткий выбирая путь
Взлетает самолёт бумажный
Куда лететь совсем не важно
Куда-нибудь куда-нибудь

СПЯЩИЕ

Джон Донн уснул, уснуло всё вокруг.
И. Бродский.
 
Всё вокруг ненастоящее
И не чем не объяснимое
Всё вокруг как буд-то спящее
Непонятное и мнимое
Спит столешница с тарелками
Шуба спит в шкафу распятая
Спит бульвар забитый стрелками
С полвторого до полпятого

Спят туристы и наёмники
Коридоры лифты лифчики
Детсады и детприёмники
Горемыки и счастливчики

Мухи спят и крошки пряника
Ножки спинки подлокотники
Спит директор обезьянника
Понтонёры спят и плотники

Деньги бабки суммы сумочки
Куклы мячики и кубики
Кресла пуфики и тумбочки
Пузырьки флаконы тюбики

Спят зелёные и белые
Голубые спят и синие
Тормоза и оголтелые
Образины и красивые

Погранцы и нарушители
Партизаны и каратели
Шланги и огнетушители
Мины и миноискатели

Раки спят омары устрицы
Гребешки медузы сонные
Черви бабочки капустницы
И капуста с патиссонами

Ягодицы спят и ягоды
И водилы и попутчики
Синагоги храмы пагоды
Егеря и подпоручики

Спят младенцы и родители
Спит полиция и мафия
Пиво песни вытрезвители
Печень почки флюорография

Спят поп звёзды Стинги с Тинами
Просто звёзды свечи лампочки
Лувры Дрездены с картинами
Кеды туфельки и тапочки

Сплю и я и это снится мне
И в который раз является
Мир с закрытыми ресницами
Спит а может притворяется.

* * *

Ты дунула и я уже лечу
На бреющем на ощупь по приборам
И крыльями распахнутыми чуть
Карябаю по стенам и заборам

Раскрашен хвост горючки полный бак
На месте лонжероны и педали
Пугая пешеходов и собак
Лечу на наше первое свиданье

Ты дунула и я уже лечу
И мир вокруг меняет перспективы
Не плачь я непременно захвачу
Вино подушку и контрацептивы

Ты дунула и я уже лечу
На сонный город опустился вечер
И зажигает первую свечу
На полосе невидимый диспетчер

А нам с тобой любимая моя
По этой жизни ничего не светит
Поскольку наш единственный маяк
На сувениры разобрали дети
 

* * *

Сегодня я не при деньгах
Но мне здесь и без денег рады
Пройду на цыпочках и сяду
За стол ведь правды нет в ногах

Нет правды сколько не крути
В словах журналах и газетах
В слезах в вопросах и ответах
В стихах по кабельной сети

Нет правды истины в вине
Ни в ливере и ни в дюшесе
Ни в Госкино ни в райсобесе
Ни в Папе Римском ни во мне

Но если правда всё же есть
Она живёт в осеннем ветре
Который оголяет ветви
И обдирает с крыши жесть

Который дует наугад
Поля и рощи ставит раком
А наши судьбы ставит на кон
И не выигрывает гад

Без тормозов и без границ
Не спрашивая кто ты где ты
Он все бескрылые предметы
На время превращает в птиц
 

* * *

Напомни мне моя любовь
Какие ветры нынче дули
Срывая клоунов с ходулей
Сметая трубы с погребов

Как мне хотелось вопреки
Телосложению и планам
Лететь раздолбанным воланом
Все собирая косяки

А в час когда над миром штиль
Что нам с тобою остаётся
Таскать песок со дна колодца
Да рукомойники в утиль

Играть в очко на щелбаны
Надраивать сортиры хлоркой
Да трёхкопеечной махоркой
По пьяни прожигать штаны

Когда на землю ляжет снег
Я оболью себя соляркой
И вспыхну бешено и ярко
И молча выйду на проспект

А после можешь вызывать
Или ноль три или ноль восемь
В такую ветреную осень
Так блин приятно умирать.
 

* * *

Блестят за стёклами глаза
Ладони пахнут автостопом
И липким липовым сиропом
Залит поношенный рюкзак

В карманах вечная дыра
Да два китайских бутерброда
Такая странная свобода
Такая чудная игра

Клочок бумаги пара строк
Пропитан воздух суицидом
И пуля бешеным болидом
Летит в немеющий висок

Ей показалось что пора
Слегка свою подправить внешность
Такая странная поспешность
Такая чудная игра

На мостовой разлита ртуть
И поплавок над лужей вьётся
И стрекозе не удаётся
На нём немного отдохнуть

И мальчик с нашего двора
Сидит поодаль с лыжной палкой
Такая странная рыбалка
Такая чудная игра

На ощупь в полной темноте
Не те дела друзья и мысли
И не пугает даже выстрел
Ворон сидящих на кресте


 

Добавить коментарий

Вы не можете добавлять комментарии. Авторизируйтесь на сайте, пожалуйста.

 Рейтинг статьи: 
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10
 
 
 
Создание и разработка сайта - Elantum Studios. © 2006-2012 Ликбез. Все права защищены. Материалы публикуются с разрешения авторов. Правовая оговорка.