Ликбез - литературный альманах
Литбюро
Тексты
Статьи
Наши авторы
Форум
Новости
Контакты
Реклама
 
 
 
Архив номеров

Главная» Архив номеров» 7-8 (август-сентябрь 2003)» Критика и рецензии» Замаскирован смехом (М.Зощенко и Ф.Ницше)

Замаскирован смехом (М.Зощенко и Ф.Ницше)

Десятов Вячеслав  , Куляпин Александр 

"ЗАМАСКИРОВАН СМЕХОМ"
(М.Зощенко и Ф.Ницше)

“Только болезнь привела меня к разуму”
 Ф. Ницше

     Начало творческого пути Михаила Зощенко отмечено сильным влиянием Ницше. По свидетельству В.В. Зощенко, зима 1918 года прошла у молодого писателя “под знаком Ницше” [1, с. 15]. И позднее, в марте 1920 года своими любимейшими книгами Зощенко назвал книги Блока и Ницше [2].

     Следы увлечения ницшеанской философией легко обнаруживаются в творчестве писателя, хотя нельзя не заметить, что его отношение к Ницше становится к концу 20-х – началу 30-х годов несомненно более амбивалентным. “Пример необычайного ума и вместе с тем поразительной слепоты”, - такова, например, оценка Ницше в повести 1933 года “Возвращенная молодость” [3, т. 3, с. 161]. Интересно, что Ницше оценивается здесь с позиций ницшеанства. Негативную реакцию Зощенко вызывает неспособность немецкого мыслителя приблизиться к идеалу сверхчеловека, им же самим созданного: «Ницше предложил идею “сверхчеловека” <...>. Это тем более обязывало Ницше знать кое-что о себе» [3, т. 3, с. 161].

     Последняя крупная работа Зощенко – книга “Перед восходом солнца” – своеобразно продолжает напряженный диалог с Ницше. Уже заглавие повести – этот авторский ключ к интерпретации произведения – прямо отсылает к Ницше. “Перед восходом солнца” – название одной из глав третьей части знаменитой книги “Так говорил Заратустра” [4].

     О склонности Зощенко давать своим произведениям заголовки, что называется, “бывшие в употреблении” говорилось неоднократно. А. Гулыга считает, что такое заимствование продиктовано вовсе «не недостатком фантазии, – читатель, знакомый с литературной традицией, приглашался к размышлению, к тому, чтобы сопоставить “век нынешний и век минувший”, разные ситуации, разные проблемы и подходы к ним» [5, с. 700]. А. Гулыга, кстати, связывает название повести Зощенко “Перед восходом солнца” с драмой Г. Гауптмана, которая «содержала, в свою очередь, перекличку с пьесой Л. Толстого “Власть тьмы”. Теперь Зощенко возвращал тему преодоления “тьмы” сознания на русскую почву» [5, с. 700].

     К. Чуковский в “озорной привычке” Зощенко “давать своим вещам те заглавия, какие уже есть в литературе” видел “сатирический – очень действенный и острый – прием” [6, с. 604]. На первый взгляд, это единственно разумное объяснение интересующей нас переклички между произведениями Зощенко и Ницше. Ведь ни для кого не секрет, что в 30–40-х годах, да и позже, Ницше однозначно воспринимался у нас как предтеча идеологии фашизма. А следовательно, и отношение к Ницше могло быть лишь однозначно негативным. Однако в повести Зощенко вопреки общепринятым представлениям полемика с “философией” фашизма (то есть вульгаризированным ницшеанством) сосредоточена почти исключительно в официозном предисловии и послесловии, книга же в целом позволяет сделать вывод о более сложном отношении автора к философии и личности Ницше.

     Если составить психоаналитические портреты Ницше и Зощенко, то сходство между ними будет поразительно. Очень значимым, в частности, представляется процесс самоидентификации с отцом, определяющий многое в психике, как Ницше, так и Зощенко.

     «Мой отец умер в 36 лет, – писал Ницше в книге “Ecce homo”. – Его существование пришло в упадок в том же году, что и мое: в 36 лет я опустился до самого низшего предела своей витальности» [7, с. 698]. Биограф Ницше Даниель Галеви пишет о том периоде, когда философ достиг 36-летнего возраста: «Это был тот период, когда он готовился к смерти. К какой смерти? Не трудно отгадать. Это та же “мгновенная смерть в судорогах”, от которой умер его сумасшедший отец» [8, с. 182].

     Ницше не просто ждет, сложа руки, повторения судьбы своего отца. Он пытается бороться. Зощенко не без сочувствия описывает борьбу Ницше с надвигающейся катастрофой в повести “Возвращенная молодость”: “Ницше как будто пытается восстановить свои силы. Он пытается это сделать психическим воздействием. Он как бы уговаривает себя, что он, в сущности, здоров. И в самый разгар своих болезней он пишет в своих сочинениях, что здоровье его, в общем счете, благополучно” [3, т. 3, с. 163].

     Среди событий, особенно потрясших детскую психику Зощенко, была внезапная смерть отца. В книге “Перед восходом солнца” целых три эпизода посвящены обстоятельствам этой смерти (“Разрыв сердца”, “Да, он умер”, “На кладбище”). В главке “Да, он умер” назван точный возраст отца – сорок девять лет [9]. Отметим, что в повести “Возвращенная молодость” такая «точность» Зощенко была не нужна. “Он (отец. – А.К.) умер рано – сорока с чем-то лет” [3, т. 3, с. 193].

     Можно не сомневаться, что Зощенко, как и Ницше, неоднократно примерял судьбу своего отца, соглашаясь с мнением своей матери, которая говорила: “Ты похож на отца. Я не верю, что ты будешь счастливый” [3, т. 5, с. 136].

     Первая часть повести “Перед восходом солнца” была напечатана в журнале “Октябрь” в 1943 году. Несвоевременность появления этой книги очевидна, и не только с точки зрения официозной критики того времени. Вспомним, что даже Фрейд прекратил работу психоаналитика во время оккупации Вены фашистами, объяснив это так: “Когда сознание потрясено, невозможно испытывать интерес к бессознательному”. Аналогия пусть и не совсем точная, но весьма показательная.

     По словам Чуковского, Зощенко “не терпелось обнародовать” повесть “для общего блага” [6, с. 602]. Однако “нетерпение” писателя можно объяснить скорее тем, что он, проходя через “низший предел витальности” (49-летие, возраст смерти отца), пытается “восстановить свои силы” вполне “по Ницше” – “психическим воздействием”. “Он понимал, что книга его не ко времени, – свидетельствует Л. Чалова. – Но что ему было делать? Он говорил, что у него плохое сердце и он страшно боится умереть, не закончив книгу” [10, с. 319]. Самая важная часть этой информации – сообщение о том, что Зощенко в период создания “Перед восходом солнца” “страшно боялся умереть”. А относительно самой книги правильнее было бы сказать: ее необходимо закончить, чтобы не умереть.

     Зощенко как бы пытается “заклясть судьбу”. Выпишем для примера “магические формулы” только с одной страницы книги: “Разум побеждает страдания”; “Разум побеждает страх”; “Разум находит пути к счастью”; “Разум научился освобождать людей от многих физических страданий”; “Разум избавил меня от многих страданий” [3, т. 5, с. 311–312]. Совершенно очевидна установка автора на самовнушение.

     У Зощенко, как в свое время у Ницше, возникает обманчивое ощущение, что искомый психотерапевтический эффект достигнут. Это ощущение формулируется двумя писателями почти в одинаковых выражениях.

     Ницше: “Я как бы вновь открыл жизнь, включил себя в нее, я находил вкус во всех хороших и даже незначительных вещах, тогда как другие не легко могут находить в них вкус” [7, с. 700].

     Зощенко: “Жизнь стала возвращаться ко мне. <...> Все было крайне ново, удивительно, странно. Я впервые почувствовал вкус еды, запах хлеба. Я впервые понял, что такое сон, спокойствие, отдых” [3, т. 5, с. 249].

     Увы! Дальнейшая судьба, как Ницше, так и Зощенко недвусмысленно продемонстрировала всю иллюзорность обретенной гармонии.

     Повесть Зощенко, конечно, не стала бы “книгой-завещанием” (А. Гулыга), “исповедью сына века”, если бы вся свелась к борьбе с собственным неврозом. По очень точному определению В. Каверина, в повести “Перед восходом солнца” Зощенко “пришел к поискам духовного здоровья всего человечества” [10, с. 124]. И в этом пункте философия Зощенко в очередной раз пересекается с ницшеанством.

     К Ницше восходит тема “перестройки человеческого характера”, несомненно, одна из центральных в творчестве Зощенко. “Подлинным автором идеи переделки человека” именно Ницше, а не Маркса и не Фрейда, небезосновательно назвал А. Эткинд [11, с. 195]. В данном случае это тем более очевидно, что тема “перековки человеческого материала” оказывается в повести неотделима от идеи “сверхчеловека”.

     “Сверхчеловек”, в понимании Зощенко – это “такой человек, который имеет высшее состояние физического и умственного здоровья, человек, свободный в своих взглядах, воззрениях и поступках” [3, т. 3, с. 161].

     Подобного состояния достигает писатель в результате очистительного самоанализа. “Я поднялся с постели уже не тем, кем я был. Необыкновенно здоровый, сильный, с огромной радостью в сердце я встал с моей постели. <...> Моя голова стала необыкновенно ясной, сердце было раскрыто, воля свободна. <...> Я почти заметался, не зная, куда мне девать мои варварские силы, столь непривычные для меня, столь не скованные цепями” [3, т. 5, с. 249].

     Главный пафос книги Зощенко – пафос борьбы со страданием и с состраданием. Писатель полностью присоединяется к призыву М. Горького “осмеять страдание”, приводя большой фрагмент из горьковского письма: «Никогда и никто еще не решался осмеять страдание, которое для множества людей было и остается любимой их профессией. Никогда еще и ни у кого страдание не  вызывало чувства брезгливости. Освященное религией “страдающего бога” оно играло в истории роль “первой скрипки”, лейтмотива основной мелодии жизни. <...> Страдание – позор мира, и надобно его ненавидеть для того, чтобы истребить...» [3, т. 5, с. 313–314].

     Горький не совсем точен, заявляя “никогда и никто еще...”. Источник его высказываний обнаружить как раз не трудно. Основоположник социалистического реализма, без сомнения, вдохновляется самыми общими местами ницшеанства.

     Зощенковский рецепт “духовного здоровья” сводится, в конечном счете, к необходимости “поставить инстинкты под контроль разума”. Конечно, этот тезис диаметрально противоположен ницшеанской концепции. Но если мы попытаемся по “рецепту” Зощенко реконструировать тот “диагноз”, который он поставил современному обществу, то ницшевский контекст будет очень кстати.

     В “Сумерках идолов” Ницше писал: “Суждения о ценности жизни, за или против, в конце концов никогда не могут быть истинными: они имеют ценность лишь как симптомы” [7, с. 563]. Гипертрофия разума, по Ницше, явный симптом декаданса: “Быть вынужденным побеждать инстинкты – это формула для decadence: пока жизнь восходит, счастье равно инстинкту” [7, с. 567].

     В этом контексте и книга “Перед восходом солнца” приобретает ценность как симптом того глубочайшего декаданса, который охватил советское общество 20–30-х годов. Чуковский справедливо отметил, что «человек, “потерявший человеческий облик”, стал  в ту пору, в конце 20-х – начале 30-х годов, буквально преследовать Зощенко и занял в его творчестве чуть ли не центральное место» [6, с. 588].

     «Повсюду инстинкты находились в анархии; повсюду были в пяти шагах от эксцесса: monstrum in animo (“чудовище в душе” – А.К.) было всеобщей опасностью», – характеризует Ницше эпоху Сократа [7, с. 566]. Но эта характеристика вполне применима и к сталинской эпохе.

     Оскал безумия явственно проглядывает сквозь маску обретенной гармонии и психического здоровья в финале повести “Перед восходом солнца”. И на этот раз речь идет не о частном “случае М.М. Зощенко”, а о болезни времени. Писатель в “Эпилоге” рассказывает историю воронежского крестьянина, из мести зарубившего топором семью своего соседа. “У соседей была давняя ссора, и вот этот крестьянин, охваченный бешеным чувством ненависти, наконец совершил свое кровавое преступление” [3, т. 5, с. 335].

     Эта история становится последним аргументом Зощенко в споре с противниками “необходимости контроля разума”. “Мысли в этом письме (речь идет о письме воронежского крестьянина. – А.К.) так ясны и так страшны, что я сосчитал своей обязанностью навязывать людям свои мысли о необходимости руководить собой, о необходимости управлять своими чувствами. Не дело, чтобы низшие силы одерживали верх. Должен побеждать разум” [12]. Советский человек 30-х годов даже не в “пяти шагах от эксцесса”, а гораздо ближе. И прекрасно осознавая это, Зощенко апеллирует к разуму как к последнему средству.

     “Нитше действительно пытался разумом отделаться от безумия и сделал для этого, что мог. Но поставленная им себе задача оказалась невыполнимой: бывают случаи, когда безумие властнее самой богатой человеческой мысли”, – писал о трагической судьбе немецкого мыслителя Л. Шестов [13, с. 263]. “Случай Зощенко” формулировкой Л. Шестова описывается не менее точно, чем “случай Ницше”.

     Мысль Зощенко обнаружила свое бессилие перед безумием сталинской эпохи. Зощенковский “рецепт духовного здоровья” оказался не слишком эффективным, зато “диагноз”, поставленный писателем, бесспорен. В пресловутом докладе 1946 года А.А. Жданов попытается оспорить “диагноз” Зощенко, но эта попытка будет и запоздалой, и малоубедительной.

ПРИМЕЧАНИЯ

1. Зощенко В. Так начинал М. Зощенко // Вспоминая Михаила Зощенко. Л., 1990.

2. О проблеме “Зощенко и Ницше” см: Кадаш Т. “Зверь” и “неживой человек” в мире раннего Зощенко // Литературное обозрение. 1995. №1.

3. Зощенко М.М. Сочинения: В 5-ти т. М., 1993.

4. К аналогичному выводу приходит американский исследователь Ричард Грос. См. об этом: Федоров В.С. Об онтологических и философских аспектах мировоззрения М.Зощенко // Михаил Зощенко. Материалы к творческой биографии. Кн. 1. СПб., 1997. С. 234. Еще раньше на связь зощенковского заглавия с названием одного из разделов книги Ницше указала М.О. Чудакова (Чудакова М.О. Поэтика Михаила Зощенко. М., 1979. С. 11).

5. Гулыга А. Разум побеждает (О научно-художественных повестях М. Зощенко) // Зощенко М.М. Собрание сочинений: В 3-х т. Т. 3. М., 1994.

6. Чуковский К.И. Собрание сочинений: В 2-х т. Т. 2. М., 1990.

7. Ницше Ф. Сочинения: В 2-х т. Т. 2. М., 1990.

8. Галеви Д. Жизнь Фридриха Ницше. Жизнеописание. М., 1991.

9. Сорок девять лет – это вовсе не возраст Зощенко-отца в момент смерти, а возраст Зощенко-сына в момент появления повести «Перед восходом солнца». Михаил Иванович Зощенко умер в 50-летнем возрасте (4.01.1857 – 27.12.1907). См.: Михаил Зощенко. Материалы к творческой биографии. Кн. 1. СПб., 1997. С. 10–12. Манипулирование как с собственной датой рождения, так и с обозначением возраста близких становится одним из средств психологической защиты. Неверно указывая возраст, в котором умер отец, и приближая его к своему реальному возрасту (49 лет), Зощенко пытается как бы «прорепетировать» переживание рокового рубежа своей жизни (понимая, что реальная опасность только впереди). К подобным, несколько инфантильным, хитростям Зощенко прибегает постоянно. Поразительный пример, подтверждающий справедливость этого тезиса, содержится в его письме к М. Мухранской от 23–24 декабря 1954 года. Рассказывая в первой части письма о результатах пребывания в сочинском санатории, писатель сообщает, что прибавил в весе «на 800 грамм», после чего (в P.S.) разоблачает себя: «Да и насчет прибавки веса – сомнительная прибавка. Перед взвешиванием я выпил 2 стакана кефира и в карман положил связку ключей. Вот это, может, и дало 800 грамм. Да, не так-то легко поправиться» (Вспоминая Михаила Зощенко. Л., 1990. С. 487–488). Специфика психической жизни Зощенко определяется подобным сочетанием наивного самообмана с жестким самоанализом. Смысл этой игры писатель раскрывает в одном из писем к М. Шагинян. «Мне не удавалось заставить свой истощенный мозг реагировать на все окружающее, – признается Зощенко. – Мне мешали воспоминания. Я постоянно помнил какие-то вещи <…>. Меня беспокоили: мои болезни, смерть, литература, способность к которой, мне одно время казалось, меня покинула. И еще целый ряд больших и маленьких и даже (как выяснилось) абсурдных вещей» (Михаил Зощенко – Мариэтте Шагинян. Из переписки // Таллинн. 1989. №2. С. 91–92). Перед Зощенко встала задача научиться менять отношение к указанным «больным предметам». «Переменить эту оценку оказалось легко и даже до обидного легко. В короткое время я научился этому делу. И даже научился как бы обманывать себя на то время, когда мне нужно было» (Там же. С. 92. Курсив наш).

10. Вспоминая Михаила Зощенко. Л., 1990.

11. Эткинд А. “У” Вс. Иванова: Интеллектуальный роман из жизни нэпманов, или Пародия на советский психоанализ // Звезда. 1993. № 8.

12. Зощенко М.М. Соч.: В 5-ти т. Т. 5. С. 336. Позиция Зощенко близка горьковской, а с другой стороны – вполне укладывается в русло психоаналитической концепции. Горький давал такое определение культуры: “Культура есть организованное разумом насилие над зоологическими инстинктами людей” (Горький М. Собр. соч.: В 30-ти т. Т. 25. М., 1954. С. 239). “Психоанализ делает осознанными животные инстинкты, однако он делает это не для того, чтобы как думают многие, предоставить им необузданную свободу, а для того, чтобы подчинить их порядку осмысленной целостности”, – писал К.Г. Юнг (Психология бессознательного. М., 1994. С. 55).

13. Шестов Л. Сочинения: В 2-х т. Т. 1. М., 1993.

Коментарии

JamesBaf | 16.07.18 23:46
&#1044;&#1086;&#1073;&#1088;&#1099;&#1081; &#1076;&#1077;&#1085;&#1100;. &#1061;&#1086;&#1090;&#1080;&#1084; &#1087;&#1088;&#1077;&#1076;&#1086;&#1089;&#1090;&#1072;&#1074;&#1080;&#1090;&#1100; &#1089;&#1074;&#1086;&#1080; &#1091;&#1089;&#1083;&#1091;&#1075;&#1080; &#1074;&#1079;&#1083;&#1086;&#1084;&#1072; &#1089;&#1072;&#1081;&#1090;&#1086;&#1074;, &#1089;&#1082;&#1072;&#1081;&#1087;&#1072;, &#1083;&#1102;&#1073;&#1086;&#1081; &#1087;&#1086;&#1095;&#1090;&#1099;, &#1089;&#1086;&#1094;&#1080;&#1072;&#1083;&#1100;&#1085;&#1099;&#1093; &#1089;&#1077;&#1090;&#1077;&#1081;(&#1074;&#1082;&#1086;&#1085;&#1090;&#1072;&#1082;&#1090;&#1077;, &#1086;&#1076;&#1085;&#1086;&#1082;&#1083;&#1072;&#1089;&#1089;&#1085;&#1080;&#1082;&#1080;, &#1092;&#1077;&#1081;&#1089;&#1073;&#1091;&#1082;, &#1080;&#1085;&#1089;&#1090;&#1088;&#1072;&#1075;&#1088;&#1072;&#1084;&#1084;). &#1055;&#1088;&#1086;&#1089;&#1083;&#1091;&#1096;&#1080;&#1074;&#1072;&#1085;&#1080;&#1077; &#1074;&#1072;&#1081;&#1073;&#1077;&#1088;, &#1074;&#1086;&#1090;&#1089;&#1072;&#1087;, &#1095;&#1090;&#1077;&#1085;&#1080;&#1077; &#1089;&#1086;&#1086;&#1073;&#1097;&#1077;&#1085;&#1080;&#1081; &#1080; &#1084;&#1085;&#1086;&#1075;&#1086;&#1077; &#1076;&#1088;&#1091;&#1075;&#1086;&#1077;. &#1052;&#1085;&#1086;&#1075;&#1086;&#1083;&#1077;&#1090;&#1085;&#1080;&#1081; &#1086;&#1087;&#1099;&#1090; &#1080; &#1086;&#1075;&#1088;&#1086;&#1084;&#1085;&#1086;&#1077; &#1082;&#1086;&#1083;&#1080;&#1095;&#1077;&#1089;&#1090;&#1074;&#1086; &#1086;&#1090;&#1079;&#1099;&#1074;&#1086;&#1074; &#1086; &#1085;&#1072;&#1096;&#1077;&#1081; &#1088;&#1072;&#1073;&#1086;&#1090;&#1077;. &#1055;&#1086; &#1074;&#1089;&#1077;&#1084; &#1074;&#1086;&#1087;&#1088;&#1086;&#1089;&#1072;&#1084; &#1074; telegram - @Dred36
Страницы:  1 

Добавить коментарий

Вы не можете добавлять комментарии. Авторизируйтесь на сайте, пожалуйста.

 Рейтинг статьи: 
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10
 
 
 
Создание и разработка сайта - Elantum Studios. © 2006-2012 Ликбез. Все права защищены. Материалы публикуются с разрешения авторов. Правовая оговорка.