Ликбез - литературный альманах
Литбюро
Тексты
Статьи
Наши авторы
Форум
Новости
Контакты
Реклама
 
 
 
Архив номеров

Главная» Архив номеров» 5-6 (май-июнь 2003)» Культура-мультура» Мальчик-без-пальчик (сказка для взрослых)

Мальчик-без-пальчик (сказка для взрослых)

Дегтярева Виктория  , Госсен Пауль 

МАЛЬЧИК-БЕЗ-ПАЛЬЧИК
сказка для взрослых

I

У одного дровосека было много детей - двенадцать, и все мальчишки. Младшего, девятилетнего, звали Томас. Носил он драную курточку, деревянные башмаки и шляпу-треуголку. Любил куриный бульон с лапшой - но ел его редко, по большим праздникам. Вместе со своими старшими братьями Томас помогал отцу - работал в лесу, обрубал сучья на поваленных деревьях. Однажды неудачно ударил топором и отсек себе указательный палец. Томас вскрикнул от боли, но тут же прикусил губу - испугался, что его услышит отец и отругает. Отец мальчика был не то чтобы злой, но бедный. Он надеялся, что младший сын, став повзрослее, выучится на столяра, а тут такая беда. Томас даже представил, как отец восклицает: "Двенадцать голодных ртов - двенадцать бездельников! А этот еще и мальчик-без-пальчик! Как мне прокормить семью?" Утер Томас слезы, обернул ладонь лопухом и решил: "Сбегу от отца и братьев. Не хочу сидеть у них на шее. Стану странствующим актером. Или разбойником. Лучше разбойником: у них всегда чего-то не хватает - глаза или ноги..."

И тут он услышал плач.

- Неужели это я плачу? - удивился Томас и потрогал лицо - нет, щеки сухие. - Кто здесь? - спросил он.

Плач только усилился.

- Да где ты?

- Здесь, у твоих ног, - послышался наконец ответ. - Не вздумай наступить на меня!

Томас нагнулся и увидел в траве свой окровавленный пальчик. Тот безутешно плакал.

- Тебе больно? - спросил мальчик.

- Мне больно, - подтвердил пальчик, - и горько. Ты сейчас убежишь и станешь разбойником, а я останусь в траве - брошенный и никому не нужный. А потом меня съест лиса.

- Ты хочешь, чтобы я тебя похоронил? - спросил Томас.

- Вот еще, - закричал пальчик, - я хочу, чтобы ты взял меня с собой! Я тоже стану разбойником!

- Но как же пальчик может стать разбойником? - удивился Томас.

Тут пальчик заорал с такой силой, что его плач разлетелся далеко по лесу и донесся до отца с братьями - они поспешили к Томасу. Мальчик, услыхав топот их ног и хруст ветвей, схватил обрубок и бросился бежать сквозь лесную чащу. Какое-то время позади раздавались голоса, потом они стихли.

Тогда мальчик сел на ствол поваленного дерева и разрыдался. Зато пальчик успокоился - Томас взял его с собой, они станут разбойниками!

- Брось хныкать. Мне тоже бывало больно. Вспомни, сколько раз ты колол меня иголкой или обжигал в костре - ты всегда такой невнимательный!

- Отстань, - отмахнулся Томас, - я плачу, потому что больше никогда не увижу отца и братьев и не стану столяром.

- Нашел из-за чего расстраиваться! Ты же хочешь стать разбойником?..

- Хочу, - продолжал всхлипывать несчастный мальчик. - А еще я хочу есть.

- Так нечего сидеть и лить слезы! Чтобы стать разбойником, надо найти какую-нибудь шайку и попроситься к ним!

- Но я хочу есть... - не унимался Томас. - А у меня нет даже пфеннига.

- Если ты будешь и дальше сидеть на этом стволе, - продолжал пальчик свои нравоучения, - деньги у тебя не появятся. А еду легче всего получить там, где ее много - в таверне. Вставай и пошли!

II  

К таверне "У дороги" Томас вышел через час. Ему повезло - здесь было много гостей, и хозяйка взяла на день мальчика в помощники, пообещав вечером накормить. Томас только успевал прислуживать посетителям - подносил жареных гусей и рябчиков, подливал в кружки пиво, открывал бутылки с бургундским. Большинство посетителей были местные жители - крестьяне, егеря, мельники – и мальчик надвинул треуголку на глаза, чтоб его никто не узнал. Еще были солдаты, возвращавшиеся с войны в родной Шлезвиг. Они пили только бургундское и рассказывали за столом такие удивительные истории, что шмыгающий мимо них Томас задумался: а может, зря он решил стать разбойником? Не податься ли ему в солдаты?

Он даже решил украдкой посоветоваться с пальчиком, но тут дверь таверны распахнулась - и Томас мгновенно забыл все свои сомнения. В дверях стояли двое высоких мужчин в черных накидках - у одного левый глаз закрывала черная повязка, у другого треуголка была надета набок - судя по всему, она скрывала отсутствие уха. За широкими поясами у мужчин красовались пистолеты и ножи. Без всякого сомнения - это были разбойники.

- Хорошего вина и поросенка для нас, - крикнул одноглазый.

- И воды лошадям, - гаркнул безухий.

Потом они хором добавили:

- А есть ли здесь девушки?

Девушки - дочки хозяйки таверны Марианна и Аннамари в платьях с глубокими вырезами - быстро нашлись. Разбойники заняли места за столом, и тут же зазвенели бутылки и девичий смех. Томас принес им поросенка, а потом побежал поить лошадей. Ах, разбойники приехали в большой дорожной карете, запряженной четверкой! В таких каретах путешествуют только важные и состоятельные люди! Он присвистнул восхищенно и достал из кармана пальчик:

- Сейчас пойду проситься в разбойники!

- Погоди, им не до тебя, - ответил пальчик, - они веселятся вовсю, а ты своими просьбами все испортишь. К тому же - много ли толку от пьяных обещаний? Нужно дождаться, пока они протрезвеют.

И Томас вернулся в таверну молча обслуживать грозных посетителей.

Вскоре он заметил одну странность - разбойники больше лили вино на стол, чем себе в рот, но усердно наполняли кружки девушкам. Поднося очередные бутылки, мальчик увидел, как разбойник с повязкой - он представился как Клаус - подсыпал своей подружке из перстня в вино порошок. Чуть позже то же самое проделал его безухий приятель - Франк. Девушки совсем развеселились и станцевали на столе какой-то озорной танец, высоко задирая юбки. Посетителей таверны это привело в восторг, Томаса в смущение, а хозяйку в гнев. Она согнала дочерей со стола, отвесила им подзатыльников и потребовала от разбойников расчета. Одноглазый Клаус швырнул на стол монету и рявкнул: "Сдачи не надо!" Хозяйка аж присела - это был золотая крона. Не смея поверить своему счастью, она попробовала монету на зуб и, забыв про дочерей, убежала прятать крону под перину. Разбойники же приобняли разомлевших девиц и заторопились к выходу.

- Приезжайте еще, - шептали те, - по четвергам маменька ездит на рынок в Бремен - и таверной заправляем мы одни.

- Пре-е-енепреме-е-нно, - отвечал одноглазый Клаус, громко икая - он изображал из себя пьяного, но явно переигрывал. - Пре-е-енепреме-е-нно при-и-иедем!

- Обязззательно! - вторил ему безухий Франк, тиская свою подружку. - А сейчас еще один поцелуй перед дорогой!

Томас кинулся следом, надеясь нагнать разбойников и договориться с ними. Но события завертелись с такой быстротой, что он даже пискнуть не успел. У девушек, вышедших на улицу, бесследно исчезло былое оживление, язык стал заплетаться, ноги тоже, и они неожиданно рухнули на руки разбойников. Те, воровато оглянувшись, засунули Марианну и Аннамари в карету, Клаус полез следом, Франк сел на место кучера и хлестнул лошадей.

- Что ты стоишь! - закричал пальчик. - Цепляйся!

Томас, сам не осознавая, что делает, прицепился к карете сзади. Только ветер засвистел в ушах.

- Я так и не получил обещанный мне ужин! - вспомнил он вдруг.

- Глупый мальчишка! - зашептал возмущенный пальчик. - Ты хочешь остаться в таверне и стать кухаркой?

Томас только вздохнул.

Ехали они долго - вскоре мальчик перестал узнавать деревни, проносившиеся мимо. Наконец карета свернула на проселочную дорогу и углубилась в гущу леса. Немного погодя остановилась. Томас спрыгнул и спрятался в кустах. Огляделся. Рядом стоял заброшенный дом с заколоченными окнами. Клаус и Франк занесли в него тела спящих девушек, потом вывели еще одну - связанную, с кляпом во рту.

- Давай, вылезай! - зашептал пальчик. - Самое время проситься в разбойники.

- Да тихо ты, - прошипел в ответ мальчик. - Ведь это Эльза!

- Что с того? Из-за этого мы не пойдем в разбойники?

- Но она же невеста моего старшего брата Петера!

Тут пальчик громко чихнул, и спор прервался.

- Здесь кто-то есть? - прорычал Франк.

- Конечно, - подтвердил Клаус. - Вот он! - и поднял Томаса за ухо.

Бедняга заорал, разбойник зажал ему ладонью рот и потащил в дом.

III

То, что Томас увидел в доме, заставило его забыть про боль и притихнуть. В большой комнате находилась дюжина девушек - две сидели в большой клетке (к ним тут же подсадили Эльзу), остальные были прикованы цепью к каменной стене. Все были зареванны, у некоторых на скулах виднелись свежие синяки.

Одноглазый Клаус швырнул Томаса на пол и пнул его ногой.

- Глянь, Франк, - воскликнул он, - это же мальчишка из таверны!

- Точно, - подтвердил Франк. - Сейчас, паршивец, ты нам все расскажешь!

И Томас рассказал - ему и скрывать-то было нечего.

- Ха, - засмеялся Клаус, - мальчик-без-пальчик решил стать разбойником! - и его затрясло так, что Томас совсем перепугался.

- Да тихо ты, - хлопнул по плечу приятеля Франк. - Нам нужен помощник - чтоб присматривал за пленницами. И мальчишка как раз подходит: он достаточно расторопен - вспомни, как он работал в таверне, к тому же он молод и не будет в наше отсутствие покушаться на невинность красавиц.

Клаус перестал смеяться, тоже подмигнул приятелю, а потом сказал мальчику:

- Хорошо, Томас, мы берем тебя. Если будешь все правильно делать, вскоре станешь настоящим разбойником. А сейчас расседлай лошадей и почисти карету.

Мальчик валился от усталости, но усердно выполнил все поручения разбойников. Зато когда он вернулся в дом, его ждал ужин. Одна из пленниц сварила куриный бульон, и Томас наконец-то поел.

Наутро разбойники отправились по делам, и мальчик первым делом проверил прочность решеток и цепей - увы, ему не удалось с ними справиться. Девушки снова заплакали, а те, что были в плену не первый день, рассказали Томасу о планах разбойников: они собираются отвезти пленниц на Восток и там продать в гарем какому-нибудь султану.

- Здорово! - обрадовался в кармане пальчик. - Я об этом и не мечтал! Поедем на Восток - увидим много интересного!

- Да ты что? - возмутился Томас. - Они же увезут туда Эльзу!

- Иногда мне кажется, - обиделся пальчик, - что Эльза твоя невеста, а не Петера.

Томас покраснел, но промолчал. Он принес и согрел воды, чтобы девушки смогли умыться. Потом смазал им ссадины. Цепь была довольно длинная и позволяла пленницам двигаться почти по всей комнате - они сварили обед, и на этот раз мальчику досталось куриное крылышко. "Нет, пальчик прав, - подумал он, - разбойником быть здорово". Потом застыдился своих мыслей и подошел к клетке, в которой томилась Эльза (туда разбойники посадили самых красивых - а значит, дорогих девушек).

- Я тебя обязательно спасу, - зашептал он. - Обещаю.

Эльза утерла слезы, просунула руку сквозь решетку и погладила мальчика по голове.

- Ты так похож на своего брата, - сказала она, и Томас совсем засмущался.

Прошло несколько дней. Мальчик обошел окрестные леса, надеясь повстречать егерей или, на худой случай, браконьеров и попросить у них помощи. Увы, леса были пусты, а когда поблизости от домика он обнаружил волчьи следы, его поиски прекратились. Клаус и Франк появлялись редко, чаще по ночам - привозили новых девушек, ели, пили вино - в свободное время они позволяли себе гораздо больше, чем в той злосчастной таверне - и отсыпались. Наконец, набрав двадцать пленниц, разбойники стали готовиться к дальней дороге.

Всех девушек связали, заткнули им платками рты, потом каждую завернули в ковер, а ковры сложили в карету. Та аж просела.

- Для всех - мы торговцы коврами и едем в Бремен на рынок, - сказал Клаус и ткнул пистолетом в верхний сверток. - Если кто пикнет - стреляю без предупреждения.

Девушки безмолвствовали. Разбойники поделили место кучера, Томас, как водится, прицепился сзади. Карета тронулась.

Было уже поздно - Клаус и Франк решили передвигаться ночью. Томас растерянно смотрел на пролетающие мимо деревни. Может, стоит спрыгнуть и позвать на помощь?

- Даже не думай, - угадал его мысли пальчик. - Пока эти лежебоки проснутся и выскочат - карета умчится. Не освободишь девушек и никогда уже не станешь разбойником - тебя отправят к отцу.

Тут карета неожиданно остановилась, и впереди послышались голоса:

- Кто такие? Почему в столь поздний час?

Это был королевский патруль.

- На ярмарку в Бремен, - ответил Клаус.

- Ну а по дороге в таверну, - хохотнул Франк.

- Что везете? - спросил офицер.

- Ковры. Персидские и афганские. Хотите взглянуть?

- Нет, - зевнул офицер. - В таверну... завидую!

Он обошел карету и увидел Томаса.

- Кто это?

- Сирота, - сказал Клаус. - Пригрели и дали работу.

- Тут мальчик пропал, - вспомнил вдруг офицер. - Сын дровосека. Зовут Томасом. - Он хлопнул мальчика по плечу. - Не ты ли, малыш? Говори, не бойся.

Томас открыл было рот, но пальчик в его кармане неожиданно пискнул:

- Нет, господин офицер, не я. Меня зовут Людвиг.

Томас сжал пальчик в кармане, но было поздно. Офицер потерял к мальчику интерес и махнул рукой - поезжайте. Разбойники не заставили себя упрашивать.

В Бремен (а может, в другой город - разве можно доверять словам разбойников?) они прибыли под утро. Ни на какyю ярмарку они, понятно, не попали, а направились сразу в порт, где загрузили ковры на корабль. Капитан корабля стоял на палубе и пускал дым из большой трубки. Как в пиратских романах, одна нога у него была деревянная, на руке было выколото слово "Африка", а на плече сидел белый лемур, которого капитан время от времени поглаживал.

- Ну что, все? - спросил капитан, когда подняли последнюю девушку.

Клаус пошептался с каким-то человеком и сунул ему монету - тот сел в карету и уехал.

- Все! - ответили разбойники.

- Поднять паруса! - закричал капитан.

Попутный ветер подхватил корабль и понес в море.

- Что же делать? - повторял про себя Томас. - Что делать?

- Посмотреть мир, - еле слышно прошептал пальчик. Томас так сильно сдавил его во время происшествия на дороге, что он долго еще говорил с трудом.

IV

Путешествовать на корабле Томасу понравилось. Он облазил все мачты, научился драить палубу и подружился с матросами. Они дали попробовать Томасу ром, и у мальчика все поплыло перед глазами. Пальчик несколько дней страдал морской болезнью, но потом оправился. Девушек разбойники развязали и спустили в трюм. Не потому что те могли сбежать посреди моря, а из опасения, что до них доберутся матросы. Пленницы снова стали рыдать и заламывать руки. Их постоянный плач вскоре так утомил разбойников и команду, что Клаус решил отвлечь девушек от горьких мыслей. Он организовал школу бальных танцев, резонно решив, что рабыни, умеющие хорошо танцевать, стоят дороже. Пленниц подняли на палубу, и Клаус стал показывать им различные движения - выяснилось, что он неплохой танцор. Девушки быстро увлеклись и под доброжелательные шутки команды стали дружно подбрасывать ножки. У них получалось очень даже неплохо.

- Вот тебе и крестьянки, - радовался Клаус. - Еще пара занятий, и их можно смело отправлять на королевский бал.

- А если нарядить в дорогие платья - сойдут за девиц дворянских кровей, - зашептал приятелю на ухо Франк. - Представляешь, сколько мы выручим за молоденьких маркиз?

Клаус аж присвистнул.

- Точно! А эту, - он указал на Эльзу, у которой получалось лучше других, - можно выдать даже за принцессу!

Занятия продолжались в ускоренном темпе. Слезы и стенания прекратились, на лицах пленниц все чаще появлялись улыбки.

А на второй неделе пути на горизонте показался остров. Капитан взял карту и почесал через треуголку затылок - на карте остров не значился. Он вопросительно глянул на лемура - тот что-то неодобрительно пропищал.

- Остров подозрительный, - сказал капитан. - Запасы пресной воды у нас пока есть - так что плывем дальше.

Но не тут-то было. Сколько корабль ни удалялся от острова - тот становился все ближе, и вскоре стало видно, что это огромный кит. Началась паника - девушки забились в трюм, матросы и разбойники попрятались кто куда. И только капитан стоял на капитанском мостике и невозмутимо курил трубку. Вряд ли он знал выход из ситуации, но капитанам так полагается.

- Что делать? - шепнул Томас пальчику. - Это ты во всем виноват!

Словоохотливый пальчик на этот раз ничего не ответил.

Кит быстро догнал путешественников и, без долгих раздумий, проглотил корабль. На какое-то время стало темно, и Томас уже решил, что умер, но тут где-то за бортом показался факел, потом второй, третий...

- Гляди-ка, - послышался голос, - а у нас гости. Спускайтесь, господа, спускайтесь...

Мальчик выглянул за борт - и онемел. В чреве кита располагалась целая деревня, построенная, судя по всему, из обломков кораблей. Ее обитатели больше всего походили на матросов и, видимо, когда-то были проглочены исполинским животным.

Капитан и разбойники спустились за борт - начались переговоры. Жители деревни требовали уплаты пошлины за прохождение их территориальных вод.

- Мы умеем управлять китом, - заявил их старейшина, - и после выплаты он выпустит корабль.

Клаус и Франк пошептались и заявили, что денег у них нет, но они могут предложить товар - двух девушек. Женщин в деревне не хватало, и предложение разбойников вызвало интерес. Франк сбегал на корабль и приволок Марианну и Аннамари - девушек из таверны. Внешностью они не блистали, так что их было не так жалко отдавать. Хозяевам, впрочем, пленницы приглянулись, и сделка состоялась. Томас пожалел несчастных девушек, которые будут вынуждены провести свою жизнь в чреве кита среди матросов. Но жители деревни оказались людьми порядочными: они сразу же принялись свататься, и довольные Марианна и Аннамари отхватили себе парней, о которых на суше даже не могли бы мечтать.

После этого капитан с разбойниками отправились в ближайший трактир опробовать местные горячительные напитки. Томас же, перемахнув через борт, решил прогуляться. Очень ему было интересно узнать, как жители деревни управляют гигантским китом.

И случай тут же представился. На ближайшей улице мальчик наткнулся на веснушчатого юнгу, который за два свежих анекдота согласился показать мальчику все в подробностях. Так Томас узнал, что китом управляют специальными иголками - колют нужные мышцы, те сокращаются, и кит выполняет необходимые движения. Мальчики вдоволь потешились, заставляя кита открывать и закрывать глотку и пускать струю из дырочки на спине.

- Это специальные иголки, - сказал новый знакомый Томаса. - Их делают только в Китае, и они лечебные! Этими иголками можно без ниток зашивать раны. А если тебе в драке оторвут ухо - они тоже помогут.

Томас заинтересовался и незаметно воткнул одну из иголок в подкладку курточки. А потом поспешил на корабль.

Первым делом он спрятался под шлюпку и достал пальчик.

- Что ты задумал? - испугался пальчик, увидев вблизи блестящую иголку. - Ты хочешь сделать мне больно?

- Нет, я хочу пришить тебя, - ответил Томас.

- Зачем? - возмутился пальчик. - Ты пришьешь меня - я стану частью тебя. Ты потеряешь верного друга!

- Нет уж! - ответил Томас. - Скорее, я потеряю врага, - и он вонзил в пальчик иголку.

Тут по палубе загрохотали сапоги - это возвратились на борт капитан и разбойники. Были они заметно навеселе и раскачивались.

- Все по местам! - рявкнул капитан. - Отплываем!

Томас поспешно сунул пальчик в карман и вылез из-под шлюпки - он не мог пропустить такое интересное событие. Кит разинул глотку и захлебнул воду. Корабль, подняв паруса, продолжил плавание.

Ярко светило солнце. В небе кружили диковинные птицы. Девушки поднялись на палубу продолжать бальные упражнения. Матросы им что-то весело кричали. "Все-таки путешествовать - это так здорово!" - подумал Томас и сунул руку в карман - пальчика не было!

V

Всю следующую неделю Томас был невесел: надежды на спасение Эльзы становились все более призрачными, а пропавший пальчик так и не нашелся - хотя Томас тщательно обыскал палубу. Только сейчас он почувствовал, что привязался к неутомимому спорщику. "Его смыло волной, - вздыхал мальчик. - Или утащил альбатрос. Как я освобожу Эльзу без его советов? Что же мне делать?" Ответом ему было молчание.

Корабль прибыл в Стамбул. Перед сходом на берег разбойники построили девушек в ряд, наскоро запудрили им синяки, пощипали щеки, чтобы те зарумянились, одернули мятые платья и, довольные результатом, повели за собой прямиком на базар. Томас уныло поплелся следом. Но вскоре его грусть стала развеиваться - очень уж интересным и необычным было все вокруг. Мальчик с разинутым ртом глядел на разгуливающих по улицам верблюдов и мулов, на высокие башни минаретов, на мужчин в чалмах и женщин в чадрах. А на базаре его захлестнуло море звуков и запахов.

- Не жалей монет - покупай шербет! - орал продавец слева, зазывно улыбаясь.

- Рахат-лукум! Кому самый вкусный и сладкий рахат-лукум! - надрывался усатый торговец справа, пытаясь ухватить мальчика за рукав курточки.

Что такое рахат-лукум Томас не знал, но звучало заманчиво.

- Сочные дыни! Сахарные арбузы! Нежные персики - ай-вай-вай! - поддавали жару торговцы фруктами.

У Томаса потекли слюнки от такого изобилия, и он уже было начал подумывать, не обменять ли ему свою треуголку на кусочек этого самого рахат-лукума, но побоялся отстать и поспешил дальше.

Когда ряды со сладостями и фруктами закончились, мальчик испытал очередное искушение - его окружили продавцы волшебных вещей.

- Ковер-самолет! - кричал старик в высоком колпаке со звездами. - Поеден молью, но летает!

- Кувшин с джинном! Кувшин с джинном! - надрывался какой-то юный Аладдин. - Джинн - триста монет. Кувшин в придачу бесплатно!

- Шапки-невидимки! Самый модный фасон! - проорал кто-то невидимый Томасу прямо в ухо. - Возьмешь две - отдам со скидкой!

Мальчик испуганно отшатнулся. "Да, - подумал он, - было бы неплохо купить такую шапочку и спрятаться от настырных продавцов!"

Наконец процессия во главе с разбойниками добралась до места, где вперемежку с осликами и лошадьми продавали рабов. Большую часть невольников составляли мускулистые африканцы. Белых девушек было очень мало, и возле них сразу же собралась толпа

- Ай, девушки, красавицы! Подходи - понравятся! - звонко выкрикнул Клаус.

- Наш товар - самый свежий! Дарит ласку и нежность! - подхватил Франк.

Девушки начали показывать танцевальные упражнения, которым их научили на корабле. И торговля у разбойников пошла бойко. Первой купили Габи, дочку мельника.

- Ах, красавица! - восхитился какой-то шейх. - Как ножки задирает!

- И какие ножки! - не растерялся Клаус. - Сто пятьдесят монет!

Они поторговались и сошлись на сорока. Габи всхлипнула, попрощалась с другими невольницами и подхватила узелок со своими вещами. Тут Томас заметил, что в прореху узелка выглядывает его пропавший пальчик. Но он не успел даже удивиться - Габи увели.

Не прошло и часа, как девушки были разобраны, оставалась только Эльза - на нее, как на самую красивую, разбойники заломили такую высокую цену, что никто не решался купить.

- Иэээх! - досадливо крякнул Клаус. - Придется отдать дешевле.

- Ты что? - возмутился Франк. - Такую красавицу! Давай удвоим цену - это привлечет внимание.

- Ну да, и простоим тут неделю, идиот!

- Сам идиот!

- Кретин безухий!

- Гад одноглазый!

Разбойники сцепились и начали кататься по земле, отчаянно мутузя друг друга и выкрикивая все новые и новые оскорбления. Поглазеть на драку собралась целая толпа. Каждый из зевак выбрал себе фаворита и принялся поддерживать его криками. Победил более жадный Франк.

Тут на шум подошел богатый шейх Мустафа - он как раз присматривал себе очередную наложницу для гарема. Увидев Эльзу, Мустафа оживился:

- Эй вы, драчуны! Это ваш товар?

- Наш! - хором подтвердили разбойники.

- Сколько вы за него хотите?

- Пятьсот золотых, - ответил Франк, высокомерно взглянув на побитого Клауса.

- Сколько? - удивился шейх, но глаза его заблестели. - Она что, принцесса?

- Конечно, принцесса! - соврал разбойник.

- Так что ж одета, как кухарка?

На мгновение Франк растерялся, а потом выпалил:

- В дороге пообтрепалась! Зато к ней паж прилагается, очень толковый и расторопный, - и он вытолкнул вперед онемевшего от такой наглости Томаса.

Так мальчик стал невольником. Впрочем, он решил не унывать, ведь главное - он не расстался с Эльзой.

VI

Во дворце Томас устроился совсем неплохо - поступил в услужение женам и наложницам шейха. Мустафа собирался оскопить мальчика для верности, но попозже, когда подрастет. Работа у Томаса была несложная - подай-принеси, заколки подержи, опахалом помаши; кормили его хорошо, а женщины еще и сладостями постоянно угощали. В общем, жить бы ему да радоваться, но мысли о судьбе Эльзы не давали покоя. Девушка, как новенькая, оказалась на услужении у других женщин гарема, ее постоянно гоняли за всякими мелочами, над ней посмеивались и дразнили принцессой на побегушках - не помог, а скорее навредил фальшивый титул. Томас не терял надежды на освобождение невесты брата, тем более что ее ночь любви с шейхом была отложена на три месяца.

Это старшая жена Мустафы Зульфия постаралась. Услышав о появлении новенькой, она тут же устроила мужу семейный скандал, на всякий случай - чтобы не расслаблялся, и напомнила об очередности посещения женщинами супружеской опочивальни. Расписание Зульфия составляла лично, и никаких изменений вносить не собиралась. Эльза попала в самый конец списка и получила пропуск на доступ к телу шейха - кусочек пергамента с проставленной датой. Мустафа обиженно буркнул под нос что-то неразборчивое, но спорить с Зульфией не решился.

- Ты думаешь, им любовь шейха нужна? - шептала Эльза Томасу, неодобрительно косясь на остальных женщин гарема. - Как бы не так! Просто Мустафа после каждой ночи одаривает их украшениями. Глянь, Зульфия ими обвешана, как ювелирная лавка.

Старшая жена как раз скинула одежду и погрузила свое объемное тело в бассейн - сравнение с ювелирной лавкой было вполне уместно. Томас застенчиво отвел глаза.

- А у меня, - вздохнула Эльза, - был позолоченный крестик, и тот Клаус с Франком отобрали.

- Я тебя освобожу! - в который раз поклялся мальчик красавице. - Я обязательно что-нибудь придумаю.

Но дни летели один за другим, а план освобождения у Томаса никак не появлялся. И тут в гости к Мустафе заглянул шейх Ахмед, тот самый, что купил на базаре Габи, - решил похвастаться новым приобретением. Оба шейха не очень-то любили друг друга - уже много лет они соперничали в знатности, богатстве, количестве женщин, ковров и бриллиантов. Счет велся с переменным успехом, и на этот раз Ахмед надеялся обойти Мустафу, поэтому заявился в гости в приподнятом настроении.

- Новую наложницу купил недавно, - начал хвастаться он, - красоты необыкновенной. Крестиком вышивает, пирожки печет, а когда танцует - ножки выше головы поднимает. Я расспросил ее, откуда такая сноровка, а она мне отвечает: "Я не кто-нибудь там, а принцесса!"

- И у меня принцесса! - воскликнул Мустафа. - Ножки тоже поднимает! И покрасивее твоей будет!

Шейхи начали расписывать самыми яркими красками достоинства своих наложниц, распаляясь все больше и больше, а прислуживающий им Томас призадумался. Он пошептался с другими слугами и выяснил, что Ахмед живет по соседству. "Что ж, - решил мальчик, - было бы неплохо навестить Габи, а заодно заглянуть в ее узелок".

Ночью мальчик пробрался тайком в гарем Ахмеда и разыскал "принцессу". Девушка спала на огромной постели в обнимку с другими наложницами.

- Томас! Неужели ты! - послышался знакомый голос из выреза ее платья.

- Пальчик! - закричал обрадованный Томас. - Наконец-то я тебя нашел! Куда же ты подевался на корабле?

- Сбежал, - признался пальчик. - Выпал из кармана на палубу и меня сразу же подобрала Габи. Я ей... понравился, - он многозначительно помолчал. - Надеюсь, ты больше не будешь втыкать в меня ту противную иголку?

- Не буду, не буду, - счастливый Томас бережно взял пальчик и увидел, что на тот одета пара дорогих перстней. - Расскажи лучше, как ты?

- Нормально, - ответил пальчик. - Девочки из гарема меня помыли, приласкали, играют со мной по очереди... - тут пальчик засмущался и густо покраснел. - Перстни вот подарили в знак благодарности. Если один из них продать, нам будет на что вернуться домой. А второй можно отдать твоему отцу - и он все простит. Знаешь, Томас, давай сбежим домой прямо сейчас, а? Устал я тут, да к тому же боюсь вон того рыжего кота, что лежит на коврике и притворяется спящим. Рано или поздно он меня съест. Томас, не мог бы ты кинуть в него что-нибудь тяжелое?

Кот тут же проснулся, выгнул спину и убежал.

- Милый пальчик! - воскликнул Томас. - Как же хорошо все-таки, что ты нашелся! Конечно, мы сбежим, но чуть позже! Ты ведь поможешь мне освободить Эльзу?

- Эльзу? - удивился пальчик. - Да она давно уже ублажает какого-нибудь шейха. Сомневаюсь, что она теперь заинтересует Петера.

- Да нет же! - и Томас рассказал пальчику обо всем, что случилось в гареме у Мустафы.

- Тебя, я вижу, зациклило на этой красотке, - проворчал пальчик. - Ну да ладно. Помогу по старой дружбе, только не пожалей потом.

- Не пожалею, - зашептал Томас. - Спасибо тебе, пальчик. Неужели у тебя уже есть план?

- Конечно, - ответил пальчик. - Я вижу только одну силу, способную справиться с шейхами - это их собственные жены и наложницы.

- Но они сыты и всем довольны.

- Значит, надо их разозлить. Пусть они заподозрят шейха в неверности.

- Ты что! - Томас был разочарован. - Ведь шейх и так спит каждую ночь с новой женщиной!

- Это не важно. Надо, чтобы шейх изменил с другим гаремом - вот тогда они разозлятся!

Томас озадачено почесал затылок.

- И как это сделать? - спросил он.

- У меня есть кое-какие мысли, - скромно ответил пальчик.

VII

На следующее утро, прислуживая шейху за завтраком, Томас шепнул Мустафе на ухо:

- Господин, вы так добры со мной, что мне неловко скрывать от вас правду. Вас обманули! Вам продали не принцессу, а всего лишь герцогиню. Настоящая принцесса досталась шейху Ахмеду. Она действительно необыкновенная красавица - все принцы в Европе сватались к ней, да только она им отказала.

Мустафа от возмущения поперхнулся, выронил из рук пиалу и обжегся чаем.

- Безобразие! - закричал он. - Всюду мошенники! Всюду обманщики! Да покарает их Аллах! - тут шейх задумался. - Что же получается - опять Ахмед меня обставил! Ну да ничего, я ему еще покажу!

И Мустафа решился ночью прокрасться в гарем Ахмеда, подкупив стражников, и завладеть принцессой, которую ему так расписал Томас.

Тем временем Габи, поддавшись на уговоры пальчика, ненароком проговорилась Ахмеду, что она простая принцесса, каких в Европе пруд пруди, а вот Мустафе досталась дочка великого императора. Ахмед опечалился, хотел было собственноручно отшлепать Габи, но сообразил, что девушка не виновата в своем происхождении, и смилостивился. А потом тоже решил пробраться в гарем соседа.

Ночью оба шейха отправились прогуляться. Мустафа, оказавшись во владениях Ахмеда, в темноте наступил на кота - того самого, что докучал пальчику. Кот с перепугу цапнул шейха за палец ноги, и крик богача разбудил половину Стамбула. Через минуту к его проклятиям присоединился Ахмед - заплутав в чужом гареме, он попытался обнять Зульфию, та решила, что это вор покушается на ее драгоценности, и влепила пылкому любовнику оплеуху. Вторая половина Стамбула тоже проснулась. Зажглись факелы, сбежались жены и наложницы - шейхи были пойманы с поличным и с позором изгнаны в свои владения.

Разразился скандал. Зульфия в гневе порвала расписание и бросила клочки в лицо изменнику-мужу.

- Подлец! - кричала она. - На кого я сгубила свою молодость!

- Предатель! - поддакивали многочисленные жены и наложницы.

- Ты нас не заслуживаешь, гулена! - приняла решение Зульфия.

- Мы уходим от тебя! - поддержали ее другие женщины и, звеня украшениями, гордо удалились.

Та же история приключилась у Ахмеда, только ему еще и лицо поцарапали. Об этом Томас узнал, когда прибежал в соседний гарем забрать свой пальчик. Друзья долго смеялись.

- Как все здорово у нас получилось! - сказал пальчик. - А почему ты без Эльзы?

- Она единственная отказалась покидать шейха, - вздохнул Томас. - "Ты свободна! - кричу я. - Поехали скорее к Петеру". А она: "Зачем мне твой нищий брат? Я остаюсь с шейхом. Вон какое хозяйство - и все мое". Представляешь?

Пальчик в ответ только усмехнулся.

27.03.2003

Коментарии

 | 02.11.14 03:38

 | 02.11.14 03:38

 | 10.11.14 04:31

 | 10.11.14 04:31

 | 19.11.14 23:00

 | 19.11.14 23:00

 | 01.12.14 18:23

 | 01.12.14 18:23

 | 02.12.14 09:17

 | 02.12.14 09:17

Страницы:  1  2  3 

Добавить коментарий

Вы не можете добавлять комментарии. Авторизируйтесь на сайте, пожалуйста.

 Рейтинг статьи: 
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10
 
 
 
Создание и разработка сайта - Elantum Studios. © 2006-2012 Ликбез. Все права защищены. Материалы публикуются с разрешения авторов. Правовая оговорка.