Ликбез - литературный альманах
Литбюро
Тексты
Статьи
Наши авторы
Форум
Новости
Контакты
Реклама
 
 
 
Архив номеров

Главная» Архив номеров» 4 (апрель 2003)» Для умных» Заметки об идеологической эстетике (часть 1)

Заметки об идеологической эстетике (часть 1)

Порогов Консервант 

ЗАМЕТКИ ОБ ИДЕОЛОГИЧЕСКОЙ ЭСТЕТИКЕ

Часть 1: Национал-большевизм

Общеизвестно, что в нынешнем мире говорить об идеологиях классического типа, как минимум, некорректно. Нет уже нынче той целостности, той всеобщей, прости господи, институциональности, которая порождала и идеологии, и партии их разделявшие… Впрочем, природа, даже социальная, пустот не терпит. Заменой “больших идеологий” становятся частные идеологии просьюмеризма (то есть, потребления, возведенного в разяряд “высоких” категорий). В России же, где литераторы еще не забыли славных времен своего могущества и социальной значимости, можно говорить о своеобразных идеологиях эстетического характера. Об идеологических эстетиках. Одной из таких, достаточно влиятельных, эстетик является литературный радикализм. Ему-то и будет посвящен предлагаемый цикл заметок. Ему – и его разновидностям, так или иначе построенным на признание допустимости и даже благотворности насилия как инструмента, насилия как цели. Начнем, благословясь, с национал-большевизма.

***

Да, насилие; здесь оно является единственно способом вырвать корни существующего социального порядка, оно однонаправлено и прямолинейно – ешь, дескать, богатых. Многие призывают к аналогичным “прямым действиям” (в отношении разных категорий населения), но главные кулинары здесь, конечно, национал-большевики. И это вполне закономерно – Эдуард Лимонов, сколачивая свою разномастную дружину, декларировал ее эстетические принципы куда ярче, выпуклее (и понятнее, в конце концов), чем политические. Конечно, идеология национал-большевиков наиболее близка из рассматриваемых здесь к традиционной партийной идеологии. Но сходство это чисто внешнее, так как, по сути, собственно политические идеи отступают здесь на второй план перед идеями эстетическими. Более того, автор “Молодого негодяя” умело произвел эстетическое позиционирование – отстройку от конкурирующих идеологических эстетик: шестидесятничества, почвенничества и пр. Его вариант предстает как самые современный и перспективный (то есть, по любимому 10 лет назад в среде деятелей искусств слову) актуальный. Поэтому призыв к молодым, активным, “маргинальным” –

Я ищу таких, как я, сумасшедших и смешных,
Сумасшедших и больных…

услышали и Егор Летов (автор процитированного текста), и Сергей Курехин, сотни юных литераторов и прочих начинающих деятелей искусства им вослед. Причем, как правило, все они выходцы из, что называется, интеллигентных семей, которые являются носителями максимально стертой, общеупотребительной эстетики “среднего уровня” (не сериалы, но и не некрореализм – так, Эльдар Рязанов). Увы, в России (в отличии от Запада) из этой эстетики выход в эстетику актуальную так же проблематичен, как и из интеллигентской среды в среду собственно маргинальную. Стремится же к этому увлекательному, надо сказать, состоянию есть зачем. Увлекательность его вот в чем: кажется, что вслед за свободой от папы-мамы и абстрактных буржуев, вот-вот настигнет свобода от диктата неумения и невезения в творческих делах.

Вот что пишет по этому поводу поэт Кирилл Медведев

я встречал довольно много людей,
которые, ненавидя себя
за свою интеллигентскую мягкотелость
изо всех сил стараются
вытравить ее из себя;
это может по-разному проявляться;
существует, например, феномен радикализма;
я обращал внимание, что многие безобидные люди
...пытаются примкнуть к левым радикалам
или по крайней мере
делают какие-то недвусмысленные кивки
в их сторону…

В следующих частях наших заметок мы еще вернемся к перечню способов изгнания из себя “мягкотелости”, изложенному Медведевым (левыми радикалами он отнюдь не исчерпывается). Пока же обратим внимание на такую вовсе не удивительную деталь: опубликовано процитированное стихотворение в альманахе “Черным по белому”, выпущенном по итогам Московскогог международного фестиваля поэтов, который прошел в октябре 2001 года – в альманахе, где к стихам, написанным авторами с обозначенной Медведевым мотивировкой, смело можно отнести чуть ли не каждое четвертое.

Вот, кстати, и объяснение постоянной “ротации” лимоновских кадров. Партия выполняет для них роль начальной “школы жизни – школы капитанов”, закончив которую можно идти дальше. Причем, не оглядываясь. Это же отнесем и к инициации эстетической – и если сегодня лауреат премии дебют Х. жертвует денежный эквиалент этой награды Лимонову, то можно предположить, что завтра спонсором движения окажется не тот же господин Х., к тому времени повзрослевший, но очередной “золотой дебютант”….

Тем не менее, лимоновский проект оказался гениальным с точки зрения своей неуязвимости именно как проекта, а не отдельных его частей. Конечно, НБП никогда не придет к власти, что понимает и Лимонов – неоднократно сетовавший, что все реальные деятели победивших революций по эстетической части были жутчайшие консерваторы. Это уж не говоря о том, что главный стержень замечательно искренних книг самого Лимонова – ощущение социального лузерства, полной, тотальной неудачливости, ничуть не парадоксально (по крайне мере, для России) возвышающей автора/героя над всеми прочими. Какой уж, прямо скажем, из такого человека политический вождь...

Зато – с такой компанией ничего не может поделать никакое ФСБ! Общественое мнение всегда было и будет на стороне крестового похода детей, против лозунгов которых (то есть, против эстетического начала) злобные (как же иначе!) деятели в погонах готовят дубинки, наручники и решетки. Торжество радикалов национал-большевистского образца – в неуязвимости актуального искусства, порождением которого является их движение. И на камнях растут деревья, а розы никакими танками обратно в асфальт не загонишь. Тем более в России, которая хорошо помнит, кто оказался победителем, а кто идиотом и посредственностью в противостоянии, например, Сталина и Мандельштама. “Ну что может сделать государство с поэтом? - презрительного говаривал в 30-е годы ХХ века “последний русский денди”, некогда до полусмерти напугавший Блока своим радикализмом, а позднее ставший переводчиком “Улисса” Валентин Стенич. – Максимум – уничтожить. И не более того”. (Относительно себя Стенич как в воду глядел – и погиб в конце 30-х, и остался в пейзаже отечественной литературы, то есть победил - личная цена такой победы молодежь, как известно, не волнует).

Поэтому наиболее адекватно (и наиболее обидно для гонителей Лимонова) высказался видный деятель новейших искусств Гарик Осипов (он же – экс-колумнист “Лимонки” Граф Хортица): “Лимонов знал любовь красивейших женщин. Мало того. Его пускали в “Студио 54”, а туда, заметьте, не попал даже Джек Николсон…Так что все дело в зависти. Тех, кто его сажал, к “Студио 54” (не говоря про красивейших женщин), не подпустили бы близко”. В самом деле – суровый оперативник ФСБ и прошедший “ночи буги” эстет – кто из них публике более ценен? Дипломатично заметим – и тот, и другой, но, честно говоря, очень по-разному.

Либеральной общественности, напуганной призраком застоя, Лимонов в этой перспективе неожиданно оказался куда роднее опера. Его больше не называют фашистом, как пару лет назад, какое там! Он – “не просто писатель” – он едва ли не единственный русский политик, имевший мужество в проклятые 90-е заступиться за 25 миллионов русских, брошенных демократами” (газета “Консерватор”). “Очень важна историческая заслуга писателя-одиночки. Молнией он выхватил из сумрака, казалось, потерянный навсегда тип. Тип самоотверженного идеалиста. Сегодня одухотворенные мальчики и девочки…проходят каторги и голодовки” (“Литературная газета”; не правда ли, чрезвычайно знакомый пафос и даже лексикон – ни дать ни взять критик-демократ XIX века Виссарион Зайцев!). В общем, “демократическая общественность совершит колоссальную глупость, если отмахнется от “невоспитанных” нацболов. А может быть, о них когда-нибудь и скажут, как о спасителях чести интеллигенции” (журнал “Искусство кино”).

Национал-большевики и примкнувшие к ним молодые литераторы, привлеченные завидной судьбой лидера и возможностью освободиться от интеллигентной мягкотелости, могут выпасть из этой “зоны неуязвимости” лишь в двух случаях. Во-первых, если действительно займутся революционной работой в духе народовольцев или ИРА. Террор нынче не в моде, и либералы живо их затопчут вместе со всеми типами “самоотверженных идеалистов”. Во-вторых (и это куда более вероятно) – если революционные радикалы потеряют путеводную нить актуальности.

Вероятность второго исхода диктуют элементарные законы логики. Вечно молодым и вечно модным, а вдобавок еще живым и активно действующим оставаться нельзя. И сегодня мы начинаем видеть, что эстетическое (а не отсутствующее как таковое электоральное) поле национал-большевиков, достигшее пика своей популярности, дает трещину за трещиной. Уже потому, что популярность актуальному искусству резко противопоказана. И потому, что соединение в одних головах актуальности эстетической с готовностью к политическому прямому действию (при этом не однократно-героическому, но повседневному, рабочему) – все же из области фантастики. Ведь рефрен песни Егора Летова, “скликающей живых”, звучит так:

А когда я их найду,
Мы уйдем отсюда прочь…
Мы уйдем из зоопарка
!

Да – уход, “великий отказ”, но никак не политическая борьба. Увы, складывается ощущение, что и сам Лимонов буквально наслаждался все это время возможностью писать книги (некоторые из них удались на славу), выключившись из организационной рутины… (Впрочем, желающих получить такое же наслаждение просим пожаловать на нары).

Вот две цитаты по этому поводу. Цитата первая. “Жан Жене, Алистер Кроули, Юкио Мисима – тошнотворные для русских людей персонажи, никому сейчас не интересные… Их преподают сегодня детям ларечников. Рональд Рейган – вот что актуально, вот настоящий нонконформист”. Крепко сказано! И про кого – про деятелей, к которым вождь НБП и все его сторонники питают настоящий пиетет. Про “священных чудовищ”. А кем сказано? Да все тем же беспартийным эстетом Гариком Осиповым, обозначающим (может быть, и небеспочвенно) новую/старую линию актуальности – “застой-концептуализм” (Рейган, конечно же, сегодня ассоциируется в первую очередь с комар-меламидовским кентавром). Во что превратился концептуализм прежний, мы знаем – даже милейшие “митьки”-пацифисты сделались авторами кровавых опусов про людоедство и нечистую силу. Ну а судьбы концептуализма грядущего хотя и заманчивы для обсуждения, но далеки как от темы данных заметок, так и от эстетических приоритетов нынешнего Лимонова и его последователей (ограниченных, связанных “политическими задачами момента”).

Цитата вторая.

Ты –самая прекрасная звезда.
Ты – спящая богиня полнолуния.
Ты – сказка, у которой нет конца.
Ты – королева моего безумия.
Твоим рабом навеки быть готов
И жизнь хочу прожить с Тобою рядом.
Готов разрушить тысячи оков,
С Твоим родным чтоб повстречаться взглядом.

Это фрагмент опубликованного стихотворения Алексея Ништяка, активного члена Алтайской организации НБП и просто хорошего парня. Стихотворение абсолютно серьезно, никакой иронии здесь нет и быть не может, если звезда – то звезда (отнюдь не пятиконечная), а если оковы – то уж оковы (вовсе не капитализма и тем более не традиционализма, “адата”). Случай для провинции типичный. Вот в таких стихах кроется закат национал-большевизма как эстетического (а в итоге, и социального) явления.

Более того, мы и включили “революционный луч” в нашу звезду весьма условно – лишь как активно присутствующий в литпроцессе общий фактор флияния. Сама по себе эта разновидность радикальной ЭИ не дала, по сути, ни одного полноценного литературного примера (даже художественные произведения лидера НБП примером служить не могут). Причина проста – количество политического (однонаправленного) при всей его выхолощенности в национал-большевизме слишком велико. И эта невозможность адекватного волощения эстетической программы наряду с названной выше невозможность воплощения программы политической делает положение национал-большевизма во всех смыслах весьма шатким.

Кстати, среди молодежи становится все более популярен “бархатный радикализм” - антиглобализм. Явление это всемирно распространенное, уважаемое и очень либеральное по сути. То есть – не требующее слишком многого от тебя самого и дающее при этом все те же ощущения свободы, увлеченности, легкой опасности и т.п., что и национал-большевизм. Думаем, что государство, быстро разобравшись, что к чему, к антиглобалистам будет любезно и лояльно. При условии, что волна эта не утихнет на Западе, мы прогнозируем отток эстетов—национал-большевиков в дружные ряды мирных протестантов. То-то, говорят Олек Кулик и группа “Тату” в антиглобалисты подались!

Но это, как говорится, совсем другая идеологическая история. О ней – в следующем выпуске “Заметок”.

Добавить коментарий

Вы не можете добавлять комментарии. Авторизируйтесь на сайте, пожалуйста.

 Рейтинг статьи: 
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10
 
 
 
Создание и разработка сайта - Elantum Studios. © 2006-2012 Ликбез. Все права защищены. Материалы публикуются с разрешения авторов. Правовая оговорка.