Ликбез - литературный альманах
Литбюро
Тексты
Статьи
Наши авторы
Форум
Новости
Контакты
Реклама
 
 
 
Архив номеров

Главная» Архив номеров» 4 (апрель 2003)» Проза» Синдром порядочности (рассказ)

Синдром порядочности (рассказ)

Козачук Вячеслав 

СИНДРОМ ПОРЯДОЧНОСТИ

Автор предупреждает, что любые совпадения с реальными лицами и событиями являются случайными, а само произведение не может быть использовано в ходе судебного разбирательства.

Требуется кандидат экономических наук для написания
кандидатской диссертации под руководством автора.
Объявление на сайте

     Оператор все чаще показывал то раскачивающегося Лобановского, то вскакивающего Романцева, как бы подчеркивая этим, что кульминационный момент уже близок. И действительно, Андрей Шевченко в очередной раз попытался прорваться к воротам спартаковцев, но уже в самой штрафной площадки был снесен защитниками. Пенальти!

     И в этот, как всегда не самый подходящий момент, зазвонил телефон.

     - Привет. Как дела? — Сразу узнаваемое традиционное приветствие шефа, ему даже не нужно представляться. Не дожидаясь ответа, он сразу перешел к сути вопроса. — Необходимо повидаться, кое-что обсудить. Давай завтра на троллейбусной остановке встретимся.

     Одним глазом косясь в телевизор, я попытался выжать из шефа, что же случилось на этот раз: встретиться-потрепаться — не в его правилах. Но шеф не был склонен к долгим рассуждениям и сразу отрубил: “Это не телефонный разговор”. Ну что ж: нетелефонный так нетелефонный, тем более Ребров уже искал только ему известную оптимальную точку на мяче, устанавливая его на одиннадцатиметровой отметке.

     Место и время встречи мы с шефом даже не обсуждали, они тоже были до отвращения традиционными. Да и шефом я его называю по привычке: он уже давно не руководит отделом, в котором я пока еще работаю. Хотя шеф тоже, вероятно, по инерции обращается со мной так, как будто я все еще зеленый и несмышленый младший научный сотрудник, а не “остепененный” завлаб. Однако эти трафареты поведения не мешают нам поддерживать хорошие отношения, пусть даже и несколько своеобразные.

     На встречу с шефом с его безобразным обыкновением везде и всегда приходить во время я несколько опоздал, за что был удостоен презрительно-снисходительного взгляда: дескать, что взять с этой молодежи.

     Следуя своей неизменной манере (сначала бизнес, а уж затем реверансы, именуемые хорошим тоном) шеф сразу перешел к делу.

     - Виталий, нужно написать диссертацию.

- ???

     Шеф одарил очередным снисходительным взглядом и пояснениями.

     - Есть заказчик, который хочет стать кандидатом наук.

     - Каких именно, Григорий Юрьевич?

     - Экономических, разумеется. Разве кому-то сейчас нужны технических?

     - Так ни вы, ни я не экономисты. Мы ему такое наваяем, что ученый совет будет всю ночь ржать, а учитывая преклонный возраст некоторых членов совета, то тут и до летального исхода недалеко.

     - Не волнуйся за них, они люди подготовленные, закаленные. Еще не такое видели. А писать диссертацию будет творческий коллектив, в который я тебя и приглашаю.

     У шефа давно и в высказываниях, и в некоторых поступках отмечалось присутствие авантюристической жилки, но это, по-видимому, уже какой-то новый этап в ее развитии.

     - И что на мою долю приходится? Не текст же на компьютере вы мне предлагаете набирать?

     - Ты напишешь теоретическую часть. А за основу возьмешь методики из своей диссертации.

     - А исходные данные? Кроме того, у меня ведь были вероятностные процессы, а в нашей экономике сплошной детерминизм.

     - Это тебе кажется. Вспомни, регрессионный анализ кто разработал? Эко-но-мис-ты! Это, во-первых. А во-вторых, в творческом коллективе есть и экономист, кандидат наук. Так что, согласен?

     - И сколько времени на это у нас?

     - Два-три месяца.

     - Нереально, Григорий Юрьевич, вы же это сами прекрасно понимаете.

     - Виталий, ты за месяц, отталкиваясь от своей диссертации, главу напишешь? Напишешь. А втроем в эти сроки мы и всю диссертацию сделаем. Кое-какой задел есть, так что не волнуйся.

     - Ладно, Григорий Юрьевич, последний вопрос. За что упираться-то будем?

     - Делаешь главу — получаешь пятьсот.

     - Пятьсот чего?

     В этот раз шеф посмотрел на меня как на очень больного человека — участливо.

     - Долларов, конечно. Не итальянских же лир.

     Интересно, - мелькнула у меня мысль. – Почему итальянских лир, а не турецких?

     Но калькулятор в моей голове уже защелкал в автоматическом режиме, прерывая лирические размышления. Пять сотен — это почти десять моих месячных зарплат. Кроме того, сделать из моей диссертации еще одну вполне реально, а если первую и последнюю главу готовить не мне, то вообще проблем почти никаких. Есть смысл слегка напрячься. Но поторговаться все-таки надо, может еще каких-нибудь поблажек себе добьюсь.

     - Согласен. Но сам я не смогу адаптировать методическую часть на экономическую тематику.

     - Вот для этого у нас в команде и есть экономист.

     Все-таки опыт — великое дело. А в руководстве научными коллективами шефу опыта не занимать. Он уже, оказывается, все распланировал: собрать творческую группу в полном составе, сформулировать задачу, обеспечить взаимодействие, установить сроки отчетности. Ай да шеф!

     Напоследок мы с ним договорились, что коллектив авторов на рабочее совещание соберется у него в институте через день. Тогда-то и обговорим все нюансы.

     На совещание я приехал вовремя, но оказалось, что все уже были в сборе. Шеф на удивление довольно помпезно представил меня:

     - Игорь, знакомься. Это Виталий, ктн, снс, завлаб в бывшем моем отделе. Светлая голова, большой трудяга, в общем, за теоретическую часть я теперь спокоен.

     Сколько лет я с шефом знаком, но такое о себе услышал от него впервые, уж больно скуп он всегда был на похвалу. Может стареть начал? Или специально такую тираду выдал — для поддержания собственного реноме? Знай, мол, наших! Плохих не держим!

     Игорь же был охарактеризован значительно скромнее:

     - Наш ведущий специалист по экономике.

     “Ведущий” специалист, на первый взгляд, казался моим ровесником: худощавый, в меру седины на голове, одет очень демократично. Позже, присмотревшись, я понял, что ему уже давно за сорок. (Как потом рассказывал мне шеф, последние лет двадцать Игорь проработал в науке).

     Закончив на этом протокольную часть, называемую этикетом, шеф перешел к делу:

     - Рассказываю еще раз. Есть желающий “остепениться” заказчик. Платить он готов, в этом плане проблем не будет. Времени у нас не очень много, поэтому “раскачиваться” некогда. План-проспект диссертации я подготовил и дам вам ксерокопии. В диссере будет три главы. Первую пишу я, вторую – Виталий, третью – Игорь. Введение и заключение также за мной. Выводы по главам, перечень литературы, соответствующий раздел в автореферат каждый пишет самостоятельно. Надеюсь, требования ВАК никому напоминать не надо. Вопросы есть?

     Вероятно, больше всего вопросов возникло у меня, так как Игорь отреагировал довольно-таки индифферентно; глядя на него, можно было подумать, он только тем и зарабатывает себе на жизнь, что кому-то диссертации готовит.

     - Григорий Юрьевич, вопросов много. Вам их списком выдать или поочередно?

     - Задавай.

     - Кто заказчик?

     Вид у шефа тут же стал взъерошенным.

     - Какая тебе разница? Или ты собираешься к нему на защиту прийти?

     - Просто любопытно.

     - Заказчик – чиновник, высокопоставленный, из восточной Украины. Следующий вопрос?

     - У соискателя должно быть несколько публикаций. Как этот вопрос будем решать?

     - Это мои проблемы. Я уже договорился о размещении статей в двух сборниках материалов конференций и парочке журналов.

     - Но, Григорий Юрьевич, публикации-то должны быть на тему диссертации, а не о разведении страусов в горно-лесистой местности в условиях умеренно-континентального климата. А у нас пока еще кроме план-проспекта ничего нет.

     - Не переживай. Уже все со всеми я решил. Еще что?

     - Мне для методического аппарата нужны входные данные.

     - Сейчас поговоришь с Игорем, объяснишь ему суть методик, и он тебе все даст.

     Как у шефа все легко и просто, я даже позавидовал: поговоришь-объяснишь-получишь. Если так дело пойдет, мы, глядишь, действительно через пару месяцев диссер “выкатим”. Правда, вопрос: какого качества? Но это, похоже, шефа совершенно не волнует.

     Игорь в методики “врубился” с ходу, в математику, правда, вникать не захотел, но это от него и не требовалось. В течение полутора часов я записывал под его диктовку абсолютно непонятную для меня терминологию и ее смысл, а так как разъяснял Игорь довольно внятно (сказывались преподавательские навыки и опыт), то, в конце концов, я все-таки, что называется, “въехал” в тему и уже четко представлял, какие результаты в методиках я должен получить.

     Напоследок, перед тем, как попрощаться, шеф безошибочно выудил откуда-то из кипы бумаг, наваленных на столе в каком-то системном хаосе, два конверта и вручил один Игорю, а другой мне. То, что в конвертах лежал аванс, сомнений не было ни у меня, ни, по-моему, у Игоря, так как он повеселел очень уж заметно. М-да… В незнании человеческой психологии шефа упрекнуть трудно, понимает, что проавансированную работу мы будем выполнять, уже не отвлекаясь на мелкие подработки. Деньги-то уплачены, нужно отрабатывать. Вот только как он заказчика в этом убедил?

     Дома я первым делом полез в свой архив и из пачки журналов и газет со своими публикациями (зачем я храню весь этот хлам?) вытащил собственный экземпляр диссертации. Начав читать, с ужасом обнаружил: господи, каким скудным и примитивным языком это все изложено, неужели я был таким поверхностным и ограниченным! И как это ученый совет такой бред пропустил?!

     Несколько дней я ходил, мучался, обдумывал, как получше изобразить методики. С одной стороны, не хотелось тратить на все это время, так как конечный результат, похоже, был все же предопределен, с другой стороны, выдавать откровенную халтуру — совесть не позволяла. В общем, сомнения одолевали. Перевесила, в конечном итоге, все же добросовестность, и, чтобы впоследствии перед самим собой не было очень стыдно, ряд моментов я решил-таки переделать.

     В первую очередь я переписал постановку задачи на моделирование процессов в сложной динамической системе, заменив громоздкое вербальное изложение, отягощенное многочисленными причастными и деепричастными оборотами, более лаконичной и изящной формулировкой, использовав понятийный аппарат теории множеств и булевой алгебры. Затем добрался и до преподнесения конечного результата методики, который вывел в виде матрицы. Получилось, на мой взгляд, гораздо красивее, чем в исходном — уже защищенном — варианте.

     Во второй методике для устрашения оппонентов и ученого совета (если кому-то вдруг вздумается проявить любопытство) ввел преобразование Лапласа, причем не поленился и расписал его полностью. В результате методика приобрела наукоподобную внушительность, такую не зазорно и людям показывать.

     На все эти квазинаучные экзерсисы ушло около двух недель. Дав им “вылежаться” пару дней, я прочитал все полностью и с самого начала. Вполне прилично для будущего кандидата наук, хотя, конечно, можно и лучше… Но самого себя после прочтения я начал даже немного уважать, и на волне легкой эйфории позвонил шефу доложить о результатах.

     Шеф воспринял мое сообщение с легким скепсисом:

     - Неужели готово? А сам-то ты читал?

     - Обижаете, Григорий Юрьевич, конечно же, читал.

     - Ладно, запиши на пару дискет и привози.

     На следующий день я с дискетами в кармане поехал к шефу. В ответ на мое жизнерадостно-оптимистичное: “Здравствуйте, Григорий Юрьевич!”, шеф что-то невнятно покачал головой, вероятно, тоже приветствуя, и молча протянул руку, а я также молча в эту руку вложил одну из дискет. Шеф всунул ее в дисковод, поерзал “мышкой”, копируя содержимое на жесткий диск, и только после этого раскрыл файл и углубился в чтение текста. Через полчаса он наконец-то откинулся на спинку стула и изрек:

     - Ну, что ж… Неплохо, неплохо… Но выводы по главе нужно переделать.

     - А эти вам чем не нравятся?

     - Если в двух словах, то отсутствием выводов.

     Вот уж действительно: сформулировал в двух словах. Однако мое самолюбие уже начало бурлить, в конце концов, я уже давно не зеленый-сопливый, выводов и заключений всяких десятки написал, поэтому решил не отступать:

     - А если более расширенно?

     Что-то в моем тоне шефу не понравилось, и он минут пятнадцать менторским тоном пересказывал мне изложенные в “букварях” истины о том, какими должны быть выводы, что они должны содержать и как их следует излагать, ухитрившись при этом ничего не сказать, чем же конкретно ему не приглянулся мой вариант. Выпустив пар, уже гораздо спокойнее он пробурчал:

     - Ладно, оставь, я сам напишу.

     Ну, что ж, как говорится, баба с возу — кучеру спокойнее.

     Проявился шеф через три недели:

     - Виталий, подъезжай завтра ко мне, попробуем состыковать то, что у нас получилось.

     Отсутствие в его тоне привычной уверенности меня несколько насторожило.

     - Что-то не так, Григорий Юрьевич?

     - Да нет, все в порядке, но необходимо каждому посмотреть чужие главы, чтобы не было где-нибудь нестыковок, противоречий.

     В этот раз я приехал раньше Игоря. Шеф, не изменяя своим привычкам, молча кивнул, здороваясь, затем мотнул головой в сторону соседнего стола: садись, мол, и протянул довольно-таки пухленькую на вид обычную канцелярскую папку с тесемочками: работай, дескать.

     Диссертация имела вполне законченный вид, не хватало только титульного листа, на котором пишут фамилии автора и научного руководителя, тему диссертации и научную специальность. “Конспиратор хренов, — мелькнуло у меня в голове, — и чего он опасается?” Но тут у меня уже взыграло, все равно ведь вычислю. Пользуясь тем, что шеф занят чем-то своим, я первым делом полез смотреть перечень литературы: если тщательно его проглядеть, то определить автора вовсе не так и сложно. Но шеф, как оказалось, предусмотрел и этот вариант. На четырех страницах списка источников, якобы использованных автором диссертации, я насчитал шесть пробелов, в которые шеф, наверное, затем впишет публикации диссертанта. Разочарованный я поднял голову и посмотрел на шефа, тот насмешливо наблюдал за моими манипуляциями. Перехватив мой взгляд, шеф пробурчал: “Не отвлекайся, Виталий, работай. Сейчас еще Игорь приедет, ты его будешь задерживать”.

     Единственный вариант, позволяющий хоть как-то идентифицировать автора, — внимательно просмотреть первую главу, в которой, наверняка, есть какие-то сведения об объекте исследования, в том числе, может быть, и географические. Такую пакость — просто выдернуть из текста — шеф сделать не может, смысл теряется. Так и оказалось. На тридцать первой странице я наткнулся на ссылку: оказывается, вся статистическая информация была собрана в Донецкой области, вряд ли соискатель из Луганска или Харькова будет использовать сведения, собранные у соседей, в ученом совете или в ВАКе могут же и неправильно понять…

     Удовлетворенный собственной сообразительностью и проницательностью я уже спокойнее и внимательнее проглядел еще и третью главу. К тому моменту, когда появился Игорь, я ее досматривал. Мои замечания и правки кардинального характера не носили, и мы с Игорем в течение пятнадцати-двадцати минут все утрясли, что называется, в текущем порядке.

     Пока с нашим “бестселлером” знакомился Игорь, я порылся в кипах журналов и газет, разложенных у шефа (наверное, только по одному ему известному принципу) на стульях и, выудив нечто на первый взгляд интересное, уселся читать на единственный свободный в кабинете шефа стул. Игорь или вычитывал менее въедливо, или схватывал все гораздо быстрее, но уже через час он закрыл папку и поздравительным жестом протянул мне руку: “Синьор, к вам претензий нет”.

     Глядя на наши довольные физиономии, шеф тоже изобразил какое-то подобие улыбки:

     - Правки внесли?

     - Угу, — хором промычали мы с Игорем.

     - Ладно, тогда свободны. Но учтите, если еще что-то непотребное вылезет я вас тоже дерну.

     Мы и с этим согласились. На том и расстались.

     Больше “творческий коллектив” в полном составе не собирался. Спустя пару месяцев мы с шефом пересеклись на нашем излюбленном месте, и он вручил мне еще один конверт. На все вопросы о подготовке к защите шеф отвечал уклончиво, мол, еще не все известно, но работа принята, поэтому можно спать спокойно, без угрызений совести. Терзаться по этому поводу я и так не собирался, поэтому, как говаривал когда-то бровастый генсек, “с чувством глубокого удовлетворения” положив конверт в карман, поехал домой.

     Дома я первым делом заглянул в конверт и вынул из него несколько грязно-зеленых купюр различного достоинства. С учетом того, что было выдано ранее в виде аванса, все составляло ровно половину обещанного.

     Прошло несколько месяцев. Шеф признаков жизни не подавал, да и я, забегавшись, о своих квазинаучных исследованиях вспоминал нечасто. Но однажды утром, открыв свежий номер популярной газеты “Новости и комментарии”, я обнаружил небольшую информашку, извещающую население Украины, что в Донецке почти одновременно защитили кандидатские диссертации по экономическим наукам сразу два “отца” области. Сердце екнуло, но заметка была очень маленькая, и ни темы диссертаций, ни вклад в науку и практику журналист в ней не указал. Однако эта статейка подтолкнула меня к более решительным действиям: раз диссер защищен, пора бы и с исполнителями рассчитаться.

     Шефа я вызванивал почти две недели, но все было безрезультатно. Жена его говорила, что шефа дома то еще нет, то уже нет, но при этом она клятвенно заверяла меня, что обязательно передаст ему, что я его разыскиваю. Такая ситуация уже начинала настораживать: шеф — человек обязательный, и то упорство с которым он не хотел выходить на контакт, начинало вызывать смутные подозрения.

     Столкнулись мы с шефом случайно, в троллейбусе. Когда он меня заметил, у него на лице отразилась вся гамма неудовольствия, но деваться уже было некуда, двери закрылись. Избегая встречаться со мной взглядом, шеф долго копался в карманах, изображая поиски талончика. Но вот наконец-то талончик приобретен и закомпостирован, поводы для оттягивания разговора уже иссякли. Говорить на интересующую меня тему ему не хотелось, не говорить — тоже нельзя. Если он не начнет этот разговор, его начну я, шеф это прекрасно понимал. Наконец, глубоко вздохнув, он предложил: “Давай выйдем, перекурим, пообщаемся. Не будем в троллейбусе эту тему поднимать”. Учитывая то, что шеф несколько лет назад бросил курить, жертву я оценил и согласился.

     Остаток пути мы проехали молча.

     Выйдя на привычной нам обоим остановке, шеф сразу перешел к делу, видимо, уже обдумал пока ехали.

     - Понимаешь, Виталий, похоже, заказчик нас “кинул”. Я много раз пытался с ним связаться по телефону, но секретарю, наверное, дано указание не соединять. Вот я каждый раз и слышу: его нет, у него совещание, он уже уехал.

     Тут я даже опешил.

     - Как это “кинул”?! Работу мы ему сделали, он защитился, я даже в газете об этом читал!

     - Правильно. Защитился, но расплачиваться не хочет. Ты же знаешь, Виталий, что у нас генералами становятся или при наличии ума, или при отсутствии порядочности. А по части ума у него явный дефицит.

     - А разве он генерал?

     - Да. Из СБУ (Служба безопасности Украины. Преемник КГБ. — Авт.)его несколько лет назад “перекинули”, наверное, для усиления.

     - Так может мы, Григорий Юрьевич, в ВАК “стуканем”?

     - И что мы напишем? Покаянное письмо? Дескать, виноваты, наваяли диссертацию, а сам “остепененный” чиновник в ней ни строчки не написал? Хочешь, чтобы за это и нас степеней лишили? Не говори глупостей, Виталий.

     - Так что же делать будем?

     - Обещать я сейчас ничего не буду, но все-таки кое-что попробую предпринять. Может, получится выбить из него остаток.

     Каким образом шеф собирался забрать у заказчика долг, он уточнять не стал, но пообещал держать меня в курсе событий.

     Через пару недель домой мне позвонил Суховский, у которого, когда он ушел на пенсию, я принял лабораторию. С шефом он был знаком еще, что называется, со студенческой скамьи и поддерживал с ним дружеские отношения.

     - Виталик, ты завтра на похороны придешь?

     - Какие похороны, Виктор Николаевич?

     - Ты не знаешь, что Гришу убили?!

     - Какого Гришу?

     - Нашего. Юрича. В тринадцать похороны.

     Наверное, с минуту я собирался с мыслями. Виктор Николаевич, видимо, понял, что я в состоянии близком к шоковому, и тоже молчал. Затем, медленно, тщательно подбирая слова, он рассказал, что шеф поехал в командировку в Донецк, где его избили, когда он возвращался в гостиницу. Произошло это вечером, когда его обнаружили и привезли в больницу, то было уже поздно, спасти врачи не смогли. Местная милиция полагает, что это было обычное хулиганство.

     Проводить шефа собрались почти все сотрудники отдела: и настоящие, и бывшие. Пришел и Игорь.

     На поминки после похорон мы с Игорем к шефу домой не поехали, решив, что заскочим в кафе и помянем сами, в тишине, без торжественно-фальшивых речей.

     После второй рюмки я пересказал Игорю наш последний с разговор. Вопросов было много. Какие черти потащили шефа в Донецк, если он был домоседом и командировок всячески избегал? Уж не для встречи ли с нашим новоявленным ученым? Если так, то тогда становится понятной последняя фраза шефа о том, что оставлять заказчика в покое он не собирается.

     Слушал Игорь очень внимательно, не перебивая, время от времени что-то помечая на салфетке. Когда я закончил, он налил в обе рюмки водку и предложил: Давай, Виталий, по последней, а потом поговорим о делах.

     Выпили, помолчали, затем Игорь резюмировал: Очень похоже, что ты прав. Видимо, Юрьевич приехал и начал ему угрожать, а кагэбэшному генералу в родном городе, сам понимаешь, найти муркетов отделать немолодого уже человека — как два пальца об асфальт. Не думаю, что хотели его убить, скорее – напугать, да, видно, перестарались… Полагаю, что нас, если будем сидеть тихо и не гнать волну, никто искать, а уж тем более убивать не будет. Поэтому выкинь из головы все бредовые идеи о том, чтобы прийти с заявлением в милицию. Там клановость еще похлеще, чем в науке, все повязаны, как только ты там появишься, заказчику сразу же доложат, тебя быстренько найдут и вечерком встретят для… беседы. А потом и меня. А жить мне еще хочется. Да и тебе, думаю, тоже. Давай по последней и расходимся.

     Поразмыслив уже на трезвую голову на следующий день, я пришел к выводу, что резон в словах Игоря есть. Но чувство вины меня не оставляло, поэтому я отметил в своем компьютере дату гибели шефа и с тех пор каждый год в этот день езжу на кладбище. Легче, правда, от этого не становится.

Добавить коментарий

Вы не можете добавлять комментарии. Авторизируйтесь на сайте, пожалуйста.

 Рейтинг статьи: 
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10
 
 
 
Создание и разработка сайта - Elantum Studios. © 2006-2012 Ликбез. Все права защищены. Материалы публикуются с разрешения авторов. Правовая оговорка.