Ликбез - литературный альманах
Литбюро
Тексты
Статьи
Наши авторы
Форум
Новости
Контакты
Реклама
 
 
 
Архив номеров

Главная» Архив номеров» 35 (апрель 2007)» Для умных» Спорт (статья для "Энциклопедии современной жизни")

Спорт (статья для "Энциклопедии современной жизни")

Кудряшов Иван 

     СПОРТ
     Дмитрий Галковский как-то отметил, что самыми внушительными и даже пугающими темпами на протяжении всего ХХ века развивались не кино, не искусства вообще, не телевидение и даже не технологии связи и общения, а спорт (и биржа) – прямо-таки по экспоненте вверх.
     В самом деле, до последней трети 19го века спорт – всего лишь малая часть досуга (еще не широко распространенная и сохраняющая специфическую «кастовость»). А в прошлом столетии спорт становится профессиональным, массовым, зрелищным и, как следствие, чудовищно прибыльным.
     Рассмотрим каждую из этих характеристик.
     Агональный (т.е. соревновательный) дух был важен и для античности, но там был уравновешивающей силой, установлением принципиального равенства и вместе с тем возможности быть общепризнанно лучшим, «первым среди равных». Соревнование атлетов (агон) было перенесено из спорта на другие сферы: состязания среди философов и риторов, аэдов и поэтов, художников и актеров. Экспансивная фаустовская душа Европейской цивилизации довела этот принцип до логического завершения – «тотальное соперничество и конкуренция, борьба без границ» (не созвучно ли это в некотором роде знаменитому: «о спорт, ты – мир!»?).
     В целом практически все сферы культуры, в т.ч. искусство и даже религия и философия в некоторой степени двигались по пути профессионализации, массовости и зрелищности, однако, спорт в наибольшем размахе и в кратчайшие сроки воплотил в себе все эти тенденции. Во многом это, конечно, связано с тем, что сама культура сделала новый поворот в отношении к телу и человеку вообще. Высокий темп развития техники и общественных изменений актуализировал агональный аспект в жизни социума. Известный олимпийский девиз с легкостью можно взять как манифест нашей невнятной экстенсивной цивилизации? Весь путь спорта ХХ века можно было бы озаглавить «от культа Здоровья к культу Рекорда».
     Параллельно с этим все большую значимость в мировой культуре приобретает техника – как принцип рационально рассчитанных, максимально эффективных действий, направленных на достижение некоторого результата. Далеко за примерами ходить не придется: откройте любой журнал и вы увидите, что разговоры о любви сводятся к технике секса, и точно также в любой другой сфере вам попытаются предложить именно технологию: рецепты соблазнения и стратегии делового общения, приемы защиты и руководства по применению, практические секреты профессионалов и советы экспертов. В профессиональном спорте эта тенденция наиболее явно заявила о себе в виде так называемых «тренерских школ», значимость которых не преминет отметить любой, кто считает себя смыслящим в спорте. Иначе говоря, мы сегодня уже готовы признать, что успех спортсмена – это результат удачной (т.е. наиболее подходящая и максимально эффективная) технологии, а не следствие индивидуальных достоинств. Само собой, что для расчета и реализации такой технологии начинает работать целый штаб экспертов и специалистов. Логично, что в основе такого подхода лежит представление, что спортсмен – лишь органическая заготовка с определенными возможностями тела и психики (здесь не только тело, но и психология сводится к чисто инструментальному уровню). Не трудно заметить, что такой подход прямо противоположен античному представлению, где физические (и пр.) заслуги – следствие личной доблести, благородства и благочестия перед богами. Хорошей иллюстрацией такого преломления взгляда является типичная ошибка в передаче известнейшего высказывания Пифагора: большинство знает его как «В здоровом теле – здоровый дух» (т.е. второе как следствие первого), однако, сам философ видимо имел в виду нечто прямо противоположное, ибо говорил так: «В здоровом теле здоровый дух – есть великое благо» (т.е. сочетание первого и второго для человека в принципе проблематично, что в контексте философии Пифагора скорее значит, что лучше выбрать «здоровый дух», нежели «здоровое тело»).
     Наибольшее же значение, конечно, имеет массовость спорта. И должно быть неспроста век, в который спорт стал массовым, многие философы (напр., Хосе Ортега-и-Гассет) еще в самом его начале называли веком толпы, массы, плебеев и гистрионов, нового варварства и т.п.
     Достаточно сложно точно сказать, когда возникает спорт, как социальное явление. Известный теоретик Торстейн Веблен, предложивший понятие «общество потребления» отмечал, что изначально спорт относится к категории почетных занятий, присущих праздному классу. Он отмечал, что основная характеристика праздного класса – «демонстративность», в т.ч. демонстративное потребление, коим он и удостоверяет свой статус. Т.о. массификация спорта является продолжением «восстания масс» - она призвана распространить на массы деятельность, которая традиционно связывалась с аристократическими достоинствами – честью, благородством, отвагой и пр. Похожим образом искусствовед Муратов Павел Павлович считал, что в связи с триумфом науки на первый план в Европе и мире выходит «анти-искусство», одним из проявлений которого он считал спорт. В спорте по его мнению происходит перестройка культуры на механический лад и это убивает в творце “народное” (ремесленническое) начало, притупляет эмоциональность. Были и те, кто пытался «оправдать» массовый спорт: так Конрад Лоренц считал, что спорт и зрелища являются культурно-приемлемыми формами, снимающими агрессивность человека. Однако, точно так же можно сказать, что и спортивное воспитание и спортивные зрелища зачастую используются государством для подготовки населения к войне, для эскалации агрессии.
     Сегодня можно точно сказать, что спорт связан сегодня со всеми главными аспектами массовой культуры, такими как:
     - «субкультура детства» (спорт здесь неотъемлемая часть воспитания, в т.ч. различные игры и игрушки, детские спортивные школы, ценностные установки);
     - общеобразовательная школа (пресловутая «физ-ра», призванная сохранить здоровье и научить нас человеческим ценностям коллективности, борьбы и пр.);
     - средства массовой информации (спорт, помимо развлекательного зрелища, давно один из главных инструментов промывания мозгов на тему патриотизма);
     - система национальной идеологии («наш спорт» - это огромное финансирование, связанное с поднятием престижа страны на разных спортивных состязаниях, особенно олимпийских играх, в т.ч. борьба за проведение этих игр в стране);
     - массовая социальная мифология (спортивный национал-шовинизм и спортивная кумиромания) как способ освобождения людей от рефлексии и усилий по рациональному постижению проблем (также дает выход эмоциям в наиболее инфантильном виде);
     - система массового потребления (реклама спорта, спорттоваров и реклама посредством спорта и спортсменов; мода и ажиотаж на все что связано с кумирами);
     - индустрия имиджа (формирования имиджа и “улучшения” физических данных индивида посредством спортивных занятий, массовое физкульт.движение, культуризм, спортивный туризм), являющаяся специфической областью общей индустрии услуг, стандартизирующей физические данные человека в соответствии с актуальной модой на имидж, гендерный спрос и пр. или на основании идеологических установок властей на формирование нации потенциальных воинов с должной спортивно-физической подготовленностью;
     - индустрия досуга (профессиональный спорт как зрелище; экстремальный спорт как развлечение);
     Однако массовость спорта также отражает необходимые изменения в образе жизни, в связи с изменением социальных условий. Так, например, сегодня пропаганда спорта обусловлена необходимостью сохранения активного и телесно адекватного индивида в виду новых социальных условий (напр., обусловленная профессией или образом жизни гиподинамия). Одной из важнейших его составляющих также оказывается рекреация людей — снятие психического напряжений, оздоровление и пр., что во многом осуществляется через активное участие в спортивных мероприятиях. Существенное место в рекреативных процессах занимает и пассивная игровая досуговая практика — спортивное “боление” и т.п.. В более широком смысле спорт, как часть образа жизни включает в себя и задачи саморазвития человека (не только физического, но и интеллектуального, эстетического, творческого и пр.), коммуникации (в т.ч. заботы о собственном имидже), развития мировосприятия в целом.
     В целом же можно сказать, что спорт всегда оказывается одним из самых ярких проявлений тех представлений о человеке и его теле, которые превалируют в культуре на данный момент.
     Проблема человека в культуре всегда включает в себя вопросы изменения и самоизменения природно-данного, что можно в широком смысле назвать педагогическими задачами. В дихотомию «быть телом – иметь тело» культура вносит принцип «творить тело» и спорт призван решать ряд связанных с этим задач (однако не только посредством правильной техники, но и адекватного отношения к себе). В связи с этим практически любая культура и идеология имплицитно содержит в себе некий эталон личности, задающий ориентиры «физического совершенства» и соответствующий рейтинг телесных качеств и характеристик. А следовательно самым главным и первым основанием для рассмотрения спорта должно брать именно аксиологию (ту шкалу ценностей и нормативов, которую он пытается воплотить). В связи с этим несформированность тела практически во все эпохи (и особенно в нашу) рассматривается как недостаток именно культурный, как ущерб всей личности.
     Впрочем, сегодня мы скорее сталкиваемся с еще более радикальной идиосинкразией: значительная часть культуры тела и развития личности, в т.ч. спорт воспринимаются в массе как только лишь техническое развитие телесно-физических свойств и умений (исключая нравственные, этические, психагогические и пр. аспекты). Такой подход порождает противоположные тенденции (однако не исключающие другу друга, а напротив, хорошо сочетающиеся в современном человеке), которые принято в литературе называть как «соматический негативизм» и «соматизация человека». Первый чаще всего проявляется как типичное для современного человека недоверие к телесному опыту, невнимание к «голосу тела»; второе всем известно как чрезмерное увлечение «деланием тела», как преувеличение и возведение в абсолют телесных достоинств («мускульно-мышечных» для мужчин и «бюстово-ягодичных» достоинств для женщин).
    
Не сложно увидеть, что шизофреническое сочетание этих двух тенденций чрезвычайно распространено в нашем обществе и современный спорт в своих гипостазиях и извращениях как нельзя лучше это показывает.
    

Добавить коментарий

Вы не можете добавлять комментарии. Авторизируйтесь на сайте, пожалуйста.

 Рейтинг статьи: 
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10
 
 
 
Создание и разработка сайта - Elantum Studios. © 2006-2012 Ликбез. Все права защищены. Материалы публикуются с разрешения авторов. Правовая оговорка.