Ликбез - литературный альманах
Литбюро
Тексты
Статьи
Наши авторы
Форум
Новости
Контакты
Реклама
 
 
 

Пьеса-миниатюра

Амбарцумян Азамат 

Из материалов бумажного "Ликбеза" № 2, январь 1990


"ПЬЕСА-МИНИАТЮРА"

Сцена 1

Помещение. Кресло. В кресле Сталин.

Стук в дверь. Заходит Ворошилов.

Сталин: Геноцвали, Клим.

Ворошилов: Валейкум ассалам, Иосиф Виссарионович. Как спалось?

Сталин: Всю ночь читал Гайдара. Ужасно болит голова.

Ворошилов: Ну и как? “Голубая чашка” к примеру?

Сталин (шутит): Слишком уж она голубая.

Ворошилов понимающе смеется. В дверях появляется Берия. У него грустный вид.

Сталин: Чего грустишь, голубь наш сизокрылый?

Берия (смущенно): У секретарши, у Любки месячные, голодаю.

Ворошилов: Эх! Нам бы твои проблемы (смотрит задумчиво в окно, потом говорит) Вот были бы у меня крылья. Полетел бы я высоко-высоко. Аж звезды кремлевской выше.

Сталин (серьезно): Выше звезды нельзя.

Берия (долго смотрит на Ворошилова): Ну и дурак же ты, Клим. Пять классов кончил, а ума только на два и наберется.

Ворошилов (обиделся, надул губы): Ты на себя посмотри, поп недоделанный.

Сталин (дразнится): А вот и не подеретесь!

А вот и не подеретесь!

Ворошилов: Как же буду я с этим очкастым драться, ждите.

Ссору прерывает появление Семена Буденого. Весь запыхавшийся, буденовка сбилась на затылок.

Буденый (радостно): Вчера был на передовой. По мишеням из пистолета стрелял. С пяти выстрелов 32 очка выбил!

Ворошилов: Во дает! Я больше 15 не могу.

Берия (Буденому): Может тебе, снайпер, значок Ворошиловский подарить?

Буденый: Ты его, знаешь, куда себе повесь.

Ворошилов (Буденому): Ладно, пойдем, Сема. С этим лупоглазым поругаешься, а он тебе потом заговор какой-нибудь привесит.

Уходят. В комнате тишина. Берия что-то пишет в свою книжицу.

Сцена 2

За дверью слышатся шаркающие шаги.

Сталин: Опять этот старик попрошайничать идет.

Берия: Эх! Доберусь я когда-нибудь до него.

Появляется дедушка Калинин. Останавливается, опираясь на клюку. Щурит глаза.

Калинин: Здорово, сынки. (осматривает комнату) Аль ты тут, Лаврентьюшка. А я чей-то тебя со слепу не признал.

Берия: Тут я, тут. Зачем пожаловал, старик?

Калинин: Так вот ведь оно как. У меня чегой-то деньги кончились. У вас покушать бутербродику, чай, не найдется?

Сталин: Тебя что, жена дома не кормит?

Калинин: так жену-то вчера зааарестовали. Она оказывается, змеюка, шпиенкой англицкой была. А я, дурак, с ней тридцать лет жил и все не знал.

Сталин: Ну ладно, старик (похлопывает Калинина по плечу), на-ка вот талончик тебе. Иди в столовую, покушай.

Калинин радостно засовывает талончик за пазуху и семенит в столовую.

Сцена 3

Этим же днем, вечером. Сталинская дача под Москвой, у разъезда Дубосекова. ЦК отдыхает.

Вышинский (пьян, в руке бокал): Господа, господа! Тьфу ты! Товарищи! Минуточку внимания. В мою эсеровскую бытность говаривали такой тост: несколько пьяных крокодилов поймали птицу пилигрим и решили ее съесть. Но тут появился очень умный жираф и сказал, что есть без суда и следствия невинную птицу нехорошо. Так была спасена жизнь птицы пилигрима. Так выпьем же за то, чтобы суд всегда предшествовал наказанию!

Каганович (давясь, ест утку): Хорошо! (поймав на себе удивленные взгляды) Я про утку.

Буденый (жутко пьян, в одной руке шашка, в другой – огрызок огурца): Эскадрон, к бою! Дави белую контру! (падает, ломая стулья, засыпает).

Берия что-то пишет в свою книжицу.

Ворошилов (шепчет на ухо Сталину): Коба, друг, кончать надо с Эйфелевой башней. Это я тебе точно говорю: пока она, железная стоит, нам капитализм нипочем не сломить (бьет себя в грудь).

Заходят две девицы легкого поведения. Их сопровождает молоденький прапорщик.

Прапорщик (Буденому): Товарищ Командарм! Секретный груз по вашему приказанию доставлен!

Буденый (что-то мычит в ответ): М-м-м.

В углу дедушка Калинин кушает большой ложкой кашу грешневую с маслом.

Калинин: А-ба! Бабоньки пришли. Он та-то, рыженькая, на мою сильно смахивает. Иди, иди сюда, доченька (манит ложкой рыженькую).

2-ая девица (капризно): Мальчики! А вы мне чулочки фильдеперсовые подарите? А то я плакать буду (плачет).

При виде женщин у Берии потеет лысина. Перестает писать в книжицу.

Берия (потирает руки): Подарим, подарим. Хочешь, я тебе даже самолет самого Кожедуба подарю? Настоящий.

1-ая девица (так же капризно): Хочу.

Берия (ласково): Так пойдем вон туда, за ширмочку, там у меня три штуки лежат. Любой выбирай.

Уходят.

Сцена 4

Сталин: Ох и надоели мне эти приближенные. Всю пьесу трепался с ними, а че, сам не знаю. Занавес уж, что ли бы опустили (кричит). Эй там, занавес, занавес!

Через пять минут из-за кулис появляется рабочий.

Рабочий: Извините, заснул я малость.

Берия (рабочему): Как, говорите, ваша фамилия? (что-то пишет в книжицу).

Сталин: Ладно, Лаврентий, брось ты это. (рабочему) Слушай, давай, занавес опускай.

Рабочий убегает за кулисы.

ЗАНАВЕС

Добавить коментарий

Вы не можете добавлять комментарии. Авторизируйтесь на сайте, пожалуйста.

 Рейтинг статьи: 
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10
 
 
 
Создание и разработка сайта - Elantum Studios. © 2006-2012 Ликбез. Все права защищены. Материалы публикуются с разрешения авторов. Правовая оговорка.