Ликбез - литературный альманах
Литбюро
Тексты
Статьи
Наши авторы
Форум
Новости
Контакты
Реклама
 
 
 
Архив номеров

Главная» Архив номеров» 36 (май 2007)» Культура-мультура» В назидание девицам, сенаторам и авантюристам (подборка стихов)

В назидание девицам, сенаторам и авантюристам (подборка стихов)

Азаров Борис 

           Баллада о женихе-призраке

Легенда стародавняя мне под руку попалась.
Пока ее читал, не раз я прослезился.
История ужасная подробно излагалась:
Как брошенный жених с невестой расплатился.

В балладах у Жуковского сюжет не раз встречался,
И Лермонтов в "Вадиме" о нем упомянул.
К преданию народному и я глух не остался:
Его, набравшись смелости, в стих превратить рискнул.

В тот век по почте письма не часто  отправляли.
Когда детей дворянских на службу призывали,
Родные ходоков к любимым чадам слали.
Те, пользуясь свободой, случалось, и сбегали.

Сосватала для сына как-то невесту мать,
А он меж тем давно был на войне убит.
Красавица не стала долго суженого ждать,-
Уж в церкви под венцом она с другим стоит.

Но в первую же свадебную ночь
На ложе брачном призрак появился.
Прогнав законного супруга прочь,
Он прямо к новобрачной   устремился.

"Она моя"- беззубый рот шептал,
Как ветер, фраза в черепе пустом гуляла.
К своей груди фантом невесту прижимал,
Где вместо сердца рана кровавая зияла.

Попа позвали со крестом и со святой водой,
И гостя опоздавшего молитвою прогнали.
Тот, уходя, рыдал с нечеловеческой тоской,
Но вместо слез песок его глазницы источали.

А ровно через сорок дней невеста умерла.
Чахоткой скоротечной врачи кончину объясняли.
Судьба ее супруга не веселей была:
Нигде его следов так и не отыскали.

 

                     Достойная смерть

В анналах войн ПуническихТит Ливий постарался
Осады и сражения правдиво описать.
Капуец Вибий Виррий в трудах упоминался:
Историк по заслугам хотел ему воздать.

Под Каннами пунийцы римлян разгромили
И Ганнибал в Кампанию шел жечь и убивать.
Послы из Капуи сначала Риму помощь посулили,
Затем решив союз коварно разорвать.

Сенатор Вибий Виррий, посланец капуанский,
К союзу с Ганнибалом стал граждан призывать:
"Вернется победитель на берег африканский
И Капуе Италией поручит управлять".

Пунийский гарнизон народ к себе пустил:
Ведь станет Капуя столицей вместо Рима!
Но Рим измены капуанцам не простил,
И наказание пять лет спустя пришло неумолимо.

Был римлянами город плотно окружен,
Но Ганнибал судьбою горожан не занимался.
Народ был этим страшно возмущен
И наконец сенат в курии собрался.

Звучали предложения:"Послов отправить в Рим!"
Чему сенатор Виррий сильно удивился:
"Забыли вы, однако, как воевали с ним!"
И с речью скорбною к сенату обратился:

"Скрываться мне от смерти ни к чему,
Воля богов врагу победу присудила.
Но мук и унижений я избежать смогу,
Чтоб римлян месть меня не оскорбила.

В оковах я за колесницей триумфальной не пойду
Под улюлюканье толпы средь улиц Рима.
В темнице или у столба позорного я смерти не найду:
Одна лишь мысль о пытках мне невыносима.

Я видеть не хочу, как город запылает,
И как в неволю поведут и женщин и детей.
Сенаторов, кто мои мысли разделяет,
На пир я приглашаю без церемоний и затей.

Когда питьем и яствами насытится утроба ваша,
Пущу по кругу чашу я и первым отхлебну.
От мук и унижений избавит эта чаша,
Глаза спокойно я закрою и навек усну.

Пусть слуги во дворе большой костер разложат
И в жарком пламени его наши тела сожгут.
Сомнения мне больше душу не тревожат.
Уверен, многие достойной такую смерть сочтут.

Пусть римляне поступку нашему дивятся.
Дань мужеству они умеют отдавать.
И будет вынужден сам Ганнибал признаться:
Не стоило таких союзников бросать и предавать".

Примеру Вибия лишь 27 последовать решились.
Вином рассудок замутив, они приняли яд.
Подав друг другу руки, навеки распростились.
Но до утра промучились, как очевидцы говорят.

 

                *     *      *
Наживы жажда ненасытная
Авантюристов за моря гнала.
Конкиста, ныне позабытая,
Им общим знаменем была.

Конкистадоры озверевшие,
Желая золота и серебра,
Аборигенов жгли и вешали,
Поправ законы чести и добра.

Но вышел случай примечательный
С одним идальго удалым:
Эксперимент душещипательный
Судьба поставила над ним.

Испанцы в плен индейца взяли,
Вождь тайну племени хранил.
Его жестоко били и пытали,
Чтобы дорогу к храму он открыл.

Палач за пыткой утомился
И голод утолить решил.
Он гроздью ягод соблазнился,
Но пленник  вдруг  заговорил.

Слова индейца были беспристрастны:
"Эти плоды вам не прибавят сил,
Мучения и смерть от них ужасны"
Сказал и дух последний испустил.

Не каждому такое по плечу,
Поступок в память врезался надолго:
Жизнь подарила жертва палачу,
Ведомая врожденным чувством долга.

Рай на Земле наступит не тот час.
Одно условие при этом непременно:
До каждого должно дойти из нас -
Жизнь человека всякого бесценна.

Возможно, так примерно рассуждал
Идальго наш, Свет Новый покидая.
Он правду о конкисте рассказал,
На родине в монахи поступая.

Его рассказы посчитали бредом,
У инквизиции расправа коротка.
Борца за счастье человечества в Толедо
Сожгли прилюдно как еретика.

Мораль суровую включает
Быль, форму приобретшая стиха:
Кто язвы жизни обличает,
К тому толпа жестока и глуха.

Добавить коментарий

Вы не можете добавлять комментарии. Авторизируйтесь на сайте, пожалуйста.

 Рейтинг статьи: 
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10
 
 
 
Создание и разработка сайта - Elantum Studios. © 2006-2012 Ликбез. Все права защищены. Материалы публикуются с разрешения авторов. Правовая оговорка.