Ликбез - литературный альманах
Литбюро
Тексты
Статьи
Наши авторы
Форум
Новости
Контакты
Реклама
 
 
 
Архив номеров

Главная» Архив номеров» 38 (июль 2007)» Наш архив» Записки на бересте (рассказики)

Записки на бересте (рассказики)

Копылов Игорь 


Из материалов бумажного "Ликбеза" № 4, апрель 1990



ЗАПИСКИ НА БЕРЕСТЕ

* * * * * * * * *

Вчера неожиданно ко мне пришёл Башунов-младший. Я сидел, пил чай с пряниками, когда раздался стук в открытую дверь. Башунов-младший, не переступая порог дома, снял шапку и взволнованно спросил:

- Ты знаешь Сергея Лёвина?

- Нет…

- Ты должен его знать обязательно. Сергея близкие друзья ещё зовут “Волгой”. Вспомнил?!

- Кажется, припоминаю. Он в очках, тёмненький.

- Нет.

- Что, без очков?

- Нет. В очках, но светленький.

- Точно. Вспоминаю…Знаю, конечно. И что же?

Так вот. Приезжает Сергей домой, в Тольятти. Открывает дверь. Снял шапку, смотрит – на диване спит какой-то человек. Сергей подошёл к нему. А этот человек, похож, как две капли воды, на него. Человек открыл глаза и спросил, что здесь, собственно, Сергей делает. Сергей пожал плечами, развернулся и ушёл. Не знает, что ему теперь делать. Звонил мне, спрашивал совет. Я пришёл к тебе, может быть, через “ЛикБез” обратишься к читателям, они должны помочь.

Я дал согласие. Башунов-младший надел шапку и ушёл.

 

* * * * * * * * *

Как-то вечером Корнев В.В. как обычно смотрел телевизор, обложившись стопками книг, и писал философский трактат, который должен был положить начало его новой философской концепции. Ноги его почувствовали сквозняк. Оказывается, была открыта форточка. Он быстро закрыл её, заметив звёзды на небе. Подошёл к телевизору, переключил с третьего канала на пятый, повернув ручку по часовой стрелке вдоль своей оси. Затем перелистнул страницу одной из открытых лежавших книг и продолжал работу над трактатом. По телевизору передача “Парламентский вестник России” донесла голос депутата: “…сделаю краткий философский обзор…” Он не мог выдержать конкуренции с представителем власти и переключил телевизор на седьмой канал. “Эй, парень, - ты хороший ппар-рень. Иди к нам, мы такие же ппарни, как ты”. Здесь он понял, что уже простыл, что у него грипп и, печально взяв платок, сморкнулся. Выключил телевизор. Открыл окно и выбросил телевизор на улицу.

 

* * * * * * * * *

Собрался Липов в лес на лыжах кататься. Надел валенки, шапку, пуховые рукавицы, куфайку и ватные штаны, а под низ – тёплые трико. В морозный день светило солнце. Липов улыбался, привязывая лыжи к валенкам. Было много народу. Встречались знакомые. Радостный Токмаков из леса вёз ёлку на санках. Копылов с группой гимназистов проводил лыжную эстафету “А ну-ка, парни!”. Рядом с ним стоял Ковалёв и с большим азартом наблюдал за происходящим. Липов со всеми поздоровался и, отталкиваясь палками, делая широкий шаг, быстро покатился по серебристому снегу. Выйдя на большую лыжню, увеличил скорость движения. “Хорошая сегодня лыжня!” - крикнул Липов, обгоняя мило улыбавшуюся сокурсницу Машу Шарову и следовавшего за ней сокурсника Геру Бельденинова. Маша продолжала улыбаться, а Гера вместо ответа лихо обогнал свою спутницу и помчался вдогонку за Липовым. Вскоре запыхавшийся Сергей был настигнут. Не снижая скорости, Герман спросил: “Ты не знаешь, где конспекты Резинкиной (это сокурсница Липова и Геры)?” “Как не знаю?! – Они у меня в запазухе. Я хотел их сегодня в лесу почитать” - ответил Сергей.

- Долго ты будешь читать? – с интересом спросил Гера.

- Нет. Мне осталось прочесть меньше половины.

- Резинкина сказала, чтобы ты, как прочитаешь, мне отдал, - настаивал Гера.

- Хорошо. Послезавтра заходи. Я уже прочитаю.

- Хорошо. Я зайду, - согласился Гера и, резко на скорости развернувшись, помчался назад, к Маше.

 

* * * * * * * * *

Ходят такие слухи, что Токмаков в последнее время увлёкся садоводством и огородничеством. Ходит и у всех спрашивает, в какое время года лучше садить яблони, сколько раз в день поливать огурцы и т.д. И так увлёкся Токмаков новым делом, что решил пойти на крайнюю меру и своровать из ботанического сада саженцы. Взял лопату и летним вечером отправился за добычей.

Сторожем в ботаническом саду работал Лушников. Он как раз в этот вечер дежурил. Сидел и слушал “Реквием” Моцарта. Вдруг залаял Шурик. Это маленький пёсик. Его хозяин Олег Корнев приехал с Шуриком в отпуск домой и одолжил на дежурство пёсика Лушникову, как старому пограничнику. И вот Шурик громко залаял. Лушников схватил рогатку и коробку с алюминиевыми пульками и побежал в ту сторону, в которую лаял Шурик. А на месте происшествия Токмаков выкапывал куст молодой черёмухи. Недавно прошёл дождь, земля была мокрая и липла к лопате. К несчастью, вдалеке залаяла собака, и Токмаков увидел бегущего сторожа. С испугу Володя бросил лопату и дал дёру, оставив в грязи сандаль, купленный в Кемерово за пятёрку.

Шурик отказался преследовать вора. Он, конечно, не понимал, что нарушители могут быть не только на границе, но и здесь, в тылу нашей Родины.

Лушников, конечно, обиделся на собаку, но, понимая её, ругать не стал. И решил обратиться за помощью к своему дальнему приятелю Александру Старокожеву. Саша служил в милиции и наверняка мог помочь в деле. Андрей позвонил по телефону и получил приятельское согласие.

Через месяц, когда иссякли все надежды Лушникова, когда в Покров день всю нашу грешную землю засыпал белый снег, на место происшествия явился милиционер. Андрей сидел в сторожке и слушал мессу И. С. Баха си минор. В окно постучали. Лушников отодвинул занавеску и увидел во всю раму улыбающееся лицо милиционера Михайлова, с которым они вместе учились на рабфаке. Евгений Михайлов учился теперь на 2-м курсе истфака и в свободное время подрабатывал в милиции – ловил в общежитии первокурсников и сажал их на 15 суток. Итак, милиционер Михайлов улыбался во всё окно и был, как ни странно, похож на казаха. К тому же, он с азиатским акцентом отчеканил: “Андрей, скажи контора, собака нет, куста плакать.”

 

* * * * * * * * *

Помню, вчера смотрел видеофильм…по 3-й программе. Не помню, как выключил телевизор и лёг спать. Странно, правда? Всю ночь спал, как русский богатырь после битвы с немецкими рыцарями на Чудском озере. А вот под утро приснилась прямо чертовщина какая-то. Парень, роста сантиметров 175 и веса 5 пудов, он однако чистил зубы. Я вспоминал фамилию: Репов, …, Гриадкин, ах вспомнил – Гундарин. Тем временем Михаил (так его звали люди) уже сидел и ел гречневую кашу с молоком. Пришёл Липов, снял майку, показав волосатую грудь и, сверкнув выколонным на правом бицепсе трёхцветным российским флагом сказал многозначительно вполголоса, указывая пальцем на Гундарина: “Это господин Кламм! А скоро, говорят, прибудет Эрлангер.”

 

* * * * * * * * *

Вчера мне рассказали забавную историю. Однажды у Десятова был День рождения. Корнев подарил подушку. Гундарин подарил пятисотграммовую банку яблочного варенья. Данил подарил штангу. Ковалёв ничего не дарил. Копылова там не было.

 

* * * * * * * * *

Когда солнце в небе блестело, но туча опасно дом закрывала. Наш белый российский дом.

Утром 19 августа было зачитано обращение ГКЧП к советскому народу…

Добавить коментарий

Вы не можете добавлять комментарии. Авторизируйтесь на сайте, пожалуйста.

 Рейтинг статьи:  6
 
 
 
Создание и разработка сайта - Elantum Studios. © 2006-2012 Ликбез. Все права защищены. Материалы публикуются с разрешения авторов. Правовая оговорка.