Ликбез - литературный альманах
Литбюро
Тексты
Статьи
Наши авторы
Форум
Новости
Контакты
Реклама
 
 
 
Архив номеров

Главная» Архив номеров» 39 (август 2007)» Наш некрополь» О концептуализме, мантрической поэзии и поп-культуре (интервью)

О концептуализме, мантрической поэзии и поп-культуре (интервью)

Пригов Дмитрий 

         О КОНЦЕПТУАЛИЗМЕ, МАНТРИЧЕСКОЙ ПОЭЗИИ
                                      И ПОП-КУЛЬТУРЕ
           интервью Дмитрия Пригова сотруднице «Ликбеза» Адели Аккуратовой

                               

Дмитрий Александрович, концептуализм можно понимать, помимо прочего, и как программу деконструкция советской официозной культуры. Понятно ли будет это искусство тем, кто с этой эпохой не знаком?

 – Концептуализм – это не только отечественное явление, но и мировое, поэтому в других странах, где не было советской власти, это искусство работало с другими культурами и реалиями. И вообще проблема концептуализма не в том, что он иронизировал над социалистическими реализмом, важно то, как именно он работал с советскими реалиями и соответственно с какими угодно реалиями. Концептуализм взаимодействует с любым мейнстримом, идеологическим или культурным, он просто показывает, как мейнстрим становится тотальной идеологией Сам же концептуализм всего лишь пытается показать художественными средствами один из возможных языков. В этом он близок, например, Интернету, играющему ту же самую оппозиционную официозу культурно-критическую роль. Можно связать это и с древними традициями – скоморошескими, шутовскими, карнавальными, которые всегда дискредитировали основную идеологию, какой бы жесткой и тотальной та ни была. В средние века подобная традиция имело дело с религиозной культурой, в древние времена она трансформировала какие-то местные культы. Таким образом, концептуализм (как и другие направления в искусстве) ничего совершенно нового не вносит, он просто берет одну из сторон культурной деятельности и акцентирует ее.

 – А как Вы относитесь к современному официозу или масскульту?

 – Дело в том, что когда я работал с советским материалом, у меня был определенный тип работы с ним. Тип работы важнее, чем сам материал. Поэтому я до сих пор работаю с мейнстримом, другое дело, что при советской власти он был один, тотален и уникален, а сейчас есть несколько таких мейнстримов, с которыми тоже можно работать. Во-первых, это поп-культура, во-вторых, молодежная культура, в-третьих, гей-культура. Есть масса культур, которые стилистически соотносимы с человеком, который либо смотрит телевидение, либо читает тексты. Можно моментально определить: этот человек принадлежит к одной культуре, тот – к другой.

 – Многие ваши произведения построены по принципу классификации событий и вещей. Чем вам нравится эта форма?

 – Поскольку многие тексты принадлежат к минувшему времени, когда я работал с советским мифом, то действительно они построены на некой каталогизации явлений. Это жанр Азбуки – очень древний жанр еще языческих времен. Потом он перешел в школьно-педагогический жанр, когда таким образом легче заучивались всякие предметы. Я попытался вернуть эту форму в высокую литературу, следуя принципу последовательности русского алфавита. У меня сто разных азбук на совершенно различные темы.

 – А что бы вы не могли или не хотели классифицировать?

 – Мне неинтересно классифицировать то, что еще не стало поп-культурой, то, что является частной маргинальной культурой. Вот мейнстрим или поп-арт, будучи достаточно обжитым и разработанным миром, сам себя классифицирует. Его можно перекодировать и по-другому классифицировать, чтобы показать, что собственно классификация – это лишь один из возможных способов учета вещей, не единственный и не истинный.

 – В одном из интервью вы сказали, что существует несколько категорий понимания поэта. Если вы себя причисляете к поэтам, то в каком понимании?

 – В России уже сложился тип поэта как романтического юноши, который изливает свои переживания или какие-то интуиции. Для меня это один лишь из типов поэтов. Я писал как гиперсоветский поэт, как романтический поэт, как китайский поэт в русской традиции, женский поэт, гомосексуальный поэт, народно-патриотический поэт, как либерально-демократический поэт. Все это для меня - типы литературного поведения, а не олицетворения названных явлений. Это особый, общекультурный вид деятельности, который сложно с традиционной точки зрения назвать сугубо поэтическим.
Мне трудно сказать, почему я пишу литературные тексты. И сегодня, и в прошлом, поэтический перфоманс – это один из основных способов существования поэзии. Можно сказать, что поэзия, с ее мантрическими корнями, именно из перфоманса и возникла. Текст и музыка существовали в древние времена, и цель их состояла не в повествовании о чем-либо, но в возможности достижения измененного состояние сознания. Мантрическая поэзия помогала сознанию вступить в запредельный мир. Поэтому собственно содержательная сторона текстов не существенная для поэзии. Мы лишь ошибочно предполагаем, что литература что-то усиленно рассказывает, что она живет сюжетом и нарративом. Раньше было наоборот: сюжетов было очень немного и они были общеизвестны. Словесная мантрическая деятельность возникала по поводу этих сюжетов, воспринимаемых как самые общие места. Главное - ввести человека в измененное состояние сознания посредством лаконичных мантрических формул. Конечно, может показаться, что перформанс – это побочная поэтическая деятельность, но не только этим я занимаюсь.

 – Сейчас поэтов стало меньше?

 – Поэтов не меньше, просто меньше внимания уделяется культуре. Если раньше поэтические тексты цитировали политические деятели, заголовки газет пестрели цитатами из поэтических текстов, то сейчас поэзия существенно потеряла в социокультурном статусе и стала более скромным родом деятельности. Если раньше поэты были поп-героями, то теперь поп-герои – это кинозвезды, рокеры, телевизионные ведущие.

 – А какой будет поэзия будущего?  

 – Трудно сказать. Если брать поэзию не как сочинение текстов, а как очень актуальный тип художественного поведения, когда является герой, акцентирующий нечто самое важное в нашей настоящей жизни, то необязательно, что этот человек – культурный и поп-герой – сегодня будет писать стихи, скорее он займется чем-то другим. Но сам способ создания поэтических текстов никуда не исчезнет. Мало ли на свете маргинальных занятий: мистических кружков, художественного промысла, казачьего пения и т.п. Все, бывшее когда-то чрезвычайно актуальным, не умирает, а только теряет свою социокультурную значимость.

 – Искусство будет синтетическим?

 – Синтез искусств всегда существует, просто он синтезирует разные элементы вокруг наиболее значимого в данный момент творческого поведения. Когда была популярна поэзия, все актуализировалось вокруг нее, потом в 60-80-е годы был очень актуален рок, вокруг которого собирались текстовые проявления, шоу и прочее. Очевидно, что сейчас такую функцию выполняют телевидение, видео и изобразительное искусство. 

 – Как вы думаете, поэт должен быть социально ответственным?

 – Я думаю, что моя деятельность за рамками художественных текстов предъявляет обществу некий способ критики идеологии. Меня всегда волновала проблема испытания идеологией, претендующей на сознание человека. Поэтому когда люди читают мои стихи и видят способ испытания других идеологией на прочность, они могут перенести это знание на свою частную жизнь, на свое отношение ко всяким поп течениям и идеологическим направлениям, которые пытаются завладеть ими. Это смой способ оценки, критики и проверка вменяемости человека в современном мире. 

 – А услышат ли критику те, кто увлекается поп культурой?

 – В прямой борьбе с поп культурой вряд ли какое-нибудь творчество побеждает. Есть прямой посыл массам – например, просто клич «Бегите», и люди бегут штурмовать Зимний. Есть и опосредованный императив, например, космология, которая напрямую не влияет на массы, но отложенным опосредованным способом сначала она влияет на физиков, те – на инженеров, те – на технологов. И в результате человеку является космологическая идея опредмеченная в виде какого-нибудь комнатного дизайна. Поэзия была в свое время сферой прямого действия, сейчас она мина замедленного действия.
 
            интервью взято специально для «Ликбеза» 18 ноября 2006 г. в Новосибирске
 

                          

Добавить коментарий

Вы не можете добавлять комментарии. Авторизируйтесь на сайте, пожалуйста.

 Рейтинг статьи: 
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10
 
 
 
Создание и разработка сайта - Elantum Studios. © 2006-2012 Ликбез. Все права защищены. Материалы публикуются с разрешения авторов. Правовая оговорка.