Ликбез - литературный альманах
Литбюро
Тексты
Статьи
Наши авторы
Форум
Новости
Контакты
Реклама
 
 
 
Архив номеров

Главная» Архив номеров» 39 (август 2007)» Поэзия» Мой Бог ударился в бега (подборка стихов)

Мой Бог ударился в бега (подборка стихов)

Сыроежкин Василий 

               Я задыхаюсь людьми

             «Приготовься к битвам, Иозеф Кнехт,
              я вижу они уже начались»
                       Г. Гессе «Игра в бисер».

Я задыхаюсь людьми.
Я живу в их квартирах
И делаю их же работу.
Они ловко бросают мячи,
Попадая в корзины, дома и ворота.
Я задыхаюсь людьми.
Их духами и собственным потом.
Мой телесный каркас
Станет делать матрешки
Чтобы спрятать свое естество
За плоскими спинами тех,
Кто, являясь людьми,
Моет рамы, считает банкноты,
Диктует, несет, порождает…
И в гневе и в радости весел.
И редко встает с высоты
Утопающих мхов и лишайников –
Сломанных и раскладных,
Пуританско-мещанских
Обыденных кресел.
Я задыхаюсь людьми,
Их фактурой и текстом.
Я живу в их земле,
В их воде, я насилую
Их туалет, восседая
На их стульчаках,
На значках. И в контекстном меню
Авангардных страстей
Я толку в ступе чай
«Каркаде», и в журнале лицо
Улыбается мне своей
Глянцевой пустотой.
Кто-то после меня
Озверевший, голодный и злой,
Зашедшись в сократовском
Дискурсе, крикнет: «ПОСТОЙ!»
Но они! Но они!
Будут так же глазеть изнутри,
Разрушаясь снаружи,
Улыбаясь бесплодным
Дерзаньям любви.
И какой-нибудь там Пошелюжин,
Отсчитав три аккорда,
Мне скажет: «СМОТРИ!»
Нет. Не Я!
Я построю себя на крови,
Оскоплю себя текстом
И, выйдя за край,
Разорву свое сердце,
Как мяч, снова брошу
В корзину, ворота… «ЛОВИ!»
Я погиб, защищаясь,
Погиб, задыхаясь людьми!



             Всегда на воле

          Посвящается Чарльзу Майлзу Мэенсону

Чтобы унизить других,
Чтобы тебя боялись,
Чтобы в какой-то миг,
Чтобы с тобой остались.
Чтобы внутри коммун,
Чтобы в жаре пустыни,
Чтобы под светом лун,
Чтобы в коротких мини.
Чтобы отличный секс.
Чтобы потом упреки.
Чтобы никто не лез.
Чтобы мужские соки.
Чтобы звучать струне.
Чтобы потоки боли…
Чтобы тебе и мне,
Чтобы всегда на воле!




               Платок

Платок, как символ расставанья,
Платком кому-то машут вслед.
Достав платок, мы вспоминаем
Людей, которых рядом нет.

Ушла подруга безвозвратно.
Я шел с поникшей головой,
Платок подаренный мне ею
Лежал в кармане, - носовой.

Другой платок мне подарили…
(Наш мир неистово жесток)
Когда мой друг летел в могилу
На простынях... Опять платок!

Платок, как символ расставанья.
Но он не сдержит слез поток.
Хотя нам для того и дарят
В последний раз простой платок.  



               Эксплорер

Поэтом можешь ты не стать,
А программистом быть обязан.
И для системы порождать
Маразм, умноженный маразмом
Тебе должно быть не впервой,
Не в третий, даже не в десятый…
Ты не умеешь отдыхать
В обнимку с ломом и лопатой.
Над каждым пикселем повис
Твой мозг червями изможденный
И снова «браво», снова «бис».
Ты снова дико возбужденный
Полез в системник, суетясь
Стараясь там найти ответы
На свой незаданный вопрос
Об архаичности планеты.
Тебе ли жить среди волков,
С людьми себя отождествляя?
Ты не носил таких оков,
Ты не умел себя стесняя,
Ходить кругами по прямой
Местами зарываясь в ил…
… ты снова порождаешь грязь,
Меняя картриджи чернил!


 
Под скрипочный мотив

Под скрипочный мотив
Он хоронил жену.
Он нес тяжелый гроб,
Вместивший боль утраты.
Под скрипочный мотив
Он покидал страну,
В которой жил трудом –
С зарплаты до зарплаты.
Под этот злой мотив
Он поздравлял друзей,
Живущих далеко
За темным океаном.
Чужой среди своих
Он становился злей,
Все время проводя
С наполненным стаканом.
Под скрипочный мотив
Он стал бояться снов,
Стал рисовать картин
Тревожные сюжеты…
Под скрипочный мотив
Он был машиной сбит.
А так хотел дожить
До следующего лета.



              «Я»
    (гражданин хвост)

Скорблю, люблю, хриплю и вою
В прозрачных сумерках окна.
И разноцветною хвоею
Меня щекочет тишина.
Она летит не умолкая
Во вздыбленную ветром даль,
И снова падает, не тая,
На иллюзорную медаль.
Искрится снег – скупой развратник
В колючих дебрях панталон.
Я натяну потуже ватник,
Так чтобы хрустнул поролон.
Ведь он следит и лепит фиги
Для самобытности вранья.
Кто знает, может эти сдвиги
И есть мучительное «Я»?




            *     *     *
Мы говорим с тобою зло,
В подушку наши лица пряча.
Я на тебя надел седло,
Моя уродливая кляча!

Я говорил тебе «аншлюс»,
Все шлюзы в доме закрывая,
А ты кричала: «Я боюс!»
Ты дура! Дура молодая!

За нами, кажется, следят,
Я громко закрываю окна…
А паранойи пухлый зад
Уже напряг свои волокна.

Я закрываю туалет,
Тетрадь и трупик тети Раи
И твой обеденный омлет,
Пахнувший плесенью сарая.

Выбрасываю целый том
Чужих, но очень мудрых тем.
Я стал отъявленным скотом,
Решившим тысячи проблем.

Но я надел свое седло
На твою треснувшую спину
И уронил свое весло,
Перешагнув случайно мину.


 
                Режимы

В режиме «Play» я стал играть
И проиграл трусы.
В режиме «Stop
» я стормозил
И отпустил усы.
В режиме «Help
» я всем помог,
За что схватил пизды.
В режиме «Sos
», как гусь сухой,
Я вышел из воды.
В режиме «Punk
» вонючим стал,
И реггей танцевал.
В режиме «Big
» я бросил всё
И мышцы накачал.
В режиме «Fuck
» я стал ебать
И загремел в тюрьму.
В режиме «War
» был на войне
Не нужной никому.
В режиме «Drink» я стал бухать
И пробухал весь прайс.
В режиме «Job» работать стал
На светлый
paradise
В режиме «God
» я стал святым
И отпускал грехи.
В режиме «Schlecht
» я стал плохим,
Как лохи от сохи.
В режиме «Nein» я охуел
И выключил «
Rammstine»
В режиме «Bose
» злобным стал
И злым, как Франкенстайн.
В режиме «Love
» я полюбил
Красивую вдову.
В режиме «Kill
» её убил,
Не знаю почему.
В режиме «Drive» поехал в лес,
Там тело закопал.
В режиме «Cop» стал нагло врать,
Всё это отрицал.
В режиме «Drugs» подсел на кайф,
Все вены запорол.
В режиме «Coma» чуть не сдох,
Стал мнителен и зол.
В режиме «Jahr» прошли года,
Я сильно постарел.
В режиме «Arm» руки подать
Никто мне не хотел.
                  В последний раз, закрыв глаза,
                  Усну в режиме «Night».
Гори, гори, моя звезда,
Гори в режиме «Light»!




              Мой Бог
  
Мой Бог ударился в бега.
А ведь до этого терпел.
Терпел и я. Зачем?! Зачем?!
Терпели мы – я  и мой  Бог?
Кому доказывали мы, что
Есть терпению предел?
Себе доказывали мы.
Ведь исключительно себе.
Я сжал в себе все, что сумел,
Решил держаться до конца.
А он устал, он побледнел…
…ушел с крыльца.
Без рюкзака, забыв очки,
С нечесаными волосами.
Я закричал ему: «Постой!»
Не покидай меня, Сусанин!
Ведь ты меня сюда завел.
Заставил ждать без сна и смысла.
Куда ж ты побежал? Куда?!!
А он пошел. Не обернувшись.
Я сел решив: «Я буду ждать»,
«Я буду быть наперекор»,
«Наперекор себе, ему, живым и
мертвым». Он все шел.
Мне это позже рассказали.
Что он пропойца был и вор,
Насильник и ковбой.
Я не поверил никому.
Будь он хоть дьявол во плоти.
Никто и никогда не видел,
Как мы сидели взаперти
И беззаветно ждали лета.
Он говорил мне: «Подожди».
Никто так не сказал до этого!…
Мой Бог ударился в бега.
Зачем?! Зачем он не дождался?!
Я не поверю никогда,
Что он не Бог и что он сдался!



                 Окно

Когда я выпаду в окно
В твое окно ударит птица,
А дядя Ваня похмелится
И съест огурчик заодно.

Когда я выпаду в окно
Соседка Клавдия заплачет
Хотя быть может это значит,
Что слишком грустное кино.

Когда я выпаду в окно
В твоем дворе наступит осень
А мать вздохнет и взгляд свой бросит
На потускневшее панно.

Когда я выпаду в окно
Ты скажешь девочке Оксане:
«А помнишь тот, в смешной пижаме…»
Оксана скажет: «Не смешно».

Когда я выпаду в окно
Осенний дождь оближет рамы
В моей психушке эти драмы
Не тронут вовсе никого

Все станет как давным-давно
Тебе никто так не напишет,
Не закричит с покатой крыши:
«Смотри, я падаю в окно!»



        Давайте играть!

Давайте сыграем в игру:
Я как будто бы просто умру,
Вы как будто бы просто уснете
Или бомбу в метро взорвете.

А еще веселее так:
Я стандартный такой простак,
Вы – пробитые наркоманы
Потрошите мои карманы…

Нет. Можно еще веселей!
Я конкретный московский гей,
Вы блюстители правопорядка
Берете законную взятку.

Есть еще один вариант:
Я чудовищный официант.
Вы клиенты с лицом горилл.
Я вас с ненавистью убил.

Можно, кстати, сыграть еще:
Я наваливаюсь на плечо,
Вы с естественной добротой
В меня плещете кислотой.

А закончим играть вот так:
Я тушу по ночам маяк.
Вы шагаете вдоль витрин.
Вы одни? Или я один?


Добавить коментарий

Вы не можете добавлять комментарии. Авторизируйтесь на сайте, пожалуйста.

 Рейтинг статьи: 
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10
 
 
 
Создание и разработка сайта - Elantum Studios. © 2006-2012 Ликбез. Все права защищены. Материалы публикуются с разрешения авторов. Правовая оговорка.