Ликбез - литературный альманах
Литбюро
Тексты
Статьи
Наши авторы
Форум
Новости
Контакты
Реклама
 
 
 
Архив номеров

Главная» Архив номеров» 40 (сентябрь 2007)» Наш архив» Воскресный полдник с поэтессой Н.Н. (стихотворение)

Воскресный полдник с поэтессой Н.Н. (стихотворение)

Обмокни Ихтиандр 

            Из материалов бумажного "Ликбеза"
                       № 10, август 1996

                         


ВОСКРЕСНЫЙ ПОЛДНИК[1] С ПОЭТЕССОЙ Н.Н.[2] 
(стихотворение с комментариями Консерванта Порогова)

Я могу приехать в гости [3](скажем, в полдень - в воскресенье)[4],
Ты поставишь[5] чай с вареньем, не забыв о пирожках...
И меня от этой мысли посещает вдохновенье,
И со скромным обаяньем[6] я пишу о том в стихах.

Я мужчина-лесбиянец тоже и нуждаюсь в Музе,
Ну а ты, помимо оной, - в Муже[7]. Это хорошо.
Славно донимать друг дружку, в щастливом живя союзе:
"Где моя Большая Ложка[8], кружка где да щей горшок?.."[9]

Мы с тобою повстречались в Малом Храме Терпсихоры[10].
Ты ль так чудно изменилась, я ль совсем тебя забыл?
"Нинимуша!"[11] - почему-то пелись кудри, губы, взоры[12],
"Нинимуша!" - пелся облик твой во мне. (В златую пору
Лексикон Детей Природы по Лонгфелло я учил.)[13]

+ + +

Эта местность нам знакома как лирическая кома[14].
Отраженья водоема... в парке неком... на холме...
Растворившиеся своды и метнувшиеся птицы[15]...
Плеск слепого откровенья, пятна судорожных роз...

Не умею объясниться. Все к чему-то ум стремится -
А к чему? Какой-такою радостью теснится грудь?
Мне бы Радугой-Дугою над лугами распуститься
И умолкнуть... Да ногою моря не перешагнуть!

Мы живем, не совпадая, но ведь рядом? Это много!
Все бывало и грустнее в этом лучшем из миров![16]
От колючего истока до поющего итога[17]
Прошагаем мы не в ногу сквозь круженье голосов!

Боже, как он стал прозрачен, Твой секрет мироустройства![18]
В умиленьи плачу, плачу, словно Горький, надо всем[19].
В умиленьи пусть телячьем, но возвышенного свойства:
Вижу, бегаю, читаю, а вот эту дыню - съем!

Но куда мне за тобою, N.! Ты звонко окликаешь,
Ты бликуешь, восторгаешь, воспитуешь и цветешь.
Ты по вкусу добавляешь, ты латаешь и летаешь,
Ускользаешь, излучаешь, смотришь, плаваешь, поешь!..
(И Пегаса обуздаешь, и в огонь избы войдешь![20])

Мы живем, не совпадая... Даже в Риме не сойдемся,
В Петербурге и подавно, и Чугуев[21] не про нас;
Ни в предгориях Алтая[22], ни в Замбези[23] не столкнемся,
Но зато не разминемся в Энном месте в Энный час!

В Энске[24]. Там, куда заманчив вход, а выход неизвестен,
Где свирепые команчи тайный шлют тебе поклон,
Где герой твоих элегий притворяется, бесчестен,
Для монахини Вийоном и аббатом для Манон!.[25].

...................................................
...................................................
...................................................
...................................................

+ + +

Век-беглец уже не помнит несвободы и свободы;
В гуле бед-побед народных, фейерверках и пальбе
Я тебе слагаю оды, дочь Гармоний и Природы[26],
Дождь - прекрасную погоду - я пою вослед тебе![27]

Три к пяти - огонь и небо. Проливное. Кубок Гебы[28]:
Состязания гурманов в песнопеньях о воде
Неземной. В одежде клейкой мы бежим. Послушай, где бы
Израсходовать копейку?[29] Я не верю, что нигде.

В братском склепе липкой пачкой недотрог почили спички[30];
Не горючая утрата[31], и монетка не на то:
В честь божественной горячки мы глотнем еще водички -
Из ладоней газировки у грошового авто![32]..

И еще в таком же духе строф 15 - до финала[33]:

Путник![34] Коль идти на запад, а потом свернуть на север,
И еще на север, запад, то, покинув жалкий плен
Сплина, спида, тлена, спада, ступишь ты в салат и клевер,
В зной потерянного сада[35] и воскликнешь: "Здравствуй, N.!"[36]


[1] Название сразу задает главную тему стихотворения- тему невстречи (говоря по-Ахматовски). «Воскресный полдень» пародирует многочисленные названия типа «субботний ужин», «праздничный обед» и проч., причем, в отличие от названных сочетаний,  выглядит несколько абсурдно, т.е., невозможно. Это и не случайно – ведь речь идет о полуденном времени дня воскресенья. С точки зрения  европейской (христианской) культуры – абсолютно идеальном времени и месте (ср. утопическую повесть бр. Стругацких «Полдень, ХХI век»).  Потому и – с любой точки зрения -  свидание с поэтессой НН представляется герою абсолютно несбыточным!

[2] С одной стороны, НН – это удвоенная (для усиления) литера анонима, с другой – речь идет о поэтессе Наталье Николенковой (стихотворения полно многочисленных отсылок к ее произведениям, каковые, кстати, исходя из задач нашего – реального, а не стиховедческого – комментирования без особой нужды не оговариваются).

[3] Один из наиболее важных претекстов данного стихотворения (в том числе и по ритмическому строению) – известное произведение А.Ахматовой «Я пришла к поэту в гости…», посвященное А.Блоку.  Хотя описанная в нем встреча формально состоялась, но по большому счету герой героиню не заметил, т.е., как раз невстреча по-Ахматовски там и произошла. Здесь – не было даже формальной встречи.

[4] Ближе всего по жанру данное стихотворение к посланию – жанру, распространенному в ГРИАДКовском обиходе (вслед за возродившим жанр Т.Кибировым). С посланиями в конце 80-х-начале 90-х обращались друг к другу М.Гундарин и В.Десятов. Адресатами посланий выступали и другие литературные деятели того времени. Послание И.Обмокни завершает этот ряд – и хронологически, и идейно-художественно.

[5] «Поставишь» - куда? Не напоминает ли это известный пассаж из анонимной поэмы «Утехи императрицы», где Екатерина Великая предлагает своему любовнику Григорию Орлову «поставить первый самовар»? Герой предлагает даже этим заняться героине, что сразу же характеризует его в полной мере! См. также примечание 29 и следующие.

[6] Герой  иронически принижает свое творение, объявляя его буржуазным (имеется в виду известный фильм Л.Бюнюэля). А с другой стороны – всего через несколько строк его идеал изложен вполне по-буржуазному, даже по-мещански! (Это мы про «щей горшок», см. далее).

[7] Довольно двусмысленное выражении. Означает же оно вот что: «давай, что ли, поженимся!». «Лесбиянство» же тут применимо исключительно к отношениям НН и героя с Музой (формально – женского рода).

[8] Имеется в виду  приз в виде деревянной ложки и кувшина, полученный Н.Николенковой за победу во всероссийском поэтическом фестивале «Мастерские модерна» (Барнаул, 1994). Получили его, среди прочих, и М.Гундарин, Д.Латышев  и В.Десятов. А вот Ихтиандр Обмокни – нет! Поэтому его предположение-мечта о семейном союзе выглядит вдвойне недостижимым, мол, вот если бы я тоже ложку получил…вот тогда… Кроме того, фаллический символ Большой Ложки открывает тему  тщетных эротических терзаний героя.

[9] Ср. «и щей горшок, и сам большой» - провокативно-мещанское кредо семейной жизни, демонстративно приписанное себе А.С.Пушкиным. Впрочем, кое-кто считает, что это было сделано для удовлетворения цензуры.

[10]  Сказано пышно, хотя имеется в виду какой-нибудь Дом культуры. Но тут важнее, что эта полувстреча тоже мнимая – Терпсихора, она и есть театральная иллюзия!

[11] Согласно словарю индейских слов, приложенных к переводу «Песни о Гайавате», «нинимуша»  означает «милый друг». См. также следующие примечания.

[12] У В.Хлебникова «бобэоби», помимо кое-чего из перечисленного, пелись еще и цепи. Думается, они, хотя и не называются здесь, но в виду автором имеются!

[13] Еще один важный претекст (также включающий и ритмическую основу) – «Песня о Гайавате», бунинский перевод Лонгфелло. Лирический герой данного стихотворения, действительно, делает важное лицо и сохраняет внешнюю невозмутимость при бушующих внутри страстях – что твой индеец! Ср. далее – «свирепые команчи».

[14] Ср. «Эта местность мне знакома, как окраина Китая» (И.Бродский, «Представление»). Серьезное геополитическое прозрение классика – и точное указание на географию происходящего у И.О. И, в общем, какая там в Китае лирика!

[15] Мотив метнувшейся птицы достаточно распространен в русской поэзии начала ХХ века (когда были созданы главные претексты данного стихотворения). Как правило, такое сочетание является эмблематичным для состояния внезапного появления, порыва чувств и т.п. Ср. стихотворение О.Мандельштама 1908 года « И как туманом одевает лица,// И слово замирает на устах,// И кажется -- испуганная птица//  метнулась в вечереющих кустах», В.Шершеневича «.Воспоминаний рой, как траурная птица,// Метнулся от меня, простертого в пыли».

[16] См. известный  роман Вольтера. В самом деле, по количеству карикатурных страданий, выпавших на долю Кандида, он вполне может сравниться с героем данного произведения (у которого, правда, все страдания воображаемые).

[17] Ср. детскую песню 80-х гг. ХХ века «От чистого истока в прекрасное далеко// я начинаю путь». Искажена в связи с мрачным настроением героя. Для него, впрочем, также важно и обращение к далекому, невозвратимому прошлому.

[18] Следует обратить внимание – «чертеж мира» стал прозрачен в результате слепого откровенья. Зачем, собственно, слепому прозрачность?

[19] См. многочисленные мемуарные свидетельства на этот счет. Впрочем, слезы эти были слегка крокодильими – ведь классика умиляло просто то, что человек чегой-то там пишет… А назавтра он мог на этого человека и телегу накатать… Так что герой плачет тоже с умыслом (в частности, как прямо сказано в следующих строках, рассчитывая   кой-что «съесть»!).

[20] «Огонь избы» - это, как выразился М.Гундарин,  Некрасов в обратном переводе с французского.

[21] С Римом (куда ведут все дороги), и Петербургом (культовым местом для провинциальных поэтов) все понятно. Чугуев же, помимо  классического топонима-символа захолустья (типа Урюпинска), известен как столица аракчеевских военных поселений, т.е., символ «дисциплинарного санатория» - как антонима (в культурном смысле) славным Петербургу и Риму.

[22] А уж где, казалось бы, как ни здесь! Рукой подать!

[23] Река в Зимбабве (рядом с более знаменитой рекой Лимпопо). 
А еще – одно из последних стихотворений Н.Гумилева (1921).
В нем рассказывается, в частности, о предстоящей встрече героя-воина
со слоном-убийцей – встрече, которая обернется для героя смертью и
вознесением в африканский рай. Кроме того, у Гумилева утверждается, что
«Шар земной обтекающих муз// Непреложны повсюду веленья!».

[24] Энск (равно как и перечисленные выше Энный час и Энное место) – это, конечно, «город Н.» (в смысле, ее город). Впрочем, не откажу себе в удовольствии процитировать знаменитое четверостишие Н.Николенковой: «Я чищу мундштук// «БТ» - дефицит// А в Н-ске любровь моя с кем-то спит// Эх, жаль не могу – ого-го, эге-гей// Я морду начистить любови своей!». Именно это стихотворение (вместе с некоторыми другими) имеет в виду автор в следующих строках.   Встреча вот в этом Н-ске героя и НН совершенно невозможна! См. следующее примечание.

[25] Образы стихотворений Н.Николенковой здесь даются, так сказать, в негативе. У Николенковой «и только выход ясен» - здесь наоборот. Герой , влюбленный «как в монахиню Виньон» (Н.Николенкова) здесь оборачивается каким-то мошенником (ревность!). То есть,  даже Энск  оборачивается «антимиром». Положительно, герой всячески пытается встречи избегнуть!

[26] Пример остроумия автора. Здесь мы имеем место с каламбуром. «Гармоний и природы»  звучит как «гармонии природы». (никаких гармоний во множественном числе не существует – если речь не идет о тальянках!). даже комплимент он в простоте сказать не может! Ну а про гармонию природы см. во многих стихах – от Тютчева до Заболоцкого. Ср. также в индуистской мифологии понятие пракрити (санскр.: prakrti – природа, производящая основа) – не проявленная основа (ее женская часть), воплощающая гармонию трех гун.

[27] Еще одно обращение к претексту А.Ахматовой. Ср. в стихотворении ахматовского героя – А.Блока  - «Пушкинскому Дому» : «Пушкин! Тайную свободу пели мы вослед тебе».  Герой данного стихотворения поет куда менее пафосные вещи, но также вслед за своим кумиром!

[28] Все ж-таки это скорее Северянин, чем Тютчев!

[29] Явственна эротическая коннотация. Израсходовать копейку (в случае, например, с газировкой или телефоном-автоматом) – опустить ее в щель (монетоприемник) автомата. Да и сам процесс изливания газировки из автомата (по виду и звукам ) явственно напоминает известно что .См.  также следующее примечание.

[30] Продолжение эротической тематики. Если относительно «копейки» можно говорить о том, что герой хочет, да не с кем, то здесь он признается в своем бессилие. Зажег бы огонь страсти, да спички (вполне себе фаллический символ) отсырели. Ср. песню В.Цоя «Мы ждем перемен»: «коробка спичек пуста//но на кухне синим цветком горит газ». Герой Цоя отказывается от примитивной эротики в пользу любви великой, символической («синий цветок»). Герой данного произведения также не прочь произвести аналогичную замену: «В честь божественной горячки мы глотнем еще водички». См. также примечание 7. 

[31] Помимо каламбура («горючий» от «горя» и «гореть»), здесь важная отсылка к одной из знаменитых невстреч русской литературы. Речь идет о том месте романе В.Набокова «Лолита», где Гумберт находит Лолиту «в положении» (и вне положения нимфетки): «Я прикрыл лицо руками и разразился слезами — самыми горючими из всех, пролитых мной. Я чувствовал, как они вьются промеж моих пальцев и стекают по подбородку, и обжигают меня, и нос у меня был заложен, и я не мог перестать рыдать». Заметим, что здесь «горючие» (от «горя») слезы обжигают рассказчика. И не от этих ли слез промокли спички нашего героя?

[32] Впрочем, не будем забывать и социально-политический контекст. Напомним, что некогда, в 80-х годах,  1 копейку стоил стакан газировки без сиропа и коробок спичек. Т.е., герой предлагает еще одно – принципиально несбыточное-  место встречи, прошлое. Примечание 23 см. все равно!.

[33]  Строфы существовали (числом, правда, менее 15), но были уничтожены из соображений личных и цензурных. Но не пропали, став зернами будущих теоретических работ И.О. Так, из одной из них  выросла статья «О поэтике Ахматовой» (та самая, где И.О. непочтительно называет А.А.А. «поэтиком»), а из другой  - известные рассуждения «О расстреле Белого дома» (про новые версии смерти А.Белого).  Так что грядущие специалисты, в принципе, могут восстановить утраченные строфы по названным и другим произведениям.

[34]  Вот уже и до древнегреческих эпитафий дело дошло. Положительно, герой отгораживается от встречи с НН всей мировой культурой! Будто для этого она (культура) создавалась! См. также следующее примечание.

[35] Куда возврата нет в аккурат до постапокалиптического воскресенья.

[36] Итак, в финале автор выкладывает полный каталог невозможных для встречи мест, и еще обвиняет НН в том, что невстреча – это ее вина (собственно, это и есть главное содержание стихотворение)! Эх, что тут скажешь!



Комментированная публикация Консерванта ПОРОГОВА

Добавить коментарий

Вы не можете добавлять комментарии. Авторизируйтесь на сайте, пожалуйста.

 Рейтинг статьи: 
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10
 
 
 
Создание и разработка сайта - Elantum Studios. © 2006-2012 Ликбез. Все права защищены. Материалы публикуются с разрешения авторов. Правовая оговорка.