Ликбез - литературный альманах
Литбюро
Тексты
Статьи
Наши авторы
Форум
Новости
Контакты
Реклама
 
 
 
Архив номеров

Главная» Архив номеров» 40 (сентябрь 2007)» Проза» Секретарские будни (рассказ)

Секретарские будни (рассказ)

Пынзару Анжела 

     Утром, когда она только приступила пить кофе с горячими пончиками прямо из микроволновки, вошел шеф.
      - Меня нет, - прокричал он у порога и скрылся в кабинет. Чуть погодя, на ходу снимая норковое манто, и разбросав шарф, перчатки, сапоги и сотовый по всей приемной, зашла в кабинет и Алина.
      - Меня нет. Ни для кого, - проорал еще раз шеф. - Да уж поняла, - чуть не ответила она, но спокойно и благодушно, с телефоном перед носом – вдруг кто-нибудь позвонит, сказала вслух: «Все заняты», - и занялась остывшими пончиками, и не успела она допить кофе, как второпях, что-то на себя застегивая, и не попадая – молния заела – из кабинета выбежала Алина. Накинула кое-как норковое манто и, глядя в пол, развернулась и хлопнула дверью. Зазвонил телефон.
      - Психо…, - сказала она кому-то в трубку и, пропустив момент, когда можно было понять что за клиент на том конце, а главное – насколько богат, все же силилась хоть что-то почувствовать. – Да, по записи. Да, на сегодня нет, записи нет. - Она посмотрела в журнал записей, на сегодня  не был записан ни один человек! Ни один! И так уже… - Нет, у нас огромные очереди, все стремятся попасть, Л. Ю. один из самых уважаемых психоа… России – чуть не брякнула Швейцарии – Вы же знаете… - пропела она и, как обычно, услышала в трубке арию клиента «
Save our souls». В этом и состояла ее миссия. Взяли ее за голос. – Голос. Голос. – сказал шеф. – Уши!? – спросила она. Она разговаривала с ним, не отрывая глаз от книги: «Уши?! –
     Почему – уши? – спросил я тогда.
      - А я почем знаю? Уши и уши! Во всяком случае, советую тебе всю эту неделю только о них и думать! Вот так и получилось, что целую неделю я провел, созерцая человеческие уши. А этот голос слушал. Пока она пропела по телефону свою на зубок выученную партию, шеф мерил шагами квартиру, ставшей по совместительству его кабинетом и ее рабочим местом.
      - Осечка, опять осечка, - подумала она. – И в трубку продолжила… находимся… Шеф, только что перешагнувший сорокалетний рубеж, никак не мог приспособиться к своему новому возрасту. Она повернулась к нему. – Зачем же Вы сейчас? - спросила она у него, - и не утро, и не полдник. – Ничего  не помогает, - обречено ответил он. Шефа она любила. Очень любила. С ним не спала. Ценила его ум, интуицию и, если бы ей понадобился совет, она обратилась бы к нему, она доверяла ему как профессионалу, знатоку человеческих душ, ей невдомек было, что только Создатель душ и располагает знаниями о них. Но, если бы ей понадобилась помощь, и она бы попросила ее у шефа, она бы все равно не вняла бы его совету, и он бы не обиделся, что с нее взять, с  секретарши-то? И лишь много времени спустя, когда она выплакала бы все слезы, выкурила бы все сигареты, съела бы все сладости, с половиной друзей, родственников, в том числе и с шефом, поссорилась бы, вот тут бы из закоулков памяти выглянуло бы решение, подкинутое шефом, когда она ему только рассказала об этом, и она бы воскликнула – как, где были мои глаза, как же я не видела… Секретов друг от друга у них не было.  – Ты меня знаешь, - сказал он ей, когда она приехала ознакомиться с кабинетом. И, удивительное чувство, что они знакомы очень давно, что она знает о нем все, и он о ней тоже, почти  все, подкралось к ней, когда она заваривала чай. – Я тоже так завариваю, воду сливаю, - обрадовался он. Она покупала ему презервативы, он как-то пожаловался, что Свете неудобно, она посочувствовала Свете: да, да, очень неудобно. – А ты откуда знаешь? – шеф приклеил к ней взгляд, - я забыл, забываю, что ты замужем. – У меня… - Ни одна до нее не жаловалась, - перебил он. – Завтра купи такие же как себе. - Какие? – он рассмеялся. Она купила, принесла, Свете понравилось. - Не вижу разницы, - сказал он за обедом. – Франция, - сказала она, разрезая дыню, - будете? – Спите? - спрашивали подруги. – Покупаю презервативы, - отвечала она. – Спишь? - спрашивал муж. – Я звонил, вы где были? - В ванной комнате, - ответила она. Из таких курьезов сейчас наберется целый анекдотический сборник. – Вот, газету нашел, -звонит муж, шеф рядом, - он что, блондин у тебя? – Нет, - хотела она ответить, но вспомнила, что в девятнадцать была неравнодушна к блондинам со стальными глазами («крестоносцы» окрестила она их), и сказала: Да. Шеф встрепенулся: - Летом, фотография сделана летом, - подсказывал он, - летом волосы светлеют, летом. Она рассмеялась: - Блондин, - она взглянула на шефа, он на нее уже не смотрел, - серые глаза. Серо-голубые глаза, - повторила она, – высокий. Муж бросил трубку. – Вот он сейчас придет, откроет тут пальбу, твой муж, ты не знаешь, состояние… - А Вы блондин с серо-голубыми глазами, и высокий? – спросила она. Шеф, узнав как далеко ему до ее идеала, рассмеялся. Когда она только поступила к нему на работу, а пришла она в черном свитере, он аж взбесился: где декольте, ты не на похороны пришла, покажи свою красивую грудь… - Я не буду работать…- сказала она. – Да не мне, миру покажи, - расхохотался он, и она успокоилась, и стала носить декольте, и шеф часто делал ей замечание: слишком дерзко, слишком вызывающе, слишком… Она смеялась, слишком близко к посетителям не подходи, люди в возрасте, а кофе вчера подавала этому, из… надо бы одеть что-то более… Ей нравилось все на этой работе. Нравился шеф. Она даже не понимала, что он ей нравится. Понимал муж. Она чувствовала себя рядом с ним свободно, раскрепостилась и всего за несколько месяцев расцвела, ходила по улицам, будто ступала по лужайкам с цветами, полюбила красивую одежду, французские духи – на эти милые штучки уходила вся ее зарплата, продукты она перестала покупать – и вместе с этим полюбила жизнь – такой, какой она оказалась для нее в сибирском, далеком от всяких столиц, городе. Оттаяла, отогрелась, только сейчас и почувствовала вкус к жизни – нежный, свежий, мягкий и сладострастный аромат водного цветка, точно реклама Ming-S
hu – она купила, без него она и не жила, и ходила вечно замороченная, вся в проблемах, как ее бабушка во вшах, во время голода. На все его увлечения смотрела легко, они ей не мешали, эти девушки, которые начинали охать и ахать у дверей его кабинета и сильно обижались, что консультация всего-то час, и ничего не успели, и, можно еще прийти, но как-то без записи… - Ты меня знаешь, - говорил он, - выходи за меня замуж. - Я замужем, - отвечала она. - Какое совпадение, и я женат, - смеялся он. Он не хотела замуж, она хотела крутить роман, он хотел жениться. Его кулинарные пристрастия ввергали ее в легкое недоумение: - Нет, нет, здесь мускат не пойдет, лучше щепотка шалфея, щепотка майорана… - Как будто не по тюрьмам обретался, а все по Ниццам, да по Монте-Карло, - шутила она, он говорил, что именно в тюрьме и почувствовал, что такое хорошая кухня, и хорошо приготовленная рыба… И, когда к ней нагрянули с обыском, она не удивилась, у нее ничего не нашли. – Он меня подставил. Она это точно знала. По своей прирожденной трусости, -подумала она. Она плакала, звонила, орала в трубку. – У меня не было выхода, - сказал он ей, - пойми, ты бы на моем месте… Она не дослушала, недели три рыдала, хорошо – не посадили. С мужем у нее окончательно разорвалось, она его не винила, время… каждой паре определено время, как на переговорном пункте, а их время давно вышло, их давно телефонистка  разъединила, а они делали вид, что не заметили, или ослушались, но не слышали друг друга.
     …И спустя несколько лет, когда она нежилась на песке, под любимым им солнцем Таиланда, она услышала разговор – умер от СПИДА, в Н. Хороший псих… был…
    

Добавить коментарий

Вы не можете добавлять комментарии. Авторизируйтесь на сайте, пожалуйста.

 Рейтинг статьи: 
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10
 
 
 
Создание и разработка сайта - Elantum Studios. © 2006-2012 Ликбез. Все права защищены. Материалы публикуются с разрешения авторов. Правовая оговорка.