Ликбез - литературный альманах
Литбюро
Тексты
Статьи
Наши авторы
Форум
Новости
Контакты
Реклама
 
 
 
Архив номеров

Главная» Архив номеров» 41 (октябрь 2007)» Для умных» Сигарета (статья для "Энциклопедии современной жизни")

Сигарета (статья для "Энциклопедии современной жизни")

Кудряшов Иван 

                               СИГАРЕТА

    
Есть поистине что-то несоразмерное в большинстве людских страстей и зависимостей – объектом сильнейшего влечения оказывается какая-нибудь мелочь, совершенная безделица. Например, сигарета – дрянь: ни ценности, ни пользы, но какой ажиотаж она может вызвать у курильщика (особенно после длительного воздержания)! Сигареты сегодня своего рода уникальный продукт: при всей бесполезности и очевидной вредности его восстребованость доходит до уровня предметов первой необходимости (т.е. сродни продуктам питания). В чем же смысл этой вещи сегодня и почему именно в наше время она стала столь распространенной (что мы даже не задумываемся о ее смысле)?
     История табакокурения на Западе насчитывает уже более 400 лет, однако, сигарета становится распространенной лишь с конца 19 века – в это время происходит особо резкий всплеск тенденций урбанизма и массовости в культуре. Любопытно отметить, что сигареты изначально были весьма популярны исключительно у военных, потому как позволяли сделать курение процедурой быстрой и не требующей особой подготовки. Это важный момент – курение изначально было сродни медитации: длительный процесс набивки трубки, ее раскуривания и мерного пускания колец – все это позволяло сосредоточиться и подумать, либо наоборот успокоиться и развеять мысли. Теперь это почти ритуальное действие сменилось будничным, полуавтоматическим насыщением никотином «на ходу». Словом, несильно сгущая краски, можно сказать, что современная жизнь, выбирающая сигареты, - это жизнь в какой-то почти боевой тревоге и спешке. Кстати, по поводу устройства сигареты у меня возникает стойкая ассоциация с развитием военного дела. Как изобретение в конце 18 века бумажного патрона (объединившего пулю и уже отмеренный пороховой заряд), повысившее скорострельность солдат, привело к более массовым потерям в армиях, так и массовое производство сигарет вместо трубок и сигар – неуклонно ведет к росту летальных исходов среди армии курильщиков.
     Развитие этой вещи в ХХ веке – от папиросы до современной сигареты с многослойным фильтром – может послужить хорошей демонстрацией общей линии. Фильтр – это больше иллюзия безопасности, выражение тенденции к десубстанциализации наслаждения, нежели реальная защита. Цивилизация симулякров таким образом культивирует в нас инфантильные надежды, что-де можно получать удовольствие и не платить за это высокую цену. Для этого всего лишь необходимо лишить это удовольствие его несовершенного патологического носителя: сигареты с тройным угольным фильтром или бестабачные ароматизированные сигареты, кофе без кофеина, безалкогольное пиво, обезжиренное мясо, секс без пенетрации и т.п.
     Однако жест критики в этом случае будет двояко непримирим: мы либо получаем так или иначе свою порцию яда и регрессивного наслаждения (а пресловутый безопасный фильтр лишь избавляет нас от угрызений совести и страхов), либо мы получаем одну видимость удовольствия, чистый симулякр (здесь курение - отсылка к фантазму якобы-существующего наслаждающегося курильщика, не испытывающего по этому поводу никаких страхов или вины).
     Кстати, интересно было бы проанализировать явную фалличность данного предмета (пожалуй, кто-то уже этим занимался). Однако мне кажется «популярность» сигареты в повседневности связана в первую очередь не с нарциссически-фаллической стадией (удовольствие от образа себя), но скорее с более ранней – оральной. Сигарета – своего рода социально приемлемый объект, заменяющий другие оральные объекты (к примеру, пальцы), и одновременно занимающий руки. Таким образом, манипуляции с сигаретой обнаруживают двойную функциональность в подавлении внутренней тревоги. В то же время скажем прямо – подобные манипуляции реально никакой тревоги не снимают, в лучшем случае – отвлекают мысли от фиксации этой тревоги. Явно фрустрирующее отличие курения сигареты от естественных успокаивающих действий (например, почесывания, ковыряние в носу или потрагивания носа и рта) в том, что оно совершенно лишено телесного аутоэротического эффекта, т.к. действие перенесено с тела на внешний объект. Именно поэтому всякий курильщик получает скорее удовольствие «от головы», нежели непосредственную телесную разрядку – отсюда разного рода «оправдания»: дескать, нравится запах, нравится пускать дым, приятное ощущение в голове. Эти «оправдания» - суть нарциссические замены неполученного телесного (в первую очередь орального) удовольствия. Нарциссическое же удовольствие – это удовольствие от сохранении/поддержания образа себя, а отнюдь не нечто непосредственное.
     Несмотря на вышеотмеченный тезис о том, что курение не приносят никакой реальной разрядки, нельзя не сказать о своеобразном освобождающем потенциале сигареты. Все дело в том, что неправильно было бы излишне резко разводить опыт тела и опыт языка, слова – для нас порой слова и знаки оказываются первичнее, нежели реальность уже означенного тела. То есть не сама по себе, но потому что сигарета для нас уже стала знаком отчуждения, одиночества, депрессии, она может оказаться эдаким симптомом-партнером, на которого мы способны перенести наши переживания. С. Жижек назвал это интерпассивностью – человеческая субъектность такова, что я могу перенести на других людей или вещи свой пассивный опыт страдания и переживания. И пока сигарета в моих руках тлеет и «тоскует» за меня, я могу почувствовать себя более отстраненным к своему переживанию и подумать о том, что делать дальше. Подобное истерическое «отыгрывание» (я в Образе тоскующего) дает мне двоякий опыт – более отчетливое видение своей «усиленной» эмоции и переживания и одновременно осознание себя (как субъекта) вне разыгрываемой эмоции. То есть образ себя как таковой является не просто тупой преградой к чистому опыту субъектности, но в какой-то момент, уже будучи преодолен, нарциссизм становится условием более рельефного проявления этого опыта себя вне идентификаций и статусов.
     Здесь нельзя не отметить, что сигареты всегда были атрибутом-удостоверителем определенных идентификаций и статусов. Марка сигарет (и здесь не столько качество, сколько просто цена и рекламное позиционирование), манера и базовая ситуация курения – вот параметры, по которым мы легко (и для этого порой не нужно быть самому курильщиком) определяем род занятий, уровень развития и даже некоторые биографические данные курящего человека.
     Есть в нашем социуме даже своего рода шаблоны. Например, «рабочий перекур» трудяг низко квалифицированных профессий; «кулуарное курение» служащих и интеллектуалов; задушевное курение «среди-своих» на кухне; задумчивое курение «за-работой» представителей творческих профессий; озирающееся покуривание «за школой» как знак самостоятельности и причастности группе; сосредоточенное курение «в-одиночку» как знак депрессивных, маргиналов, поэтов и всех попавших в переплет; демонстративное пускание дыма вверх в развлекательных заведениях как знак расслабленности и удовольствия самим собой etc.
     Мало кто замечает, но в нашем обществе курение давно воспринимается отнюдь не как личное пристрастие отдельных личностей, а скорее, как некий универсальный атрибут, как минимум присущий всем взрослым мужчинам. Конечно, все мы сознаем, что это не так, но наше языковое бессознательное выдает как раз такое универсальное представление. Об этом свидетельствует тот факт, что люди как само собой разумеющееся спрашивают друг у друга закурить, причем отказ (по любой причине) весьма часто воспринимается как нечто неадекватное. Иными словами, здесь в массовом сознании курильщика работает фетишистское расщепление: «Да я знаю, что не все курят, НО я обращаюсь к другим так, словно верю в то, что все люди – явно или подспудно курильщики». То есть курильщику в каком-то смысле (для того чтобы продолжать получать какое-то удовольствие от сигарет) необходима фантазматическая вера, что все в душе желают это удовольствие, но не все могут позволить. Подобная двойная уловка – желание Другого и героизация потребления – есть своего рода матрица всякого потребления в основе которого не реальная потребность, а видимость. Именно таким образом решается парадокс общества потребления – как сохранить элитность потребления при его массовости и универсальной востребованности. И само собой, чтобы не видеть швов подобной уловки потребление осмысливается не извне, а изнутри – из мира глянца и гламура, призванного залакировать все шероховатости.
     Кстати, сигарета нередко выступает как объект гламура. Эстетически сигарета – объект скорее возвышенный (если пользоваться терминологией Канта), т.к. в основе его скорее негативный опыт. Сигарета ассоциативно связана с горечью, одиночеством, страхом, отвращением, распадом и смертью. В то же время эта образность в сигарете воплощается в наиболее ослабленном, терпимом виде; курение в наши дни вряд ли кто воспринимает как нечто греховное, порочное (как, например, абсент или некоторые наркотики). Можно вспомнить небезынтересный момент – первоначально сигарета эстетически была близка скорее образам женщины или феминизированного мужчины (напр., денди-декадента на манер Уайльда); знаком «настоящего мужчины» вплоть до середины ХХ века оставались сигара и трубка. Так, к примеру, известные сегодня как «брутальные» марки сигарет – «Кэмэл» и «Мальборо» изначально позиционировали себя как женские. Кроме того, нельзя не отметить, что сигарета как часть образа человека логично делает акцент на типично «женских» деталях – рот, губы, пальцы, запястья.
     Резюмируя, скажу: сигарета – очень типичный продукт современного капитализма. Это массовое, стандартизованное, функционально устроенное изделие, которое позиционируется как уникальное (своей маркой и устройством), все более безопасное и конкретно удостоверяющее ваш статус потребления. Но, несмотря на свое рационально-функциональное устройство, сигарета как любой продукт общества потребления порождает свой избыточный реальный остаток, который никак не вписывается  в последующий оборот – использованные фильтры, окурки и «бычки», щедро усеивающие наши города, обочины дорог, леса, парки и пляжи.

Добавить коментарий

Вы не можете добавлять комментарии. Авторизируйтесь на сайте, пожалуйста.

 Рейтинг статьи: 
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10
 
 
 
Создание и разработка сайта - Elantum Studios. © 2006-2012 Ликбез. Все права защищены. Материалы публикуются с разрешения авторов. Правовая оговорка.