Ликбез - литературный альманах
Литбюро
Тексты
Статьи
Наши авторы
Форум
Новости
Контакты
Реклама
 
 
 
Архив номеров

Главная» Архив номеров» 41 (октябрь 2007)» Поэзия» Предельные смыслы вещей (подборка стихов)

Предельные смыслы вещей (подборка стихов)

Сыроежкин Василий 

Запах Тунгусского метеорита

Коллекция марок заброшена в угол,
Стена минометом прошита;
Я шел сквозь ряды обезличенных кукол,
Под мышкою том Стагирита.

Безжалостен лязг милицейских повозок.
В доминиканской защите
Петляет стрельбою разреженный воздух,
Свиваясь в кровавые нити.

На шляпе звезда, шестипалая лапа,
В кармане билет на Гаити,
Повсюду охрана, и снова у трапа
Я слышу: Куда вам, простите?..

Страна упоительно белых одежд…
В логических снах Стагирита –
Широкое поле увядших надежд
Тунгусского метеорита.




То же

За те же деньги, в тот же снег
В массовку.
И тот же спринтер, тот же бег
Неловкий.
У тех же спин все тот же пот
И участь.
За ту же сумму тот же вход
На случай.
Все в той же книге тот же бред
Серийный.
Все тот же взгляд и тот же дед
Партийный.
Над тем же домом тот же дым
Кругами.
У той же мамки тот же сын
С деньгами.
Под той же крышей тот же год
Последний.
На той же даче тот же кот
Весенний.
Под той же ивой тот же пруд
Искрится.
И тот же мальчик, тот же плут
Стремится.
На той же ноте тот же срыв
И нервы.
У той же бомбы тот же взрыв
Не первый.
От той же жизни та же смерть –
Подруга.
А мы все ищем тот же след
Друг друга.




Я кончил

Я кончил.
Выбрось фартук.
Я завтра позвоню.

Я кончил.
Где мой завтрак?
Я память сохраню.

Я кончил.
Что за повод?
Я ухожу. Прощай.

«Я кончил» –
Веский довод,
Как пять рублей на чай.




Моя милая грешница

Моя милая Ёвович –
Перечница колченогая.
Моя милая, цепкая, хромоногая…

Но не об этом хотелось…

О старом буфете с камином,
О туфлях
old-балерины,
Облеванных керосином.
О жемчугах, мальчуганом
Припрятанных в шкапе,
О семафоре в францисканском
Стиле и теплой собачьей лапе.

Но не об этом хотелос…

О паперти с кучей безродных,
Обсосанных, выскоблагородных.
О матери, растирающей слезы
Чужих, недомыленных,
Недоласканных…

Но не об этом хотело…

Хотело то в кось
Но тело то в выкось.
Мы рылом на гвоздь…
Моя милая Ёвович –
Дикость!




                 *     *     *
Упиваясь собственной иррациональностью,
Хожу по улицам ваших городов.
Растекаюсь треклятой эмоциональностью
На углах ассамблей и садов.
Возникаю хронической свежестью
В каждом рту, опечатанном жалостью.
Я – большая-большая комета,
Встревоженная вашей усталостью!




Индеец
                                  
Кену Кизи

Повис топор гнетущей тишины;
В кровавых родах отходили воды.
Как рвотные перцепции природы –
Мужчины, не пришедшие с войны.

Повисла сталь, уродливой рукой
Швыряя угли произвольной формы,
В сетях статей краеугольной нормы –
Невидной вечности невиданный покой.

Повисли шторы, сон развел мосты,
Я выпил спирт из многогранной кружки.
Большой индеец тянется к подушке,
Навек лишаясь вечной немоты…




Мой красный флаг.

Мой красный флаг
под вывеской «Цирюльня».
Обычный из мохера флаг.
И почему он мой
Не ясно.
И почему он мой и красный.
Обычный из мохера флаг.
Тебе не друг и мне не враг.
Но для кого-то он опасный.
Мой под «Цирюльней»
Красный флаг.
Мохеровый
И красный.




                 *     *     *
Он вместо благодарности
Ударил мне в лицо.
Я, ко всеобщей радости,
Свалился под крыльцо.
Она надела платьице
И вышла за него…
А у меня сумятица
И больше ничего.




Не робкий робот в робе

На нем висел пиджак,
Как на кукушке гиря.
Он словно Жак Ширак
В пустопорожнем мире.
Как некий элемент
Не вписанный в структуру,
Как добрый импотент,
Околдовавший дуру.
Еще была любовь
И к мудрости потуги
Рифмуется на «кровь»,
Рифмуется на «дуги».
Он вышел в летний сад
Не рад стихам и смыслам
А где-то грохал град
Раскосым коромыслом.
Животная душа,
Стремящаяся в небо…
В кармане не шиша,
А так охота хлеба.




Нарисуй на стекле стекло

Нарисуй на стекле стекло
Нарисуй чтобы было больно!
Нарисуй. Нарисуй назло.
Нарисуй, города и войны.
Нарисуй свой последний шаг
Нарисуй кьеркегоров трепет
Нарисуй на странице знак.
Нарисуй подростковый лепет.
Нарисуй, разожми, сорви
Нарисованные картинки
Нарисуй, надави, возьми –
Нарисуй на глазах росинки.
Нарисуй на стекле стекло.
Нарисуй, чтобы выдох сбылся
Нарисуй! Все уже прошло…
Маяковский опять родился.




Результирующая способность
удобоваримых фрикций

Эрекция.
Это символ эпохи.
Эррекция.
Со стола – заварные крохи
Эрррекция.
Над жнивьем – желанье
Эррррекция.
Сонное мирозданье
Эрррррекция.
Увеличение тяги к размерам
Эррррррекция.
Гетерогенная схема
Эрррррррекция.
Дихотомическая формальность
Эррррррррррр…я.
Шизофреническая модальность.




                 *     *     *
Мне показалось, что кто-то ненавидел снег.
Мне показалось, что это был охранник,
То есть страж.
Я был невидим небу. Я ненавидел – птерадактиль
Еще я ненавидел паж!
Я был, как волосы в помаде –
Как ты внутри бульона Нади,
Как треск за общим
Мерзким трепом.
Я не хочу в тебя
ПОТОПОМ…




В углу

В ранетно-яблоневой роще
Упущенных невзгод и писем
Гуляли розовые мощи
И был садовник независим.
В углу межзвездного простора
Стояла цель Вильгельмом Теллем
И удалая мандрагора
Стекала с воза буйным селем.
Прощаясь с Родиной и Тятей,
Игристое налив в бокалы,
Смеялись нервы пьяным зятем
И суетились генералы.
Традиционные услуги
Бессчетно малым величинам,
Я вдул вчера твоей подруге,
Но я имел на то причины.
В ранетно-яблоневой сетке
Иллюзий сладкого шербета
Постой со мною у беседки
Палящего нещадно лета.




Горизонт

Моя радостная симфония
Тысячей ртов исторгнутая.
Моя сладостная агония
Собою в себе утонутая.
Соболья-песцовая-сущность
Ровнее желудка жабы.
А ты?
Ты умеешь навязывать?
Навязывать
Галстук ржавый?




Запас последних сил

Я человек с большим запасом сил.
Душевных, механических, последних.
Я с древа накопительства вкусил
Огромных льгот. И в паводках весенних
Я человек запасшийся водой
На случай отключения во вторник.
Я оптимист, живущий чехардой…
…а за стеной опять скончался дворник.




Однополчане
А мы с тобой, блядь, из пехоты…

Мы все войны шальные дети –
Мы патрубки навозных труб.
Мы даже не за все в ответе.
Мы даже не раскроем губ.

С войной покончили мы счеты,
Но кто нам перекрутит фарш
И капитанские отчеты?..
Бери шинель – пошли на МАРШ!!!




Поезд на Сахалин

В читинской прицепке смерть
Движет рукой сдающего.
Скрипит мировая твердь
Трагедией вопиющего.
А в воздухе серый дым,
Молчание тонких сосен.
В читинской прицепке смерть
Раздавленных скукой весен.
Сверкает слепой металл
И рыбою пахнут руки…
Огромный-огромный зал.
Пиджак, сапоги и брюки.




Поэтический дебют

Я рву стихи, а он не рвет.
Он даже их не пишет.
А тот другой совсем урод
Не видит и не слышит,
Как рядом, будто крестный ход,
В фанфарах и софитах
Крадется нас-поэтов взвод –
Поэтов недобитых.
Мы сеем «мир», «добро» и «свет»,
Мы рушим все запреты.
Мы не великие. О, нет!
И мы не те поэты,
Те, что несут свое говно,
Чтоб мазать наши стены.
Мы верим твердо и в одно.
Мы верим в перемены!
Я рву стихи, болит душа,
Как раны фронтовые.
Не написавший ни шиша,
Я рву стихи… чужие.




Разоренные гнезда

Разоренные гнезда розеток,
Большегрудое море морщин.
Дедуктивный назойливый метод,
Изувеченный сетью причин.

Серой Шейкой летящей над лавой,
Разлагается корень из икс.
Разоренные гнезда облавой –
Камнепадом, стремящимся вниз…




Консумент

Автотрофно питаясь собою,
Весом в сорок ночных децибел,
Я пока еще, кажется, стою
Копрофагии свившихся тел.

Я непризнанный сын ноосферы,
Разрушающий биоценоз…
Консумент рассекающий волны,
Сквозь очки, оседлавшие нос.

Эталогия мне не присуща.
Мне давно уже не в МАГАТЭ!
И опять Беловежская Пуща…
И опять не на «Той высотЭ».

В Красной книге кровавых событий,
Парниковым эффектом судьбы –
В точке Либиха сходятся нити.
Я упрямо строгаю гробы…




Перспектива

Немного поспать, отдышаться и снова
…поспать и поесть и опять
…поесть и поспать, как все это не ново
…поспать и поесть и поспать.




Резиновая реальность заданности

Резиновая реальность заданности
Резиновая реальность заданности
Резиновая реальность заданности
Резиновая реальность заданности
Резиновая реальность заданности
Резиновая реальность заданности
Резиновая реальность заданности
Резиновая реальность заданности
Резиновая реальность заданности
Резиновая реальность заданности
Резиновая реальность заданности
Резиновая реальность заданности
Резиновая реальность заданности
Резиновая реальность заданности




Предельные смыслы вещей

По улице девочка шла.
Какую-то сумку нашла.
Открыла. А там, как назло,
Лежало вселенское зло.
Лежали: моральный закон,
Смешной поролоновый слон,
Еще пара древних монет,
Завернутый в плащ пистолет,
И звездное небо (в кульке),
Ладонь на горячей щеке,
Абстракции дальних морей,
Песцовые шкурки зверей,
Коричневый теплый предмет,
Квитанция на пистолет,
Фарфоровых блюд карнавал,
Квитанция на самосвал,
Ребенок на фото (в саду),
Следы на заснеженном льду,
Огромный глухой телефон,
Тревожный полуденный сон,
Свободные воля и власть,
Пиковая черная масть,
Один неудачный аборт,
Покрытье на теннисный корт,
Растрепанный женский парик,
И потный мужской дождевик,
Рыбацкая глупая снасть,
Заботливо-сонная власть,
Предельные смыслы вещей,
Заслуги, любовь и Кощей,
Отгадки, шарады, полки,
Капканы, буи, огоньки,
Остывшие за ночь костры,
Набитые снедью шатры,
Полоски железных дорог,
Сердечных сосудов порок,
Страница бессмысленных слов,
Отсутствие всяких основ…

Я видел, как девочка та
Шагнула спокойно с моста.
На шее висел – телефон,
В руках поролоновый слон.
Над речкой светила луна.
Так ярко! До самого дна!


Добавить коментарий

Вы не можете добавлять комментарии. Авторизируйтесь на сайте, пожалуйста.

 Рейтинг статьи: 
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10
 
 
 
Создание и разработка сайта - Elantum Studios. © 2006-2012 Ликбез. Все права защищены. Материалы публикуются с разрешения авторов. Правовая оговорка.