Ликбез - литературный альманах
Литбюро
Тексты
Статьи
Наши авторы
Форум
Новости
Контакты
Реклама
 
 
 
Архив номеров

Главная» Архив номеров» 42 (ноябрь 2007)» Изба-читальня» О коммунизме, революции и эволюции

О коммунизме, революции и эволюции

Корнев Вячеслав 

     Много лет я уже не писал ни строчки на эту тему. Долго копилась в душе усталость. Тяжело постоянно натыкаться на невидимую преграду непонимания, неодобрения, разочарования. Впрочем, нередко, упреждая эти реакции, я сразу говорю новым знакомым или студентам: «Думайте, что хотите, но я коммунист».
     Итак, сегодня 90 лет Великой русской революции. Долго зревший переворот в умах осуществился окончательно именно к этой знаменательной дате. Теперь обыватель уже не увидит в календаре красной «семерки» в ноябре, а вот объяснить, что он празднует парой дней раньше не сможет. Итак, советская Атлантида окончательно затонула. Переписаны учебники истории и философии. Забавно, кстати, видеть, как тот же твердолобый вчерашний «марксист» добросовестно переделывает свою старую макулатуру на новый лад, и с ревностью кусает мать-кормилицу – философию истмата и диамата. Не придумав ни новых категорий, ни идей, с тоской побитой собаки, лает на коммунизм, хоронит вместе с Марксом любое намерение изменить настоящий мир к лучшему. 
    
Вот, например, именно сегодня случайно попался на глаза вузовский учебник социальной философии, где С.В. Соколов выдает перл за перлом:
    
«Жизнь показала, что революционная практика значительно уступает эволюционной практике современного социал-капитализма, который без разрушения "до основания" предыдущих этапов быстро преобразовывает действительность».
     «Эволюционная практика более рациональна, гуманна, эффективна, надежна, чем практика революционная, вера в которую была стержнем марксовской идеологии, названную для большей убедительности научной».
     «Октябрьская революция началась с распространения марксизма, нового цивилизационного прожекта, являвшегося ересью западной христианской цивилизации. И крах советской цивилизации - результат поражения этого мировоззрения и адептов, его институтов и образа жизни».
    
Ни больше, ни меньше: сама жизнь, мол, упразднила коммунизм и проучила бедного недальновидного Маркса. Хуже всего, что за этими благоглупостями стоит целая система искривления мозгов. В этой системе революция приравнивается к терроризму, а марксизм – к неправильной религии («ересь западной цивилизации»). Как можно всерьез принимать этот бред (хотя каждый почти учебник – это маленькая смерть – смерть ума и совести сие читающих и пишущих)? Неужели остепененному дяде непонятно, что гипотезы и теории в принципе не подтверждаются и не опровергаются опытом конкретных политических институций? Что Маркс никогда не выдавал себя за библейского пророка и надеялся лишь на критическое и вменяемое прочтение его трудов? Что выбор между эволюцией и революцией вообще ложен и беспредметен? Что «крах» какой бы то ни было цивилизации (а что, есть вечные цивилизации, а закат греческой или римской цивилизации обесценил ее идеи?) не поражает в правах мировоззрение «ее адептов»? Поистине, прав был Эйнштейн, соотносивший с бесконечностью вселенной бесконечность человеческой глупости.
     Что до современного обывателя – у него мозги отсутствуют как явление. И вступать в перепалку по поводу его личных счетов с советской властью или в теме усвоенных им идеологических штампов вообще нелепо. Обыватель не владеет элементарной интеллектуальной способностью, например, сравнительным анализом. Поэтому попроси его осмыслить в такого же рода штампах другие похожие проблемы – вот здесь-то и загудит с непривычки в пустой голове. Взять один только известный «аргумент» против коммунизма как идеи: список (реальные цифры или мифические – значения не имеет) человеческих потерь. На этом самом основании идеи христианства должны быть объявлены просто вне закона. Ибо несоизмеримо большими потерями обернулось внедрение этих идей в жизнь (инквизиция, реформация, религиозные войны и пр.).
     Да черт с ним, в самом деле, с тупорылым обывателем. Проблема в том, что любому пытающемуся пользоваться своим мышлением современному человеку приходится иметь дело не с категориями для анализа, а с художественными образами (типа зловещего «тоталитаризма», кровавого «коммунизма», и пр.) и не с историческими фактами, а с научно оформленным враньем. И где-то там, в глубине, в пред-рассудке, в априорных установках сознания у всякого вопроса уже задано направление ответа. Как в политических лозунгах, так и на донышке этого сознания, почти никто всерьез не верит в революцию, почти никто не мыслит нечто альтернативное существующему положению дел.
     В такой ситуации единственное спасение – полная перезагрузка мышления, возвращение не к базовым посылам идеологии, а к структурам здравого смысла.
     Что, кто-нибудь всерьез думает, что «лимит на революции исчерпан», а история человечества закончена? Думал один псевдомыслитель, чиновник американского госдепа Фукуяма, так уже сто раз успел покаяться.
     Что, нынешняя самоедская социальная система со всеми ее якорями – хамоватым и вороватым чиновничеством, трусливой люмпен-интеллигенцией, деградирующей ниже скотского уровня «элитой» зажравшимися хозяевами жизни – это «лучшее из худших» (типичное самооправдание либеральной демократии) человеческих обществ?
     А выброшенные на помойку в переносном и буквальном смысле старики (узнал недавно из достоверных источников о том, как накачивают молодых хунвейбинов «Еды», «Единой России» то есть: в том смысле именно, что стариков нужно поскорее за борт, зря только расходуют, мол, национальный продукт) – это нормально?
     А как с той разочарованной, с пустыми глазами, спившейся, ошалевшей от «дури», затраханной в капиталистических фирмах молодежью – это наша перспектива?
     И как быть с той истиной здравого смысла, что не может целое общество жить одной лишь куплей-продажей? Промоутеры, провайдеры, брокеры, супервайзеры и прочие рядовые или нерядовые участники социальной пищевой цепи – они являются всего лишь проводниками и потребителями тех продуктов, которые должен еще кто-то производить. Что будет с обществом потребителей, когда нечего будет потреблять?
     Куда будет эволюционировать это уродливое паразитическое, даже не общество, а стадо? В чем счастье существования в мире, основанном на принципах взаимной проституции и взаимопоглощения? Съешь другого первым, разведи лоха, обмани ближнего, пока тот не обманул тебя – эти аксиомы социальной жизни буквализованы в каждом рекламном ролике, в каждом голливудском фильме. Стоит посмотреть незамыленным глазом, на эти типовые сюжеты: всякий успех начинается с обмана (как, например, в «Пиратах Карибского моря» - пионерах, кстати, капиталистической наживы), выгодной самопродажи (как в парадигматическом фильме «Красотка» - трогательной истории о том, как счастливо покупают «любовь» друг друга проститутка и спекулянт), ограбления (все эти избитые сюжеты о большом ограблении наглядно воплощают лозунг Прудона «собственность есть кража»)…
     Скоро еще один юбилей, кстати – «Манифеста коммунистической партии», написанного Марксом и Энгельсом в 1848 г. В этом старом тексте ничего не устарело, и не «опровергнуто жизнью»:
    
«Буржуазия, повсюду, где она достигла господства, разрушила все феодальные, патриархальные, идиллические отношения. Безжалостно разорвала она пестрые феодальные путы, привязывавшие человека к его "естественным повелителям", и не оставила между людьми никакой другой связи, кроме голого интереса, бессердечного "чистогана". В ледяной воде эгоистического расчета потопила она священный трепет религиозного экстаза, рыцарского энтузиазма, мещанской сентиментальности. Она превратила личное достоинство человека в меновую стоимость и поставила на место бесчисленных пожалованных и благоприобретенных свобод одну бессовестную свободу торговли. Словом, эксплуатацию, прикрытую религиозными и политическими иллюзиями, она заменила эксплуатацией открытой, бесстыдной, прямой, черствой.
     Буржуазия лишила священного ореола все роды деятельности, которые до тех пор считались почетными и на которые смотрели с благоговейным трепетом. Врача, юриста, священника, поэта, человека науки она превратила в своих платных наемных работников.
     Буржуазия сорвала с семейных отношений их трогательно сентиментальный покров и свела их к чисто денежным отношениям.
     Потребность в постоянно увеличивающемся сбыте продуктов гонит буржуазию по всему земному шару. Всюду должна она внедриться, всюду обосноваться, всюду установить связи.
     Буржуазия путем эксплуатации всемирного рынка сделала производство и потребление всех стран космополитическим. К великому огорчению реакционеров она вырвала из-под ног промышленности национальную почву. Исконные национальные отрасли промышленности уничтожены и продолжают уничтожаться с каждым днем…. Национальная односторонность и ограниченность становятся все более и более невозможными, и из множества национальных и местных литератур образуется одна всемирная литература.
     Буржуазия быстрым усовершенствованием всех орудий производства и бесконечным облегчением средств сообщения вовлекает в цивилизацию все, даже самые варварские, нации. Дешевые цены ее товаров - вот та тяжелая артиллерия, с помощью которой она разрушает все китайские стены и принуждает к капитуляции самую упорную ненависть варваров к иностранцам. Под страхом гибели заставляет она все нации принять буржуазный способ производства, заставляет их вводить у себя так называемую цивилизацию, т. е. становиться буржуа. Словом, она создает себе мир по своему образу и подобию.
     Буржуазия все более и более уничтожает раздробленность средств производства, собственности и населения. Она сгустила население, централизовала средства производства, концентрировала собственность в руках немногих. Необходимым следствием этого была политическая централизация. Независимые, связанные почти только союзными отношениями области с различными интересами, законами, правительствами и таможенными пошлинами, оказались сплоченными в одну нацию, с одним правительством, с одним законодательством, с одним национальным классовым интересом, с одной таможенной границей»
    
Что можно противопоставить капитализму как последовательному, научно обоснованному, идеологически оправданному и поставленному на конвейерный поток, процессу стерилизации человеческой души, выедения человеческого нутра? Только то, что и понимал Маркс под настоящим коммунизмом, определяя его так: «в коммунистическом обществе достаточно быть любящим бытием, чтобы быть любимым».
     Культу наживы, тупому инерционному потребительству нужно противопоставить любовь и творчество. Это просто. И это выполнимо. И вообще, при всех этих спорах о коммунизме и либерализме, важно понять, чем руководствуются спорящие. Если заботой об уровне своего финансового благополучия, комфорта, достойного места в пищевой цепи, то спорить вообще незачем.
     В одной из книг любимого мною Джона Фаулза (в романе «Коллекционер», рисующем жуткий образ типичного потребителя-каннибала) формулируются максимы жизни настоящего творческого и неравнодушного человека. Один их пунктов этого кодекса следующий:
    
«В политике придерживайся левых взглядов, ибо только сторонники социализма - несмотря на все их просчеты - по-настоящему неравнодушны к людям. Они сочувствуют, они стремятся изменить мир к лучшему».
    
Не сбиваясь на частную индукцию, и понимая, что о принципах и идеях нельзя судить по конкретным людям, мне действительно постоянно приходилось в этом убеждаться. От начала веков есть философия сытой сволочи, оправдывающей свое животное «законами человеческой природы». Есть философия фантастического по своей слепоте эгоизма. Есть убежденность лишенного воображения обывателя, для которого есть только настоящее и видимое, а будущее представляет лишь график роста доходов и план покупок. И ничего с этим не поделать. Но меня лично всегда восхищала идея Ницше о том, что «человек – это нечто, что должно превзойти». Человек – это перспектива, стремление за границы своей биологической данности, своего инстинктивного приспособленчества, природной шкурности, стадности. Превращать же в культ отношение к настоящему человекоподобному животному невыносимо глупо.
     Смешно, что коммунистов мечтающих о новом обществе, где воздается по труду и таланту, и о человеке, любящем и любимом, обвиняют в противоположном. То проблема, якобы, в излишней регламентации этого будущего и должного: так, буквализируя Маркса или Ленина и начинают придираться к мелочам: а вот здесь-то, мол, не предусмотрели, здесь не сходится! То проблема в «прекраснодушии» коммунистов, не создавших четкой программы и теории. И вот против такого-то прекраснодушия выходят прожженные циники и знатоки жизни – мальтузианцы, социал-дарвинисты и прочая – не желая человеку лишнего и высшего, они четко познали его примитивные желания, и готовы поучить теперь бедолаг-идеалистов.
     Этот вот цинизм и вполне вменяемых и творческих людей поражает, как сильнодействующий вирус. В современных условиях кажется, что никакой настоящей альтернативы нет, что всякое инакомыслие ведет к пустому идеализму и утопическому мышлению. Сама эта идеологическая связочка «марксизм есть утопический проект» показательна.
     Поэтому стоит освободить от идеологических коннотаций саму категорию утопического. Как сказал С. Жижек, ««Утопическое» – это жест, который меняет координаты возможного… «утопия» – это вопрос глубочайшей необходимости, чего-то, что мы делаем вопросом выживания, когда больше невозможно жить в рамках «возможного». Тот факт, что для современного повседневного сознания утопия давно стала пугалом, а перспективы общественного развития мыслятся лишь как увеличение темпов производства, показывает, что, дискредитируя идею иного строя как таковую (не говоря даже о конкретных вариантах), идеология обнаруживает свою ключевую фобию – боязнь перемен как таковых, страх перед качественно другого вида социальным строем и сознанием.
     Это «ахиллесова пята» идеологического дискурса: все действительно для него опасное маркируется как «утопическое», ну а само «утопическое» - синоним «невозможного». Когда речь идет о подлинных альтернативах обществу потребления (например, социализм, коммунизм, религиозный фундаментализм и прочие, якобы дискредитировавшие себя проекты) сразу включается эта мозговая заглушка. В голливудских антиутопиях самым удивительным моментом является полное отсутствие фантазии, хроническая неспособность представить себе социальный порядок, хоть чем-то существенно отличающийся от нынешнего. Будущие альтернативы обществу потребления мыслятся либо как доведенный до абсурда либерализм (например, в фильме «Разрушитель», где избыток заботы Закона о своих гражданах законодательно запрещает употреблять жирную пищу, алкоголь и т.п.), либо как утрированный технототалитаризм («Матрица»). Ясно, что выбор в такой системе безальтернативных альтернатив невозможен. Так дискредитируется сами понятия «утопия», «альтернатива», «выбор».
     На практике же изменить общество самопотребления можно и нужно. И для этого нет необходимости в цивилизационных обвалах или руссоистском «возврате к природе». Учитывая глобальный характер современных социальных процессов и всю степень взаимной ассимиляции труда капиталом, производства потреблением, институт принудительного потребления можно было бы постепенно демонтировать за счет симметричного сокращения спроса и предложения, потребностей и желаний. Так, И. Джохадхе в книге «Демократия после модерна» предлагает такую простую и эффективную меру для решения данной проблемы:
     «Первым практическим шагом в указанном направлении могло бы быть решительное сокращение рабочего времени до 3–4 часов в день. Такая реформа труда неизбежно привела бы к снижению производства и, как следствие, падению уровня жизни. Однако эта чисто материальная, количественная потеря была бы сполна компенсирована выигрышем «качества жизни»… «Качество» определялось бы продуктивностью времяпрепровождения освобожденного от трудовой повинности человека, осмысленностью и результативностью его жизнедеятельности»
     Чем хорошо это предложение И. Джохадхе – так это конкретностью понимания задачи. Развивая эту мысль, можно было бы развернуть целый ряд практических рекомендаций. Например, постепенно сокращать количество телепрограмм и объем телевещания, рекламных блоков, новостных потоков, создающих повсеместно неперевариваемый избыток информации и, в результате – умножающих «пустую речь» и «пустое сознание» повседневности. Вместе с этим следовало бы законодательно покончить с реликтом частной собственности на информационные продукты («копирайт», «авторское право», «эксклюзив»), лишив их собственников возможности наживаться на неоправданных ценовых «ножницах» на, с одной стороны, «высокотехнологичные», «инновационные» (но при этом безличные, стандартные, конвейерные) продукты и, с другой стороны, на произведения традиционных секторов социального хозяйства (например, сельскохозяйственных продуктов).
     Выигрыш в этой социальной игре действительно оправдал бы потери экономического роста (впрочем, кризис роста и перепроизводства давно уже поставил вопросы о пределах и самой необходимости этого роста) или уровня привычного для «золотого миллиарда» комфорта. Жертва количества ради качества – это единственная, возможно, стратегия подлинного человеческого развития. Это и есть стратегия коммунизма, в моем понимании.

Коментарии

Snom | 09.11.07 12:31
Очень хочется подписаться под каждым вашим словом, но еще больше хочется поспорить. Тема глобальна, а потому - спорить можно бесконечно, а потому - спорить бессмысленно. Одно несомненно - человек угнетал человека всегда, при любом строе, при любых обстоятельствах. Так было и так будет. Как это связано с духовность человека, с уровнем культуры - по-моему, никак не связано. То, что сейчас людьми, вышедшими из 20 го века, считается полным крахом культуры, быть может завтра станет такой же классикой, как и "Война и мир". Оценивая уровень культуры, мне кажется, нужно наоборот абстрагироваться от каких-либо социальных привязок. Забыть о политическом строе. Ведь, несмотря на то, что, как сказано, буржуазия опутала весь шар земной (и не сегодня все это произошло), духовная жизнь человека продолжается, это факт. Насчет же того, что если не работать, а, следовательно, кушать поменьше - духовность сразу повысится, мягко говоря, бред полный. Половина Европы уже давно бездельничает, сидит на пособиях - что, ренессанс там?Вадим
vvkornev | 09.11.07 16:04
Вадим, спасибо за отзыв.Парочка добавлений:Если судить с позиций - "так было и так будет" (хотя, разумется есть вечные темы для критических рефлексий: падение культуры, конфликт поколений...), то оценивать что бы то ни было невозможно. Это ведет к агностицизму что в истории, что в культурологии. Если же мы в принципе беремся судить (и Вы ведь тоже!), значит такие констатации бессмысленны. Кроме того, я не верю в фатум и в природную подлость человеческой натуры - это один из мифов, на котором зиждется общество потребления. Зачем, дескать, переделывать мир и человека - человек при всех переменах останется эгоистом. Значит, к черту прекраснодушие, идеализм, альтернативные проекты, нужно на деле лишь ввести это природное скотство человека в приемлемые рамки, стеснить эгоизм общественным договором. Отсюда и это знаменитое черчиллевское самооправдание демократии, как лучшего выбора из худшего. Вот это меня всего больше и раздражает в капитализме: априорное признание человека скотом, сведение социальных отношений к взаимному поеданию (благородно названному "конкуренцией").
vvkornev | 09.11.07 16:07
Что до идеи Джохадзе - не новой, конечно, это лишь реинкарнация одной мысли Кампанеллы - то это только маленький шажок вперед. И он требует многих еще подвижек. ясно, что время сэкономленное на тупом ковейерном труде следует не на тупое же потребление расходовать. Но я помню, кстати, как те несколько дней, когда горела останкинская башшня и телевизор превратился в обыкновенный ящик, народ немножко ожил. Кто-то даже читать с горя начал.
Snom | 09.11.07 19:35
Вы, философы, пытаетесь обобщить человека. Например, назвать общество бездуховным, ссылаясь на то, что большинство стало быдлом, скотским обществом потребления. Потому что рассматривать отдельного человека слишком сложно. Вот духовность, как сказано, зависит от строя или уровня жизни. Может быть, может быть. Только где эта статистика? Сколько человек из тысячи, скажем, духовны при капитализме или социализме? А можно проще? Когда Есенин был духовнее? При царе, или при совдепах? Когда спал в холодной ванной с Мариенгофом или когда шампанское пил с Дункан?...Наивно думать и говорить о том, что коммунизм в его идеальной ипостаси сделает человека лучше или хуже. Если уж говорить о преимуществах определенного строя, то только, может быть, в экономическом плане. (Так говорит, смотрите, человек - потребитель). Изменить (развить) человека духовно может только сам человек, запрещать что-то ему или тыкать носом в культуру - бесполезно. У вас же есть такая штука в философии: привести ситуацию к нулю или к бесконечности и предположить, что будет? Почему сократить количество каналов? К нулю - закрыть вообще все средства массовой информации. Что будет? Так было уже - Пол Пот. Можно посмотреть и оценить.
vvkornev | 10.11.07 17:17
Ха-ха! Первая фигура обобщения - "вы, философы" (хотя я-то себя философом никогда не называл). После таких абстрактных обвниений в адрес философии вообще, разговор конкретным уже не будет.И вообще Вы используете принцип неполной индукции и произвольного обощения сплошь и рядом: на отдельной картинке основываете общие выводы. Плюс прием доведения до абсурда (закрыть все каналы), плюс образы-страшилки (Пол Пот)... Чем же этот дискурс лучше и доказательнее "философского"?Что до экономического критерия как приоритетного (или единственно возможного) для оценки общественного строя, ну тут я просто умолкаю. Это ва-а-а-ще! Тогда конлагерь тоже нужно признать оправданной и рентабельной моделью социума.
guest | 16.11.07 09:56
Статья цепляет. Со многим согласен. И дажее более. Особенно понравилось начало, момент про молодеж с "пустыми глазами, спившейся, ошалевшей от «дури», затраханной в капиталистических фирмах". И ведь понятно что последняя часть статьи это не программа действий, это попытка найти альтернативу, попытка предложить нечто новое. Как это у Сартра "человек это проект человека". И все же возникает вопрос. Кому нужно ограничивать рабочее время? Кто сможет остановить вещание каналов телевидения? Как возможно остановить рекламу? (Дмитрий)
 | 16.11.07 10:10
И еще вопрос, который наверное, даже, и не имеет прямого отношения к статье, но важен. Что первично? Общество потребления рождает бездуховность, быдленность и т.д. Либо бездуховность приводит к обществу потребления? И как возможно преодаления всего этог (опять же я понимаю что нет некого алгоритма, типа делай то или то и получишь третье), но вот этот вопрос который задают Стругацкие во Втром нашествии марсиан. Как сопративлятся тому что нам приятно? "Как это так, весь город за, а он один, видите ли, против!"
vvkornev | 20.11.07 20:59
Дмитрий, спасибо тоже за вопросы.Ясно, что эта проблема альтернативного мышления и альтернативных социальных процессов сегодня сложна, как никогда. Еще в 1964-м в "Одномерном человеке" Маркузе констатировал, что "в условиях повышающегося уровня жизни неподчинение системе кажется социально бессмысленным... В развитой индустриальной цивилизации царит комфортабельная, покойная умеренная, демократическая несвобода". Сегодня, когда класс рабов не бренчит цепями, не харкает кровью, а носит белые воротнички и отоваривается в лучших супермаркетах, любая традиционного вида постановка вопроса о целях, задачах и последствиях социальной критики часто сбивает с толку. Зависимые не желают быть освобожденными, затраханные работники находят прелесть в своем мазохизме. Не случайно, что более радикальная, чем марксистская - контркультурная критика (тот же "Великий Отказ" Маркузе) и практика (в виде общин хиппи, например) претендует на полное разрушение этой социальной системы. Но с контркультурой не меньше проблем. Я вот сейчас читаю новую и очень занятную книгу "Бунт на продажу" (Джозефа Хиза и Эндрю Поттера), где утверждается, что вся контрукультурная критика общества потребления не только не эффективна, но и попутно укрепляет структуры власти этого общества. Авторы книги ставят вопрос об эффективности разных радикальных способов противостояния Системе и приходят к неутешительному выводу: "Идея контркультуры, в конечном счете, основывается на заблуждении. В лучшем случае контркультурный бунт - это псевдобунт, серия драматических жестов, не приводящих к каким-либо политическими или экономическим последствиям, которые, к тому же, отвлекают внимание граждан от важных задач построения более справедливого общества. Другими словами, это всего лишь бунт, служащий средством развлечения для самих бунтарей. В худшем случае контркультурный бунт активно способствует современным бедам, подрывая или дискредитируя социальные нормы и институты, реально выполняющие значимые функции". Хиз и Поттер справедливо показывают, что одними альтернативами умело пользовалась власть и структуры потребления (в конце концов хиппи, панки, авангардисты, также как и собственно масскультовые ценности, были растиражированы, куплены и проданы с потрохами), другие изначально не несли в себе подлинно взрывной силы и были направлены лишь на получение личного удовольствия (наркотики, рок-музыка, свободный секс - все это по недоразумению и ввиду действия социальных табуаций воспринималось как практика радикального противостояния Системе). Особенно цинично выглядели такие акты конркультуры, как, например, поступок редактора альтернативного журнала "Adbusters" Калле Ласна: он начал с разрушительной критики общества потребления, а кончил впариванием через тот же "рупор сопротивления" собственного бренда кроссовок, "специально предназначенных для борьбы с "системой"". Меня самого в последнее время очень волнует тема хотя бы минимальной эффективности всего, что я делаю: лекции, киноклуб "Ликбез" и т.п. - все это у меня заточено на критику институций потребления, но где конкретные результаты этих моих потуг? Все чаще мне кажется, что настоящего выхода из этого тупика нет. Поэтому на прямой вопрос: кто и как будет демонтировать самоедскую систему потребления - у меня нет однозначных ответов. В обществе отчуждения власть отчуждена от живого человека, а человек - от власти. Кажется, что мы не имеем и малейших шансов на успех действительно контркультурных действий. Кажется, что сама альтернативность нашего мышления встроена в систему, существует на правах показного алиби потребительской демократии: ну вот же наши инакомыслящие, вот же наши непримиримые критики! Меня, впрочем, это часто лишь раззадоривает. Идти на таран, идти на запланированный провал - это эпично. Я таким именно образом и докторскую защищал - без минимальных шансов на успех: взятку в совет (в размере 20 тысяч!) платить отказался, да еще и скандал на эту тему устроил. И вообще мне еще за полгода гарантировали конкретные члены совета, что отрицательный результат они обеспечат. А я научному консультанту, который просто в панике был, говорю: плевать, пободаемся, мне так интереснее. Может и глупо, но мне этот практический нонконформизм больше для души дает, чем любое соглашательство.
Snom | 17.11.07 11:24
Вячеслав, я же с самого начала предположил, что споры бессмысленны. И спорить не собирался, тем более, с человеком, гораздо более разбирающимся в этих вопросах. Мне просто непонятна ваша позиция насчет духовности и бездуховности. Вы категорично утверждаете, что коммунистическое общество духовно, а капиталистическое - нет. Вот и не понимаю я, почему. Концлагерь нельзя признать ни оправданной ни рентабельной моделью, что вы такое говорите? Человеку там же ведь плохо.Вадим
vvkornev | 17.11.07 14:27
На последнее сначала отвечу:Вадим, я вообще пытаюсь не мыслить оценочными оппозициями (ибо за ними обычно скрывается идеологический дискурс) - просто в данном случае жанр публицистической заметки к некоторой плакатности располагает. Но даже при этом в набившей оскомину дилемме "материальное (потребительское) - духовное" смысл есть. Капитализм, отказываясь от содержательных самоопределений, подает себя как простую операционную машину. Современный выбор на политическом или экономическом рынке - это выбор между "профессионалами" и "непрофессионалами", а не между людьми, идеями и даже партиями. Профессионал же, например, менеджер, управляющий фирмой, футбольным клубом (а при необходимости - и концлагерем, почему бы и нет) - это лицо, свободное от моральных и прочих сущностных оценок. Его роль сводится к функции механического управления - чем, совершенно не важно. Его человеческие качества остаются "за кадром". Он нажимает кнопки, нанимает и увольняет, покупает и продает, но, разве он может быть при этом "объективным" роботом? Все общество потребления выросло именно из такой иллюзии "нейтрального управления" (концепт государства как "ночного сторожа"), "нейтрального поведения". То, что это миф - видно хотя бы из закономерного результата такой эволюции - порядка немецкого фашизма как совершенно рационального предприятия, где тщательно рассчитанную прибыль давали и живые, и трупы. Там тоже были такие же "управленцы" и "профессионалы", выполнявшие свои функции, подчинявшиеся приказам, исполнявшие свой служебный долг.В технототалитарной демократии тоже все устроено "профессионально", "нейтрально", все идет в дело - даже человеческие эмбрионы. И этот абсолютный порядок под видом идеально прибыльной экономики и результативного менеджмента может показаться просто "эффективной системой", хотя на деле это тоже - Вы правы - форма духовного отношения с любым оценочным знаком, просто закамуфлированная и смикшированная. Капиталист - не обязательно материалист. В своем рвении к абстрактным карьерным успехам, финансовым высотам и даже к творческим рубежам - он тоже разновидность идеалиста. Вот только не зря у Ларса фон Триера современный "идеализм" противоставляется такому человеческому качеству, которое датчанин называет "золотым сердцем". Абстрактный идеализм, как и политического толка "гуманизм" - это тоже форма культуры как искусственной реальности, но бесконечно далекая от конкретно человеческого. Людей вообще нет в таком рациональном лексиконе, есть "потребители", "электорат", "налогоплательщики" и т.п. Человеческих отношений тоже нет, есть безличные движения финансовых потоков, биржевых котировок, политических рейтингов. Славой Жижек в одной из статей анализирует рекламный плакат фондовой биржи, "доказывающей" обществу, что в ее структурах работают живые люди, а не функции. И это в самом деле нужно теперь доказывать.Все это маскирует не исчезновение духовности или человека (сие невозможно при любом строе), но тщательное нежелание к этим сущностным явлениям обращаться. Учить, воспитывать, просвещать - что в духе Руссо, что в духе Маркса - это слишком сложно и затратно. Проще манипулировать, продавать, взымать налоги. Советская идеология вместе с собственно идеологией несла массу позитива: бесплатное образование, разнообразные культурные программы, кружки, студии, библиотеки, миллионые тиражи художественной и научной литературы... Современный дискурс власти строется на чисто прагматических моментах: достаточно того, чтобы человек исправно потреблял и голосовал за "правильные партии". Все остальное нерентабельно. Зачем кого-то воспитывать или образовывать? Полезнее, если потребитель будет 8 часов в сутки продавать (еще раз спрошу: чем будет торговать наше деградирующее общество, когда сырьевые запасы кончатся?) и продаваться, а в оставшееся время будет покупать и смотреть телесериалы. Из этой прагматической установки и вытекает, что дело не в "бездуховности" капитализма - это как-никак определенная позиция. Дело в том, что такого вопроса здесь даже не возникает. Вы, Вадим, не находите, что сегодня сами разговоры о духовном воспринимаются со скепсисом или усмешкой? Духовность - это не товар и не фетиш, потому она дискурсивно не оформлена в современном лексиконе, это слово превращается в лексическую маргиналию. Таким образом, "капитализм", в моем понимании - это не "бездуховное", это "нейтральное" общество, общество, в котором производственно-потребительский процесс вообще не нуждается в какой-нибудь санкции духовности. К чему это приводит - по-моему, видно. Что до "коммунизма", то его, повторюсь, еще не было. Был компромиссный социализм с недемонтированными структурами потребления, властного аппарата, идеологией и пр. Но при этом - с пулом новых идей и генерацией новых людей, построивших города в районах вечной мерзлоты, покоривших космос, выигравших самую страшную в мировой истории войну... А вот на что способны современные потребители, когда от инерции советской пассионарности не останется и следа?
Страницы:  1 

Добавить коментарий

Вы не можете добавлять комментарии. Авторизируйтесь на сайте, пожалуйста.

 Рейтинг статьи: 
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10
 
 
 
Создание и разработка сайта - Elantum Studios. © 2006-2012 Ликбез. Все права защищены. Материалы публикуются с разрешения авторов. Правовая оговорка.