Ликбез - литературный альманах
Литбюро
Тексты
Статьи
Наши авторы
Форум
Новости
Контакты
Реклама
 
 
 
Архив номеров

Главная» Архив номеров» 43 (декабрь 2007)» Поэзия» Не с руки о хорошем писать (подборка стихов)

Не с руки о хорошем писать (подборка стихов)

Сыроежкин Василий 

      Я ЕДУ В БОЛИВИЮ

Я еду в Боливию
Месть,
           Месть!
Ты делаешь вдох
Дым,
           Пар!
Вагонный мертвец
Там,
           Здесь!
Я еду в Египет
Стал
           Стар!
Наш Остров Свобод
Был,
           Сплыл!
Молчащих ягнят
Смех,
           Шерсть!
Покойник сказал:
“Будь
           Жив!”
Я еду в Боливию
Месть,
            Месть!



            РУХНУВ ЗАЖИВО

Живу по всем статьям и обязательствам,
Трясу с других недаденное мне крыло.
Вложу в уста монету и предательство,
Зажгу подвалы, просушу весло.

                     * * *
Кусками щёлочи животного возмездия,
Разбитый церебральной суетой больниц,
Паскудный интервал-обломок лезвия
Степенный браконьер убил убийц.

                     * * *
Шаланда полная фекалий,
Наброски ненаписанных картин.
История размажет нас по камню,
А мы устроим пляс вдоль их могил.

                     * * *
Бульвар покрылся коркой пепла,
Чем не шутила карусель!
Я рухнул заживо в последних кадрах смерти,
В равнинной части слова выпал сель.

                     * * *
Шестая степень опьянения удачами,
Растрёпанные волосы, слезится глаз,
А Дуче расстреляли, как предателя
За то, что он всегда был выше Вас!

 


                         АГИТАЦИЯ

Кирка режет студень
                                  Щиплет кур
правым маршем-пословицей.
                                  Давит пробки ушные
Черёмухой дышит - не телится.
                                  Риббентроп молотилово - гром
Не прокормится - словится
                                  Выше нос вундеркинд - ГРУ
Неопознан Метелица
                                  Локоток близорук закусилась
Узда как удилище
                                  За мешок на вершок
Абдула закапался Калигулой
                                  В борозде старый конь все
Попортил ишак  но живёт ещё
                                  В Соловках закрываются
Выгулы винные
                                  Маршал-выходец из Забайкалья
Уже не исправится
                                  В кишлаках и совках не видать
Европейского сервиса
                                  На копье голова инженера-
Смотрителя кладбища
                                  Ветер носит листву-
Агитацию доктора Геббельса…




        ОКТЯБРЬСКИЕ ШОРОХИ

Упрессован кузов маком.
                    Я везу грозу туркменам.
Навернутся слёзы, чистим
                    Пулемёты смеха ради.
Щёлкнет где-то Приднестровье
                    За горами за долами.
--------------------------------------------
Навороты поворотов.
                    Из компота вынуть кости,
Бросить их на стол, смеясь,
                   “Бух!!!”- мозги летят на стены
Всюду грязь,
                    Всюду грязь.
--------------------------------------------
Шершень вылетит в окно,
                    Я прощаюсь в коридорах,
Запись тоже будет стёрта,
                    Полки книжные горят,
Сытый всюду слышит шорох
                    Кровожадных октябрят!




    МОЗГ ШЕВЕЛИТСЯ РУКОЙ

Я в бочку сунул оба пальца,
А третий, сука, не вошёл!
Я взял ножовку, откромсал страдальца
И бросил его, гадину, на стол.
Чернила высыпал в ладонь из века,
Намазал кровью хлебушек простой
И закусил всю эту тягомоту
Прокисшей бородинской колбасой.
Опрятный фартучек, во рту помадка,
За зубом застревают пирожки,
В ноздрях, там, где обычно бродят козы,
Слезятся ярко-жёлтые зрачки.
Изгибы локтя, рваность майки,
Не дали мне стрелять по поездам,
На шее чёрно-красный мятый фартук,
Я не разгладив его нагло повязал.
Внутри щеки опять соскочит чирей,
Закроется обёртка пиджака на мне,
Я жить хотел, как в лучшем порнофильме,
Как Карлсон с пулемётом на Луне.
Вздымаясь, пенясь, глыбясь над самим собою,
Накачивая умственную полость газом,
Я твёрдо знаю, где живут герои,
А мозг шевелится рукой и унитазом…




          ВОРОВАЛ МОЛОКО

Воровал молоко на базарах.
Избивал инвалидов и у них отнимал
Пузатые баночки с жирным напитком –
Полным жиров и белка.
Убегал во дворы, жадно пил, небольшими глотками
Тянул удовольствие.
Воровал молоко из квартир.
Разбивал людям окна,
Пробирался на кухню, искал там пакеты
С пастеризованным молоком.
Забирался на крышу и, глядя на звёзды,
Пил с наслаждением…
Воровал молоко в магазинах.
Обливал кислотой продавщиц,
Хватал прямо с прилавка
Бутылочки с ряженкой или кефиром.
Убежав от ментов, укрывался в подъезде
И, задумчиво щёлкая пальцем по крышке,
Представлял себе вкус…молока.
Воровал молоко у детей из колясок.
Затыкал детям рты, чтобы вдруг не орали
И, сняв соску-пустышку,
Глушил из горла калорийный молочный нектар…
Воровал молоко на базарах.
Воровал молоко из квартир.
Воровал молоко из колясок.
Воровал молоко в магазинах…
…При чём здесь уроки французского?!
    Он его воровал!




                ЖДАТЬ

Не с руки о хорошем писать
За окном не строчит «Максим»
Сапоги не сминают грязь
Для рывка не хватает сил

                * * *
Календарь – боевой листок
Из немногих такой один
Мы поставили смерть на поток
В подозрительный век седин

                * * *
С пролегающих мимо трасс
Машут листьями нам сады
Не ложись-ка, сынок, в этот раз
Недалече уже до беды

                * * *
Перепахан, засеян луг
Окорчёван, затравлен лес
Зверь и птица бегут на юг
Не хватило рабочих мест

                * * *
Наши нивы обшаришь едва ль
Не согнётся в локте рука
И стареющий злой паномарь
Будет долго пинать ямщика

                 * * *
Из разорванных алых трахей
Раздаётся удушливый смех
Перед кем я всего сильней
Перед тем, кто слабее всех

                  * * *
Проводи до оврага меня
Красный конь изумрудных полей
Птица – Сирин другого дня
Я считаю тебя своей

                  * * *
Прозвучат и литавры и горн
Пролетят самолёты «Салют!»
Мальчишу улыбался дёрн
Приглашая на страшный суд

                   * * *
Для рывка не хватает сил
Не с руки о хорошем писать
Наши рощи нам машут вслед
Продолжая пассивно ждать!


 
 
 
 
      ПЕРЛАМУТРОВЫЙ КЛОН

Перламутровый клон, где твоя голова,
Что была, как смола, как чернила,
Где твоя борода из прозрачного льда,
Где твоя богатырская сила?

Жизнь, как русло реки, в поворотах, углах,
Снах, разливах, походах и кладах…
Перламутровый клон ты уставший монах,
Постаревший на низких окладах.

Прототипом судьбы, завершающей сев,
Засекреченный сложной системой
Сигаретных дымов, неразорванных плев,
Недовольствия поднятой темой.

Перламутровый клон, где твой барский недуг,
Шелест липовых ценных банкнот,
Обожание верных до гроба подруг,
Невод бросивших в твой огород?

В очень узкой норе неудобно ползти,
Но легко преступать закон.
Перламутровый клон, где твои стихи,
Где они, перламутровый клон?
         


 

         УШНЫЕ РАКОВИНЫ МОРЯ

Её волосы, волосы, волосы
Цвета золота, золота, золота
                                Её пальчики, пальчики, пальчики
                                Бьют по клавишам, клавишам, клавишам
Её мальчики, мальчики, мальчики
Слышат музыку, музыку, музыку
                                В её образе, образе, образе
                                Небо синее, синее, синее
Её нежности, нежности, нежности
Хватит каждому, каждому, каждому
                                Её свежестью, свежестью, свежестью
                                Можно хвастаться, хвастаться, хвастаться
Над зелёной, зелёной, морской водой
Где медузы, медузы плавают
                                Я, потратив свой выходной двойной
                                Показал ей коллекцию старую
Показал дорогую коллекцию
Ушных раковин, раковин, раковин
                                Но она, не сумев оценить её,
                                Только плакала, плакала, плакала
Её пальчики, пальчики, пальчики
Ни серпа не держали не молота
                                Её волосы, волосы, волосы
                                Цвета золота, золота, золота
Её мальчики, мальчики, мальчики
Претенденты пополнить коллекцию
                                Я могу если нужно похвастаться
                                Её вечностью, вечностью, вечностью
                                                                     



        НА РАССТОЯНИИ ЗВУКА

Ты слышишь эти выстрелы,
Ты слышишь, но не видишь,
Ты знаешь, что за дальними деревнями бои.
Ты веришь, плачешь, думаешь,
Что всё  это лишь снится,
Ты ждёшь, когда всё кончится, когда придут свои.

Ты на расстоянии звука от боя.
Мать, пеленающая сына героя.
Женщина, чьё сердце пронзила мука.
Ты – на расстоянии звука.
                                                           
Ты слышишь стоны раненых,
Они как будто рядом,
Ты хочешь оказаться, остаться среди них.
Среди родных и близких
И даже незнакомых,
Ты хочешь быть полезной хоть чем-то для своих.

Ты на расстоянии звука от боя.
Мать, пеленающая сына героя.
Женщина, чьё сердце пронзила мука.
Ты – на расстоянии звука.

Ты слышишь всё отчётливей,
По улицам деревни
Ведут военнопленных, оставшихся в живых.
Ты видишь брата, мужа,
В разорванных рубахах,
Их повели расстреливать – героев фронтовых.

Ты зверски убита в конце июля.
Женщина, чьё сердце пронзила пуля.
Мать, пеленавшая сына героя.
На расстоянии звука от боя.




    МЕДЛЕННО С УМА


Я медленно схожу с ума,
Состояние не из лучших.
Меня окружают кольцом дома,
Вырубаются райские кущи.

Город от залпов чёрным стал,
Грязь покрыла дороги,
Кит на секунду пить перестал,
Кит произнёс: «О, боги!»

Пледом укутан по шею спал,
С не выключенным экраном,
Национальный герой плейбой,
Фаршированный горьким шафраном.

А она была грациозна, как серна,
Всегда была в полном порядке.
Мы ждали совсем не её наверно…
С кинжалом в левой лопатке.

Я помню глаза волоокой Тани
В поперечнике рамы вагона.
Кишка никогда не была тонка,
Возьмём ли ещё самогона?

Просторен и сыт мой дом-тюрьма,
Другая судьба на подходе.
Я медленно схожу с ума.
Состояние не проходит.
                                           



                  ОНА ВИДЕЛА ГОЛУБЯ


Её уже не пугает его
                                         оперение грязное.
Она ждала храброго юношу,
                                         а явилась птица глупая.
Тихо кружился над церковью
                                         голубь мира раненый.
Грудь его пронзённая пикою,
                                          кровью залита,
Голова от удара ножа
                                          на бок свёрнута,
В лапах перстень держит
                                          чистого золота.
Не летит больше, не может
                                          только ползает,
Красными перьями кровавыми
                                          простынь пачкает.
В глазах его скорбь-тоска
                                          смертная,
По всему уж видать
                                          гибель близится.
Она гладит его рукой
                                          гладит мёртвого.
Ей и не жаль его,
                                          просто бессонница
Она и вчера вместо
                                          юноши храброго
Голубя гладила
                                          голубя мёртвого.
                                                    




                           МАТЬ
            (о гражданской войне)

«Алексей! Алёшенька! Сынок!» -
Мать кричала, путая слова.
Сына увозили на восток,
Хату разбирали на дрова.

                    Всё для фронта должен бросить тыл
                    Сына, дочку, ветхий банный сруб,
                    Деньги, землю, Родину, судьбу
                    «Всё для фронта» - шепчут сотни губ.

Мать рыдает, рвёт седую прядь,
Из ковша пьёт воду душегуб:
«Всё для фронта, понимаешь, мать,
Воду, ковшик, ветхий банный сруб.
                
                      Из сарая выводи телка,
                      Доставай из погреба грибы,
                      Всё сгодится творог, силос, мёд,
                      Уксус, дрожжи, свежие гробы…»

Поосела на дорогах пыль
От телег и сотен сапогов,
Сумерки окутали село,
Силуэты поглотив врагов.
 
                       Мать другой эпохи человек.
                       Не привыкла думать за других.
                       Ей войны гражданской не понять,
                       Той, что благом кажется для них.

«Алексей… Алёшенька… сынок…»-
Мать всё шепчет, кутаясь в тулуп.
Завтра утром красные придут:
«Млеко, яйки, ветхий банный сруб…» 




    КУДА ТЕЧЁТ РЕКА АЛТАЙ?

Несётся, рвётся с круч –
Но дно её пронзает алый пар
Пустынным ветром. Сумрачный акын
Лабает, плачет, и поёт в костре
Испуганный тундыр:
У-за-ла, У-за-ла,
Куда река Алтай течёт?
Ладонь твоя крепка, увесиста мозолью
О, мудрый древний Звездочёт
Отравлен солью.
У-за-ла, У-за-ла,
Куда, куда она текла.
Млада, радёшенька – рада себе она, Абай!
Куда течёт река Алтай?
С гористых круч в священный край.
Где хохот оловянных стай.
Перо роняющих блудниц,
Плетущих косы из страниц.

Одна луна – холодный диск
Над пепелищем обелиск и песня горного орла…
Река Алтай его звала так тихо, нежно:
У-за-ла, У-за-ла, У-за-ла.




               
КРОКОДИЛ

Ребёнок, помнится, в розовых трусиках
На пляже с горячим песком,
Крокодила надувал, свои лёгкие мучая.
Его мама лежала ничком.

Крокодил всё спускал, был дырявый,
Мальчик злился и топал ногой,
Его мама спокойно дремала,
Его папа был вовсе бухой.

Мальчик тужился со всей мочи,
Воздух тёплый в зверя вдувал.
Крокодил норовист был и прочен:
Всё спускал, и спускал, и спускал…

Вот уж красные щёки устали,
Слёзы катятся с детских глаз.
Крокодила плохого продали.
Мальчик дует в него битый час.

Окончательно обессилев,
Мальчик плюнул, рукой махнул,
На не надутом поплыв крокодиле,
Злонамеренно утонул.

Прибежали знакомые дети,
Стали громко кричать: «Михаил!»
«Умер он» - пузырьками ответил
Из под мутной воды крокодил.



             
ХАЛВА

Динамит хрустит в дырках зубов,
Пенталгин разрывает вставную челюсть.
Роликовые коньки поколения NEXT,
Простатит и мигрень поколения ЕРЕСЬ.
Сроки годности вышли на задний двор,
Прокурор отсчитал два билета в один конец,
Из отдушин пошёл веселящий газ,
Из перечня импорта вычеркнут лес.
В позапрошлогодней жизни был рыбой,
А с платформы говорят: «Это город мёртвых!»
Термос сохраняет тепло слёз,
Коров и овечек смешные шорты…
Сегодня одно остаётся прклятым –
Конституционная тирания.
Без спроса и умолку хочется сладкого:
Халвы может быть, а может быть инея!

Коментарии

Наталё | 20.01.08 16:14
"Крокодил" - это просто слов нет.
Страницы:  1 

Добавить коментарий

Вы не можете добавлять комментарии. Авторизируйтесь на сайте, пожалуйста.

 Рейтинг статьи: 
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10
 
 
 
Создание и разработка сайта - Elantum Studios. © 2006-2012 Ликбез. Все права защищены. Материалы публикуются с разрешения авторов. Правовая оговорка.