Ликбез - литературный альманах
Литбюро
Тексты
Статьи
Наши авторы
Форум
Новости
Контакты
Реклама
 
 
 
Архив номеров

Главная» Архив номеров» 45 (февраль 2008)» Наши гости» Особенности национальной музыки (интервью)

Особенности национальной музыки (интервью)

Панченко Владислав



На открытии нового концертного сезона, Барнаульским духовым оркестром дирижировал известный композитор и дирижер из  Санкт - Петербурга Владислав Панченко.  

Панченко автор крупных симфонических и хоровых произведений, камерной и вокальной музыки. Но имя композитора стало широко известно после выхода на экраны всенародно любимой комедии «Особенности национальной охоты». Он написал музыку ко многим фильмам, в частности «Кукушка», «Кентавр» «Особенности национальной рыбалки», «Блокпост», и является лауреатом кинематографических премий «Ника», «Кинотавр», Пражского кинофестиваля.

- Владислав Викторович, насколько мне известно ваш сегодняшний тур каким-то образом связан с вашим юбилеем?

Владислав Панченко: - Я для себя и для публики объявил в свое время, что к 50-летию сделаю 50 концертов по городам и весям страны. Одним из таких городов стал Барнаул. Это второй город Сибири, где я побывал, был еще концерт в Сургуте.

- Сложно вам как дирижеру, во время своего тура постоянно менять музыкальные коллективы?

Владислав Панченко: - С одной стороны сложность есть, потому что оркестры привыкают к своему постоянному руководителю, вырабатывается определенная манера исполнения, дирижирования. Но барнаульский духовой оркестр достаточно гибкий, и привыкание друг к другу у нас прошло достаточно быстро. Главное знать, что ты хочешь и что ты требуешь от музыкантов. К тому же у меня большой опыт гастрольной работы,  приходилось работать в разных условиях, но, во всяком случае, провальных концертов у меня не было. Мне интересно работать с коллективом, который совсем не знаешь. Есть такое понятие музицирование – если оно происходит между дирижером и оркестром, то оно приносит радость и вдохновение.

- Вы много гастролируете в стране и за рубежом, случались с вами какие-то интересные истории?

Панченко: - Была такая история на границе с Украиной. Таможенник меня спрашивает: кто вы по профессии? Говорю – я музыкант. Есть музыкальный инструмент? Есть – и достаю дирижерскую палочку.   Таможенник ее долго рассматривал, вертел в руках, наверное, думал – сколько же с меня можно «срубить» денег? Потом спросил – деревянная? Да, говорю, деревянная. Он, с надеждой, мореный дуб? Нет, отвечаю, обыкновенная осина. Короче,  таможенник понял, что взять с меня нечего и с грустью отпустил.

- В одном из интервью вы заявили, что являетесь противником «мозголомной» музыки, что вы имели ввиду?

Панченко: - Я пишу музыку для публики, и для меня важно, чтобы произведения были понятны  для слушателей и музыкантов. Есть несколько сочинений довольно популярных, это сюита из фильма «Особенности национальной охоты», вальс «Балтика», кантаты. Я не люблю схоластической, мертвой, головной  музыки, которая пишется только для себя, и композитор радуется, какой я молодец, как все сложно завернул, до меня так никто не делал. А в результате когда он сталкивается с живой музыкой, оказывается, что все, чем он занимался - никому не нужно. Поэтому я больше уважаю композиторов, которые написали одну песню, но зато на века, а не такие, как например, лауреат Государственной премии композитор Лев Книппер, создавший десятки симфоний, но никто их не знает, а помнят только его песню «Полюшко-поле».

- Что является самым важным в работе композитора, дирижера?

Панченко: - Я смотрел недавно фильм про художника Врубеля, он сказал такую фразу – в живописи уже все создано и придумано, мне осталось только научиться этому, а дальше посмотрим, что можно к этому добавить. Высокий профессионализм нарабатывается годами и большим трудом, а потом к этому прибавляется вдохновение. Петр Чайковский три раза полностью переписывал «Евгения Онегина» и «Ромео и Джульетту», Лев Толстой тринадцать раз переписывал «Анну Каренину». После каждого концерта, гастролей я анализирую партитуру и делаю выводы – что получилось, а что нет, что-то дополняю, убираю. Поэтому у меня архивов накопилось – несколько чемоданов.

- Вы добились успехов в области и популярной, и камерной музыки, как вам удается совмещать это?

Панченко: - Козьма Прутков сказал, что специалист подобен флюсу, но это узкий специалист. Господь мне даровал один талант - он мне дал талант мелодиста, я хорошо умею писать мелодии. Она выходит у меня не простая и не сложная, она и доступная и достаточно замысловатая. И я себе не изменяю – если я пишу песню или симфоническую музыку, то  в первую очередь обращаю внимание на интонацию и мелодию, потому что все остальное – это техника: оркестровка, размеры, драматургия. Сейчас я написал водевиль, который хочу предложить барнаульской музкомедии, а по заказу Карельской консерватории пишу рок-оперу с электроникой и в стиле хэви-метал. Это история про викингов, будет много крови и много любви. Каждое сочинения для меня - это открытие чего-то нового, практически у меня нет таких сочинений, которые бы повторяли друг друга, когда я пишу второй раз подобное произведение оно не получается. Из Российского авторского общества ко мне постоянно приходит информация, что где-то прозвучало мое сочинение, это приятно, потому что сложности по изданию нот современных композиторов очень большие, а тиражи маленькие.

- Любимые композиторы у вас есть?

Панченко: - Люблю русскую классику, музыку 20 века, например, Шостаковича, венгерского композитора Белла Вартера, немецкого неоклассициста Пауля Хиндемита хотя он очень сложный полифонический композитор. Но там где есть национальное зерно, эмоциональное начало - это всегда интересно.

- Как относитесь к современной музыке, например,  року?

Панченко: - В молодости был ею очень увлечен, думаю, что такие знаменитые рок-группы 1960-70-х, как «Дип Пепл», «Пинк Флойд», «Юрай Хип», во многом сформировали мое внутреннее состояние. Национальный фольклор, которым я очень серьезно занимался, когда жил и работал в Карелии, соединился в моем сознании с рок-музыкой, классической музыкой, это дало моему творчеству какое-то новое звучание. А когда я гостил в Норвегии, слушал много этно-музыки,  написал там кантату «Последний викинг», и норвежцы приняли ее как свою. В Гамбурге звучит моя «Месса Святого Михаила» для хора и органа, в Испании – сочинение «Испанский крест».

- Трудно жить современному композитору в наше время?

Панченко: - Я думаю, с композиторами, как с поэтами – если можешь не писать, не пиши. Многие из моих знакомых композиторов в 1990-е ушли с этой стези, из музыки, в основном, из-за нехватки денег. Такого всплеска музыкальных талантов как, например, в Серебряном веке, когда появилась целая плеяда талантливых композиторов, сейчас нет и видимо, уже не будет.   Я знаком с одним очень известным оперным певцом в Петербурге, его дочь как-то спросила: папа, почему ты никогда не ходишь в театр? Он ответил: доченька, я видел великого Симонова, мне больше смотреть не на кого и не на что. По большому счету он прав: таких глыб в музыке и театре, которые были в нашей стране еще в 1950-60-е годы, сейчас нет, сейчас все по-другому. Однако я свой выбор сделал.


Интервью взял Владимир Токмаков

Добавить коментарий

Вы не можете добавлять комментарии. Авторизируйтесь на сайте, пожалуйста.

 Рейтинг статьи: 
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10
 
 
 
Создание и разработка сайта - Elantum Studios. © 2006-2012 Ликбез. Все права защищены. Материалы публикуются с разрешения авторов. Правовая оговорка.