Ликбез - литературный альманах
Литбюро
Тексты
Статьи
Наши авторы
Форум
Новости
Контакты
Реклама
  • Портал queenspalace.ru о работе для девушек - агентство Queens Palace.
 
 
 
Архив номеров

Главная» Архив номеров» 45 (февраль 2008)» Салон» Факты мировой литературы в выписках и извлечениях (Часть 5)

Факты мировой литературы в выписках и извлечениях (Часть 5)

Соколов Владимир 

ФАКТЫ МИРОВОЙ ЛИТЕРАТУРЫ В ВЫПИСКАХ И ИЗВЛЕЧЕНИЯХ
 XIX ВЕК. РУССКАЯ ЛИТЕРАТУРА


"...я видела его в начале сороковых годов в доме М. Я. Языкова. Он и тогда не отличался веселым выражением лица. Его большие серые глаза сурово смотрели на всех, и он всегда молчал. Он всегда садился не в той комнате, где сидели все гости, а помещался в другой, против дверей, и оттуда внимательно слушал разговоры" (Из воспоминаний о молодом Салтыкове-Щедрине)

"Екатерина Павловна, жена Писемского, представляет собою настоящий тип "литературной жены", жившей всеми литературными тревогами и треволнениями мужа, близко принимавшей к сердцу все перипетии его творчества, лелеявшей его талант и что было в ее возможности делавшей для того, чтобы талант этот был поставлен в наиболее выгодные для своего развития условия. Ко всему этому присоединялась бесконечная снисходительность, которой нужно было иметь очень большой запас, чтобы выносить "порывы" покойного Алексея Феофилактовича, не всегда безукоризненно семейного характера..." (Венгеров)

"По выходе из училища началась холостая, цыганская и полная лишений жизнь Федора Михайловича. Нельзя сказать, чтобы он не был обеспечен. Вместе с казенным жалованьем и высылками опекуна он получал до 5 тысяч рублей в год... Но он был крайне непрактичен, деньги уходили у него сквозь пальцы с неимоверной быстротой". Для чего-то он держал квартиру, за которую платил 100 рублей в месяц. Отказывать себе в чем бы то ни было он не желал. Просто-напросто он транжирил деньги; все его расходы были расходами капризного, прихотливого человека

1845 Дом Островского стоял среди пустыря, по соседству со знаменитыми в старину серебряными торговыми банями. Местность была до такой степени уединенна, а нравы - просты и откровенны, что из окон жилища Островского можно было видеть самые смелые бытовые картины: из бани выскакивали люди, только что запарившиеся до одурения, и принимались валяться в снегу. Против дома находилась полицейская будка с беззубым полицейским стражем, обладателем неуклюжей допотопной алебарды, большим приятелем окрестных обывателей и великим любителем веселой компании и крепкого безмятежного сна

1860. Те, которые познакомились в это время с Никитиным, ожидая найти в нем простого мещанина в чуйке, подстриженного в кружок, были очень разочарованы: и по платью, и по наружности он выглядел образованным человеком, литератором

автор "Обломова" жил много лет в своей квартире (Моховая ул., д. c 3). Он редко кого принимал у себя и неохотно пускал в свой кабинет. Кабинет этот отличался очень скромным убранством

Батюшков подарил С. Глинке (1775--1847) в Н. Новгороде запас белья

Белинский не любил бесед со случайными попутчиками и знакомыми

Белинский полюбил Некрасова за тот смелый, практический взгляд не по летам, который он вынес из своей труженической и страдальческой жизни и которому Белинский всегда мучительно завидовал

Белинского друзья отправили из Парижа домой в сопровождении немца, ибо по неопытности и отсутствию практической сметки Белинского нельзя было за границей оставлять одного

Благодаря стараниям Лобачевского в 1834 году как в гимназиях, так и в университете были введены гимнастика и преподавание искусств

В 1857 году русофил Шевырев поспорил на заседании с аногламаном Боборыкиным; дело дошло до рукоприкладства. Шевыреву пришлось подать прошение об отставке и выехать в Ярославль

в 48 году, Булгарин печатал о Жорж Санд в "Северной пчеле", что она ежедневно пьянствует с Пьером Леру у заставы и участвует в Афинских вечерах, в министерстве внутренних дел у разбойника министра внутренних дел Ледрю-Роллена

В детстве Писарева звали "хрустальной коробочкой". Он не умел скрывать ничего, что было у него на душе, не умел утаивать ни мысли, ни чувства. Таким остался он на всю жизнь, таким является он нам в своих статьях

В доме Круковских Малевич держал себя как человек совсем маленький, старался всем угодить или по крайней мере никому не делал неприятного. Это был неизменный партнер генерала (отца С. Ковалевской) в карточной игре, молчаливый, почтительный обожатель генеральши. Он избегал столкновений с "характерной" англичанкой и не принимал участия в спорах. Уступчивый в мелочах жизни, Малевич беспрепятственно мог делать дело в то время, как другие спорили о словах. И когда дело касалось прямых интересов его питомцев, этот смирный человек был и храбр, и настойчив. Например, считая вредным продолжать домашнее образование своего ученика, сына Корвин-Круковского, он советовал поместить его непременно в одну из петербургских гимназий. Добросовестный, прямодушный совет с указанием на несостоятельность домашнего воспитания мальчика не понравился отцу с матерью; однако вскоре родители последовали ему. Таково было влияние Малевича в доме Корвин-Круковских, где он держал себя тише воды, ниже травы

В конце жизни Батюшков исцелился и следил по карте за Крымской компанией

В Кульдже Пржевальский получил письмо от матери, в котором она, поздравляя его с производством в полковники, выражала надежду, что по возвращении из экспедиции он станет генералом. "А генералам всем надобно сидеть дома,- прибавляла она.- Вероятно, это твоя последняя экспедиция... Не мучь ты себя, а вместе с собой и меня. Чего тебе недостает? А то воспоминание о тебе, лишения твои почти всех удобств жизни измучили меня, и я, право, состарилась за это время на десять лет,- а ведь я не увижу тебя еще два года"

В первое время юная Ковалевская сильно краснела, когда ей приходилось называть своим мужем совершенно, в сущности, постороннего ей человека; но вскоре она привязалась к своему "освободителю", и в Петербурге они были неразлучны: их всюду встречали вместе - в театрах и на лекциях Сеченова

В письмах И. Аксакова упоминается m-me Petit-pierre. Издательский комментарий: "лицо неустановленное"

В сентябре 1843 года Островский зачислен канцелярским служителем в Московский совестный суд. Учрежденный при Екатерине II, этот суд ведал гражданские дела, причем тяжущиеся по этим делам могли согласиться разрешить свой спор мировым соглашением по совести. Уголовные дела, подлежавшие совестному суду, возникали по жалобам родителей на детей, касались преступлений, совершенных малолетними и глухонемыми или вызванных особенно неблагоприятными обстоятельствами. Наконец, вообще все гражданские споры между родителями и детьми обязательно разбирались в совестном суде

В Учительском институте в это время были постоянные недоразумения между студентами и директором И. И. Давыдовым; студенты делились на две партии: партию приверженцев Давыдова, заискивавших перед ним, и партию оппозиционную. Добролюбов принадлежал к последней, принимал горячее участие во всех дрязгах, но вскоре убедился в их тщете и в то же время разочаровался во многих товарищах

В Чембаре разыгралось нечто вроде "Горя от ума" в миниатюре: Григорий Никифорович Белинский был обвинен в безбожии и "вольтерьянстве" и должен был порвать с уездным обществом все связи, кроме официальных. Его жена - мать нашего критика - насколько можно судить по слишком скудным данным, сохранившимся о ней, наоборот, была во всех отношениях как раз под стать местному обществу, и Григорий Никифорович, лишенный поддержки и с этой стороны, прибег к исторически освященному и всероссийским опытом оправданному источнику утешения: он запил

В январе 1810 года Лобачевский оказался самого худого поведения; несмотря на приказание начальства не отлучаться из университета, он в Новый год, а потом еще раз ходил в маскарад и в гости - за что опять был наказан: имя его было записано на черной доске, выставленной на неделю в студенческих комнатах. Проступки Лобачевского считали достопримечательными, характер - упрямым, нераскаянным; его назвали "много думающим о себе"

Вернувшись однажды поздно вечером от товарища совсем больным, Некрасов не был впущен хозяином в свою каморку. Между тем на дворе стояла холодная ноябрьская ночь... Будущему знаменитому писателю пришлось бы замерзнуть под забором, если бы над ним не сжалился проходивший мимо нищий, который отвел его в какую-то ночлежку на окраине города. Там же Некрасов отыскал себе и заработок, за 15 копеек написав кому-то из товарищей по злоключениям прошение

Весной 1833 года Пушкин переехал на дачу, на Черную речку, и отправлялся каждый день в архив, туда и обратно пешком; когда же чувствовал утомление, шел купаться, и этого средства было достаточно, чтобы снова возвратить ему бодрость и силы

Визиты, приглашения, обеды надоедали ему донельзя. "Это хуже самого трудного путешествия, - говорил Пржевальский после успешного завершения экспедиции на Тибет.- Обеды и визиты до того меня доняли, что и жизнь становится не мила". "Вам, родимый мой,- писала одна из просительниц,- все власти нашего города ныне бьют челом; кум мне сказывал, что вас повесили в думе, что вы в почете в нашем городе, что вам все сделают. Так ради Бога отыщите мою собачку, кличка ее Мурло, маленькая, хорошенькая, с бельмом на глазу; крыс и мышат ловит. И буду я, вдова безутешная, весь длинный век за вас Бога молить. Живу я на Петербургской, Зелениной, N 52 дома, у сторожа гвардейского, что под турку ранен, Архипом прозывается"

вскоре после убийства герцога Беррийского, Пушкин в театре вынимал из кармана портрет Лувеля и показывал его своим соседям

Всю выручку от продажи книжного магазина Никитин по завещанию предоставил бедным родственникам

Где бы он ни находился, И. Аксаков дважды в неделю писал родным

Герцен из близкого знакомства со столичной буржуазией вынес впечатление самое отвратительное и удушливое. Он поражен ее развратом, ее мелочностью

Главным переписчиком сочинений Писемского, совершенно неудобочитаемых, была его жена

Гоголь вел самый умеренный, простой образ жизни, нанимал недорогие квартиры, не позволял себе никаких излишеств ни в пище, ни в одежде; на одно только приходилось ему тратить много - на путешествия

Для людей, подобных Белинскому, находящихся в состоянии постоянного возбуждения, радостного или горестного волнения даже по поводу ничтожнейших мелочей, - мир и покой тихой семейной жизни был бы самой лучшей обстановкой в смысле, если так можно выразиться, нравственной гигиены. Белинскому была нужна не Далила, а Пенелопа, и притом такая, которая, кроме хозяйственных талантов и "волооких" очей, имела бы хоть смутное понятие о значении своего Улисса и судила бы о нем не по-камердинерски

дружба Ковалевской с Леффлер-Эдгрен все росла и росла, но эта пылкая дружба, требовавшая полного слияния душ, стесняла свободу шведской писательницы настолько, что послужила одной из причин, заставивших ее предпринять путешествие по Италии. Ковалевская, конечно, поняла это и почувствовала еще глубже свое одиночество

Живя в Николаевске-на-Амуре, Пржевальский получил приглашение давать уроки приемной дочери одного из своих сослуживцев, но отказался и удовольствовался тем, что подарил ей свой курс географии с грубой надписью: "Долби, пока не выдолбишь"

Закончив домашнее обучение в 1810 году, в 15 лет, Грибоедов был помещен в Московский университет на этико-политический факультет для приобретения кандидатского диплома в видах более успешной служебной карьеры. А чтобы оградить юношу от дурного общества товарищей, не принадлежавших к избранному кругу, Грибоедов был определен вольнослушателем и ходил в университет не иначе, как с гувернером

Застенчивый, неловкий, неуклюжий семинарист, каким он оставался до самой своей смерти, Добролюбов не имел успеха среди женщин, и это его глубоко огорчало

Зиму 1829 Гоголь провел вместе с Данилевским в Париже; он просиживал большую часть вечеров в уютной гостиной Александры Осиповны Смирновой. Смирнова, урожденная Россети, бывшая фрейлина императриц Марии Федоровны и Александры Федоровны, блистала в светских кругах красотой и умом. Через Плетнева, бывшего ее учителем в Екатерининском институте, и Жуковского она познакомилась со всеми выдающимися писателями того времени, и "все мы были более или менее ее военнопленными",- говорит князь Вяземский. Пушкин и Лермонтов посвящали ей стихотворения, Хомяков, Самарин, Иван Аксаков увлекались ею, Жуковский называл ее "небесным дьяволенком". Гоголь познакомился с ней еще в 1829 году, давая уроки в одном аристократическом семействе. Она обратила внимание на скромного, застенчивого учителя ради его хохлацкого происхождения. Сама она родилась в Малороссии, провела там первое детство и любила все малороссийское

Зиму 1843 года Смирнова провела в Риме, где жил и Гоголь. Он открывал перед ней все чудеса искусства вечного города, он заставлял ее любоваться древними развалинами и новыми произведениями живописи и скульптуры, с ней он снова обошел все свои любимые церкви и каждую прогулку по Риму кончал непременно собором Св. Петра, на который, по его мнению, нельзя было довольно наглядеться

Из новых товарищей наиболее сошелся он с Вонлярлярским, впоследствии известным романистом. Тщательно скрывая от товарищей-кадетов свои умственные интересы, мало их занимавшие, Лермонтов со всеми был одинаково хорош, выказывал себя веселым и хотя не принадлежал к числу отъявленных шалунов, но любил иногда пошкольничать. Единственное, что подчас вооружало против него юнкеров, это его злой язык, страсть преследовать людей остротами и колкими шутками за все, что ему не нравилось в других. Сам Лермонтов ничуть не обижался, когда на его остроты ему отвечали тем же, и от души смеялся ловкому слову, направленному против него. Так, он не только не оскорблялся данным ему прозвищем Маешка, взятым из французского романа, где фигурирует косолапый горбун Mayex, но в одной поэме выставил самого себя под этим именем, не щадя юмористических красок

Когда Лермонтов вступил в отроческий возраст, были набраны однолетки из дворовых мальчиков, обмундированы в военное платье, и Миша занимался с ними военными экзерцициями, играми в войну и разбойников

Малейшее нездоровье Миши Лермонтова приводило его баушку в крайнюю тревогу и было таким событием в доме, что даже дворовые девушки освобождались от работы и должны были молиться об исцелении молодого барина

Н. Радищев (1777--1829), сын Радищева, жил в деревне, трудился вместе со своими поселянами

начальник Псковского края, маркиз Паулуччи, поручил уездному опочецкому предводителю дворянства, Пещурову, пригласить отца Пушкина принять на себя надзор за поступками сына, обещая, в случае его согласия, воздержаться со своей стороны от назначения всяких других за ним наблюдателей

некоторые из коллег Пржевальского были недовольны им и жаловались начальству, что он отбивает у них учеников

Однажды, еще студентом, Лобачевский сделал ракету и вместе с другими пустил ее в одиннадцать часов вечера на университетском дворе. За это и за то, "что учинил непризнание, упорствуя в нем, подверг наказанию многих совершенно сему непричастных", - был посажен в карцер по распоряжению совета

Осталось предание в Пскове, что Пушкин являлся на базар и в частные дома, к изумлению обывателей, в мужицком костюме. Делал ли он это ради изучения народности, или это было такое же шутовство, которое побудило его в Кишиневе носить восточные костюмы, неизвестно

Отеческие внушения графа Бенкендорфа преследовали поэта не только за каждый мало-мальски неосторожный шаг, но без всякого повода, в зачет, так сказать, будущего. Так, например, в начале 1827 года он обратился с просьбою о разрешении приезда в Петербург по семейным обстоятельствам, и хотя разрешение было ему дано, но граф Бенкендорф не преминул при этом внушить поэту: "Его Величество не сомневается в том, что данное русским дворянином государю своему честное слово вести себя благородно и пристойно будет в полном смысле сдержано"

Первую зиму в Стокгольме Ковалевская, назначенная профессором, прожила по-студенчески - в пансионе - и не намеревалась обзаводиться своим хозяйством и на следующий год

Писемский и на освобождение крестьян смотрел скептически, утверждая, по словам Анненкова, публично в 1861 году, что "новое выработанное положение о крестьянах предстанет перед нами не в виде нравственного дела по преимуществу, а в виде фискального решения первой инстанции суда по давней имущественной тяжбе их с помещиками. Тягаться можно будет и после того, в других инстанциях"

Писемский купил небольшой клочок земли, под собственным наблюдением обстроил его чистыми наемными помещениями и, замечательно использовав пространство своих владений, построил для себя на дворе особый флигель с садиком, отделав его для спокойной трудовой жизни очень тщательно

по словам Анненкова, "эта примерная женщина умела успокоить болезненную мнительность своего мужу Писемского и освободила его не только от забот по хозяйству и воспитанию детей, но, что важнее, освободила его и от своего вмешательства в его личную, интимную жизнь, тоже исполненную капризов и порывов; она же и переписала на своем веку по крайней мере две трети всех его сочинений с черновых оригиналов, представлявших всегда страшно запачканную макулатуру из кривых строчек, крупных каракуль и чернильных пятен"

по словам Кострова, Добролюбов был самым набожным человеком в Нижнем, считал за грех напиться чаю в праздничный день до обедни, после исповеди до причастия даже воды не пил, всегда молился усердно и с глубоким чувством. Во время говенья в марте 1853 года он вел весьма любопытный дневник своих прегрешений под заглавием "Психоториум", т.е. углубление в душу

после смерти мужа Ковалевская высказала то, что перечувствовала в то время, в своей драме "Борьба за счастье", написанной совместно со шведской писательницею Леффлер. В этом сочинении она, между прочим, изобразила мужа с женой, которые не имеют ни малейшего влечения друг к другу, но употребляют все усилия полюбить друг друга, и дело оканчивается тем, что в трудные минуты жизни жена не понимает мужа и оказывается бессильной его поддержать

Профессор Казанского университета Лобачевский научился сдерживаться, и теперь он пользовался своей сдержанностью - молчал и молчал

Пушкин был, между прочим, неутомимый ходок пешком и много ездил верхом, но во всех его прогулках поэзия неразлучно сопутствовала ему. Сам он рассказывал, что, бродя над озером, тешился тем, что пугал диких уток сладкозвучными строфами своими

рассказывают еще о следующей подробности свидания Пушкина с императором Николаем: поэт и здесь остался поэтом. Ободренный снисходительностью государя, он делался более и более свободен в разговоре; наконец дошел до того, что, незаметно для себя самого, притулился к столу, который был позади него, и почти сел на этот стол. Государь быстро отвернулся от Пушкина и потом говорил: "С поэтом нельзя быть милостивым"

Самое исполнение придворных этикетов в камер-юнкерском мундире крайне тяготило Пушкина своею формальностью. "Третьего дня,- писал он своей жене,- возвратился я из Царского в 5 часов вечера, нашел на своем столе два билета на бал 29 апреля и приглашение явиться на другой день к Литте; я догадался, что он собирается мыть мне голову за то, что я не был у обедни. В самом деле, в тот же вечер узнаю от забежавшего ко мне Жуковского, что государь был недоволен отсутствием многих камергеров и камер-юнкеров и что он велел им это объявить"

Старинная русская мебель обращала внимание шведов своей оригинальностью: она отличалась роскошеством барской обстановки, но была отчасти поломана, и ее дорогая шелковая пунцовая обивка местами порвана. Ковалевская не обращала на это внимания; она занималась убранством своей квартиры, как и своим туалетом, только по временам, когда особенно весело была настроена

Судебные "закорючки", вызвавшие в 1840 году последнюю поездку Кольцова в столицы, вероятно, немало досаждали знатным покровителям поэта, как это, например, он сам полагает про Жуковского. Надо, однако, правду сказать, письма Кольцова к этим лицам составлены замечательно тактично и умно: в них так переплетаются интересы чисто литературные с предметом просьбы, так прекрасно, хотя и преувеличенно, рассказывается о тяжелых обстоятельствах поэта и его семьи; в них, наконец, сквозит порою так задушевно и сердечно выраженная лесть, что нужно быть очень грубым и жестким человеком, чтобы отказать в просьбах. Но на такое жестокосердие были не способны благодушные корреспонденты мещанина Кольцова, искренно желавшие помочь поэту, которому, как писал он, "хотелось сбросить эту грязь, потому что жить так, как живется теперь, нет уж силы"

Так, например, вот что говорит между прочим в своих воспоминаниях Д. В. Давыдов: "Находясь с ним долго в весьма близких отношениях, я, более чем кто-нибудь, был глубоко огорчен его действиями в течение 1826 и 1827 годов. Грибоедов, терзаемый под конец своей жизни бесом честолюбия, затушил в сердце своем чувство признательности к лицам, не могшим быть ему более полезными, но зато он не пренебрег никакими средствами для приобретения полного благоволения особ, кои получили возможность доставить ему средства к удовлетворению его честолюбия"

Терновский, претерпевший множество гонений, смерть встречал стоически: "Одно печально в моей смерти, что Победоносцев может подумать, что он убил человека"

Тургенев не утруждался в МВД по началом Даля, ибо не привык к дотошному исполнению обязанностей

Тургенев часто высказывал Белинскому жесткие истины за неумение пользоваться житейскими истинами

"[В России] только и могут удачно составляться и работать союзы между нелепыми пророками и нелепыми последователями" (Маркс)

"Библиотека для чтения" получила "внушение" начальства преследовать "Ревизор", как не соответствующий русскому духу

"В Одессе есть много людей, - пишет граф Воронцов,- а с эпохой морских купаний число их еще увеличится,- которые, будучи восторженными поклонниками поэзии Пушкина, стараются показать дружеское участие непомерным восхвалением его и оказывают ему через то вражескую услугу, ибо способствуют к затмению его головы и признанию себя отличным писателем, между тем как он, в сущности, только слабый подражатель не совсем почтенного образца - лорда Байрона - и единственно трудом и долгим изучением истинно великих классических поэтов мог бы оплодотворить свои счастливые способности, в которых ему невозможно отказать... Вот почему необходимо извлечь его из Одессы"

"О какой дворянской семье ни спросишь в то время, о всякой услышишь одно и то же: родители поссорились с детьми. И не из-за каких-нибудь вещественных, материальных причин возникали ссоры, а единственно из-за вопросов чисто теоретического, абстрактного характера. "Не сошлись убеждениями!" - вот только и всего; но этого "только" вполне достаточно, чтобы заставить детей побросать родителей, а родителей - отречься от детей" (С. Ковалевская о 60-х гг)

1830 Известный московский профессор Михаил Григорьевич Павлов предполагал собрать лучшие из опытов воспитанников и издать в виде альманаха

1840, Россия Лекции в семинарии обыкновенно читались профессорами (как тогда называли преподавателей семинарии) по старым, давно составленным тетрадкам, написанным темным и витиеватым языком. Некоторые профессора, чтобы не трудиться над составлением записок, не мудрствуя лукаво, читали по старым академическим тетрадкам, по которым учились сами

1840. Книг в России выходило в те времена сравнительно немного, и круг вопросов, которых журналы имели право касаться, был до чрезвычайности узок; почти о каждой напечатанной книжке, как бы ничтожно ни было ее значение, непременно появлялись поэтому более или менее пространные рецензии

1850 "Все, что было в Воронеже мыслящего, Второв сумел собрать вокруг себя, сумел воодушевить и подвинуть на работу"

1850, Воронеж. Непрактичный, как и все идеалисты, до конца жизни не сумевший устроить свои дела, живший в кругу отвлеченностей, Придорогин всегда чем-нибудь увлекался, волновался, протестовал (за один из своих протестов против произвола местной администрации ему, между прочим, пришлось поплатиться арестом на гауптвахте)

1850. Воспитанник Казанского университета, Второв начал свое служебное поприще в Казани при канцелярии военного губернатора, а затем - библиотекарем университета; в то же время он редактировал местные "Губернские ведомости" и усердно занимался археологией и этнографией края

1860 "Русское слово" издавалось тогда Кушелевым. Кушелев был граф, миллионер и чистокровный аристократ. Зачем, собственно, понадобилось ему иметь свой орган - неизвестно, разве что время было такое и к печатному слову даже титулованные особы чувствовали некоторое пристрастие. Впрочем, сам Кушелев почти ничего не писал и в дела редакции вмешивался так же мало, как в управление собственными многочисленными поместьями. Познакомившись в Париже с Благосветловым, он попросил его взять на себя руководство журналом, на что Благосветлов и согласился. Мало-помалу все дела сосредоточились в его руках, а Кушелев в конце концов подарил ему "Русское слово" в вечное и потомственное владение

1860 Великий князь Константин Николаевич расширил содержание журнала "Морской сборник" и допустил статьи по самым жгучим современным общественным вопросам, - о гласном судопроизводстве, об отмене телесных наказаний

1860, Рязанская губерния. "Безграмотность была до того велика, например, что одного бывшего семинариста, горчайшего пьяницу, держали, несмотря ни на что, в канцелярии только за то, что он в трезвом виде умел кое-как справляться с буквою е и знаками препинания". Им дорожили и "берегли его для особо важных бумаг"

27 октября 1868 года по почину купца Кривошеина, который стал и первым жертвователем на дело увековечения памяти Кольцова, был открыт в Воронеже памятник поэту-прасолу

А. М. Пушкин (1769--1825), дальний родственник поэта, первый хват на Москве, дослужился до генерал-майора; поэт, вольтерьянец и атеист

А. Я. Филиппов умер от холеры в 1830 году, во время свирепствовавшей в Петербурге страшной эпидемии. В конце 1848 года непосредственно из пансиона барон Корф поступил в лицей. Конкуренция была большая. От поступающих требовались знания в объеме первых четырех классов гимназии, с добавлением притом французского, немецкого и английского языков. Но у Филиппова учили так прочно, что юный барон Корф "не только не тревожился перспективою наступления экзаменов, но в течение нескольких недель, ему предшествовавших, и книги не раскрывал"

Александр II отменил многие формальности для получения заграничного паспорта

Археографическая экспедиция (1829--1834) обследовала губернские архивы и монастырские библиотеки на предмет обнаружения и сбора древних рукописей

Б. Голицин (1769--1813) написал "Нравственные правила гр. де-ла-Рошфуко" (1809), умер от ран, полученных при Бородино

Булич в своей "Истории Казанского университета" говорит: "Почему-то студенты, записавшиеся слушать математические лекции, неохотно ходили слушать молодого профессора Лобачевского и предпочитали ему Никольского. Думаем, оттого, что первый относился гораздо серьезнее к своему делу и был строже второго. Между прочим, студенты жаловались на Лобачевского за то, что он читает "не об употреблении логарифмов, а о происхождении их", и оттого они его не понимают"

В "Арзамасе" был обычай при вступлении в члены общества вместо панегирика докладывать отходную соперникам

в 1809 году по Высочайшему повелению при Казанском университете учрежден был экзаменационный комитет для чиновников при производстве в восьмиклассный чин и открыты публичные летние курсы для того, чтобы чиновники, не имевшие возможности приготовляться дома, могли бесплатно слушать курс тех наук, из которых они должны были экзаменоваться. Замечательно, что первыми явившимися на экзамен в Казанский комитет были будущие попечители - Мусин-Пушкин и Молоствов

В 1834 году вышла из Московского Екатерининского института старшая сестра Михаила Евграфовича Салтыкова, Надежда Евграфовна, и дальнейшее обучение его было вверено ей и ее товарке по институту Авдотье Петровне Василевской, поступившей в дом в качестве гувернантки. Им помогали священник села Заозерья, о. Иван Васильевич, обучавший Салтыкова латинскому языку по грамматике Кошанского, и студент Троицкой духовной академии Матвей Петрович Салмин, которого приглашали два года кряду на летние вакации. Занимался Салтыков усердно и настолько хорошо, что в августе 1836 года был принят в третий класс шестиклассного в то время Московского дворянского института

В 1836 году правительство России запретило издание новых литературных журналов

в 1847 году, ездили на почтовых. Дорожные впечатления, особенно зимой, постоянное визирование паспортов, ожидания на глухих станциях - все это быстро утомляло и приедалось

В 1856 году, морское министерство обратилось к нескольким пользовавшимся известностью литераторам с предложением отправиться за казенный счет на различные российские побережья, чтобы исследовать быт приморских краев в этнографическом и торговом отношениях

в 1866 году, когда, после выстрела Каракозова, над всей русской литературой нависла грозная туча. Людям нашего поколения трудно и представить себе ту мрачную пелену панического страха, которая, по единогласному свидетельству современников, окутала в те дни даже неробкие сердца и недюжинные умы; "sauve qui peut" [спасайся, кто может (фр.).] - было общим криком. В этот-то момент всеобщей растерянности и заботы о спасении дрогнул и Некрасов, - и рука его "исторгла у лиры неверный звук": на публичном обеде, который петербургское дворянство давало тогдашнему властителю судеб русского общества - графу Муравьеву-"вешателю", Некрасов прочел свои приноровленные к этому торжественному случаю стихи. Рассказывали, будто, выслушав их, Муравьев от чтеца отвернулся

В 1868 году приехала в Петербург первая женщина-врач Суслова; о ней кричали, ею гордились

В 1881 году в Москве открывали памятник великому поэту. Торжество собрало известнейших деятелей современной русской науки и литературы. В течение двух дней Обществом любителей российской словесности устраивались заседания и произносились речи в честь родоначальника русской национальной поэзии

В Воронеже Второв и К. О. Александров-Дольник ревностно принялись за изучение этнографии, истории и археологии края, занимались собиранием древних грамот, в результате чего получилось солидное издание "Воронежских актов" XVI и XVII столетий

в конце сороковых и начале пятидесятых годов, произошло, как известно, в Москве разделение славянофилов на две ветви. Между тем как старые славянофилы: Аксаковы, Киреевские, Хомяков, Самарин и пр. - сгруппировались вокруг "Московского сборника", а впоследствии вокруг "Русской беседы", "Москвитянин" Погодина сделался органом новой группы молодых славянофилов, впоследствии получивших название почвенников

В конце января 1803 года был назначен попечитель "учреждаемого" в Харькове университета. Это был граф Потоцкий, личность в высшей степени почтенная. В это время Каразин уже приискал несколько профессоров. Пора было приступать к фактическому устройству университета

В кружке Станкевича человек, не знакомый с Гегелем, почитался несуществующим человеком

В мае 1867 г в Москве состоялся славянский съезд и открылась Всероссийская этнографическая выставка. Кружок устроил в честь славянских гостей литературно-музыкальный вечер. Островский говорил приветствие, как первенствующий московский литератор

В марте 1803 года Демидов обратился к министру народного просвещения графу Завадовскому с предложением пожертвовать необходимые средства для основания в Ярославле высшего учебного заведения (Демидовский лицей); при этом он указал, что желание сделать это пожертвование было вызвано чтением только что вышедшего тогда плана общего образования в России ("Предварительные правила народного просвещения", составленные Каразиным). За Демидовым и под влиянием его примера так же поступил Безбородко, на пожертвование которого возник Нежинский лицей. Далее следует пожертвование Румянцевым музея с домом "на благое просвещение" (теперешний Румянцевский музей в Москве), пожертвования Голицына, Дашковой и других

в Москве в конце сороковых годов и начале пятидесятых XIX века слово профессора обладало большим литературным авторитетом и практическим значением. Оно могло открыть или преградить начинающему драматургу путь к страницам единственного московского журнала - "Москвитянина"

в Москве возникло Собрание драматических писателей. Островский был его вдохновителем и председателем с 21 октября 1874 года до самой смерти. Но на первых порах больших результатов не получилось: антрепренеры упорно не желали платить авторам за представления пьес, возникло множество процессов, и все благие цели собрания, вероятно, долго не осуществились бы, если б на помощь не пришла судебная власть и правительство. Суды стали карать антрепренеров за самовольную постановку пьес; антрепренеры начали входить в личные сделки с авторами, но размер платы зависел от случайностей, от ловкости той и другой стороны. Дело окончательно укрепилось, когда Собрание драматических писателей было признано законом и превратилось в официальное учреждение, называемое Обществом русских драматических писателей и оперных композиторов

В Москве, где комедии Островского пользовались неизменно шумным успехом, репертуаром заведовал Верстовский. Он кратко и сильно выражал свое отношение к новым пьесам: "Сцена провоняла от полушубков Островского"

В начале 1850-х гг Солдатенков издал ПСС Белинского

В начале 1860-х во всех журналах, по примеру "Свистка" и "Современника", вошло в моду помещать в конце книжек сатирические фельетоны, с одной стороны, ради оживления журнала, а с другой - в полемических целях

В начале 1880 года был съезд естествоиспытателей, на котором она присутствовала по настоянию Чебышева, всегда принимавшего горячее участие в ее судьбе; по его же настоянию она решилась прочитать на съезде одну из своих залежавшихся работ. Долго пришлось ей искать заветный ящик, где хранились ее математические рукописи и книги. Нужно сказать правду, что, прежде чем добраться до них, много надо было снять пыли. На чердаке они успели отсыреть, но мысли, в них заключавшиеся, отличались новизной и свежестью и никем еще не были высказаны. С чувством радости и гордости Ковалевская за одну ночь перевела свою статью об Абелевских функциях на русский язык

В половине мая 1817 года начались в лицее выпускные экзамены и тянулись 15 дней при многочисленной публике. Посетителям предоставлено было задавать лицеистам вопросы, что дало повод к занимательным ответам и прениям

В течение 25 лет Василий Пушкин непрестанно вращался в литературных кружках и умер с книжкою Беранже в руках

Вглядываясь пристальнее в умственное движение 60-х годов XIX, мы видим, что его общий характер был по преимуществу протестующий. Протест естественно направлялся против тех основ или, вернее, тормозов, которые делали неподвижным строй прежнего времени. Основами этими были патриархальность семьи и общественного режима

Великий князь Константин желал знать подробно внутреннее состояние России, и для изучения его были призваны не чиновники, а лучшие современные писатели и знатоки народного быта: Писемский, Гончаров, Григорович, Потехин, Афанасьев-Чужбинский, Максимов

влияние литературы в Царскосельском лицее времен Салтыкова-Щедрина тогда очень сильно в лицее: воспоминание о недавно погибшем Пушкине как будто обязывало нести его знамя и на каждом курсе предполагался его продолжатель. Такими продолжателями считались В. Р. Зотов, Н. П. Семенов (сенатор), Л. А. Мей, В. П. Гаевский и другие, в том числе и Салтыков

Гениальный врач и знаменитый педагог Пирогов поместил здесь свои статьи "Вопросы жизни", восстававшие против жестокости и бездушия старых педагогов и учителей. Газеты только и жили перепечатками из "Морского журнала"

Гербель (1827--1883) издал в России Шиллера (1857--1861)

Гербель в 1875 издал "Английские переводы в биографиях и образцах"

Гр. Растопчина сказала в момент появления "Записок охотника": "Voila un livre incendiare"

гремевшая в тридцатых годах и имевшая до семи тысяч подписчиков "Библиотека для чтения" Сенковского сеяла в умах читателей легкомысленное, "веселое" отношение решительно ко всем явлениям литературы и жизни

Дело о Харьковском университете пошло "по начальству". Муравьев представил переданные ему Каразиным бумаги министру народного просвещения Завадовскому, а этот последний - министру внутренних дел Кочубею. Начались всевозможные запросы и справки. Канцелярии вступили в дело и показали себя обычными мастерами по части затягивания решения вопроса. Каразин хлопотал, бегал ко всем лицам, от которых зависело подвинуть дело, настаивал, - но дело не двигалось

Для основания университета нужны были средства, и средства немалые. Каразин решил найти их на той самой Украине, для просвещения которой устраивался университет. С этою целью он отправился в Харьков и стал здесь пропагандировать свою идею среди слободско-украинского дворянства. Надо заметить, что уже и тогда местное общество относилось к нему с большим уважением, которое впоследствии только упрочилось и выражалось в говорящих за себя фактах. В мае 1801 года дворянство Слободской Украины выбрало его своим депутатом для исходатайствования у верховной власти сохранения некоторых, весьма важных, льгот, которыми дотоле пользовалась Малороссия. Пользуясь таким доверием к себе местного дворянства, Каразин усиленно распространял как среди дворян, так и среди горожан свою мысль об учреждении университета в Харькове. И дворяне, и горожане отнеслись с сочувствием к мысли Каразина и изъявили согласие поддержать дело материально. Тогда Каразин явился к Александру I и, заявив ему о желании Украины иметь свой университет, просил разрешить основание его в Харькове, причем указал и на желание слободско-украинского общества поддержать данное дело материальными пожертвованиями. Само собою разумеется, что Александр I отнесся сочувственно к мысли Каразина и разрешил ему работать в данном направлении

Для издания Гейне были собраны все бывшие тогда переводы и издатель поручил писателям сделать новые, в т. ч. Тютчеву, Фету, Майкову.

до 1892 года имя Лобачевского за пределами Казани было известно только специалистам-математикам; с сочинениями же его были знакомы далеко не все даже из последних

довольно многочисленные в 1830-40-е гг. годы альманахи, сборники и другие полулубочные издания, единственною причиною возникновения которых был расчет издателей-барышников на пробуждавшуюся в русской публике охоту к чтению

Женские гимназии в первое десятилетие своего существования (60-е гг XIX) дали немногое в смысле научной подготовки. По выходе из гимназий лучших учениц ждало горькое разочарование и им приходилось наверстывать потерянное время. Имевшие средства брали отдельные частные уроки, менее состоятельные составляли кружки и в складчину приглашали хорошего учителя. Этим кружкам тогда не было числа. Вскоре же открылись так называемые "Аларчинские курсы", имевшие то же назначение - пополнение пробелов среднего образования, и эти курсы были переполнены

Западники с восторгом встретили Фейербаха: "Он лишил меня бессмертия души," -- полушутя-полусерьезно говорил Грановский

Запрещенная книга Кюстина имела широкое хождение в России

Злобой дня тогдашнего литературного мира было ненормальное состояние журналистики. Ею окончательно овладел известный триумвират: Греч, Сенковский и Булгарин. Благодаря большим денежным средствам издателя-книгопродавца Смирдина "Библиотека для чтения" сделалась самым толстым и самым распространенным из ежемесячных журналов

Знаменитая французская артистка Рашель из-за представлений "Бедности -- не порок" принуждена была играть по утрам, столь сильным оказалось увлечение московской интеллигенции

Известно, какое важное значение имели в истории умственного развития нашего общества такие кружки, как московские Станкевича, Белинского и Грановского или Аксаковых и Киреевских и подобные же им петербургские. Это были главные умственные центры. По примеру их провинциальная интеллигенция также соединялась в кружки, очень часто имевшие какие-либо сношения со столичными; все, что делалось в центрах, было известно, обсуждалось и здесь. Во второй половине пятидесятых годов происходит распадение кружков как в столицах, так и в провинции; но в то время, когда Никитин выступил на литературное поприще, в Воронеже еще существовал такой кружок, соединявший в себе лучшие интеллигентные силы. Во главе его стоял Н. И. Второв, занимавший в то время солидный административный пост в городе

Издательство Вольфа прославилось выпуском детских книг, которые печатались в виде подарочных изданий. Одним из таких изданий стали "Волшебные сказки" Шарля Перро с иллюстрациями Гюстава Доре

Император Александр III немедленно по вступлении на престол отменил монополию казенных театров в столицах. Эта отмена влекла за собой возникновение частных сцен

Император Николай I страстно любил театр и непременно смотрел всякую оригинальную пьесу, хотя бы даже одноактную

Интеллигентная мысль принимала все более и более практический характер. В какое-нибудь десятилетие она сделала громадный переход от немецкого оптимистического идеализма к социализму. Милютин в это время (конец 40-х годов) начал писать свои политико-экономические этюды, Валериан Майков - свои критические статьи. Между прочим все чаще и чаще высказывались вот какие мысли: "Самое важное, самое характерное явление современной жизни заключается в сильном стремлении общества к материальным интересам. Вещественное благосостояние человека занимает умы всех сословий. Удобство земного существования, довольство - вот главный вопрос, вопиющая забота нашего века. Метафизическая эпоха германской жизни кончилась; внимание и надежды обратились к требованиям общественной жизни, которой нечего делать в холодной отвлеченности философских систем. Первенство принадлежит наукам общественным, интересы действительности должны быть разлиты по всему обществу и главная задача науки - показать законы равномерного распределения блага по всем классам" ("Отечественные записки", 1848 г., кн. X)

"Кавказ в то время это было единственное место ратных подвигов нашей гвардейской молодежи, и туда были устремлены взоры и мысли высшего светского общества. Юные воители, возвращаясь с Кавказа, были принимаемы как герои. Помню, что конногвардеец Глебов, выпущенный из плена горцев, сделался предметом любопытства всей столицы. Одушевленные рассказы Марлинского рисовали Кавказ в самом поэтическом виде; песни и поэмы Лермонтова гремели повсюду"

Казанская гимназия была училищем с весьма широким объемом преподавания и с науками, которые имели общеобразовательный характер и вместе с тем готовили людей к самым разнообразным видам служебной деятельности. Это было нечто вроде лицея. Кроме первоначальных общих предметов гимназического курса, здесь преподавались из языков: латинский, французский, немецкий и, в угоду местным потребностям, татарский; из философских наук: логика и практическая философия; из физико-математических: геометрия и тригонометрия, механика, гидравлика, физика, химия, натуральная (естественная) история, землеведение, то есть землемерие, и гражданская архитектура; преподавались также науки юридические и военные, наконец, рисование, музыка, фехтованье и танцы

Капитал для премий за лучшие драматические произведения образовался по подписке. Она была разрешена в память пятидесятилетней годовщины смерти Грибоедова, и собранные около семи тысяч рублей составили капитал для выдачи "грибоедовской" премии

Комитет считал своим долгом не только пресекать и карать литературные преступления, но и вразумлять авторов на будущее время, внушать им - по своему усмотрению - правила писательства и цели литературной деятельности

Конец 1820-х было горячее литературное время в Москве: на беспрерывных и многочисленных литературных собраниях обсуждались животрепещущие вопросы, литературные и философские, начиная с судеб русской словесности до судеб самой России

кроме "Арзамаса", в Петербурге было несколько других литературных обществ, кружков и салонов ("Общество любителей словесности, наук и художеств", "Общество соревнователей просвещения и благотворения", кружок А. Н. Оленина, вечера В. А. Жуковского), и, хотя Пушкин не принадлежал к некоторым из них, однако же следил внимательно за их занятиями

купечество, впервые за все существование русского театра, отозвалось восторженно на талант Островского и исполнение артистов. Особенно много горячих похвал пришлось выслушать Садовскому

Л. Н. Толстой, Тургенев, Григорович и Островский в 1857 году обязались не печататься нигде, кроме "Современника", но не выдержали соглашения

Лекции Грановского в МГУ в 1843 году собирали не только студентов, но и многочисленную образованную публику, "от старцев до девиц"

Литературные занятия литературного кружка Царскосельского лицея заключались, во-первых, в издании рукописных журналов, в которых члены помещали свои произведения, а во-вторых - в особенной литературной игре. Составив один общий круг, товарищи обязывали каждого рассказать повесть или, по крайней мере, начать ее. В последнем случае следующий за рассказчиком принимал ее на том месте, где она остановилась, и развивал далее; третий, в свою очередь, продолжал ее и т.д., пока повесть не приходила к окончанию

литературный кружок образовался едва ли не тотчас по открытии Царскосельского лицея; участниками в нем были Дельвиг, Илличевский, Корсаков, князь А. М. Горчаков, барон М. А. Корф, С. Г. Ломоносов, Д. Н. Маслов, Н. Г. Ржевский, В. К. Кюхельбекер, М. Л. Яковлев

Маврикий Осипович Вольф (польское имя - Болеслав Маурыцы) (1825, Варшава - 1883, С-Петербург) - российско-польский издатель, книгопродавец, типограф - происходил из семьи врача.

Магницкий думал, что весь беспорядок в университетах наших произошел от образования, книг и людей, перешедших к нам из Германии. Там, по его мнению, зараза возмутительных начал, возникшая в Англии и усиленная во Франции, сделалась классической. Он говорил: "Науки и литература северной Германии так заражены, что пользоваться ими надо с величайшей осторожностью"

между тем как публика нарасхват покупала "Руслана и Людмилу", читала и перечитывала ее до заучивания наизусть, в журнальном мире занялся целый сыр-бор из-за нее

На одну школу в течение 13-ти лет истрачено 4000 руб., а грамотных за все это время вышло только 5 человек, т.ч. каждый грамотный обошелся в 800 рублей (1867, Россия)

Над всем цензурным ведомством в России стоял особый комитет, учрежденный 2 апреля 1848 года. Комитет осуществлял высший надзор за книгопечатанием и выполнял свои обязанности с усердием, стяжавшим ему единственную в своем роде историческую известность

Надеждин (1804--1856), чиновник министерства внутренних дел, с 1843 года редактор журнала этого министерства

Начиная со 2-го класса в Царскосельском лицее позволялось воспитанникам выписывать за свой счет журналы. Таким образом, Салтыковым получались: "Отечественные записки", "Библиотека для чтения" (Сенковского), "Сын Отечества" (Полевого), "Маяк" (Бурачка) и "Revue Etrangere". Журналы читались воспитанниками с жадностью; особенно сильным было влияние "Отечественных записок", где писал критические статьи Белинский

Некоторые стихи издатель Гербель давал аж в 5-ти переводах

немаловажную роль в этом сосредоточении в Воронеже образованных людей играл основанный здесь в 1845 году кадетский корпус, собравший вокруг себя молодые педагогические силы

никогда не бывало в России такой массы листков, газет и журналов, какая явилась в 1856-1858 гг. Издания появлялись, как грибы, хотя точнее было бы сказать, как водяные пузыри в дождь, потому что как много их появлялось, так же много и исчезало. Одними объявлениями об изданиях можно было бы оклеить башню московского Ивана Великого. Издания были всевозможных фасонов, размеров и направлений, большие и малые, дешевые и дорогие, серьезные и юмористические, литературные и научные, политические и вовсе не политические. Появлялись даже летучие уличные листки. Вся печать, вместе с официальной, доходила до 250 изданий

о Жорж Санд Сенковский и Булгарин предостерегали публику еще до появления ее романов на русском языке. Особенно пугали русских дам тем, что она ходит в панталонах, хотели испугать развратом, сделать ее смешной. Сенковский, сам же собиравшийся переводить Жорж Санд в своем журнале "Библиотека для чтения", начал называть ее печатно г-жой Егором Зандом, и, кажется, серьезно остался доволен своим остроумием

О тогдашнем министре народного просвещения графе Завадовском сохранились следующие авторитетные отзывы: граф Строганов писал в 1804 году Новосильцеву: "Наше народное просвещение идет немного тихо. Господь Бог, создавши мир в шесть дней, почил в седьмой, а наш министр делает лучше: он ничего не делает шесть дней и, несмотря на то, отдыхает в седьмой"

общество "Зеленая лампа", основанное Н. В. Всеволожским и у него собиравшееся. Это было оргичeскоe общество, которое в числе различных домашних представлений, как изгнание Адама и Евы, гибель Содома и Гоморры, устраиваемых им на своих заседаниях, пародировало между прочим собрания с парламентскими и масонскими формами, но было посвящено исключительно обсуждению планов волокитства, закулисных проказ и всякого рода отчаянных шалостей, иногда крайне скандальных, рискованных и опасных; сюда же входили и кутежи с богатырскими пари относительно количества выпитых напитков и беспрестанные дуэли из-за самых ничтожных пустяков вроде какой-нибудь случайной театральной ссоры

Общество в Стокгольме было очень образованно, горячо сочувствовало всему либеральному. Бакунин во все время был очень хорошо принят братом короля и чествуем обществом как русский агитатор 1848 года. Ему беспрестанно давали обеды, делали для него вечера, пили за его здоровье, радовались счастью его лицезреть

Один из замоскворецких обывателей говорил Садовскому: - Ну, Пров Михайлыч, такое ты мне, московскому первой гильдии купцу Ив. Вас. М-ву, уважение сделал, что в ноги и тебе должен кланяться. Как вышел ты, я так и ахнул! Да я говорю жене (увидишь - спроси ее): смотри, говорю, - словно бы это я!.. Борода только у тебя покороче была,- ну вот, как есть! Это, говорю, на меня критика. Даже стыдно стало: сижу в ложе-то, да кругом и озираюсь, - не смотрят ли, думаю, на меня. Ей-Богу! А как заговорил ты про тарантас, я так и покатился! у меня тоже у Макария случай с тарантасом был

Однако важнейшей вехой в культурной жизни провинции, качественно новым этапом в истории книжной культуры стало открытие в Тобольске в 1789 г. типографии Корнильевых

Около 1840 г студенты увлекались Белинским; под влиянием же любимого критика вели ожесточенные и бесконечные философские споры и зачитывались Гоголем

Он мог рассчитывать, кроме вышеупомянутых 69910 рублей, обещанных казною харьковскому дворянству, еще на 125 тысяч рублей, которые приходились на долю Харьковского университета из суммы, ассигнованной в целом на потребности учебных округов. Однако ни те, ни другие деньги не выдавались. Каразин настоял перед графом Кочубеем о докладе государю о вышеупомянутых дворянских деньгах. Состоялось высочайшее повеление о выдаче их; но когда обратились за ними к министру финансов, тот заявил, что имеется высочайшее повеление о выдаче упомянутых денег лишь в следующем году

По традиции, сохранявшейся со времени Новикова, в Благородном университетский пансионе особенно процветали между воспитанниками занятия литературою. Воспитанники собирались на общее чтение, издавался рукописный журнал, в котором многие из них принимали участие

Под влиянием первых симпатичных лет царствования Александра I и знакомства - благодаря более живому общению с Западом - с богатой европейской литературой и общественными порядками в русское общество, как известно, хлынул поток новых идей, проникших и в глухую провинцию. Вследствие этого обстоятельства и, в частности, под обаянием блестящей славы Пушкина в Воронеже, как и в других городах на Руси, возник интерес к литературе и чтению, и образовались литературные кружки, группировавшиеся около Кашкина и других лиц, а также в семинарии и гимназии. Здесь читались поэты, происходили споры, обсуждались стихотворения членов кружка и слушались последние литературные новости. Кружки издавали рукописные альманахи, где в качестве поэтов часто выступали лица купеческого сословия

Помпей Батюшков (ум 1892) -- брат Батюшкова. Написал исследование по русинам З. Украины

Последнее издание "Кормчей книги" вышло в 1816 г

Появление "Руслана и Людмилы" произвело сильную сенсацию и в литературе, и в обществе

Появление отрывков комедии в "Русской Талии" развязало язык прессе, и весь 1825 год был занят ожесточенной полемикой различных органов печати по поводу "Горя от ума". Вся литература, можно сказать, разделилась на два лагеря - друзей и врагов пьесы. Во главе последних стоял и доживавший последние дни свои Карамзин, не забывший насмешек Грибоедова над сентиментализмом. Но Карамзин, конечно, не заявлял своего мнения печатно, а ограничивался разговором в кругу своих высокопоставленных друзей. В пользу комедии первый голос подал Н.А. Полевой в c1 своего "Московского телеграфа" за 1825 год

Правительственная командировка литераторов для изучения местностей России в бытовом и промышленном отношении - факт в высшей степени замечательный в истории русского общества. Он совпал с началом царствования Александра II и стал следствием деятельности великого князя Константина Николаевича

Право на издание Писемского было выкуплено в 1861 г. за 8000 руб, немалую по тем временам сумму

При Царкосельском лицее была богатая библиотека, пользование которой было предоставлено воспитанникам без малейших ограничений

Приехав в 1848 году в Петербург, поступил в магазин иностранных книг Я. А. Исакова приказчиком, затем стал управляющим фирмой (на службе у Исакова оставался до 1853 года), параллельно приступил к изданию книг на польском языке. В 1853 году открыл собственный магазин "Универсальная книжная торговля", одновременно начав издание книг на русском языке. В 1856 году приобрел типографию, а в 1878 - известную словолитню Ж. Ревильона. Начав свою издательскую деятельность с выпуска "Общедоступной механики" Писаревского, Вольф издает серию детских книг, книг по естественным наукам, исторические монографии, "Толковый словарь" Даля (1880), выдающиеся издания подарочного типа: "Божественная комедия" Данте (1874) с иллюстрациями Г.Доре, сборник стихотворений "Родные отголоски" (1880), объемистое, роскошно иллюстрированное издание "Живописная Россия" (1881) и многие другие (Библия, "Фауст", "Картинные галереи Европы", "Атлас всемирной истории"). За двадцать пять лет, с 1853 по 1878 год, Вольф выпустил 3 250 наименований книг. Расцвет деятельности Вольфа приходится главным образом на семидесятые-восьмидесятые годы XIXвека[2].

Приехав в Харьков, Каразин с величайшим огорчением узнал, что к собиранию пожертвованных денег еще не было приступлено и что комиссия, которую должны были выбрать жертвователи и которая должна была озаботиться устройством помещения для университета, еще не существовала, а тем более не существовало помещения. Каразин решил сделать все сам. Основываясь на предписании министра внутренних дел, он потребовал сдачи генерал-губернаторского дома, предназначенного для университета. Но тут встретились препятствия: во-первых, не знали куда деть некоторые присутственные места, помещавшиеся в означенном доме, а во-вторых, из дома не мог выехать губернатор по причине грязи, покрывавшей харьковские улицы, как он доносил о том министру внутренних дел. Наконец, через два месяца дом был сдан, и Каразин мог приступить к необходимым переделкам и приспособлениям его

Проследив за всеми отраслями интеллектуального труда, Бокль неопровержимыми фактами доказывает, что век Людовика XIV был не золотым веком литературы, науки и искусства, а, напротив, веком их упадка: то был век нищеты, нетерпимости и притеснений, то был век рабства, позора и бездарности. Причина этого заключалась в правительственном покровительстве, в желании подчинить науку, искусство и литературу правительственным целям

Пушкинский "Современник" в руках корректного, но скучноватого профессора эстетики Плетнева влачил жалкое существование

С 1838 года в Харькове стали выходить "Губернские ведомости", и Каразин сделался деятельным сотрудником, успев поместить в них за короткое время до своей смерти (в 1842 году) двадцать статей, посвященных самым разнообразным предметам

с 1853-го по 1872 год: всего 766 раз прошли пьесы Островского только на казенных сценах. Дирекция императорских театров получила за это время со спектаклей Островского около двух миллионов дохода

Смирдина разорили Булгарин, Греч неимоверными заказами и гонорарами

Солдатенковым был осуществлен еще один смелый замысел - издательская программа по опубликованию лучших произведений отечественной и мировой литературы (1856-1862г.г.)

Старый Гизо, прочитав "Гамлет Щигровского уезда", захотел лично познакомиться с Тургеневым

Стасов считал, что отрицание Рафаэля -- первый признак развития искусства в России

Судить украл Тургенев у Гончарова детали или нет, был призван писательский совет экспертов: Дудышкин, Дружинин, Анненков

Существует 15 русских переводов "Ворона" По

Тайные общества, возникшие еще при Екатерине (масоны и мартинисты) и имевшие немалое распространение, несмотря на преследование, послужили корнями, дававшими побеги опасного свойства. В первую половину царствования Александра вступление в тайное общество имело характер моды и свидетельствовало до известной степени о хорошем тоне

в 1807 году Каразин написал письмо Александру I по поводу вмешательства России в европейские дела, которое Каразин обоснованно считал в высшей степени пагубным для России. За это письмо, которое, к сожалению, доселе не напечатано, Каразину пришлось высидеть неделю на гауптвахте

Церковный историк А. Ф. Терновский был уволен из Киевской духовной академии (1883) "за направление, несогласное с духом православия"

"А здесь кругом меня другой народ: татарин на татарине, жид на жиде... Судебные дела, услуги, прислуги, угождения, посещения, брань и расчеты, брани и ссоры... И для чего пишу? Для вас, для вас одних, а здесь я за писание терплю одни оскорбления..." (Кольцов)

"В начале зимы 58-го года, - рассказывает он,- мне удалось найти работу в одном журнале для девиц ("Рассвет" Кремпина), начинавшем свое существование в начале 59-го. Мне было поручено вести в этом журнале библиографический отдел, т.е. указывать юным читательницам на те книги и журнальные статьи, которые могут обогатить их ум, не вредя чистоте и непорочности их сердца" (Писарев)

"В полчаса мы Бог знает сколько переговорили, с полслова понимая друг друга, с восклицаниями, торопясь, говорили и о поэзии, и о Гоголе, цитируя из "Ревизора" и из "Мертвых душ", но главное - о Белинском" (Достоевский о первом знакомстве с Некрасовым)

"Вчера я обедал, - писал Грибоедов Бегичеву 4 января 1825 года,- со всею сволочью здешних литераторов. Не могу пожаловаться, отовсюду коленопреклонения и фимиам, но вместе с тем - сытость от их дурачеств, их сплетен, их мишурных талантов и мелких их душишек"

"До первых годов шестого десятилетия, - по свидетельству г. Боборыкина, - в течение пяти-шести лет Писемский пользовался самой большой популярностью. Он сделался достоянием Петербурга, жил бойко, редакторы журналов за ним ухаживали, его видали часто и в светских салонах, знали как чтеца и даже как актера-любителя"

"Его (Каразина) библиотека, - по свидетельству современника, - обнимала, как и он сам, все отрасли человеческих знаний". В 1836 году эта библиотека пострадала от пожара, причем сгорело до 5 тысяч томов и множество рукописей. Григорий Данилевский вспоминает, как он, будучи шестилетним мальчиком, видел Каразина, худого седого старика, заехавшего в зимний бурный вечер на хутор его отца и плакавшего при рассказе о гибели своей библиотеки

"Едва ли какой-нибудь гурман ест с таким аппетитом разные тонкости европейской кухни, с каким мы теперь принимаемся за питье кирпичного чая и еду дзамбы с маслом, а за неимением оного - с бараньим салом. Правда, последнее, будучи растоплено, издает противный запах сальных свечей, но, путешествуя в азиатских пустынях, необходимо оставить дома всякую брезгливость, иначе лучше не путешествовать. Цивилизованный комфорт даже при больших материальных средствах здесь невозможен; никакие деньги не превратят соленую воду в пресную, не уберегут от морозов, жары и пыльных бурь, а иногда и от паразитов" (Пржевальский)

"Еще игра судьбы нестерпимая, - пишет Грибоедов Бегичеву 9 сентября 1825 года, - весь век желаю где-нибудь найти уголок для уединения, и нет его для меня нигде. Приезжая сюда, никого не вижу, не знаю и знать не хочу. Это продолжалось не долее суток, потому ли, что фортепианная репутация моей сестры известна, и чутьем открыли, что я умею играть вальсы и кадрили; ворвались ко мне, осыпали приветствиями, и маленький городок сделался мне тошнее Петербурга. Мало этого. Наехали путешественники, которые меня знают по журналам: сочинитель Фамусова и Скалозуба, следовательно, - веселый человек. Тьфу, злодейство! Да мне не весело, скучно, отвратительно, несносно!"

"За свои стихи,- пишет Кольцов в 1837 году Краевскому,- денег не брал и буду ли брать когда-нибудь? Цена им дешевая, а награда великая. Вы, слава Богу, не побрезгали мною, приняли в число своих знакомых, обласкали, помогли, познакомили с людьми, которых я не стою и не буду стоить никогда. Чего ж мне больше?"

"Измаил-Бей" -- первое произведение Лермонтова, явившееся в печати, так как товарищ его Николай Юрьев тайком от поэта снес копию поэмы Сенковскому, и тот, одобрив ее, напечатал в "Библиотеке для чтения" (1835 год) за полною подписью автора

"Как только я приехал, - пишет Белинский, - то ректор призвал меня в правление и начал бранить за то, что я поздно приехал. Этим я обязан Перевощикову, который тогда очень помнил меня и отрекомендовал ректору и Щепкину. Когда ректор говорил со мною, то он (Перевощиков) беспрестанно кричал, что меня надобно выгнать из университета. Наконец ректор в заключение спектакля сказал: заметьте этого молодца; при первом случае его надобно выгнать. Перед окончанием холеры я не ночевал ночи две или три дома. Прихожу к Щепкину за одним делом, и он начинает меня ругать: говорит, что меня за это он отдаст, как какого-нибудь каналью, в солдаты и, наконец, с презрением начал выгонять из своих комнат... Надеясь не сорваться с казенного кошта, я дал себе клятву все терпеть и сносить, и потому ничего ему не сказал..."

"Лекции Грановского, - сказал Чаадаев, выходя после третьего или четвертого чтения из аудитории, битком набитой дамами и всем московским светским обществом, - имеют историческое значение"

"Литературные занятия в настоящее время не только могут прокормить человека, но даже могут составить ему обеспеченное состояние" (Писарев)

"Лобачевский сам никогда не заискивал перед начальством, не старался выставиться на глаза, не любил этого и в других. В то время, когда большинство членов совета, в угоду попечителю, готово было на все, Лобачевский безмолвно присутствовал в заседаниях, безмолвно и подписывал протоколы этих заседаний"

"Лучший критик берлинский Френцель, - читаем мы в следующем письме, - в c 501 "National Zeitung" посвятил вам целую статью, где называет ваш роман - "редким явлением", я вам говорю, вы теперь в Германии - известность" (Тургенев Писемскому)

"Милостивый Государь Александр Сергеевич! При отъезде моем из Москвы, не имея времени лично с Вами переговорить, обратился я к Вам письменно с объявлением высочайшего соизволения, дабы Вы, в случае каких-либо новых литературных произведений Ваших, до напечатания и распространения оных в рукописях, представляли бы предварительно о рассмотрении оных, или через посредство мое, или даже прямо его императорскому величеству" (Бенкендорф Пушкину)

"Новое время" отказалось печатать 2-ую часть "Анны Карениной" из-за резкого отношения писателя к патриотическому подъему 1876 года

"Обломов" был написан и закончен лишь в 1857 году, когда Гончаров был на водах в Киссингене. Выйдя в свет, роман произвел истинный фурор во всех лагерях без исключени"Обыкновенная история"

"Обыкновенная история" появилась в первых книжках возобновленного "Современника" (этого неудачного детища Пушкина) за 1847 год

"По несчасному положению нашей цензуры и половины нельзя будет напечатать, что мною написано; это меня огорчает, потому что я получилв вкус к похвалам и сочувствию, с которыми было встречено все написанное мною" (С. Т. Аксаков)

"Полгода я посвящу на исправление, дополнение и исключение всего того, что не нужно знать публике... Остальные полгода на мытарства и печатания" (С. Т. Аксаков)

"Положим, что сегодня, 21-го мая, экзамен из географии происходит блистательно. Проходит два дня, 24-го числа те же воспитанники приходят экзаменоваться из латинского языка. Пусть тогда объявят юношам, что экзамена из латинского языка не будет, а повторится уже выдержанный экзамен из географии. Вы посмотрите, что это будет. По рядам распространится панический страх: будущие друзья науки увидят ясно, что они попали в засаду; начнется такое избиение младенцев, какого не было со времени неистового царя Ирода; кто 21-го мая получил 5 баллов, примирится на трех, а кто довольствовался тремя баллами, тот не скажет ни одного путного слова"... (Писарев)

"Протестантом и радикалом,- говорит Де-Пуле,- Придорогин был страшным (конечно на словах), когда речь заходила о крепостном праве: чего-чего не говорил он тут, каких не сочинял ужасов. До 1857 г. почти ни одна наша беседа не обходилась без его горячих филиппик"

"самобытности и народности" требовал от Никитина и один из лучших тогдашних критиков, Ир. И. Введенский, опять-таки не знавший Никитина лично, но убеждавший его письменно не менять свой постоялый двор на "искусственный кабинет петербургского или московского литератора"

"самый памятный день" в жизни Островского. Так сам писатель называл 14 февраля 1847 года. В этот день он был в гостях у профессора русской словесности Шевырева. Познакомился Островский с профессором, вероятно, через своего гимназического товарища, учившего детей Шевырева. В знаменательный вечер у профессора собралось немало именитых гостей,- среди них знаменитый славянофильский публицист и философ А. С. Хомяков, талантливый критик А. А. Григорьев. В присутствии их Островский прочитал свои драматические сцены

"Сели на палубе за длинный стол, подали чай, началось чтение. Писемский сначала зачитал робко, вяло, но скоро он овладел собой, и полились из уст его речи, сладчайшие меда. Его высочество неоднократно останавливал чтение и выражал автору свое удовольствие. Рассказ был уже близок к концу, вдруг... глухой пушечный выстрел! Писемский вздрогнул и побледнел; другой... третий... четвертый... - Начали?! - произнес он простодушно, робко окинув всех глазами. Ему представилась бомбардировка. - Это салют; к неприятелю идет пароход с моря, - успокоили его. Пальба продолжалась, и Писемский не раньше ее окончания приступил к чтению, но начал читать двумя тонами ниже - так его поразила эта неожиданность"

"Система поблажки любимчикам находилась у него в полном отсутствии. Он был вполне беспристрастен и зачастую ставил единицу и нуль самым любимым юнкерам. Часто посещавшему его и довольно близко к нему стоявшему юнкеру К. пришлось остаться на второй год за неудачу экзамена именно по истории и географии. Сам Пржевальский настоял на этом. Ни слезы матери, ни уверения К., что он будет учиться, ни просьбы за него товарищей и начальников не могли поколебать справедливого решения Пржевальского"

"Слушать" Никольского вместо Лобачевского предпочитали, вероятно, и потому еще, что на лекциях первого было вообще веселее. Никольский искал популярности и умел плыть по течению. Во время попечительства Магницкого он начинал доказательство равенства треугольников словами: "С помощью Божиею эти два треугольника равны"

"Статьи [Белинского] были не просто журнальными рецензиями, они составляли почти события в литературном мире того времени" (Анненков)

"Только теперь,- говорил Никитин, открыв книжный магазин, - идя по улице, я смело смотрю всем в глаза, потому что знаю, что делаю дело. А прежде что? Кто же у нас стихи считает делом!"

"Ты думаешь, весело переводить длинные тирады Боккачио даром? Славы от этой прозы не будет" (Батюшков)

"У меня был Кольцов, - пишет в 1840 году Никитенко, - некогда добрый, умный, простодушный Кольцов, автор прекрасных по своей простоте и задушевности стихотворений. К несчастию, он сблизился с редактором и главным сотрудником "Отечественных записок" (Белинским- Авт.). Они его развратили. Бедный Кольцов начал бредить субъектами и объектами и путаться в отвлеченностях гегелевской философии. Он до того зарапортовался у меня, что мне стало больно и грустно за него... Неученый и неопытный, без оружия против школьных мудрствований своих наставников и покровителей, он, пройдя сквозь их руки, утратил свое драгоценнейшее богатство: простое, искреннее чувство и здравый смысл..."

"Чаадаев, тщательно одетый, с нежным, как из воску, лицом, сердил оторопевших аристократов и православных славян колкими замечаниями, всегда отлитыми в оригинальную форму и намеренно замороженными"

"Читал ли ты комедию или, лучше, трагедию Островского "Свои люди - сочтемся!" и которой настоящее название "Банкрот"? Пора было вывести на свежую воду самый развращенный духом класс людей. Если это не минутная вспышка, не гриб, выдавившийся сам собою из земли, просоченной всякою гнилью, то этот человек есть талант огромный. Я считаю на Руси три трагедии: "Недоросль", "Горе от ума", "Ревизор". На "Банкроте" я поставил нумер четвертый" (Одоевский)

"Что за них дадут? - писал Кольцов о стихах в письме к приятелям, в Петербург.- И что за них буду получать в год? Пустяки: на сапоги, на чай, и только! Талант мой, надо правду говорить, особенно теперь, в решительное время,- талант мой - пустой... Несколько песенок в год - дрянь... Что, если в 40 лет придется нищенствовать?.."

"Что-то манило меня в университет; в словах "студент, профессор, аудитория, лекция" заключалась для меня какая-то необъяснимая прелесть; что-то свободное, молодое, умное чуялось мне в студенческой жизни; мне хотелось не кутежей, не шалостей, а каких-то неиспытанных ощущений, какой-то деятельности, каких-то стремлений, которым я не мог дать тогда ни имени, ни определения, но на которые непременно рассчитывал наткнуться в стенах университета..." (Писарев)

"Я поцеловал Белинского в лоб, с душевною теплотой приветствовал его, тут же потребовал принести мне какую-то книжку, на заглавном листе которой надписал: "Виссариону Белинскому за прекрасные успехи в учении (или что-то подобное) от такого-то, тогда-то". Мальчик принял от меня книгу без особенного радостного увлечения, как должную себе дань, без низких поклонов, которым учат бедняков с малолетства". (Лажечников)

1 января 1886 года управляющим императорскими московскими театрами был назначен А. А. Майков; Островского назначили заведующим репертуарной частью и начальником театрального училища. Московские театры получили самостоятельное управление и двух хозяев: собственно по хозяйственной части и по художественной и учебной

1830 Гончанов в это время знал порядочно по-французски, по-немецки, отчасти по-английски и по-латыни; переводил Корнелия Непота a livre ouvert [с листа (фр.). ] и, следовательно, без всякой гордости и самомнения мог считать себя достойным слушать лекции

1845 Гоголь жил в тесном кругу своих друзей Виельгорских и графа А.П. Толстого, каждый день ходил к обедне в русскую церковь, изучал чин литургии с помощью одного знатока греческого языка, отставного учителя Беляева, и писал: "Размышления о божественной литургии"

24 декабря 1888 совершилось в Париже нечто подобное, но еще несравненно более замечательное. Академия наук присудила одну из своих наибольших премий женщине, и еще увеличила размеры этой премии. Удостоена этой премии г-жа Ковалевская, урожденная Корвин-Круковская, доктор философии и профессор математики в Стокгольмском университете

27 декабря 1877 года Николай Алексеевич Некрасов скончался. Похороны его были чуть ли не первым на Руси громким и торжественным проявлением общественных симпатий к любимому писателю, - гроб его, несмотря на суровый морозный день, провожала еще невиданная в таких случаях в Петербурге толпа народа в четыре-пять тысяч человек

3 декабря 1849 года Островский явился в сопровождении артиста Садовского на литвечер к Погодину, попеременно с ним читавшего пьесу. Чтение и на этот раз вызвало всеобщее восторженное одобрение. Погодин записал в своем дневнике: "комедия - Банкрот - удивительная"

5 августа 1831 написано было Пушкиным стихотворение "Клеветникам России", за которым вскоре последовала "Бородинская годовщина". Патриотические стихотворения не остались совсем без следа, и 14 ноября 1831 года Пушкин зачислен был на службу в ведомство Государственной Коллегии иностранных дел с жалованьем 5 тысяч ассигнациями в виде особенной высочайшей милости

8 сентября 1803 года Карамзин, посоветовавшись предварительно с другом своим И. И. Дмитриевым, отправил на имя товарища министра народного просвещения письмо, в котором просил о назначении себя государственным историографом

Автор "Каменного гостя" взял одну из тетрадок у прасола, и во второй книжке "Современника" за 1836 год была помещена пьеса Кольцова "Урожай"; затем больше ничего не было... По рассказу Краевского, Пушкин говорил, что не все стихи Кольцова можно печатать; он находил у прасола большой талант, широкий кругозор, но бедность образования, отчего эта "ширь" часто рассыпается фразами

Александр I, прочитав сборник стихов Жуковского, назначил ему пенсию в 4000 руб

Александр II пожаловал Островскому бриллиантовый перстень - за благородные патриотические чувства, вдохновившие пьесу "К. Минин"

Александр III, в первый раз встречая Островского, заявил ему: - Поручая вашему ведению свои театры, я уверен, что они будут в хороших руках. Делайте все, что найдете полезным для процветания их

Анненков встречался с Марксом по рекомендации Г. М. Толстого, помещика, хантазюра. Маркс этот факт отрицает

Анненков попросил Маркса высказаться о книге Прудона, а тот развернулся в свое знаменитое письмо

Анненков ради Белинского отменил свою поездку в Иерусалим и Грецию

Анненков рассказывает, как он с непривычки был озадачен, когда однажды, вскоре после знакомства с Писемским, возвращаясь с ним довольно поздно с вечера, проведенного у друзей, услыхал от него необычайный вопрос: "Скажите, вам никогда не случалось думать, подъезжая к своему дому, что без вас там могло произойти большое несчастие?" При этом Писемский прибавил доверчиво: "Мне часто случается стоять у порога моей двери с замиранием сердца: что, если дом ограблен, кто-нибудь умер, пожар сделался, - ведь все может случиться!" Причем по голосу его слышно было, что он говорил серьезно

Батюшков сжег свою библиотеку, оставив только "Библию" и Шатобриана

Батюшков, ярый франкофон, пришел в 1812 к русофилу Глинке со своими извинениями за давний спор

Белинский "как на шиле" сидел в аудиториях профессоров, в обществе которых, по их собственному справедливому признанию, можно было только "поглупеть"

Белинский и Бакунин беспрестанно ссорились и мирились

Белинский полагал, что Некрасов навсегда останется полезным литературным тружеником - не больше. Даже в следующем, 1845 году, когда Некрасов напечатал уже во второй части "Физиологии Петербурга" свою сатиру в стихах "Чиновник", Белинский, осыпая ее в печати похвалами как "одно из тех в высшей степени удачных произведений, в которых мысль, поражающая своей верностью и дельностью, является в совершенно соответствующей ей форме", ни одним еще словом не обмолвился о поэтическом таланте автора

Белинский похвалил "Воспоминания Булгарина", однако его единомышленники не пропустили даже его рецензии

Белинский с ужасом встретил известие о начале революции 1848

Белинский, как никто другой, находился в положении умственного пролетария

Белинского отчислили из МГУ "по ограниченности возможностей" и невозможности "образоваться полезным чиновником"

Благосветов добровольно возложил на себя крест корректора, редактора, предпринимателя и нес его с каким-то самопожертвованием. В редакции он просиживал дни и ночи, возился с сотрудниками, цензорами, типографией, вмешивался в каждую мелочь и, кроме своего журнала, не признавал ничего. Он читал только для "Русского слова", писал только для него и из 24-х часов отдавал ему 18

Более всего оскорбляло самолюбие Пушкина то обстоятельство, что Воронцов игнорировал в нем поэта и смотрел лишь как на чиновника

Более же всего Пушкина тянуло в высший свет, где он считал неприличным носить звание литератора и всячески старался, чтобы забыли о том, что он пишет стихи

В "Журнале Министерства народного просвещения" стихотворец Менцов, очевидно знавший о 17- летнем возрасте автора книги "Мечты и звуки" (Некрасова), дал один из наиболее сочувственных отзывов: рецензент исходил из того мнения, что при разборе сочинений столь юного поэта задача критики не в определении их литературной ценности и значения, а лишь в решении вопроса - есть ли у поэта признаки таланта

В "Русском слове" Писарева хотя и обсчитывали, но за ним все-таки ухаживали, устраивали нарочно для него карточные вечера "по маленькой", смотрели на него снизу вверх, и он рядом с прочими сотрудниками чувствовал себя великаном среди пигмеев. В "Отечественных записках" перед такими престарелыми уже корифеями, как Некрасов, Салтыков, Елисеев, - Писарев чувствовал себя хотя и талантливым, но все-таки молодым

В 1809 году Карамзин был представлен Великой Княгине Екатерине Павловне и стал пользоваться особенным ее расположением. Чтобы иметь его поближе к себе, она предложила даже ему тверское губернаторство, но он отказался, ответив, что будет или дурным историком, или дурным губернатором

В 1814 году Грибоедов познакомился с князем Александром Александровичем Шаховским, который тоже служил в военной службе. Беседы с этим любителем и знатоком сцены вновь пробудили в Грибоедове страсть к театру, и он решился испытать свои силы на поприще драматургии

в 1827 году возгорелось дело о стихотворении "Андрей Шенье". Стихотворение это, посвященное Н. Н. Раевскому, было написано Пушкиным в начале 1825 года и помещено в первом собрании его стихотворений, изданном в 1826 году. Цензура, рассмотрев стихотворение 8 октября 1825 года (следовательно, за два месяца до 14 декабря), выпустила из него 44 стиха, со стиха "Приветствую тебя" и до стиха "И буря мрачная". Между тем этот отрывок распространился по Москве как стихотворение, написанное будто бы Пушкиным специально по поводу 14 декабря. Один из списков с надписью "По поводу 14 декабря", принадлежавший кандидату московского университета Ал. Леопольдову, попал в руки полиции, и вот возгорелось дело, длившееся два года. Пушкин неоднократно был призываем по этому делу, и относительно его состоялся следующий указ правительственного сената: "Хотя Пушкина надлежало подвергнуть ответу перед судом, но как преступление сделано им до манифеста 22 августа 1826 года, то, избавя его от суда и следствия, обязать подпискою впредь никаких своих стихотворений без рассмотрения цензуры не осмеливаться выпускать в свет, под опасением строгого по законам взыскания"

В 1830 году Кольцов пригнал гурт скота на винокуренный завод, где и познакомился с сыном директора Станкевичем, который ввел будущего поэта в литературу

В 1832 году барон П. Л. Шиллинг показывал у себя на квартире императору Николаю I действовавший телеграфный прибор, но практического сочувствия дело не встретило

В 1834 году кому-то из учеников Кадетского корпуса пришло в голову издавать еженедельный рукописный журнал под заглавием "Школьная заря". Желавшие участвовать клали свои статьи в определенный для того ящик одного из столиков, стоявших возле кроватей. Статьи эти вынимались из ящика по средам, сшивались и затем прочитывались в собрании товарищей при общем смехе и шутках. Все эти литературные упражнения носили крайне скабрезный характер. Тут-то Лермонтов и поместил ряд своих скоромных поэм

В 1837 году Жуковский выхлопотал для Гоголя пособие от государя в размере 5 тысяч руб. ассигн., и на эти деньги он жил до приезда в Россию

В 1850 году Добролюбов даже решился послать в "Москвитянин" письмо, прося у редакции 100 рублей и обещая за них прислать 40 стихотворений

В 1850-е гг. появилось всего лишь несколько незначительных отзывов, в одном из которых Эраст Благонравов писал: "Трудно найти стихотворца, который был бы меньше поэт, чем Некрасов"

В 1852 году Гончаров при содействии министра народного просвещения А.С. Норова "был командирован для исправления должности секретаря при адмирале (Путятине) во время экспедиции к русским американским владениям"

в 1852 году Добролюбов послал в редакцию "Сына отечества" 12 стихотворений под псевдонимом Владимира Ленского. Написал он в том же году три статейки для "Нижегородских ведомостей". Но, по его словам, "одну цензор не пропустил - невиннейшую статью о погоде; другие две, кажется, сгибли у редактора, по крайней мере, доселе (т.е. до 20 января 1851 года) остаюсь для них, т.е. они для меня остаются во мраке неизвестности"

В 1852 году Иван Сергеевич Аксаков вышел в отставку. Эпизод, сопровождавший его удаление со службы, был бы, пожалуй, и смешон, если бы не был так грустен. По словам С.А. Венгерова, он заключался в следующем: "За Аксаковым открылись разные изъяны. Так, ярославский губернатор сообщил в Петербург, что молодой чиновник читает знакомым какую-то подозрительную рукопись. Потребовали объяснения у Ивана Сергеевича. Он переслал рукопись, которая оказалась известной его поэмой "Бродяга". Поэму прочли и не нашли в ней ничего предосудительного. Но, тем не менее, молодому поэту были поставлены на вид два обстоятельства. Во-первых, ему письменно предложили вопрос: "почему он, Аксаков, беспаспортного человека выбрал себе в герои?", а затем, возвращая поэму, сделали при этом конфиденциальное сообщение, что "занятие стихотворством не приличествует человеку, облеченному доверием правительства"

В 1852 Совет Русского географического общества постановил передать Афанасьеву собрание русских сказок

В 1853 Никитин послал редактору "Воронежских губернских ведомостей" В. А. Средину свои поэтические опыты вместе с письмом, в котором писал: "Я - здешний мещанин. Не знаю, какая непостижимая сила влечет меня к искусству, в котором может быть я - ничтожный ремесленник! Какая непонятная власть заставляет меня слагать задумчивую песнь в то время, когда горькая действительность окружает жалкою прозою мое незавидное существование! Скажите, у кого мне просить совета и в ком искать теплого участия? Круг моих знакомых слишком ограничен и составляет со мной решительный контраст во взглядах на предметы, в понятиях и желаниях. Быть может, мою любовь к поэзии и мои грустные песни вы найдете плодом раздраженного воображения и смешною претензией выйти из той сферы, в которую я поставлен судьбой. Решение этого вопроса я предоставляю вам и, скажу откровенно, буду ожидать этого решения не совсем равнодушно: оно покажет мне или, мое значение, или мою ничтожность, мое нравственное - быть или не быть?"

В 1855 году Добролюбов выпустил 19 номеров рукописного журнала "Слухи" и тогда же принялся за опыты в беллетристическом роде

в 1856 году, за год до окончания курса, товарищ его Н. Турчанинов доставил в редакцию "Современника" первую критическую статью его о "Собеседнике любителей российского слова", которая и была напечатана в cc 7 и 8 "Современника" того же года. Статья эта сразу была замечена в литературных кружках и поразила всех как эрудицией автора, так и сдержанной, холодной иронией, дававшей повод читателям во многих исторических чертах давно минувшего открывать темные стороны современной эпохи

В 1859 году Дружинин организовал литературный фонд. Тургенев был его деятельным участников в виде чтения лекций

В 1860 году среди нескольких местных литераторов явилась мысль об издании литературного сборника под заглавием "Воронежская беседа". Средства для этого были предоставлены одним из преподавателей корпуса, П. П. Глотовым, а редакторство принял на себя М. Ф. Де-Пуле. Вокруг него образовался новый литературный кружок, который, кроме Никитина, составляли И. И. Зиновьев, А. С. Суворин и Н. Н. Чеботаревский

В 1860 Островскому за "Грозу" и Писемскому за "Горькую судьбину" была присуждена 1-ая Уваровская премия

В 1861 г. один из предпринимателей в Петербурге (Стелловский) купил у Писемского право на издание всех его дотоле появившихся сочинений за 8 тысяч рублей - сумма немаловажная по тому времени

В 1862 году Гончарову поручено было редактирование официальной "Северной почты", и он ее редактировал так, как в настоящее время редактируются, например, "Правительственный вестник" или "Ведомости СПб. градоначальства и полиции". Что он служил аккуратно и основательно, в этом не может быть никакого сомнения, так как мы знаем, что его постоянно повышали и в чинах, и в должностях: сначала он был цензором, потом членом главного управления по делам печати. Но как он служил, например, в должности цензора - мы ничего не знаем. Кажется, он никого не гнал, не преследовал систематически и вообще придерживался циркуляров. Репутации уступчивости и особой любезности, так украшающей цензоров, он, во всяком случае, не приобрел, быть может просто вследствие своей апатичности

в 1865 году, Островский в "Современнике" напечатал перевод шекспировской комедии "Усмирение своенравной" (совр. "Укрощение строптивой".- Ред.)

В 1869 Тургенев, раздраженный недостаточно почтительным, по его мнению, отзывом "Отечественных записок" о поэзии Полонского, выступил в "Санкт-Петербургских ведомостях" с открытым письмом, в котором говорилось: "Я убежден, что любители русской словесности будут перечитывать лучшие стихи Полонского, когда самое имя Некрасова покроется забвением"

В 1883 г. отменили заседание Общества любителей художественной словесности по случаю смерти Тургенева, лишь бы не дать слова Л. Толстому, а то он обязательно скажет что-нибудь не то

В 40-е годы Гоголь упорно сближался с людьми "надежного образа мыслей"

В XIX веке в Париже были популярны публичные лекции профессоров. Анненков так прослушал Конта

в августе 1802 года Каразин снова появился в Харькове. Здесь он убедился, что дворяне и горожане по-прежнему готовы содействовать осуществлению его мысли. В частном собрании дворян, бывшем 20 августа, состоялась подписка на 100 тысяч рублей серебром. На другом частном собрании дворян, состоявшемся 29 августа, решено было пожертвовать миллион рублей от всего слободско-украинского дворянства

В апреле 1862 года появилась наделавшая много шуму брошюра барона Шедоферотти, разбиравшая письмо Герцена к русскому посланнику в Лондоне

в восьмом номере "Современника" 1856 года была напечатана статья Добролюбова под заглавием "Отчеты главного педагогического института", в которой, под личиною громких похвал деятельности институтского начальства, было подпущено много яда, испортившего немало крови у господ, стоявших во главе института

В второе представление "Бедной невесты" государь привез с собой государыню и наследника с супругой,- впоследствии он еще раз смотрел ту же комедию. Благосклонность, по-видимому, была вполне внушительная, но она оказала мало влияния на театральную дирекцию и на цензуру. Отрицательное и даже враждебное отношение этих учреждений к новому таланту обнаружилось одновременно с его популярностью и нисколько не ослабевало с течением времени

В Вятке, будучи деятельно занятым на службе, Салтыков-Щедрин не оставлял мысли быть писателем: в его бумагах исследователи находили заметки, выписки из прочитанных книг, краткие наброски мыслей, которые потом предполагалось "развить", и т. п.

в доме Пушкиных устраивали домашние спектакли и всякого рода jeux d'esprit [остроумные игры (фр.)], в которых участвовали и дети

В доме Раевских в Гурзуфе нашлась старинная библиотека, в которой Пушкин тотчас отыскал сочинения Вольтера и начал их перечитывать

В литературу Никитина ввел воронежский интеллегент Второв. "Из разговора нашего, который скоро обратился к литературе, оказалось, что Иван Саввич много читал, но много также оставалось ему еще неизвестным. Он с радостью принял мое предложение пользоваться моею небольшою библиотекою и на первый же раз запасся "Дэвидом Копперфилдом" Диккенса"

В лицее, уже в первом классе, Салтыков-Щедрин почувствовал влечение к литературе и стал писать стихи. За это, а также и за чтение книг он терпел всевозможные преследования как со стороны гувернеров и лицейского начальства, так и в особенности со стороны учителя русского языка Гроздова

В начале 1837 года Ф. и М. Достоевские были отправлены в инженерное училище. "Мы верили чему-то страстно, и хотя мы оба знали прекрасно все, что требовалось к экзамену из математики, но мечтали мы только о поэзии и поэтах. Брат писал стихи, каждый день стихотворения по три, даже дорогой, а я беспрерывно в уме сочинял роман из венецианской жизни"

В начале 31 года Гоголь познакомился с Жуковским, который отнесся к начинающему писателю со своею обычной добротой и горячо рекомендовал его Плетневу. Плетнев с большим сочувствием взглянул на его литературные работы, посоветовал ему издать первый сборник его повестей под псевдонимом и сам выдумал для него заглавие, рассчитанное на то, чтобы возбудить интерес в публике. Чтобы обеспечить Гоголя в материальном отношении, Плетнев, состоявший в то время инспектором Патриотического института, дал ему место старшего учителя истории в этом институте и предоставил ему уроки в нескольких аристократических семействах

в Никитине хотели открыть новый талант-самородок, народного поэта вроде Кольцова, память о котором была еще так свежа в Воронеже. Приписать себе честь такого открытия было, конечно, очень заманчиво, и некоторые из новых друзей Никитина, кажется, слишком поторопились это сделать; благодаря им слух о Никитине как о новом народном поэте быстро распространился за пределами Воронежа. Впоследствии это только повредило Никитину: на него возложили такие ожидания, ему предъявляли такие требования, которых он выполнить не мог, потому что они совершенно не соответствовали его дарованию

В Париже Белинский почти не поднимался из-за письменного стола

В переменах классных и до прихода учителя Добролюбов ни с кем не якшается, а читает книжки, которые из дому носит. Книжки были все по предметам, проходимыми в классе

В Петербурге Пржевальского по обыкновению донимали обедами, приглашениями, просьбами о лекциях и прочим. Поживши в деревне, вылечившись, воспрянув духом, он стал хлопотать о путешествии в Тибет. Государственное казначейство выдало ему 20 тысяч рублей в дополнение к суммам, оставшимся от Лобнорской экспедиции

В письмах к Смирновой Гоголь высказывал желание, чтобы все экземпляры его сочинений сгорели; он говорил, что натворил в них много глупостей, что не любит их, особенно первого тома "Мертвых душ". Все они писались под наитием непосредственного творчества, без серьезно задуманной цели поучать

в письме к родителям от 18 ноября он рассказывает о чуде, случившемся с ним на "репетиции" профессора Устрялова, - "обстоятельстве, которое он считает не совсем обыкновенным и которому подобных примечал уже не раз в своей жизни". "Я все думаю, - замечает при этом Добролюбов, - что ваши молитвы хранят меня", и далее повествует, как Устрялов спросил его совсем не о том, что он приготовлял, и ему угрожало срезаться. Но с утра он молился об ответе; в том критическом положении он вспомнил о молитве и дрожащим голосом начал отвечать о норманнах. И вдруг профессор остановил его и начал задавать такие вопросы, на которые ему ничего не стоило ответить. Во всем этом Добролюбов видит явный перст провидения, предохранивший его от ложной гордости и показавший, на кого он всегда должен надеяться

В порыве восхищений Григорьев славословил, изрекал прорицательские определения, реял в некоем золотистом и розовом тумане. Самые решительные заявления критика не заходили дальше следующих откровений: "Новое слово Островского есть самое старое слово- народность: новое отношение есть только прямое, чистое, непосредственное отношение к жизни"

В пятнадцать лет Беранже считался уже поэтом среди своих подруг и друзей. К нему обращались с просьбами написать стихи на тот или другой случай

В распоряжении цензурного комитета от 1854 года рекомендовалось оберегать имена Державина, Ломоносова, Карамзина "от неправильных критик"

В своем доме на Маросейке В. Боткин устроил себе кабинет, куда снес всевозможные издания Шекспира и комментарии по нему

В С-Петербурге Кукольник, автор трагедий в классическом роде, сочинитель ходульных раздирательных мелодрам, считался гением

В течение всего 1845 года Герцен ходил на лекции в университет и слушал сравнительную анатомию

В то же время Каразин был озабочен и приисканием слушателей для будущего университета. В Харькове он нашел до 50 молодых людей, "годных к непосредственному поступлению студентами". Но этого числа ему казалось мало, и он уговорил Новосильцева, - опасаясь; выступать лично, чтобы не повредить делу, - представить министру народного просвещения записку о необходимости просить, чтобы из семинарий, находящихся в Харьковском учебном округе, не требовали учеников в Петербургскую учительскую семинарию, а помещали их в Харьковский университет

В феврале 1816 года Карамзин привез в Петербург к печати восемь томов "Истории государства Российского" и читал друзьям своим посвящение, которым начинается первый том истории. Пушкин присутствовал при чтении, запомнил все и, пришедши домой, записал от слова до слова, так что посвящение сделалось известно в лицейском кружке гораздо раньше, чем было напечатано

Вайнберг (1831--1908) выступал под псевдонимом "Гейне из Тамбова"

Василий Львович был известен в литературе как один из "арзамасцев", принятый в это общество Жуковским, и как автор сатиры "Опасный сосед"

Великая княгиня Екатерина Павловна выплачивала Гнедичу 1000 р/год для перевода "Илиады"

Весною 1869 года Ковалевские отправились в Гейдельберг; она стала посещать лекции математики, а он начал заниматься геологией

Во время одного разговора с замечательным французским математиком Пуанкаре Ковалевской пришла в голову счастливая мысль приложить новые взгляды из теории функций к решению вопроса о движении твердого тела, и настроение ее вследствие этой новой мысли совершенно изменилось: она не чувствовала больше одиночества, увлеченная творчеством

Во время публичного чтения "Короля Лира" в 1856 Некрасов и Тургенев вразумляли Л. Толстого в достоинствах Шекспира. Не вразумили

Вожаками консервативной, не принимавшей пьес А. Осторовского, партии явились Шумский, Самарин и особенно Щепкин

Возглавив "Библиотеку для чтения", Дружинин не замедлил пригласить в соредакторы Писемского, с одной стороны, потому, что злейшая чахотка, подтачивая его силы, не позволяла ему единолично вести журнал, а с другой стороны, потому, что редакция "Библиотеки для чтения" - журнала, совершенно утратившего в глазах публики всякое значение и находившегося в крайнем упадке, - надеялась поднять журнал и привлечь к нему внимание, поставив во главе его столь почтенного человека, как Писемский

Возьмите Тургенева и Герцена. Оба они, несмотря на весь демократизм своих убеждений, никак не могли сойтись с теми людьми, которые были плоть от плоти и кровь от крови демократии. Их коробили манеры, язык, замашки "новых людей", выступивших в России на сцену в шестидесятые годы. Они искали изящества, особенной утонченности чувств и идей и, разумеется, не находили их у деятелей, явившихся на смену их поколению

Вокруг Герцена в Париже образовался страстный кружок его обожателей

Воспользовавшись этой славой, Миттаг-Леффлер нашел возможным обеспечить Ковалевскую средствами на пять лет настолько, чтобы она могла жить в Стокгольме так, как это приличествует профессору. Несколько лиц приняли на себя обязательства выплачивать ей по пятьсот крон в продолжение пяти лет - таким образом для нее составилось жалованье в четыре тысячи крон (2222 руб.). Собственные денежные дела Ковалевской были в то время настолько плохи, что она не могла, как думала раньше, работать бесплатно

Впервые великий критик обратил на Некрасова внимание как на автора некоторых понравившихся ему рецензий

Вскоре после знакомства со Станкевичем, в 1831 году, в некоторых московских изданиях появились стихи Кольцова, уже с его подписью: так, в газетке "Листок", издававшейся Артемовым, были напечатаны несколько пьес поэта, а в "Литературной газете" - стихотворение "Перстень", присланное в редакцию Станкевичем

Второй том "Мертвых душ" был уже готов к печати, и он хотел оставить его на память друзьям своим. Он позвал к себе графа А. П. Толстого, в доме которого жил, просил его взять рукопись к себе и после его смерти отвезти ее к одному духовному лицу, которое должно было решить, что из нее можно напечатать

выдача даже и скромных сумм производилась туго, сопровождалась редакторскими проповедями насчет расточительности и бережливости. Григорьев, в одну из многочисленных размолвок с прижимистым издателем, обмолвился очень верной характеристикой своего хозяина Погодина: "В вашем превосходительстве глубоко укоренена мысль, что человека надобно держать вам в черном теле, чтобы он был полезен"

Выписав сцену Руслана с головой, критик восклицает: "Но увольте меня относительно описания и позвольте спросить: если бы в московское благородное собрание как-нибудь втерся (предполагая невозможное возможным) гость с бородою, в армяке, в лаптях и закричал зычным голосом: "Здорово, ребята!" - неужели бы стали таким проказником любоваться?., зачем допускать, чтобы классические шутки старины снова появлялись между нами?"

Вышедшее в 1856 году первое издание стихотворений Некрасова было раскуплено публикой с изумительной быстротою, но в печати не вызвало ни одной статьи, ни одной самой коротенькой рецензии!

Гоголь "дарил" многим своим друзьям "О подражании Христу" Ф. Кемпийского со своим письмом, как правильно читать книгу

Гоголь даже в приятелях подмечал мелкие слабости тщеславия и подтрунивал над ними в чаепитиях

Гоголь надолго в 40-е годы живал у Жуковского за границей

Гоголь настаивал, чтобы каждый из его знакомых покупал "Московский наблюдатель"

Гоголь пытался поступить на сцену (1829, неудачно), занимался в Академии художеств (1830)

Гоголь рассказывал, как некоего писателя, отличившегося неблаговидным поступком, некий незнакомец остановил на улице: "А еще литератор"

Гоголь секретно встретился с Белинским в 1842 году в Москве, чем навлек на себя неудовольствие Аксакова и его друзей

Гоголь ужахнулся успеху своих "Мертвых душ" у западников

Гоголю хотелось бы отрешиться от всяких мирских забот, не отрываться от мысли о спасении души своей и о совершении подвига, назначенного ему самим Богом, о создании великого литературного произведения, а между тем денежные расчеты и связанные с ними дрязги постоянно отклоняли его в сторону. Не зная, как помочь себе, он обратился к своим московским приятелям - Шевыреву, Погодину и Аксакову - с довольно странной просьбой: взять в свои руки все дела его по изданиям, получать за него все причитающиеся ему деньги, а ему взамен того в течение трех лет высылать по 6 тысяч рублей ассигнациями в год. Этой суммы было, по его расчету, совершенно достаточно для обеспечения ему спокойного, безбедного существования, которое даст ему возможность и укрепить здоровье, и окончить "Мертвые души". Ни один из корреспондентов его не согласился взять на себя подобного рода обязательство, и Гоголю пришлось опять прибегать к займам, чтобы как-нибудь свести концы с концами

Гоголя заранее пригласили на чтение первой комедии Остроского. Он опоздал, приехал среди чтения, тихо подошел к двери и стал у притолоки. Так простоял он до конца, слушая, по-видимому, внимательно. После чтения он не проронил ни слова. Графиня Ростопчина подошла к нему и спросила: "Что вы скажете, Николай Васильевич?" "Хорошо, но видна некоторая неопытность в приемах. Вот этот акт нужно бы подлиннее, а этот покороче. Эти законы узнаются после, и в непреложность их не сейчас начинаешь верить". Этим и ограничился суд Гоголя,- к автору комедии он не подошел ни разу

Гончаров был глубоко оскорблен тем приемом, каким встретили "Обрыв". Нелегко переносить неудачу под 60 лет, да еще человеку, избалованному крупным литературным успехом. Естественно поэтому, что он ушел в себя и лишь в самых редких, экстраординарных случаях решался показываться публике

Грибоедову в первый и единственный раз в жизни удалось увидеть свою пьесу на сцене. Это было в 1829 году в Эривани, где дивизионный генерал Красовский устроил весьма порядочный офицерский театр в бывшем дворце персидских сердарей; но граф Паскевич запретил эти спектакли. Впервые "Горе от ума" было сыграно на публичной сцене уже после смерти Грибоедова, в Петербурге 26 января, а в Москве 27 ноября 1831 года

Деятельный пропагандист идей, Герцен, однако, вынужден был проповедовать чужим, невнимательным слушателям; аристократ ума, он провел долгие годы в стоячих водах Вятки, Перми и пр

Для Белинского одним из его приятелей был изделан перевод с Фейербаха

Для задуманного Белинским альманаха дали свои произведения Герцен, Гончаров, Щепкин. Все это перешло в "Современник"

Достоевский и оды из Сибири пишет на манер карамзинских, и прошениями забрасывает, и просто мечется на одном месте. В офицеры вышел-тотчас в отставку, потом - в Тверь, потом - в Петербург. Хлопот много, беспокойств куча, начаты десятки произведений, в голове ежеминутно зарождаются новые темы. Наконец-то зимою 1859 года он благодаря стараниям и собственным, и друзей очутился в Петербурге, с женой и пасынком

Дружинин завязал от своего имени и не спросясь редакции, на страницах "Современника", в "Письмах иногороднего подписчика", дружеские сношения с почвенниками, почему и получил их симпатии и прозвище - "честный рыцарь"

Дружинин завязал отношения с московскими славянофилами, что тогда рассматривалось едва ли не как предательство

Дружинина терпели в "Современнике" лишь на безрыбье

Друзья объявили подписку отправить Белинского в Зальбрунн на лечение

Едва выйдя из лицея, Пушкин уже осенью 1817 года был принят в члены литературного общества "Арзамас"

есть анекдот, что в годовщину смерти Байрона Пушкин отправился в Святогорский монастырь к своему духовному опекуну и отслужил там соборную панихиду по новопреставившемуся боярину Георгию

Есть письмо Фета Л. Толстому, найденное исследователями. Письмо находилось на полосках бумаги, которые писатель использовал как закладки

Жадовская (1824--1883), поэтесса, жившая в Ярославле

Жалобы на него дошли наконец до царя. Предание уверяет, будто некоторые предлагали сослать Пушкина в Соловецкий монастырь. Но государь отверг эту строгую меру, и так как Пушкин был лицеист, то он обратился за советом к Энгельгардту. Встретившись с ним в царскосельском саду, Александр пригласил его пройтись с собою. "Энгельгардт,- сказал он ему,- Пушкина надо сослать в Сибирь. Он наводнил Россию возмутительными стихами; вся молодежь наизусть их читает. Мне нравится откровенный его поступок с Милорадовичем, но это не исправляет дела". Энгельгардт отвечал на это: "Воля вашего величества; но вы мне простите, если я позволю себе сказать слово за бывшего моего воспитанника. В нем развивается необыкновенный талант, который требует пощады. Пушкин - теперь уже краса современной нашей литературы, а впереди еще больше на него надежды. Ссылка может губительно подействовать на пылкий нрав молодого человека. Я думаю, что великодушие ваше, государь, лучше вразумит его"

желание добыть как можно более денег побуждало Пушкина взяться за какое-нибудь периодическое издание. Так, сначала он мечтал о газете, но когда газета не была ему разрешена, предпринял в последний год жизни ежемесячный журнал "Современник"

Желание увидеть наконец свои произведения на сцене осуществилось сравнительно не скоро, в январе 1853 года, когда Островский был автором уже пяти пьес

Жуковский в 1837 исходотайствовал возвращение Герцена из ссылки в Вятку

Жуковский жил при дворе и от журнального мира всегда стоял в стороне

Жуковский перевел "Одиссею" с немецкого Фосса

Жуковский принял горячее участие в судьбе "Песни о купце Калашникове", которая была выслана Лермонтовым с Кавказа в 1837 году Краевскому для помещения в "Литературных прибавлениях к "Русскому инвалиду". Цензура находила совершенно невозможным напечатать стихотворение человека, только что сосланного на Кавказ. Краевский обратился тогда к Жуковскому, который, будучи в восторге от "Песни", дал Краевскому письмо к министру народного просвещения. Уваров разрешил печатание под свою ответственность, не позволив, однако, выставить имени Лермонтова: "Песня" была подписана "- в"

Жуковский, получил от Василия Львовича стихи Пушкина "Воспоминания в Царском Селе", отправился к друзьям своим и там, читая их вслух, останавливался на лучших местах и восклицал: "Вот у нас настоящий поэт!"

Журнальная полемика с "Современником" произвела на Писемского такое потрясающее впечатление, что, по словам Анненкова, он впал в то состояние изнеможения, какое находило на него при всяких крупных неудачах жизни. Он отказался от поста редактора "Библиотеки для чтения", разорвал все связи с Петербургом, отказавшись в то же время и от участия в делах литературного фонда, и со всей семьей переселился в начале 1862 года в Москву

Зарабатывая, весьма мало литературным трудом и получая скудную плату за свои произведения при существовавших в то время низких расценках, Писемский выражал громко свое негодование на обстоятельства, которые вынуждают настоящего производителя ценностей быть зависимым от собирателя их и торговца ими a

здравый смысл, не покидавший никогда Кольцова, заставили его отказаться от предложения Краевского, сделанного в 1840 году, принять заведование конторою "Отечественных записок" и от другого предложения - управлять книжною лавкою, основанною на акциях

и Белинскому, и Писареву пришлось испытать всю "черную" неблагодарность со стороны предпринимателей, составивших себе состояние их трудами и вдохновением

И Гедеонов по просьбе Бурдина написал Дубельту о "Картине семейного счастья". Бурдин отправился к начальнику III отделения, и между ними произошел следующий исторический разговор. Дубельт на приемах был очень любезен и вежлив. - Чем могу быть вам полезным, мой любезный друг? - спросил он у артиста. - У меня горе, ваше превосходительство: бенефис на носу, а все представленные мною пьесы не одобрены. - Ай, ай, ай! Как это вы, господа, выбираете такие пьесы, которые мы не можем одобрить... все непременно с тенденциями! - Никаких тенденций, ваше превосходительство; но цензура так требовательна, что положительно не знаешь, что и выбрать! - Какую же пьесу вы желаете, чтобы я вам дозволил? - Семейную картину Островского. - В ней нет ничего политического? - Решительно ничего; это - небольшая сценка из купеческого быта. - А против религии? - Как это можно, ваше превосходительство? - А против общества? - Помилуйте,- это просто характерная бытовая картинка. Дубельт позвонил: "Позвать ко мне Гедерштерна, и чтобы он принес с собою пьесу Картина семейного счастья Островского". Является высокая, сухая, бесстрастная фигура камергера Гедерштерна с пьесой и толстой книгой. - Вот господин Бурдин просит разрешить ему для бенефиса не одобренную вами пьесу Островского, - так я ее дозволяю. - Но, ваше превосходительство, - начал было Гедерштерн. - Дозволяю - слышите! - Но, ваше превосходительство, в книге экстрактов извольте прочесть... - А, Боже мой! Я сказал, что дозволяю! Подайте пьесу. Гедерштерн подал пьесу, и Дубельт сверху написал: "Дозволяется. Генерал-лейтенант Дубельт" - и не зачеркнул даже написанного прежде: "Запрещается. Генерал-лейтенант Дубельт". В этом виде, прибавляет Бурдин, теперь хранится эта пьеса в театральной библиотеке

И путевые письма к Де-Пуле, в которых Никитин подробно рассказывает, сколько и где с него взяли "на водку" ямщики, сколько он заплатил за перетяжку колес ("3 р. 90 к., в Воронеже они стоили бы не более 75 к.!"), и жизнь его в Петербурге и в Москве, где Никитин больше всего был занят своими делами по книжной торговле,- выдают человека, всецело погруженного в заботы о рубле. Когда по возвращении Никитина в Воронеж знакомые спрашивали его, познакомился ли он со столичными литераторами, Никитин отвечал: "С какими литераторами? Что мне в них и что им во мне?"

И. Аксаков считал несправедливостью, что провинциальная литература "питатся идеями столичной стряпни"

Изданию газеты И. Аксакова очень помогала его служба в Московком обществе взаимного кредита

Император Александр III сочувственно встретил записку Островского о положение русского театра и собственноручно написал на ней: "Было бы весьма желательно осуществление этой мысли, которую я разделяю совершенно". Островскому было разрешено устроить в Москве частный русский театр

Император, прочтя "Б. Годунова", заметил некоторые места, требующие очищения, и то, что цель была бы более выполнена, если бы сочинитель переделал свою комедию в исторический роман, наподобие романов В.Скотта

к концу шестидесятых годов Островский встретил нового и очень сильного соперника. Русские сцены набросились на оперетку, публика приветствовала новое поветрие, - и комедии и драмы должны были отступить перед наплывом пикантных пошлостей и шутовского комизма

К несчастью для Писемского, его сторону в споре с демократами приняла редакция газеты Стелловского и Гиероглифова "Русский мир"; редакторы затеяли литературный протест против "Искры", начали собирать подписи и в шестом номере "Русского мира" объявили об этом протесте, прибавив, что, когда лист с подписями находился в редакции "Русского мира", подписавшихся было до 30, и среди них встречаются имена почти всех лучших представителей русской литературы, редакторов и сотрудников наиболее популярных журналов, "Современника" и пр. Против этого объявления в свою очередь восстала редакция "Современника", и в седьмом номере "Искры" было напечатано письмо к B.C. Курочкину за подписью всех членов редакции "Современника": М. Антоновича, Н. Некрасова, И. Панаева, А. Пыпина и Н. Чернышевского

к одесскому периоду жизни Пушкина относится впервые возникшее в нем сознание, что он может существовать без службы, без покровительства властей и посторонней поддержки, одним своим литературным трудом. До тех пор стихи давали ему очень мало денег. "Руслан" и "Кавказский пленник" оставили его с пустыми руками. Издатель последнего, Гнедич, разделался с Пушкиным тем, что прислал ему 550 руб. ассигнациями и один экземпляр поэмы. Не то было с "Бахчисарайским фонтаном". Издание его принял на себя князь Вяземский, предпославший ему, как известно, свое остроумное предисловие и вскоре после выхода книжки отправивший к Пушкину в Одессу 3 тысячи руб. ассигнациями, да и то, как кажется, этим не ограничившийся

К. Аксаков был, наконец, подозрителен просто потому, что отличался от других своими речами, взглядами и даже костюмом. Он носил мурмолку и бороду... а ведь черт их знает, что значат мурмолка и борода. А нет ли тут измены, спрашивали Амосы Федоровичи, и, разумеется, измена нашлась. В 1853 году вышел знаменитый указ министра внутренних дел, которым объявлялось несовместимым с дворянским званием ношение бороды

Как литературные работники Писарев и Белинский, несмотря на талант, несмотря на привязанность и восторги публики, оказались бессильны в борьбе с издательским капризом и мошной. Каприз и мошна победили: высосав из Писарева и Белинского лучшие соки, Краевский и Благосветлов выбросили их чуть ли не на мостовую

как только наступило время полновластного унаследования родового своего поместья Нескучного в Екатеринославской губернии, барон Н. А. Корф, вопреки настойчивым уговорам и советам своих богатых и влиятельных петербургских родственников, бросил службу и Петербург, уехал в свою деревню. Этот факт, по уверениям некоторых лиц, близких к барону Н. А. Корфу, послужил поводом почти к полному разрыву его с богатыми и влиятельными петербургскими родственниками, под покровительством которых он находился во время одиннадцатилетнего пребывания в Петербурге и которые готовили ему совершенно иной жизненный путь

Как-то вечером, часов в десять после ужина, сидели мы в своей камере за столом: Добролюбов, я и еще три студента. Добролюбов читал что-то, сдвинувши на лоб очки. Является от знакомых один студент, некто N, считавший себя аристократом между нами, голышами, как помещик. N стал рассказывать одному студенту новость: будто бы носятся слухи об освобождении крестьян (это было в начале 1857 года). Передавая этот слух, N выразил оттенок неудовольствия как помещик... Добролюбов, не переставая читать, доселе довольно покойно слушал рассказ N. Но когда N сказал, что подобная реформа еще недостаточно современна для России и что интерес его личный, интерес помещичий через это пострадает, Добролюбов побледнел, вскочил со своего места и неистовым голосом, какого я никогда не слыхал от него, умевшего владеть собою, закричал: "Господа, гоните этого подлеца вон! Вон, бездельник! Вон, бесчестье нашей камеры!.." И выражениям страсти своей и гнева Добролюбов дал полную волю!.."

Какую сенсацию произвела первая статья Добролюбова, можно судить по тому, что против нее выступил в c 10 "Отечественных записок" такой патриарх истории русской литературы и библиографии, как Галахов, и затем в c 11 "Современника" последовал ответ Добролюбова, по своей беспощадной злой иронии превзошедший ту самую статью, которая послужила поводом к полемике

Катков, поняв, что "Отечественные записки" не сулят безбедного существования, оставил журнал

Ковалевский, отличавшийся всегда таким мирным, уживчивым характером, не поладил с заправилами нефтяного дела и принужден был оставить свое место; вскоре он сделался доцентом Московского университета

Когда в 1839 году Никитин снова задумался об издании своих стихов, его отец явился горячим поборником этого предприятия. Старик рассказывал в торговых рядах, что сын "написал такой важный песенник, что ему обещают царскую награду и вызывают в Питер... В Питер ехать - много надо денег, но это дело даст большой капитал..."

Когда затем стали появляться в печати его истинно высокие произведения, знавшие Лермонтова по его скабрезным стихам кадетского периода негодовали, что этот гусарский корнет "смел выходить со своими творениями". Бывали случаи, что сестрам и женам запрещали говорить о том, что они читали произведения Лермонтова,- это считали компрометирующим

Когда И. Аксаков попал под подозрение, Николай I дал такое наставление начальнику жандармов: "Призови, прочти, вразуми и отпусти"

Когда Тургенева посадили под арест на 1 месяц на съезжую (в КПЗ), начальник съезжей поместил писателя у себя на квартире

когда Уваров захворал, а наследник его, предполагая близкую смерть министра, позаботился заранее опечатать его имущество и посрамился на всю столицу при неожиданном его выздоровлении, Пушкин на эту скандальную историю написал стихи под заглавием "На выздоровление Лукулла (Подражание латинскому)". Ни один петербургский журнал не согласился напечатать эти стихи. Тогда Пушкин послал их в Москву, и там ода была напечатана во 2-й сентябрьской книжке "Московского наблюдателя" 1835 года. Появление оды вызвало большую сенсацию в придворных сферах и привело за собою немало неприятностей Пушкину, начиная с оскорбительной переписки с князем Репниным, дурно отозвавшемся о Пушкине как о человеке в салоне Уварова, и кончая неудовольствием самого государя

Кольцов был в хороших отношениях с Константином Аксаковым и Боткиным. У Аксаковых, среди большого и разнообразного общества, среди дам, интересовавшихся "поэтом-мужичком" и шпиговавших его со всех сторон, неуклюжий и несветский прасол чувствовал себя очень неловко

Кольцов мог потерять на торговых операциях тысячи рублей - это не было бы поставлено ему в вину, по торгашеской пословице: "Убыток с барышом на одном полозу ездят", - но, понятно, старик-отец не позволил бы сыну потратить и нескольких десятков рублей на "баловство", или, по крайней мере, это бы его рассердило, так как он на писание сыном стихов смотрел как на пустое занятие и только примирялся с ним, видя, что оно не мешает делам

Кольцов, съездив к "светилам" и гордый своей поэтической славой, не мог избавиться от тщеславных побуждений играть крупную роль в Воронеже среди интеллигенции. Ему хотелось быть там истолкователем и пропагандистом философских идей Белинского и его кружка; но для этой роли не хватало умения, а главное - знаний и образования. Это было мучительно неприятно для поэта при его самолюбии, тем более что окружающие его люди давали иногда очень резко понять всю неуместность принятой им на себя роли. И действительно, должно казаться смешным желание Кольцова, плохо справлявшегося с "абсолютом" и едва понаслышке знакомого с Гегелем, развивать смутно сознаваемые им идеи этого философа об искусстве, жизни, природе и религии. Но что сам Кольцов, не шутя, воображал себя адептом этой философии и с чужого голоса, кстати и некстати, толковал о ее терминах, плохо их понимая, доказывается его письмами, где, например, попадаются выражения вроде "олицетворение мощной воли до невозможности" (из письма к Жуковскому) и др.

Корф высказал уверенность, что, "имея время для литературных занятий", он принесет "печатным словом больше пользы России", чем прежней своей деятельностью

Кроме того, Станкевичу принадлежит большая сумма пожертвования

Кронберг выспорил у Краевского права собственности на свой перевод, который тот без спросу тиснул отдельным изданием

Лермонтов для забавы юнкеров переделывал разные песни, применяя их ко вкусам товарищей. Так была им переделана для них известная ходившая тогда по рукам в рукописи песня Рылеева "Ах, где те острова"

Летом 1825 года Белинский поступил в пензенскую гимназию. Ему шел уже шестнадцатый год - возраст, в котором другие поступают не в гимназию, а в университет. Даровитый, начитанный, умственно развитый юноша в роли начинающего гимназиста - такое положение было слишком ненормальным, чтобы могло продолжаться долго, и, действительно, всего через три с половиной года после своего поступления Белинский был исключен из гимназии "за нехождение в класс"

Летом 1861 года в Воронеже было необыкновенное религиозное возбуждение по случаю открытия мощей св. Тихона Задонского, память которого глубоко чтилась в народе. Вся губерния оживилась и наполнилась тысячами богомольцев, собравшихся из разных концов России. Это настроение сообщилось и больному Никитину; он с глубоким интересом читал жизнеописание святого, которое приводило его в восторженное состояние. "Вот это я понимаю! Вот она где, правда-то!" - восклицал Никитин при этом чтении. Другой его настольной книгой в это время сделалось Евангелие

летом в 1816 году, когда Карамзин поселился в Царском Селе, занимаясь продолжением "Истории..." и печатанием первых ее томов, он приглашал к себе Пушкина, беседовал с ним, и Пушкин имел возможность слушать "Историю государства Российского" из уст самого историографа

Литературный труд Писемского в конце жизни оплачивался очень дорого, по 250 рублей за лист, вследствие чего за свои романы он получал довольно крупные куши, тысяч в двенадцать, в десять. За комедию "Финансовый гений" "Газета Гатцука" заплатила ему тысячу рублей. При таких условиях, будучи природным скопидомом, Писемский настолько со временем округлил свое состояние, что смог оставить редакторские обязанности в "Русском вестнике", а в 1873 году и службу

Лобачевский, отдавая дань молодости и окружающей среде, все же четыре часа в неделю занимался у преподавателя математики Бартельса на дому

Миттаг-Леффлер приходил в отчаяние, заставая Ковалевскую в гостиной с вышиванием в руках,- это вышивание всегда служило признаком усталости или погружения в сложные вопросы жизни

Много помогал и гонорар: за "Подростка", например, Достоевский получал по 250 рублей с листа, за "Братьев Карамазовых" по 300 рублей, "Дневник писателя" также доставлял недурной доход: в 1876 году у него было 1980 подписчиков и, кроме того, в розничной продаже каждый номер расходился в 2 или 2,5 тысячах экземпляров. Некоторые номера потребовали второго или даже третьего издания. В 1877 году у "Дневника" было уже 3 тысячи подписчиков, да столько же номеров расходилось в розничной продаже. Один номер, выпущенный в 1880 году, в августе, содержавший в себе знаменитую речь о Пушкине, напечатан был в 4 тысячи экземпляров и разошелся в несколько дней. Было сделано новое издание в 2 тысячи экземпляров и разошлось без остатка. Единственный номер "Дневника" на 1881 год печатался уже в 8 тысячах экземплярах. Все эти 8 тысяч были распроданы в дни выноса и погребения. Сделано было второе издание в 6 тысяч экземпляров и разошлось нарасхват

Молодой Тургенев, по его собственному признанию, пытался походить на байроновского Манфреда

Н. А. Корф выпустил в свет более 50 печатных листов своего знаменитого "Отчета"

На второе представление "Бедной невесты" Островского приехал царь, остался весьма доволен спектаклем и по окончании заявил: "Очень мало пьес, которые бы мне доставляли такое удовольствие, как эта. Ce n'est pas une piece, c'est une lecon (это не пьеса, a нравственный урок)"

На драму Островского "Гроза" обратила внимание Академия и поручила профессору Плетневу представить отзыв о пьесе. Критик восхищался характером Катерины, верным изображением провинциального городского быта и находил произведение достойным Уваровской премии. Академия и присудила эту премию 29 декабря 1860 года

Наиболее тяжелым и мучительным для Некрасова был 1869 год. Господа Антонович и Жуковский, недавние друзья, поддавшись чувству мелкого, самолюбивого озлобления, выпустили против Некрасова целую обличительную брошюру

научная идея, которою Каразин еще более опередил свое время, была изложена им в 1818 году в записке "О возможности приложить электрическую силу верхних слоев атмосферы к потребностям человека". Записка эта была составлена по требованию Александра I, который заинтересовался этим вопросом, прочитав статью об электричестве, помещенную Каразиным в годичном отчете основанного им филотехнического общества

Начальнику III отделения генералу Потапову указали на то, что в комедии Островского совсем не затрагивается крестьянский вопрос и автор вовсе не касается благородных чувств дворянства. Генерал ответил: - Конечно, ничего прямо не говорится, но мы не так просты, чтобы не уметь читать между строк

Не допущенный к печати роман "Боярщина", как и все в то время запретное, тотчас же распространился в публике в рукописном виде, и таким образом Писемский приобрел некоторую известность прежде еще, чем были опубликованы его произведения

Не удалось Грибоедову увидеть свою комедию целиком и в печати. Лишь в альманахе "Русская Талия", изданном в 1825 году Ф. Булгариным, было напечатано несколько сцен из нее. Надо, впрочем, заметить, что Грибоедов сам был отчасти виноват, что комедия его не появилась в печати в полном объеме тогда же. По рассказу одного из цензоров того времени, в 1824 году в приемную к министру явился однажды высокий стройный мужчина во фраке, в очках, с большой переплетенной рукописью. Это был Грибоедов. Рассказчик, случившийся в приемной, спросил вошедшего, чего он желает. - "Я хочу видеть министра и просить у него разрешения напечатать комедию "Горе от ума". Чиновник объяснил, что дело просмотра рукописей принадлежит цензуре и он напрасно обращается к министру. Грибоедов, однако, стоял на своем, а потому был допущен к министру. Тот, просмотрев рукопись, перепугался разных отдельных стихов, и комедия на многие годы была запрещена. "Не иди Грибоедов к министру, а представь рукопись к нам в комитет, - рассказывал цензор, - мы бы вычеркнули из нее несколько строк, и "Горе от ума" явилось бы в печати почти десятком лет ранее, чем то случилось по гордости Грибоедова, пожелавшего иметь дело прямо с министром, а не с цензурным комитетом"

Недружелюбно были встречены матерью Грибоедова его первые литературные опыты. Она, конечно, боялась, что увлечение литературой оттолкнет юношу от предначертанной карьеры, звание же литератора и стихотворца представлялось чем-то крайне унизительным с точки зрения московского великосветского кодекса. Но не только в университетские годы, а и впоследствии мать Грибоедова не иначе как с презрением отзывалась о литературных занятиях сына и срамила его в присутствии посторонних. Так, в письме к Бегичеву из Воронежа, от 18 сентября 1818 года, Грибоедов между прочим пишет: "В Петербурге я по крайней мере имею несколько таких людей, которые, не знаю, настолько ли меня ценят, сколько, я думаю, этого стою, но по крайней мере судят обо мне и смотрят с той стороны, с которой хочу, чтобы на меня смотрели. В Москве совсем другое: спроси у Жандра, как однажды за ужином матушка с презрением говорила о моих стихотворных занятиях и еще заметила во мне зависть, свойственную мелким писателям, оттого, что я не восхищаюсь Кокошкиным и ему подобными...

Некоторые из нежинских лицеистов проводили время в шалостях, даже кутежах, производивших в городе скандалы; другие придумали себе более благородное развлечение - устройство домашних спектаклей. Инициатором этих спектаклей был, по всей вероятности, Гоголь, который, возвратясь после каникул в училище, с увлечением рассказывал о домашнем театре Трощинского и привез пьесы на малороссийском языке

Некрасов занял сам с бою, без союзников, свое настоящее положение в русской литературе", - так писал в 1879 году С. И. Пономарев в послесловии к первому посмертному изданию стихотворений поэта, которое он редактировал

Некрасов, негласно владевший книжным магазином, без ведома Островского решил издать его пьесы: издатель являлся подставным лицом. Это издание было единственным более или менее обеспечившим драматурга

немецкий перевод "Тысячи душ" д-ра Кайслера привел Писемского в восторг

Несмотря на все свои денежные затруднения, или, может быть, именно потому, что они слишком мучили его, слишком часто мешали ему заниматься "душой и делом душевным", он решил часть денег, выручаемых от продажи его сочинений,- этих "выстраданных", как он их называл, денег,- употребить на помощь ближним. В конце 1844 года он написал Плетневу в Петербург и Аксакову в Москву, прося их, чтобы они больше не пересылали ему деньги, получаемые от книгопродавцев за полное собрание его сочинений, а сохраняли их и из них выдавали пособия наиболее талантливым студентам университета, тщательно скрывая при этом, от кого именно идет пособие. Эта просьба крайне удивила знакомых Гоголя. Они находили нелепой такую филантропическую затею со стороны человека, который сам постоянно нуждался. Смирнова, бывшая в то время в Петербурге, написала ему по этому поводу резкое письмо, напоминая, что у него на руках малообеспеченная мать и сестры, что и сам он не имеет права морить себя голодом или жить в долг, отдавая чужим свои деньги. Гоголь был обижен тем несочувствием, какое встретило его желание среди знакомых, но скоро факты ясно убедили его в непрактичности и даже неудобоисполнимости этого желания. Издание его сочинений распродавалось очень туго, печатание стоило дорого, получаемых денег едва хватало ему на жизнь

несмотря на всю разнообразную и плодовитую литературную деятельность, Островский не выходил из нужды

несмотря на успех, Карамзин расстался с журналом очень скоро - уже в 1803 году. Его слабые глаза не выдерживали напряженной работы, постоянного чтения корректур и рукописей

Неурядицы в русском сценическом искусстве, в драматической литературе и в театральной критике подтолкнули Островского к замыслу - создать театр-школу, одинаково полезную как для эстетического воспитания публики, так и для приготовления достойных деятелей сцены

Никитин был награжден вниманием к нему высочайших особ, которым граф Д. Н. Толстой поднес экземпляр его стихотворений. Обе императрицы, царствующая и вдовствующая, и покойный цесаревич Николай Александрович удостоили Никитина драгоценными подарками, которые он принял с восторгом. Это еще больше возвысило его в глазах местного общества

Никитин. Личность поэта-мещанина, затерявшегося на постоялом дворе, владеющего литературным языком, пишущего стихи, живя среди извозчиков, конечно, возбудила общий интерес

Нуждаясь в деньгах, молодой Пржевальский написал статейку "Воспоминания охотника", которая была напечатана в "Журнале охоты и коннозаводства". Денег за нее он не получил, но был несказанно рад, что статья появилась в печати

Образ жизни Пржевальский вел довольно правильный: вставал в 6 часов и занимался до 8, затем отправлялся в училище, около 12 часов уходил и, позавтракав где-нибудь в городе, шел в зоологический музей или ботанический сад; к трем часам возвращался в училище и занимался служебными делами. Вечера по большей части проводил дома и в 9 часов ложился спать, если не было гостей

общественный капитал, заведенный Каразиным, играл обширную и разностороннюю роль в жизни его крестьян. Капитал этот образовался из сбора с крестьян, имевших на платном оброке землю; сбор этот равнялся цене полутора рабочих дней с десятины пашни и составлял всего по селу цену 1500 рабочих Дней; к полученной этим путем сумме Каразин присоединял свой взнос, равный половине суммы, собранной с крестьян. К этой сумме присоединялись пожертвования, штрафы, взыскиваемые по постановлениям думы с виноватых в разных проступках, сбор, установленный за отлучку из села, сбор с пчеляков (20-й улей каждой осенью) и т.д. Из этой суммы покрывались общественные расходы: жалованье священнику, дьячку и пономарю, ремонт церкви и школы, содержание школы, аптеки и фельдшера и разные мелкие расходы

Обязанность Лобачевского как магистра состояла, между прочим, в разъяснении слушателям Бартельса того, чего они не понимали на лекциях; это должно было приводить Бартельса и Лобачевского к частым беседам о принципах математики и служить их тесному сближению. Под влиянием этих отношений развивался в Лобачевском дух требовательности и критики, которым отличается вся его научная деятельность

Один из бывших сотрудников "Отечественных записок" (С. Н. Южаков) рассказывает о Салтыкове-Щедрине в своих воспоминаниях, почему он однажды не принял повесть начинающего автора и как не мог удержаться, когда тот пришел за ответом, чтобы не сказать в его присутствии случившимся тут же сотрудникам: "Ведь вот автор - совсем юноша... а мне, старику, было стыдно читать его повесть, столько скабрезности"

Один из развитых французов созвал ради того только, чтобы послушать Бакунина, своих друзей

однажды на вечере у Карамзина к Пушкину подошел министр народного просвещения Уваров и по поводу ходившей в то время по рукам эпиграммы "В Академии наук" свысока и внушительно начал выговаривать, что он роняет свой талант, осмеивая почтенных и заслуженных людей такими эпиграммами

Однажды Щепкин, особенно горячо нападая на комедии Островского, вышел из себя, стучал кулаком по столу, костылем в пол. Шумский вторил ему. Садовский наконец не выдержал и с обычным юмором высказал свой приговор: - Ну, положим, Михаило Семеныч - западник: его Грановский заряжает, а какой же Шумский западник? Он просто Чесноков

Однажды, в начале 1812 года Грибоедов прочел своему воспитателю Иону и одному из товарищей отрывки из комедии, и, по словам слушателей его, это были уже первые наброски комедии "Горе от ума"

одной из ревностнейших почитательниц Никитина сделалась жена тогдашнего воронежского губернатора, княгиня Е. Г. Долгорукая, которой в особенности нравились его стихотворения религиозного содержания, например "Моление о чаше"

Около 1830 года через Кашкина поэт познакомился с заехавшим в Воронеж одним из таких литераторов, Сухачевым, печатавшим кое-где свои стихи. Прасол вручил ему несколько стихотворений, из которых одно было напечатано в сборнике Сухачева ("Листки из записной книжки") без подписи Кольцова: это была первая опубликованная пьеса поэта-прасола

опубликование Кольцовым стихов в Москве расширило круг его знакомых в Воронеже, которые относились теперь к Кольцову уже как к "печатавшемуся" литератору

осенью 1884 года, тотчас по приезде в Швецию, Ковалевская на несколько недель поселилась в уединенном месте в окрестностях Стокгольма и занялась изложением своей работы "О преломлении света в кристаллах"

Особенно много Островский терпел от молодых драматургических талантов. Они не давали ему покоя со своими пьесами, просили его советов, поправок, сотрудничества; он умел щадить даже самолюбие бездарностей, тратил время и находчивость на беседы с ними, а нередко действительно вступал в литературную компанию с начинающим драматургом и отдавал свой труд и свое имя

Особенно положение Пушкина при дворе сделалось тягостно, когда ему пожаловали камер-юнкерство. Это придворное звание было уже не по летам Пушкина, и положение его невольно было комично, когда ему приходилось на выходах стоять среди безбородых юношей

Островский был главным инициатором создания спец театральной школы при Малом театре

Островский и его спутники по заграничной поездке - между ними находился Горбунов - запаслись записными книжками, в которые готовились вносить все наиболее выдающиеся впечатления и происшествия. В действительности впечатления оказались довольно незначительными, а происшествий сколько-нибудь замечательных не случилось - и записи Островского ничем не отличаются от дневника всякого обыкновенного русского странствователя по Европе

Островский писал: "Оперетка же с беспрестанным шаржем, который составляет ее достоинство и без которого она немыслима, есть отрицание реальности и правды"

Островский предполагал образовать при Обществе капитал для выдачи постоянных и временных премий за лучшие драматические произведения и для конкурсов на соискание премий за сочинения по сценическому искусству, - причем темы предоставлялось предлагать Обществу

Островский предполагал учредить при Обществе центральную библиотеку по драматической литературе и опере, снабдить ее классическими произведениями, русскими и иностранными, и издавать при библиотеке пьесы для театров. Островский намеревался пожертвовать Обществу собственную библиотеку

Островский сам вызвался принять участие в исследованиях положения России по поручению вел. князя Константина. Он вошел в соглашение с Потехиным и поделил с ним Волгу. Потехин взял себе местность от устьев Оки до Саратова, Островскому достались верховья Волги

Отчет Островского "Путешествие по Волге от истоков до Нижнего Новгорода" напечатали в "Морском сборнике", но автор был слишком художник, чтобы удовлетворить канцелярскую редакцию. Отчет подвергся изменениям и сокращениям, было вычеркнуто немало художественных подробностей,- а в них именно и заключалась высшая ценность статьи

Панаев и Некрасов купили собранные Белинским рукописи для нового тогда "Современника"

Первое представление "Ревизора" в 1836 году вызвало в публике, даже благожелательной к писателю, недоумение

Первое стихотворение Салтыкова-Щердрина "Лира" было напечатано в "Библиотеке для чтения" 1841 года за подписью С-в. В 1842 году появилось там же другое его стихотворение "Две жизни" за подписью С

Первою работой второго периода явилось исследование о распространении световой волны в средах двойной преломляемости. Эта работа представляет как бы продолжение ненапечатанного труда Вейерштрасса. Учитель уступил свою работу любимой ученице, так что статья Ковалевской начинается изложением результатов, найденных Вейерштрассом

Первые известия о Никитине вместе с несколькими стихотворениями были напечатаны в "Москвитянине" графом Д. Н. Толстым, узнавшим о Никитине от Второва. Вместе с этим граф Толстой сделал предложение Никитину издать на свой счет собрание его стихотворений

Первые статьи в "Современнике" были напечатаны под псевдонимом "Лайбов" (составленным из последних слогов имени и фамилии автора: Николам Добролюбов). Настоящее же имя автора было скрыто в глубокой тайне во избежание каких-либо неприятностей в институте. Добролюбов должен был отложить свое сотрудничество с "Современником" до окончания курса, ограничившись в последний год пребывания своего в институте помещением нескольких педагогических статеек в "Журнале для воспитания" Чумикова и Паульсона

Писарев обратился к Е. Тур, издававшей в то время "Русскую речь", прочел ей несколько отрывков из своего разбора произведений Марко Вовчка и сообщил сущность своего литературного и гражданского миросозерцания. Талантливая писательница и умная женщина сумела оценить яркое дарование и сильный, живой ум Писарева, но сотрудничество его отклонила, найдя, что "юноша" слишком увлекается культом красоты и чистого искусства в своем наивном эгоизме и не признает, кроме личных, никаких других интересов в окружающей жизни

Писемский написал ряд комедий-памфлетов, в которых он клеймил язву пореформенной Руси - различного рода финансовых тузов: концессионеров, директоров банков и акционерных предприятий, биржевых игроков, червонных валетов и т.п.

Писемский отмечал, что публика, помимо аплодисментов, словесно благодарит его за то, что он "хоть на сцене по крайней мере казнит этих негодяев, до которых суду еще долго не добраться"

По прибытии в Петербург Пушкин представил в декабре 1833 года на рассмотрение начальства свою "Историю Пугачевского бунта" и получил дозволение на издание ее; сверх того, в виде награды, он был пожалован в камер-юнкеры, а на напечатание книги дано ему было заимообразно 20 тысяч руб. ассигнациями с правом избрать одну из казенных типографий

По совету жены, женщины незаурядной и волевой, в мае 1859 семья перебралась в Воронеж, где Суворин стал преподавать в уездном училище и нашел близкую себе среду. Речь идет о кружке, группировавшемся вокруг литератора и издателя Михаила Федоровича Де-Пуле, в который входили И.С.Никитин, Н.И.Второв, И.А.Придорогин, И.С.Милошевич и др. Особенно близко Суворин сошелся с поэтом Никитиным и почти ежедневно просиживал часами в его книжной лавке. Плодом сотрудничества членов кружка стал альманах "Воронежская беседа на 1861 год", в котором Суворин поместил рассказы "Гарибальди" и "Черничка".

Поверенным этих стремлений был товарищ Гоголя по лицею, ученик старшего класса Г. Высоцкий. Из всех лицеистов Гоголь был, кажется, всего дружнее с ним. "Нас сроднила глупость людская",- говорит Гоголь в одном из своих писем. Действительно, Высоцкий отличался, подобно своему младшему товарищу, способностью подмечать смешные или пошлые стороны в характерах окружающих людей и зло подсмеиваться над ними. В лазарете, где он часто сидел вследствие болезни глаз, вокруг постели его собирался целый клуб, в котором сочинялись разные забавные анекдоты, передавались с комической стороны лицейские и городские происшествия. Вероятно, отчасти под его влиянием Гоголь стал вполне отрицательно относиться не только ко всему гимназическому начальству, начиная с директора, которого раньше очень хвалил, но и к другим лицам, внушавшим ему в детстве благоговейное почтение, как, например, к Трощинскому

Погодину не было никакого дела до условий творчества. Вообще крайне скупой в издательских расчетах - он не делает исключения и для своего главного сотрудника. За комедию "Свои люди - сочтемся!" он заплатил такой гонорар, что Островский впоследствии даже стыдился и говорить о нем

Под влиянием Бегичева он начинает смотреть иными глазами на все его окружавшее; товарищей-собутыльников, которых прежде Грибоедов старался превзойти во всех их излишествах, теперь он называет уже "казарменными готтентотами"; жизнь среди них делается ему невыносима. Он снова принимается за прерванные литературные занятия, и в 1814 году впервые появляются в печати, на страницах "Вестника Европы", две его статьи: "О кавалерийских резервах" и "О празднике, данном генералу Кологривову его офицерами"

Покончив с делами в Петербурге, Пржевальский уехал в Отрадное. Но тут ему многое не нравилось. "Там кабак, тут кабак, в ближайшем соседстве дом терпимости, а в более отдаленном - назойливо навязывают дочерей-невест. Ну их совсем, этих соседей. Мои друзья вот",- прибавлял он, указывая на ружье, на болото, покрытое мхом, и на лес. Ему хотелось найти настоящий медвежий угол, хоть некоторое подобие азиатских дебрей

Получив специальное образование лесничего, Шелгунов, охваченный массовым возбуждением, презрел улыбавшуюся ему карьеру чиновника и мужественно вступил на литературную дорогу, которой не покидал уже до конца своих дней. Среди хронической бедности и лишений Шелгунов ни разу не пожалел о своей измене лесничеству и департаменту, и вплоть до гробовой доски горел теми же чувствами, тою же любовью, которые одушевляли его в юные годы

поразил Достоевского неуспех "Хозяйки" (1847). Действительно, это очень слабая в литературном отношении вещь, но почему-то, по какому-то самообману творчества, Достоевский писал ее с громадным увлечением

После написания патриотических стихов Пушкину был дозволен вход в Государственные архивы для собирания материалов к истории Петра Великого, чем он и не замедлил воспользоваться

после нескольких лет жизни в Костроме Писемский, выпускник когда-то МГУ, явился в Петербург и поразил петербуржцев своей провинциальной оригинальностью и, по словам Анненкова, "произвел на всех впечатление какой-то диковинки посреди Петербурга, причем все суждения принадлежали ему, природе его практического ума и не обнаруживали никакого родства с учениями и верованиями, наиболее распространенными между тогдашними образованными людьми"

После того как Писемский написал сатирический ответ на статьи оппонентов, издатели "Искры", B. C. Курочкин и H. A. Степанов, вызвали его на дуэль, но Писемский наотрез отказался от дуэли

поэму "Братья разбойники" Пушкин не кончил и сжег, а то, что мы имеем под этим названием, составляет лишь отрывок, случайно уцелевший у H. H. Раевского

появлению на страницах "Современника" романов Писемского много способствовало то обстоятельство, что он относился совершенно индифферентно ко всем боровшимся в то время литературным партиям и при всех своих московских литературных симпатиях так же был далек от славянофильских тенденций, как и от западнических

практический ум подсказал Писемскому, что в Москве приобретается почетное имя, но только в Петербурге завоевывается твердое общественное положение

представители редакции "Современника" оценили крупный талант Писемского, с радостью готовы были поместить на своих страницах каждое его талантливое произведение, но в то же время не сближались с ним как с человеком

Представитель старой словесности, профессор Давыдов, почувствовал силу нового живого оригинального таланта и сообщал Погодину: "В Островском признаю помазание". Ученый словесник, воспитанный на теориях и формулах учебников, не мог, разумеется, окончательно отрешиться от предрассудков и укорял комедию в отсутствии действия,- впрочем, потому что у Островского не было крикливых эффектов и искусственного драматизма

Пржевальский сформировал училищную библиотеку, руководил чтением юнкеров

Пржевальский умел возбудить в своих учениках охоту к знаниям, так что многие из них поступали впоследствии в университет, земледельческую академию и тому подобное: результат красноречивый, если принять во внимание, что в юнкерское училище поступали молодые люди, скорее бежавшие от науки, чем стремившиеся к ней

Проездом в Петербурге Пржевальский познакомился с П. П. Семеновым, в то время председателем секции физической географии Императорского географического общества и, объяснив ему план своего путешествия, просил поддержки со стороны общества. Это, однако, оказалось невозможным. Географическое общество снаряжало экспедиции из лиц, зарекомендовавших себя учеными трудами, и не могло довериться человеку, совершенно неизвестному

Пушкин неохотно уступил Гоголю сюжеты "Мертвых душ" и "Ревизора"

Пушкин оставлял журнал для Белинского с просьбой, чтобы его друзья не знали об этом факте

Пушкин очень желал, чтобы A. M. Каратыгина с мужем своим прочитала в театре сцену у фонтана Дмитрия с Мариною, но, несмотря на многочисленные личные просьбы Каратыгиных, граф Бенкендорф отказал им в своем согласии

Пушкин посвятил Прасковье Александровне Осиповой свои подражания Корану, написанные, можно сказать, перед ее глазами

Пушкин предался архивной работе с жаром, почти со страстью. Так протекла зима 1831 года

Пушкин просто пришел в 1818 году к Катенину и, подавая ему свою трость, сказал: "Я пришел к вам, как Диоген к Антисфену: побей - но выучи!" - "Ученого учить - портить!" - отвечал Катенин

Пушкин рвался из России. В январе 1830 года Пушкин просится за границу или сопровождать нашу миссию в Китай. Все эти планы не получили разрешения

Развитие Грановского шло мирно, покойно, органически. Воспитанный в Орле, он попал в Петербургский университет. Получая от отца мало денег, он с молодых лет должен был писать "по порядку" журнальные статьи

Разойдясь с редакцией "Современника" и перейдя в "Библиотеку для чтения", тем самым Писемский стал в оппозицию к прогрессивному лагерю тогдашней литературы

Рассказ Л. Толстого "Севастополь в декабре" по распоряжению Александра II был переведен на французский язык

Рассказ Панаева о том, что "Казначейша" была напечатана без разрешения поэта, опровергается письмом Лермонтова, из которого видно, что он сам отослал эту пьесу Жуковскому; но, будучи у Краевского, он готов был разорвать книжку "Современника", где была напечатана "Казначейша", но Краевский не допустил этого

С 1849 г. много лет Афанасьев работал в Главном московском архиве МИДа

С легкой или, вернее, тяжелой руки Достоевского утверждается нередко, что "аннибаловой клятвой" Некрасова, данной им себе в юности, была клятва "не умереть на чердаке"

Салтыков зависел от журнальной работы, "Современник" много платить не мог, приходилось, как сам Салтыков однажды выразился, "перебиваться рецензиями", которых больше всего им и писалось

Салтыкову-Щедрину просто было необходимо, чтобы все сотрудники редакции собирались, говорили, советовались, чтобы он видел, что журнал есть общее и близкое всем дело

Салтыков-Щедрин не мог спокойно и хладнокровно относиться к тому, что было бессмысленно, бессовестно, фальшиво, надменно, цинично, словом, что возмущало его чувство и не мирилось с логикой, и сейчас же реагировал на это как мог и умел, как находил лучше и целесообразнее

Сам Писарев рассказывает нам в своих воспоминаниях следующее: "Уж в 1858 и в 1859 гг. студенты, поступившие в университет, не были похожи на нас, студентов III и IV курсов. Поступая в университет, мы были робки, склонны к благоговению, расположены смотреть на лекции и слова профессоров как на пищу духовную и как на манну небесную. Новые студенты, напротив того, были смелы и развязны и оперялись чрезвычайно быстро, так что через какие-нибудь два месяца после поступления они оказывались хозяевами университета и сами поднимали в студенческих кружках дельные вопросы и серьезные споры. Они затевали концерты в пользу бедных студентов, приглашали профессоров читать публичные лекции для той же благотворительной цели; они устроили студенческую библиотеку; а мы, старые студенты, считавшие себя цветом университета и солью русской земли, мы остались в стороне, изобразили на лицах своих иронию и стали повторять стих Грибоедова: "шумите вы и только". Но скоро оказалось, что ирония наша никуда не годится, потому что новые студенты распоряжаются умно и успешно; оказалось, что движение и мысль пошли мимо нас и что мы отстали и превращаемся в книжников и фарисеев"

Семенов, когда в 18 лет пришел к великому писателю и не застал Л. Толстого дома, последний прислал к нему открытку с просьбой прийти

Сергей Львович Пушкин постоянно гонялся за разными знаменитостями, русскими и иностранными. Дом его в Москве был посещаем членами того блестящего литературного круга, который в начале столетия образовался там около Карамзина; в числе друзей и знакомых дома встречались самые почтенные имена того времени - Жуковский, Тургенев, Дмитриев и прочие

Сестра Паскаля уверяет, что отец всячески старался умерить пыл ее брата к занятиям

Слава о превосходном чтении Писемского не замедлила распространиться по Петербургу, и Писемского наперерыв приглашали читать в Петербурге, в Кронштадте и других окрестностях. "Очень часто, - говорит Горбунов, - по вечерам, а иногда и днем мы отправлялись с ним куда-нибудь на чтение. Мы сделались известными чтецами и вошли в моду; нас приглашали в самое высшее общество"

Словарь Даля и песни Кириевского были изданы на деньги Общества любителей российской словесности

Слухи о молодом таланте дошли, наконец, и до издателя "Москвитянина",- Погодина - но слухи очень смутные и не вполне верные. Профессор, обитавший на Девичьем поле и погруженный в "пыль веков" своего "Древлехранилища", поздно и случайно узнавал о событиях современной живой литературы, и теперь он обращался за сведениями к Шевыреву. "Есть какой-то Островский, - писал он, - который хорошо пишет в легком роде, как я слышал"

Спор о памфлете Н. Языкова "Не наши" в 1845 едва не вызвал дуэль между И. Киреевским и Грановским

Среди своих поклонников Писарев насчитывал немало гимназистов и девушек. Передают даже комическую формулу, с какой когда-то мужья 60-х годов обращались к своим супругам-шестидесятницам: "Матушка, или хозяйством заниматься, или Писарева читать" - затем следовали свирепые взгляды на недожаренное жаркое или переваренный картофель

Средства для жизни уже популярный и обласканный в высших сферах Островский вынужден добывать другим трудом, помимо художественного

Срезневский как-то похвалил Белинского, чем крайне изумил того

Станкевич довольно часто приезжал в Воронеж, где в 1830 году, вероятно, и познакомился с Кольцовым в единственной книжной лавке, у Кашкина

Станкевич из довольно увесистой тетради выбрал только 18 пьес Кольцова и напечатал их маленькой опрятной книжечкой

Стихотворение "Русь", а затем и другие: "Война за веру", "Моление о чаше",- были напечатаны в "Воронежских губернских ведомостях" и произвели сильное впечатление. О Никитине заговорили как о "поэте-самородке", его стихотворения переписывались и ходили по рукам, некоторые столичные журналы перепечатали их. Неизвестное до тех пор имя поэта-дворника вдруг сделалось популярным в Воронеже

стремление к одиночеству было у Пржевальского всегда, начиная с гимназии и кончая последними годами жизни. Не нравились ему суета, шум и дрязги общественной жизни, стеснения, которые она налагает; наконец и характер его, повелительный и не лишенный властолюбия и нетерпимости, препятствовал слишком тесному сближению с людьми. Он был отличный товарищ, радушный хозяин, надежный вождь, заботливый патрон, но окружал себя только такими лицами, над которыми мог господствовать

Таким образом, полностью, хотя и с большими пропусками, комедия "Горе от ума" появилась в печати лишь в 1833 году. Зато в списках к пятидесятым годам она успела распространиться в количестве около сорока тысяч экземпляров

Тихо и мирно, в заботах об университете и в ученых занятиях шла жизнь Лобачевского. Почти все время своей службы не выезжал он из Казанской губернии

Только в феврале 1903 года г-н Антонович счел наконец нужным и возможным покаяться (в "Журнале для всех"). "Я откровенно сознаюсь, - пишет он, - что мы ошиблись относительно Некрасова

Торжественные победные звуки поэзии Шиллера освятили юность, дружбу Герцена с Огаревым, первую любовь

Три издания "Певца в стане русских воинов" раскупились в один год; "Послание к императору Александру" было принято с восторгом, как выражение общих народных чувств. Друзья носили Жуковского на руках

Тургенев весьма осторожно отнесся к похвалам с Запада

Тургенев во всеуслышание говорил, что первое место среди русских романистов нужно отдать Л. Толстому

Тургенев просил Е. Забелина, историка, представить ему свой труд для публикации: писатель хотел "сделать что-нибудь для общества"

Тютчев дебютировал в печати переводом из Горация (1819)

У Салтыкова было два рода знакомств и отношений: чисто домашние и литературные, которые он весьма резонно разделял и никогда не смешивал, и не смешивал, я думаю, не столько ради ограждения домашней жизни, сколько ради ограждения литературы от всего ей стороннего и чуждого

Уваров по прочтении пьесы Островского "Свои люди сочтемся" очередь обратился к Назимову с предложением пригласить автора к себе и "вразумить его, что благородная и полезная цель таланта должна состоять не только в таком изображении смешного и дурного, но и в справедливом его порицании, не только в карикатуре, но и в распространении высшего нравственного чувства, следовательно, в противопоставлении порока добродетели и картинам смешного и преступного таких помыслов и деяний, которые возвышают душу; наконец, в утверждении того столь важного для жизни общественной и частной верования, что злодеяние находит достойную кару еще на земле"

увидев, что "Алеша (Кольцов)" с князьями да генералами водится, отец стал относиться гораздо благосклоннее к стихам сына и его литературным связям

Удостоенная Академией Уваровской премии и поставленная на сцене Александрийского театра в 1863 году, комедия Писемского впоследствии сделалась одною из тех классических пьес драматического репертуара, которые никогда не сходят со сцены

Университетская библиотека и журнал пользовались особенным вниманием Лобачевского; первая находилась в очень жалком состоянии в 1825 году, когда Лобачевский принял на себя обязанность библиотекаря. Три года неутомимого труда потребовалось с его стороны, чтобы привести ее в порядок; в это время был составлен полный инвентарь библиотеки, каталоги, определены были все ее дефициты. Лобачевский исполнял должность библиотекаря десять лет, продолжая заниматься ею даже и в то время, когда стал ректором

Успех статей Писарева в "Русском слове" был настолько очевиден, что в скором времени Благосветлов сделал его своим помощником

Хотя собственная известность Шелгунова в шестидесятые годы совершенно утопала в лучах славы, окружавшей Писарева, он не завидовал, а даже радовался, что не перевелись на Руси большие и смелые люди

Цвет и красота "Русского слова" Писарев получал всего по 50 рублей с листа, причем, надо заметить, по крайней мере, один из трех написанных им листов не шел по цензурным условиям, а Благосветлов платил лишь за напечатанное. По своей деликатности Писарев денежных разговоров не поднимал, и, по полному отсутствию той же деликатности, Благосветлов все время продолжал платить по 50 рублей серебром, отговариваясь тем, что Писарев работает "очень легко", что "в крепости расходов мало" и т.д.

Целых восемь лет (1838-1846) Некрасов подвергается опасности зачахнуть от непосильной и неблагодарной работы, даже буквально умереть с голоду, а между тем стоило ему вернуться на лоно благонамеренности и, помирившись с отцом, поступить в корпус, и он снова был бы сыт, обеспечен и будущее улыбалось бы ему в виде, может быть, блестящей военной карьеры

целых два года Писарев совершенно не знал, что с ним сделают: отправят ли его в ссылку или оставят на месте. Но и эта неопределенность положения - самая мучительная из всех пыток - не сломила его. Он засел за работу в тот день, как захлопнулась за ним дверь каземата, и с той же работой, с такими же планами вышел из крепости

Цензурные притеснения и враждебное отношение театрального начальства ставили Островского в крайне печальное положение. Авторы драматических произведений не получали с театров платы за постановку своих пьес. Казенные сцены платили очень мало и с исключениями: пьесы, шедшие в бенефисы артистов, безвозмездно становились собственностью театра

Я жил в Любани, ко мне приехали из Петербурга гости, большею частью уже немолодые люди, в том числе Г. И. Успенский. Поговорили о петербургских новостях, о том, о сем; потом кто-то предложил по очереди читать. Г. И. Успенский выбрал для себя "Рыцаря на час" Н. А. Некрасова

Я знаю случай, когда Салтыков, получив одно несправедливое и резкое обвинительное письмо, заплакал

Ярославский губернатор послал на И. Аксакова донос министру внутренних по поводу поэмы "Бродяга". Министр ничего крамольного в поэме не увидел, но порекомедовал автору перестать писать, немночно де этим заниматься чиновнику

Леонид Гревс (1842--1891), адвокат, написал "Балахна, или приключения одного администратора"

Многие книги А. Пешков брал в личной библиотеке городского врача-венеролога

"Байрон, - пишет Герцен, - нашедший слово и голос для своего разочарования и своей устали, был слишком горд, чтобы притворяться, чтобы страдать для рукоплесканий; напротив, он часто горькую мысль свою высказывал с таким юмором, что добрые люди помирали со смеху. Разочарование Байрона больше, чем каприз, больше, нежели личное настроение. Байрон сломился оттого, что его жизнь обманула. А жизнь обманула не потому, что требования его были ложны, а потому, что Англия и Байрон были двух разных возрастов, двух разных воспитаний и встретились именно в ту эпоху, в которую туман рассеялся"

"Белинский видел во мне, - вспоминал впоследствии сам Некрасов, - богато одаренную натуру, которой недостает развития и образования. И вот около этого-то держались его беседы со мною, имевшие для меня значение поучения"

"Белинский производит меня из литературного бродяги в дворяне" (слова Некрасова по отзывам современников)

"В "Обрыве", - говорит Гончаров, - больше и прежде всего меня занимали три лица - Райский, бабушка и Вера, но особенно Райский. Труднее всего было мне вдумываться в этот неопределенный, туманный еще тогда для меня образ, сложный, изменчивый, капризный, почти неуловимый, слагавшийся постепенно, с ходом времени, которое отражало на нем все переливы света и красок, т.е. видоизменения общественного развития. Я должен был его, больше чем кого-нибудь, писать инстинктом, глядя то в себя, то вокруг, беспрестанно говоря о нем в кругу тогдашних литераторов, поверяя себя, допрашиваясь их мнения, читая им на выдержку отдельные главы, объясняя, что будет дальше, чтобы видеть, какое впечатление производит он, и бодрее идти вперед

"В продолжение 1847, 1848 и половины 1849 года, - рассказывает он,-я писал свою комедию отдельными сценами на глазах своих друзей, постоянно читал им каждую сцену, советовался с ними о каждом выражении, исправлял, переделывал, некоторые сцены оставлял вовсе, другие заменял новыми, во время болезни, не будучи в состоянии писать, диктовал четвертый акт; написанная прежде сцена по новому плану вошла в третье действие" (Островский)

"Ветеран..." же "... и новобранец" - драматический случай в одном действии - был и совсем плох. Заплативши дань патриотическому настроению общества, возбужденному ужасами севастопольской войны, Писемский вместе с тем обнаружил всю свою неспособность к драматическому одушевлению и потрясению нервов чувствительными эффектами

"Все наши хорошие писатели имели значительную слабость к общим рассуждениям и высшим взглядам, и у меня есть эта слабость, хоть я еще и не считаю себя хорошим писателем; но я понимаю, несмотря на эту слабость, что общие рассуждения и высшие взгляды составляют совершенно бесполезную роскошь и мертвый капитал для такого общества, которому недостает самых простых и элементарных знаний" (Писарев)

"Грустное, тоскливое чувство овладевает мною всякий раз, как пройдут первые порывы радости по возвращении на родину. И чем далее бежит время среди обыденной жизни, тем более и более растет эта тоска, словно в далеких пустынях Азии покинуто что-нибудь незабвенное, дорогое, чего не найти в Европе. Да, в тех пустынях действительно имеется исключительное благо - свобода,- правда, дикая, но зато ничем не стесняемая, почти абсолютная" (Пржевальский)

"Для Писарева достаточно было малейшего толчка, самого слабого, едва брошенного намека, и он развивал мысль дальше, доводил ее до последних логических пределов и излагал ее в самой блестящей форме. Как истинный журналист, он был виртуозом изложения"

"Для составления моих библиографических обзоров мне приходилось читать много разнообразных книг и статей, и мне нравилось не только размышление и писание, но и пестрое чтение само по себе. Вся эта масса книг и статей составляла самый разнообразный сброд, но и во всем этом сброде чувствовалось то обаятельное веяние жизни, без которого не может существовать самый мрачный из современных журналов" (Писарев)

"Духовную эволюцию Батюшкова можно в какой-то мере представить как путь от Монтеня до Паскаля"

"Журналистика, - пишет Писарев 24 декабря 1864 года, - мое призвание. Это я твердо знаю. Написать в месяц от 4 до 5 печатных листов я могу незаметно и уже нисколько не утруждая себя; форма выражения дается мне теперь еще легче, чем прежде, но только я становлюсь строже и требовательнее к себе в отношении мысли, больше обдумываю, стараюсь яснее отдавать себе отчет в том, что пишу"

"Заметки и цитаты, тогда же бросамые много на бумагу для памяти, много помогли восстановлению этой сцены" (Анненков)

"И так как Константин Сергеевич [Аксаков] отличался необыкновенно ранним умственным развитием, то нет сомнения в том, что именно идиллические условия, среди которых прошло детство будущего восторженного проповедника необходимости единения интеллигенции с народом, и обусловили в значительной степени оптимистический взгляд его на возможность этого единения"

"Из всех сказок,- говорит Пржевальский,- особенно нравилась мне, мальчику непокорному и шаловливому, "Иван, великий охотник"; бывало, как только закапризничаю, нянька и говорит: "Хочешь, я расскажу тебе об Иване, великом охотнике?" - и я тотчас стихаю"

"Каждый из наших стихотворцев влезал в гейневскую перчатку и кричал оттуда, что оне его переводчик" (Минаев о популярности Гейне в России в 60-х гг XIX века)

"Как жалко, что у меня была мамушкой немка, а не русская - я не слыхал сказок народных; в них, верно, больше поэзии, чем во всей французской словесности" (Лермонтов). Но очень странно, как это могло случиться с русским дворянским мальчиком, окруженным дворнею, к тому же в других записках Лермонтов говорит об обратном

"Касательно романа вы совершенно справедливо сказали: я действительно устал писать, а еще более этого - жить" (Писемский)

"Класс писателей, как заметил Alfieri, более склонен к умозрению, нежели к деятельности" (Пушкин)

"Классификация и перебирание писем Тургенева заняли у меня столько времени, сколько я и не ожидал" (Анненков)

"Когда я был мал, - говорит Лермонтов в той же своей записной тетради 1830 года,- я любил смотреть на луну, на разновидные облака, которые в виде рыцарей с шлемами теснились будто вокруг нее; будто рыцари, сопровождающие Армиду в ее замок, полные ревности и беспокойства"

"Любезный друг,- пишет Карамзин Дмитриеву в сентябре 1825 года,- в ответ на милое письмо твое скажу, что о вкусах, по старому латинскому выражению, не спорят. Я точно наслаждаюсь тихою, уединенною жизнью, когда здоров и не имею душевной тревоги. Все часы дня заняты приятным образом: в девять утра гуляю по сухим и в ненастье Дорогам вокруг прекрасного, нетуманного озера, славимого и в "Conversations d'Emilie" (сочинение Жанлис); в одиннадцатом завтракаю с семейством и работаю с удовольствием до двух, еще находя в себе душу и воображение (Карамзин сохранил их до последней минуты); в два часа на коне, несмотря ни на дождь, ни на снег, трясусь, качаюсь - и весел; возвращаюсь, с аппетитом обедаю с моими любезными, дремлю в креслах и в темноте вечерней еще хожу час по саду, смотрю вдали на огни домов, слушаю колокольчик скачущих по большой дороге и нередко крик совы; возвратясь свежим, читаю газеты, журналы... книгу; в девять часов пьем чай за круглым столом и с девяти до половины двенадцатого читаем с женою, с двумя девицами (дочерьми) замечательные места из Вальтер Скоттова романа, но с невинною пищею для воображения и сердца, всегда жалея, что вечера коротки..."

"Мне кажется, что писатель, имеющий в виду не одни интересы минуты, не обязывается выставлять иных идеалов, кроме тех, которые исстари волнуют человечество. А именно: свобода, равноправность и справедливость. Что же касается до практических идеалов, то они так разнообразны, что останавливаться на этих стадиях - значит добровольно стеснять себя" (Салтыков-Щедрин)

"Мы, - рассказывает Писарев о членах своего кружка, - называли себя людьми мысли, хотя, конечно, не имели ни малейшего права называть себя так. Новые студенты могли называть Добролюбова своим учителем, но мы относились к Добролюбову и "Современнику" вообще с высокомерием, свойственным нашей касте. Мы их не читали и гордились этим, говоря, что и читать не стоит"

"Начал я "Пошехонскую старину" действительно с удовольствием, а потом надоела она мне ужасно, просто измучила... Образы за образами поднимаются и лезут в голову, а возиться с ними и скучно, потому что все это уже давно известно, и тяжело, потому что я ведь опять точно переживаю то время" (Салтыков-Щедрин)

"Не знаю, были ли у Салтыкова вещи, написанные сразу. Вероятно, были, но те, которые он мне читал, были в нескольких вариантах или, лучше сказать, редакциях, то есть, были написаны раз, потом поправлены, изменены и переписаны" (из воспоминаний современника)

"Некоторые из мыслящих людей эпохи долго даже и не могли примириться с этой веселостью; им все казалось, что восторги перед голым комизмом изображений однородны с восторгами толпы на площади, когда ей показывают балаганного Петрушку с горбом на спине и другими физическими уродливостями" (Анненков о восприятии молодежью Писемского)

"Некрасов у меня есть, не утерпел, добыл. Да уж как же я его люблю!" - писал Никитин в 1857 году

Гончаров потратил на "Обыкновенную историю" 5-6 лет жизни, трижды переписал ее своей рукой

"Остановится ли путник на высоте кремлевской, привлеченный неописанной красотой Москвы, - и он глядит на Замоскворечье, как на волшебный мир, населенный сказочными героями "Тысячи и одной ночи". Таинственность, как туман, расстилалась над Замоскворечьем; сквозь этот туман, правда, доносились до нас кое-какие слухи об этом Замоскворечье, но они так сбивчивы, неясны и, можно сказать, неправдоподобны, что ни один еще благомыслящий человек не мог из них составить себе сколько-нибудь удовлетворительного понятия о Замоскворечье" (А. Островский)

"Оттуда, из Франции - говорил Салтыков-Щедрин, - лилась на нас вера в человечество, шло все доброе, любвеобильное и желанное, оттуда воссияла нам уверенность, что золотой век не назади, а впереди нас"

"Писемский действительно передавал мастерски собственные сочинения, находя чрезвычайно выразительные интонации для всякого лица, выводимого им на сцену (в драматических его пьесах это выходило особенно эффектно). Так же мастерски рассказывал он множество уморительных анекдотов из его встреч с разными лицами своей молодости. Подобных анекдотов были у него целые короба, и в каждом из них выражался более или менее законченный комический тип. Многие из таких типов были им обработаны позднее и попали в его сочинения" (Анненков)

"Присутствие иностранца, - говорил Писемский, - действует на меня уничтожающим образом: я лишаюсь спокойствия духа и желания мыслить и говорить. Пока он у меня на глазах, я подвергаюсь чему-то вроде столбняка и решительно теряю способность понимать его"

"Работа по описанию птиц подвигается туго. Трудно самому справиться со всем материалом, а помощи ждать неоткуда! Притом само писание прегнусное: приходится считать перья, мерить носы и тому подобное. Это не та широкая свобода мысли, когда приходится творить описания природы; нет, теперь все должно быть уложено в узкие рамки специальности, для которой прежде всего нужна усидчивость, а не способность. Право, я никогда не думал, чтобы мне так противны были эти специальные описания, но волей-неволей нужно подчиниться необходимости" (Пржевальский)

"Руководство к обучению грамоте" было составлено Корфом первоначально для обучения старшей своей дочери

"Я писал свои жиденькие и невинные статейки увлечением. Мне было приятно всматриваться и вдумываться в чтение книг и журнальных статей, потому что я видел перед собой близкую и вполне доступную цель этого всматриванья и вдумыванья. Мне было приятно развивать на бумаге мои мысли и взгляды, потому что они были действительно мои, и я вполне понимал, что я пишу; я всей душой сочувствовал тому, что я старался объяснить или доказать" (Писарев)

1850 Шумский, считавшийся в то время звездой первой величины в водевилях, также не желал идти на уступки и играть серых персонажей замоскворецкого царства

А. В. Терещенко (1806--1865) и его книга "Быт русского народа"

Анненков подолгу собирал материалы, делал заметки, для будущих своих воспоминаний

Аполлон Григорьев, заявлял (уже в 1855 году), что не находит поэзии в доселе напечатанных стихах Некрасова, за исключением лишь стихотворения к падшей женщине ("Когда из мрака заблужденья...")

артист И. Ф. Горбунов в своих воспоминаниях о Писемском, сообщая между прочим о чтении им своей "Плотничьей артели" на вечере у Краевского, говорит, что "это было не чтение, а высокая сценичная игра; каждое лицо выглядело, как живое, со своим тоном, со своим жестом, со своей индивидуальностью. Художественное наслаждение было полное, все были в неописанном восторге"

Бакунин говорил, что польский вопрос ему дорог, так как дал поместить куда-нибудь свои силы

Бартельс читал историю математики в Казанском университете по собственным запискам, широкой кистью рисуя величественную картину успехов человеческого ума в этой области

Бартенев, изображенный Писемским в романе "Люди сороковых годов" в лице Эспера Ивановича, бывший флотский офицер, представлял собою весьма оригинальный тип своего времени; это был байбак, Обломов, не сходивший со своего дивана, и в то же время просвещенный любитель и знаток литературы и всех искусств, энциклопедически образованный и горячий проповедник просвещения

Батюшков же, прочтя послание Пушкина к Ф. Ф. Юрьеву, сжал в руках листок бумаги с этим посланием и проговорил: "О! как стал писать этот злодей!"

Батюшков обожал Шатобриана, называя его Chatobrillant, и при упоминании его имени возводил глаза небу

Белинский вел жизнь затворника

Белинский даже по такому лепету новоявленного писателя, как тургеневская "Параша", он почти безошибочно предсказывал будущую литературную карьеру

Боткин записывал юмористические эскапады Тургенева и даже составил на этот счет книжку

В 1819 году Карамзин принялся за IX том "Истории". Опять пошли хлопоты о разыскивании материала, - о том, как доставать нужные книги

В 1850 году, когда Герцен заканчивал "С того берега", он как бы не думает о России совсем. Ни звука о ней. Он весь полон впечатлениями западной жизни и своими разочарованиями в ней. В 1851-м он вспомнил о России. Больше: далекая родина, теперь уже навсегда им покинутая, стала предметом самых задушевных его дум и великих мечтаний

В архивах Пушкин не ограничивался одним собиранием материалов к истории Петра; ему попалось случайно под руки несколько бумаг, относящихся к Пугачевскому бунту: он быстро увлекся изучением этого события и вскоре весь ушел в него

В деревне Каразин выписывал множество научных журналов, приобретал все выходящие выдающиеся научные сочинения и таким образом следил за состоянием научных занятий

В Михайловском все утро Пушкин посвящал литературным занятиям: созданию и приготовительным трудам, чтению, выпискам, планам. Осенью - в эту всегдашнюю эпоху его сильной производительности - он принимал чрезвычайные меры против рассеянности и вообще красных дней: или не покидал постели, или не одевался вовсе до обеда

В молодости Достоевский читал горячо, страстно, с увлечением, не дававшим спать ему целые ночи. "Историю" Карамзина он знал почти наизусть, страстно любил Пушкина, предпочитая его Жуковскому; потом с еще большей горячностью набросился на Жорж Санд

в разгаре своего байроновского свободомыслия Пушкин задумывал политическую трагедию "Вадим", предполагая написать картину заговора и восстания "славянских племен" против иноплеменного ига, напомнить именем Вадима известную трагедию Княжнина, удостоенную официального преследования в прошлое столетие, и, наконец, открыть эру мужественных Альфиеровских трагедий в русской литературе на место любовных классических

В рукописном журнале юного Лермонтова помещены целые стихи, взятые из поэмы Пушкина "Черкесы". Вторым подражанием поэме Пушкина является "Кавказский пленник", поэма, написанная им тоже в 1828 году, но уже в Москве. "Шильонский узник", в свою очередь, не остался без подражания

В своих письмах начала 1830-х Гоголь не раз говорит, что работает над историей Малороссии и кроме того собирается составить "Историю средних веков томов в 8 или 9, если не больше"

В Тифлисе были окончены два первых действия "Горя от ума". Но Грибоедов пришел к убеждению, что для завершения комедии у него недостает красок, что несколько лет, проведенных вдали, затуманили в его памяти нравы и людей московского общества. Кавказская жизнь начала тяготить его не менее персидской, и вот в марте 1823 года он взял четырехмесячный отпуск, превратившийся в двухлетнее отсутствие от места службы

В уральскую поездку, обозревая местности, Пушкин в то же время искал живых преданий и свидетельств очевидцев. Так, в Казани он провел с этою целью полтора часа у некоего старожила, купца Крупенина; в Оренбургской губернии разговаривал со стариком Дмитрием Пьяновым, сыном того Пьянова, о котором упоминается в "Истории Пугачевского бунта", а в селении Берды встретил старую казачку, помнившую происшествия того времени очень живо. Он пишет, что чуть не влюбился в нее, несмотря на малопривлекательную наружность

В. Пушкин выпустил книжицу "О каруселях"

Вейерштрасс, отличающийся удивительной способностью готовить к самостоятельным занятиям математикой, в первое время упражнял Ковалевскую в решении легких, но все же новых вопросов, развивая в ней различные навыки; затем она под его руководством постепенно переходила к более самостоятельным работам

Во время пятилетнего заключения в Петропавлоской крепости развернулись все лучшие стороны писаревской души и таланта. Как это ни удивительно, однако, таков факт, что лучшие статьи написаны здесь, что здесь ни на минуту не прекращалась работа мощного духа

Во время своего пребывания в Париже Л. Толстой (1857), восполняя пробелы в образовании, посещал музеи, лекции по французской и римской литературе, философии, политэкономии

Во всякой роли Живокини непременно старался сыграть возможно забавнее, во что бы то ни стало посмешить приказчиков из Ножовой линии, выйти на сцену в самом смехотворном костюме и гриме... Все это совершенно не отвечало ни намерениям Островского, ни характерам его героев, - и Живокини пришлось примириться со своей неприспособленностью к новому репертуару

Впервые в русской литературе 5-стопный ямб применил Востоков при переводе гетевской "Ифигении в Авлиде"

Вращаясь среди образованных людей, Никитин не мог не сознавать бедности своего образования, и, чтобы пополнить этот недостаток, он начинает учиться вновь, много читает, занимается французским языком. На этом языке впоследствии он мог уже кое-как объясняться, а в письмах любил щеголять французскими фразами. Из всего этого можно видеть, как мало он соответствовал тому представлению о "поэте-дворнике", "поэте-самородке", которое некоторые составляли о нем за глаза

Всю свою сознательную жизнь Анненков собирал рукописи выдающихся людей

Вторым литературным детищем его было "Военно-статическое обозрение Приамурского края". Статья эта, компилятивная и написанная на заданную тему, отличалась, однако, такими достоинствами, таким добросовестным и основательным изучением источников, что обратила на себя внимание Географического общества, которое избрало Пржевальского своим действительным членом

Выпадали периоды, когда Некрасов писал по одному, много - по три небольших стихотворения за целый год (счастливым исключением был только 1853 год, когда возникли целых двенадцать пьес)

Герцен прочел волюмозныие истории Неандера и церковных соборов, чтобы на равных спорить с Хомяковым

Гоголь до "Тараса Бульбы" собрал кучу выписок по истории из разных эпох

Гоголь наслаждался в беседе тем, что угадывал собеседника

Гоголь полагал, что если он не съездит в Иерусалим, он не сумеет правильно закончить "Мертвые души"

Гоголь редко прерывал собеседника или спорил с ним

Гоголю не было приятно, когда его "Нам покорились..." хвалили как фарс

Гончаров 20 лет писал и обдумывал "Обрыв" (1849-1868), вынашивая каждую его подробность в глубине своего таланта

Грибоедов среди литературных занятий и светских развлечений находил время заниматься греческим языком

Грибоедова занимали не одни красоты крымской природы, но и различные историко-археологические древности. Так, в Херсонесе он заинтересовался вопросом о крещении Руси Владимиром; на еврейском кладбище рассматривал старые надгробные надписи; следы греческих и генуэзских поселений возбудили в нем ряд остроумных соображений

Дельвиг старался приохотить Пушкина к изучению немецкой литературы; Пушкин покинул своего товарища на первых попытках ознакомиться с Клопштоком

Добролюбов уже в 13 лет, обнаружил страсть к авторству, конечно, в виде писания стихов, причем он между прочим переводил Горация

Добролюбов, по его собственным словам, "хотел походить на Печорина и Тамарина, хотел толковать, как Чацкий"

Долгоруков (1764--1823), владимирский губернатор, составил "Словарь всех тех лиц, с коими я был в разных отношениях в течение моей жизни"

Достоевский работал судорогами, ежеминутно перебегая от восторга перед самим собой к полному отчаянию. "Я все!" - "я нуль!" - он то и дело перескакивал с одного полюса на другой

Достоевский с первых же шагов на новом, почти незнакомом для него литературном поприще начинает метаться из стороны в сторону, подчиняясь внушениям своей нетерпеливой, ни на йоту не выдержанной натуры

Достоевский хотел не торопиться. "Я, - пишет он, - дал клятву, что коль и до зарезу доходить будет, крепиться и не писать наскоро, на заказ. Заказ задавит, загубит все. Я хочу, чтобы произведение мое было отчетливо, хорошо. Взгляни на Пушкина, на Гоголя. Написали немного, а оба ждут монументов. И теперь Гоголь берет на печатный лист 1000 рублей серебром, а Пушкин продавал один стих по червонцу"

Достоевским по поводу "Бедных людей" овладевают сомнения: "а вдруг не примут?" "Не пристрою романа, - пишет он, - так, может быть, и в Неву... Что же делать? Я уж думал обо всем! Я не перенесу смерти моей idee fixe"

Дружинин вследствие своей эклектической наклонности воздавать всему должное, отнюдь не питал той нетерпимой партийной вражды к московским друзьям Писемского, почвенникам, группировавшимся вокруг "Москвитянина", какой были преисполнены прочие сотрудники "Современника", готовые относиться отрицательно и к такому талантливому представителю московского кружка, как Островский

Дружинин отличался эклектизмом, чопорным англоманством и приверженностью к чистому искусству, доходившей даже до отрицания Белинского

Душевно больной Батюшков чертил на стеклах и окнах записи

Едва выучившись грамоте, Никитин уже до страсти предается чтению книг, разумеется, читая без всякого разбора все, что попадалось под руку; тут были и "Мальчик у ручья" Коцебу, и "Луиза, или Подземелье Лионского замка" Радклиф, и наши старинные поэты, и книги религиозно-нравственного содержания, которые находились в библиотечке отца

Единственно, чего недоставало Писемскому, чтобы вполне уподобиться французским натуралистам, - их страсти к мелкой детальности и чудовищному нагромождению внешних аксессуаров жизни

если перебрать все написанное Некрасовым за эти четыре-пять лет (за всю жизнь он написал, по собственному признанию, до трехсот печатных листов прозы, и, конечно, значительная доля их приходится на юношеские годы), то станет вполне ясно, что бедному юноше было в это время не до "жизни" в настоящем смысле этого слова!

Живокини был неподражаем в смехотворных сценических пустяках, превосходно играл роль старинных шутов, не стеснялся текстом пьес, свободно вставлял монологи и реплики собственного сочинения, вступал даже в непосредственный разговор с публикой. Проделывая все это с большим успехом, Живокини доходил даже до передразнивания инструментов из оркестра, до укоризн музыкантам

Жуковский и как поэт, и как человек чуждался вопросов, волновавших жизнь, приводивших к сомнению или отрицанию. Пушкин с пренебрежением говорил о "жалких скептических умствованиях прошлого века" и о "вредных мечтаниях", существующих в русском обществе, и сам редко предавался подобным мечтаниям

За время пребывания в Варшаве преподавателем юнкерского училища Пржевальский составил учебник географии, по отзывам сведущих в этом деле людей, представляющий большие достоинства, и много занимался историей, зоологией и ботаникой

Задумав составить большое сочинение по географии: "Земля и люди", Гоголь писал Погодину: "Не знаю, отчего на меня напала тоска... корректурный листок выпал из рук моих и я остановил печатание"

Знаменитый граф Алексей Сен-При говорил, что слог французских писем Пушкина сделал бы честь любому французскому писателю

И только позже в 1845, когда Белинский прочел в рукописи стихотворение "В дороге", которое, по свидетельству Панаева, привело его в полный восторг: "У Белинского засверкали глаза, он бросился к Некрасову, обнял его и сказал чуть не со слезами на глазах: "Да знаете ли вы, что вы поэт - и поэт истинный?.."

Известный кавказский герой генерал Ермолов очень метко выразил свое впечатление, выслушав пьесу Островского: "Она не написана, она сама родилась"

К своему основному труду "Поэтическим воззрениям славян на природу" Афанасьев сделал неск тыс ссылок

К. и И. Аксаковы изучали одни и те же древнерусские грамоты, живя в одном и том же доме, но приходили к совершенно разным выводам

Кардинал Дж. Меццофанти, современник Гоголя, руководивший миссионерской службой Ватикана, знал 50 языков, включая русский

Кетчер переводил для заработка фармацевтическую книгу с немецкого: рядом на столе лежал английский и немецкий Шекспир

Когда Анненков прибыл в Рим, Гоголь до самой ночи слушал его о Петербурге, журналах, литзнакомых, книгах; вопросами не давал кончить беседу

Кольцов часто читал стихи и спрашивал мнение о них слушателя

Комедия "Невольницы" (1881) Островского явно знаменует поворот от яркого художественного воссоздания лиц и фактов в сторону простых сценических диалогов - неизменно очень живых, содержательных, полных остроумия и идей, но не создающих на сцене движения и драматизма и большею частью одинаково бесполезных и для развития действия, и для уяснения психологии действующих лиц

Кроме немецкого языка Пушкин недолюбливал и арифметику, над которою пролил немало слез, - особенно не давалось ему деление

Кроме священника Беликова и еще другого, обучавших Пушкина закону Божию и некоторым другим предметам, все остальные наставники были иностранцы: первым был французский эмигрант граф Монфор, музыкант и живописец; потом Руссо, хорошо писавший французские стихи; далее Шадель и прочие

Кто знал лично Михаила Евграфовича Салтыкова-Щедрина, тот при чтении его сочинений получает особое удовольствие, потому что писал он часто то, что говорил, и писал совершенно так же, как говорил (только лирических отступлений да подробностей в разговоре обыкновенно не встречалось), так что точно видишь его перед собою и слышишь его голос

Л. Толстой часто называл художественные произведения "совокупными письмами"

У Фета в одном из стихов было: "Соловей без розы". Л. Толстой: "соловей у розы -- это май, а камень -- апрель", после чего Фет поправил на: Истерзался песней
Соловей у розы,
Плачет старый камень,
В пруд роняет слезы

Лермонтов, когда не находился в ссылке, вращался также в высшем обществе и к литературе относился с показным пренебрежением

Лермонтов являлся деятельным сотрудником школьного журнала. Им тогда уже писались стихотворения, на которые было обращено внимание учителей. Так, он показывал свои переводы из Шиллера, любимому же своему учителю Александру Степановичу Солоницкому подарил тщательно переписанную тетрадку своих стихотворений

Лето 1869 года Толстой "читал и занимался философией, восхищаясь Шопенгауэром". Изучение различных философских систем было вызвано работой над эпилогом "Войны и мира"

Литературного таланта у редактора "Русского слова" не было видно. Два тома его сочинений вялы и скучны, да и вообще Благосветлов писал плохо и не любил писать

Литтров, долгое время бывший профессором астрономии в Казанском университете, своем сочинении "Картины из русской жизни" говорит, что после той шири и того простора, к которым привыкаешь в России, дома чувствуешь себя, точно в клетке

Людей и предметы, которые обращали на себя внимание Салтыкова-Щедрина в отрицательном смысле, он всегда почти освещал со стороны совершенно неожиданной, самой прозаической, характеризовал их необыкновенно метко несколькими штрихами и открывал в них какую-нибудь новую глупость или гадость, которых вы, может быть, и не подозревали

Лютер сказал, что он имеет право толковать Священное Писание, как он его понимает, и верить сообразно со своим разумом

М. Л. Михайлов (1829--1865) оставил 400 переводов 60 поэтов

можно залюбоваться, как 14-15-летний Писарев изящно отделывает каждую свою фразу, с какой легкостью и плавностью рассказывает он о виденном и слышанном, как умело обращается он со словом - русским или французским, безразлично, - отыскивая всегда самое подходящее

Можно положительно сказать, что Пушкин пожирал все книги, какие только попадались ему на глаза. Не ограничиваясь одним чтением, он делал большие выписки из книг

Молодой Достоевский хочет заняться преимущественно переводами и очень энергично приглашает к сотрудничеству брата Михаила. Неоконченный в русском переводе роман "Матильда" прежде всего привлекает его внимание. Надо докончить этот перевод, надо издать роман. От этого проекта Достоевский в восторге. "Роман,- пишет он брату,- раскупится; Никитенко предсказывает успех. Притом любопытство уже возбуждено. 300 экземпляров окупают все издержки печати. Пусти весь роман в 8-ми томах по целковому - у нас барыша семь тысяч. Пиши, не медля, хочешь или нет"... Следует проект о переводе Шиллера и новые страстные изложения этого проекта в письмах к брату, но, конечно, ни "Матильда", ни "Шиллер" на свет не появились.

На вечерах Жуковского читал Пушкин песни "Руслана и Людмилы", подвергая их переделкам под влиянием суждений и приговоров друзей

На даче в семье маленького Достоевского в 4 часа пили вечерний чай, а вечера проводили в гостиной и обыкновенно читали вслух - "Историю" Карамзина, стихотворения Жуковского, изредка Пушкина

на юге Пушкин среди кутежей и попоек успел выучиться по-английски и довершил знание итальянского языка

Наделавшее столько шума и доставившее Никитину известность стихотворение "Русь" по форме представляет подражание Кольцову, а по содержанию наполнено более или менее общими местами о величии России, ее громадности, материальной силе и т. п.

нападая на цивилизацию, Пржевальский отнюдь не питал пристрастия к дикарям или простонародью. Вот, например, его общий отзыв об Азии: "Для успеха далекого и рискованного путешествия в Азию необходимы три проводника: деньги, винтовка и нагайка. Деньги, потому что местный люд настолько корыстолюбив, что не задумается продать отца родного; винтовка - как лучшая гарантия личной безопасности, тем более при крайней трусости туземцев, многие сотни которых разбегутся от десятка хорошо вооруженных европейцев; наконец нагайка так же необходима, потому что местное население, веками воспитанное в диком рабстве, признает и ценит лишь грубую, осязательную силу"

Например, письмо Гоголю Белинский написал на маленьких клочках, потом скомпоновал их в одно письмо, и перебелил для себя

Начатая им незадолго до поступления в больницу повесть благополучно оборвалась на третьей главе, так как Писарев никак не мог выбраться из отвлеченных рассуждений и "заставить своих персонажей ходить, сидеть, целоваться". Ум его был слишком аналитическим, воображение - слишком слабым

Не ограничиваясь одними архивными изысканиями, Пушкин захотел посетить все места, ознаменованные Пугачевским бунтом. И вот осенью в 1833 году он совершил поездку по Казанской, Симбирской, Пензенской и Оренбургской губерниям

Не ограничиваясь одними книгами, Пушкин, по словам И. П. Липранди, прибегал даже к хитрости для пополнения недостающих ему сведений; он искусственно возбуждал споры о предметах, его интересовавших, у людей более в них компетентных, чем он сам, и затем пользовался указаниями спора для приобретения нужных ему сочинений

Не только в крестьянском вопросе, но и во всех замыслах Александра Державин являлся тормозом, вечно видел кругом, в лучших людях, его окружавших, какие-то польско-еврейские интриги, всех министров также подозревал в интригах то против Александра, то против себя как единственного правдолюбивого охранителя. Эту роль он брал на себя до такой степени назойливо, что государю очень трудно было сохранить хладнокровие и не обидеть старика. В конце концов, однако, согласие стало невозможно, и Державин должен был сойти со сцены. Увольнение его было решено. В октябре 1803 года он приехал во дворец с докладом, но государь не принял его, а на другой день послал рескрипт, в котором просил оставить пост министра, продолжая присутствовать в Сенате и совете

Некрасов рано принял свою неудачу как вполне заслуженную и с чисто юношеским ригоризмом решил, что он совсем не поэт

Немедленно по приезде в деревню в 1804 году Каразин начал метеорологические наблюдения. Наблюдения эти производились почти в течение 40 лет, до самой смерти Каразина. С 1817 года выписки из метеорологических записей Каразина печатались в "Харьковских известиях"

Нередко Салтыков начинал также рассказывать что-нибудь такое, над чем нельзя было не смеяться, особенно глядя при этом на его почти всегда серьезное лицо. По большей части это была действительность, изукрашенная его фантазией

Но однообразная жизнь вдали от родины, в тоскливом одиночестве, принесла и свою пользу. Тавризу оказывается обязанным Грибоедов тем, что вновь - и на этот раз уже решительно и бесповоротно - взялся за свою комедию "Горе от ума"

Один из знакомых Салтыкова-Щедрина застал его раз пишущим на подоконнике, во время переезда на дачу, когда в кабинете все было уже уложено, и стол был чем-то загроможден; а за границей он ухитрялся иногда писать даже на маленьком круглом столике

одна сентиментальная романистка непременно желала окончить свой роман смертью героини от чахотки, а Салтыков нашел, что той будет гораздо лучше выйти замуж за героя, и потому взял и повенчал их

Одно время настольной книгой Тургенева была Biographie uneverselle, откуда он черпал свою эрудицию

Одоевский писал, что Белинский сам достиг до некоторых гегелевских положений, изучая Шеллинга

Ознакомившись с Лафонтеном, Пушкин стал писать басни. Начитавшись "Генриады", он задумал шуточную поэму, содержание которой заключалось в войне между карлами и карлицами во времена Дагобера. Гувернантка похитила тетрадку поэта и отдала Шаделю, жалуясь, что M. Alexandre за подобными вздорами забывает о своих уроках. Шадель расхохотался при первых стихах. Раздраженный автор тут же бросил свое произведение в печку

Он переводил "Мессиаду" Клопштока, но уже и в это время любимым его поэтом был Гейне - привязанность, навсегда сохранившаяся у Писарева. "Атта Троль" переведена им

оставшиеся тетради свидетельствуют об упорном, усидчивом труде, который Пушкин положил на обработку "Руслана и Людмилы", труде не менее четырех лет, так как задуманная еще на скамьях лицея поэма вышла в свет в 1820 году

Островский предложил молодой поэтессе Мысковкой заняться драматической обработкой иностранных сказок. Эти переработки вырастут на сцене в увлекательные феерические зрелища, окончательно затмят оперетку и балет. Это будет прекрасным развлечением и для детей

Островский сообщал, что 1 апреля 1847 года он нашел рукопись. Она "проливает свет на страну, никому до сего времени в подробности не известную и никем еще из путешественников не описанную. До сих пор известно было только положение и имя той страны; что же касается до обитателей ея, т. е. образа их жизни, языка, нравов, обычаев, степени образованности,- все это было покрыто мраком неизвестности". До сих пор знали только, что страна эта лежит прямо против Кремля, по ту сторону Москвы-реки, отчего и называется Замоскворечьем

От английского гувернера Лермонтов приобрел знание английского языка и впервые в оригинале познакомился с Байроном и Шекспиром

Отец Пушкина особенно мастерски передавал Мольера, которого знал почти наизусть

Панаев рассказывает о впечатлении, которое произвела на него эта статья "Литературные мечтания. Элегия в прозе" при ее появлении: "Начало этой статьи привело меня в такой восторг, что я охотно бы тотчас поскакал в Москву познакомиться с автором ее"

первым выходом из детской непосредственности были религиозная экзальтация и суровый аскетизм, в какие вдался Добролюбов с 17-летнего возраста

Писал Писемский свой роман очень горячо и скоро. Процесс писанья был такой, сколько помню: сначала черновой набросок, иногда даже карандашом; этот набросок переписывался тотчас же, и к нему делались прибавления, иногда приклеивались целые листы, и только уже третья редакция представляла собою настоящий текст

Писарев решил изучать историю. Взявши в библиотеке первый том энциклопедии Эрша и Грубера, он увидел, что даже буква А далеко не исчерпывается этим томом, который, однако, оттягивал ему руки. Рассчитав, что Эрша и Грубера пришлось бы читать лет десять, Писарев предпочел не тревожить больше ни одного из фолиантов

Писареву нужно было занимать или первое место, или никакого

Писареву поручили переводить брошюру с немецкого. Брошюра трактовала о "языкознании Вильгельма Гумбольдта и философии Гегеля", и когда Писарев приступил к чтению, то у него с первых же строк закружилась голова. Он не понимал ни одной фразы и, видя себя окончательно погибшим, решился не читать, а прямо переводить, причем, к его собственному изумлению и "независимо от его воли", являлся какой-то общий смысл

Писемский был нервным человеком в высшей степени и состоял под деспотическим управлением воображения и фантазии, которые могли играть им (и играли) по своему произволу. В нем не сказывалось ни малейших признаков дисциплины над собой

Писемский в письме Тургеневу говорит о себе: "Мне, по моему душевному настроению, чем хуже, тем лучше. Упадок сил у меня такой, что я едва совладал, чтобы написать это, кажись, недлинное письмецо"

Писемский держался в стороне от теоретических и философских разговоров, когда они завязывались перед ним

Писемский допустил развиться в себе одной психической черте до болезненности, мы говорим о его нервной трусливости перед внешним миром. Он боялся толпы на улице, недоверчиво смотрел на всякое новое явление, вносимое в жизнь прикладными науками, и, например, по открытии железных дорог никогда не ездил на курьерских поездах, говоря, что они устроены для бешеных людей, не знающих, куда девать излишек животной своей жизни

Писемский утверждал, что гениальный создатель "Ревизора", кажется, писал свою комедию не для сцены, потому что в городничем его беспрестанно встречаются вводные мысли и отступления, сбивающие с толку актера и мешающие ему проводить роль в надлежащем единстве

Писемский, подобно многим своим товарищам по Московскому университету, не ограничивался одной математикой, а слушал лекции профессоров других факультетов

Писемский, успешно сыграв в любительском спектакле, начал воображать себя будущим великим актером и, оставшись жить один, нередко перед своим казачком и сторожем дома, старым инвалидом, декламировал, надев халат и подпоясавшись кушаком, из "Дмитрия Донского"

Писемского обрадовал тот факт, что Юлиан Шмидт в "Zeitgenossensche Bilder" удостоил его целой статьи, в одном ряду с первоклассными европейскими писателями

По возвращении в Россию Островский принялся за изучение итальянских драматургов и впоследствии перевел четыре пьесы: три комедии - "Великий банкир", "Заблудшие овцы", "Кофейня" - и весьма популярную драму Джакометти "Семья преступника"

По замечанию одного из его друзей, Пушкин и в столицах оставлял до осенней деревенской жизни исполнение всех творческих своих замыслов и в несколько месяцев сырой погоды приводил их к окончанию

По словам Островского, уже к осени 1846 года им было написано много сцен из купеческого быта, в общих чертах задумана целая комедия и даже набросаны некоторые ее сцены

По совершенно справедливому и единодушному замечанию всех биографов, Пушкин постоянно жил какою-то двойною жизнью, точно как будто с ним под одною телесною оболочкою были соединены два человека, нисколько не похожие друг на друга, и в то время как один Пушкин, заносчивый, высокомерный и тщеславный денди, задорный бретер, игрок и волокита, прожигал жизнь в непристойных оргиях, другой Пушкин, скромный и даже застенчивый, с нежною и любящею душою, поражал усидчивостью и плодотворностью своей умственной деятельности

Под влиянием нового в русской литературе поэтического направления, образцы которого дал Жуковский, старик Державин также пробовал перейти в своем творчестве в область героической и сказочной русской древности. В 1812 году он написал род баллады: "Царь-девица", изобразив в ней, впрочем, черты характера и образ жизни императрицы Елизаветы Петровны

Под конец же пребывания на юге страсть к собиранию книг развилась у Пушкина до такой степени, что он сравнивал себя со стекольщиком, разоряющимся на покупку необходимых ему алмазов. Большая часть его денег уходила этим путем, и превосходная библиотека, оставленная им после смерти, свидетельствует о разнообразии и основательности его чтения

под руководством молодых Раевских, Пушкин практиковался в английском языке, и эта практика состояла в чтении Байрона

Подвиги Ливингстона и Бейкера кружили Пржевальскому голову

Подобно Пушкину, Лермонтов скрывал от своих светских друзей и знакомых свои литературные занятия, выставлял себя лишь паркетным шаркуном, шалуном-гусаром, бонвиваном и донжуаном и обнаруживал свой поэтический дар лишь убийственными эпиграммами-экспромтами, которыми пугал, злил и вооружал против себя в большом свете всех, кто попадался ему на зубок

По-итальянски Пушкин выучился также в детстве: отец его и дядя отлично знали этот язык

Получение писем из Одессы с печатью, изукрашенной такими же кабалистическими знаками, какие находились и на его перстне,- постоянно составляло событие в уединенном Михайловском. Пушкин запирался тогда в своей комнате, никуда не выходил и никого не принимал к себе. Памятником настроения поэта при таких случаях служит стихотворение "Сожженное письмо" от 1825 года

Помимо нравов Островский подмечает особенности местных говоров, записывает оригинальные выражения и даже собирает материалы для словаря наречия приволжского населения. Эти материалы наследники Островского передадут потом в Академию Наук. Не забывает путешественник и о красотах природы. Он описывает каждый шаг своего пути, как глубокий знаток русской народной психологии, как страстный любитель родной старины

после чтения последней песни "Руслана и Людмилы" Жуковский подарил автору свой портрет, украшенный подписью: "Ученику от побежденного учителя"

Поэтом Лермонтов был только с самим собой, в затаенных думах, которые он выражал порою в своих записных тетрадях, да в тесном интимном кружке нескольких друзей и приятелей. Для всех же посторонних это был совсем другой человек: сосредоточенный в себе, необщительный, холодный; высокомерно-презрительное отношение его к людям сменялось лишь язвительно-насмешливым, и если овладевал им бес иронии и саркастического смеха, он был беспощаден в своих убийственных колкостях и насмешках

при исполнении им роли городничего в "Ревизоре" Гоголя, данном на публичном спектакле в пользу литературного фонда, который был тогда в большой моде (1860), он оказался слабым и монотонным, изображая эту живую фигуру. Дело в том, что Писемский всегда счастливо находил одну верную ноту в предоставленной ему роли и по ней создавал все лицо исключительно, пренебрегая всеми другими оттенками его" (Алмазов)

приводя различные драматические эпизоды из жизни крестьян, Писемский своим бесстрастно объективным протоколизмом очень напоминает Золя в его романе "La terre"

Привычка исключительно к иноземным пьесам убивала личное творчество исполнителя и окончательно отучала его от воспроизведения русских характеров. Известно, например, в каком затруднении оказались даже такие артисты, как Щепкин и Мочалов, при первой постановке на сцене "Горя от ума"

Продолжая среди учения читать все что попало, Гончаров успел познакомиться с французскими беллетристами, перевел даже на русский язык один роман Сю, отрывок из которого был помещен в "Телескопе" за 1832 год

Прочитав книгу, Пржевальский мог цитировать слово в слово целые страницы, и притом через несколько лет после того, как книга была прочитана

Прочитав разговор хозяйки корчмы с собравшимися у нее бродягами, улики против Григория и бегство его через окно, Белинский выронил книгу из рук, чуть не сломал стул, на котором сидел, и восторженно закричал: "Да это живые: я видел, я вижу, как он бросился в окно!"

путешествие на долгих было для Гоголя как бы началом осуществления его давнишнего плана: он хотел объездить всю Россию по проселочным дорогам от монастыря к монастырю, останавливаясь отдыхать у помещиков. От Москвы до Глухова они ехали 12 дней; по дороге заезжали к знакомым и в монастыри, где Гоголь молился с большим умилением; в селах заслушивались деревенских песен; в лесу выходили из экипажа и собирали травы и цветы для одной из сестер Гоголя, занимавшейся ботаникой

"Пушкин в "Онегине" представил отрадное человеческое явление во Владимире Ленском, да и пристрелил его, и за дело. Что ему оставалось еще, как не умереть, чтобы остаться благородным, прекрасным явлением... Все выходящее из обыкновенного ряда (у нас) гибнет". (Герцен)

Пушкин высоко ценил даже сходство, какое могут представлять некоторые из собственных его стихов с манерой Батюшкова

Пушкин говорил: "Как неудачно шутит Батюшков"

Пушкин написал одному приятелю письмо, в котором находились между прочим следующие строки: "Читаю Библию, святой дух иногда мне по сердцу, но предпочитаю Гете и Шекспира.Ты хочешь узнать, что я делаю? Пишу пестрые строфы романтической поэмы и беру уроки чистого афеизма. Здесь англичанин - глухой философ и единственный умный афей, которого я еще встретил. Он написал листов тысячу, чтобы доказать, qu'il ne peut exister d'etre intelligent createur et regulateur [что не может существовать разумного существа, созидающего и творящего (фр.)], мимоходом уничтожая слабые доказательства бессмертия души. Система не столь утешительная, как обыкновенно думают, но, к несчастию, более чем правдоподобная". Письмо это было перехвачено на почте и каким-то образом распространилось в списках по Москве. Можно себе представить, в какое негодование привело оно тогдашнее мистическое начальство. И вот, 14 июля 1824 года, от графа Нессельроде последовала графу Воронцову в ответ на его письмо бумага, предписывающая отстранить Пушкина от службы

Пушкин начинал переводить трагедию Альфьери "Филипп"

Пушкин собирал народные песни, легенды, этнографические документы

Пыпин написал "Характеристики совокупных мнений от 20-ч до 50-х гг"

Пытались объяснить сначала успех Добролюбова посторонней помощью, но скоро разубедились. Когда учитель заставлял в классе учеников "фразировать" по-латыни своими словами из Корнелия Непота и "Латинской хрестоматии", то Добролюбов постоянно отличался при всех. Наконец и собственные опыты его подражателей уверили, что это возможно и без посторонней помощ

работать так, как работал Салтыков, не всякий может. Работа для него превратилась не только в обычное занятие, но и в какую-то непреодолимую потребность. Он не мог не писать: ни какие-нибудь дела, ни усталость и желание отдохнуть, ни знакомства и отношения, ни даже сама болезнь не могли удержать его от этого. Сплошь и рядом совсем больной, он садился к письменному столу и писал своим медленным, сжатым почерком страничку, другую, сколько мог

Рассказывают, что редакторская работа Благосветлова происходила обычно по ночам, среди полной тишины и одиночества. Благосветлов запирался на ключ в кабинете и начинал "править". Правил он всегда в "специальном" духе. Надо заметить, что как человек сухой, замкнутый он никогда не имел возле себя близких людей, даже от семьи своей он держался вдалеке. Это одиночество, невольное, тяжелое, раздражало и мучило его тем сильнее, что он понимал полную невозможность для себя стать другим и зажить другой жизнью. И вот вся злоба, накопившаяся в течение дня, месяца, многих лет, выливалась в этом "правлении". Вставлять "словечки", злобные афоризмы, прибавлять яду Благосветлов был большой мастер, а тогда было такое время, что яд нравился

Рисуя ужаснейших злодеев и негодяев, Салтыков-Щедрин или указывал причины и условия, сделавшие их такими, или искал способов воздействия на них, пробуждения в них стыда или, по крайней мере, страха перед судом детей и потомства, вообще, верил в возможность просияния злодейской души и не мог понять своей человеческой душой злодейства темного и совсем уж беспросветного

С девяти лет начала развиваться в Пушкине страсть к чтению, не покидавшая его всю жизнь. Он прочел сперва Плутарха, потом Гомера в переводе Битобе, потом приступил к библиотеке своего отца, состоявшей из эротических произведений французских писателей XVIII века, а также Вольтера, Руссо, энциклопедистов. Сергей Львович поддерживал в детях расположение к чтению и вместе с ними читывал избранные сочинения

С жадностью следил Пушкин за ходом греческого возрождения и вел даже журнал событиям его

С успехом Добролюбов занимался священной историей, географией, арифметикой и другими науками, занял повсюду c 4 в списках и в 1848 году перешел во 2-е отделение словесности (низшее отделение семинарии, по множеству воспитанников делившееся на два параллельных отделения)

С. П. Жихарев (1767--1860), в течение 45 лет вел дневник

Садовский старался до последних мелочей жизненно и точно воспроизвести московского купеческого пропойцу в роли Любима Торцова, достал даже и надел на себя особый костюм, известный у московских сидельцев как "срам-пальто"

Салтыков вполне искренно не доверял своему огромному таланту и думал, что он только трудом и может брать

Салтыкову-Щедрину доставляла искреннее удовольствие каждая написанная кем-нибудь хорошая работа: он делал восторженные отзывы, об "Устоях" Златовратского, которые ему очень нравились, о "Власти земли" Успенского, несмотря на то, что с некоторыми конечными его заключениями был не согласен. Он положительно становился даже как-то горд в такие минуты - и гордостью чисто общественной: "Дескать, все-таки мы впереди"

Салтыков-Щедрин всегда боялся прослыть писателем "по смешной части" и даже в разговоре оставался иногда недоволен тем, что смеются

Салтыков-Щедрин подсмеивался над преподаванием в гимназии русского языка и истории: "Какие у них там темы для сочинений даются не угодно ли написать сочинение о пустыне и море! Да ни одна из учениц не видела отродясь никакой пустыни, а вместо моря видела только Маркизову лужу (устье Невы) - вот и сочиняй. А то не угодно ли описать Аничков мост!"

Самарин - блестящий первый любовник - не мог найти в себе ни таланта, ни воли усвоить глубоко правдивое, но извне малоэффектное и слишком сложное творчество молодого драматурга Островского

Самарин выучил поэму И. Аксакова "Бродяга" наизусть

Свои переводы Батюшков соглашался издавать не иначе, как за деньги

Семи лет Писарев принялся за писание детского романа, просиживая целые дни за этим бесконечным произведением своей фантазии

Сенковский был чище Булгарина, даровитее и умнее, но ум его, по остроумному выражению баснописца Крылова, был "какой-то дурацкий", свободный от всяких принципов

Скабичевский совершенно прав: Герцен на самом деле слишком много фантазирует, когда говорит о будущем, он слишком субъективен, слишком лирик, чтобы можно было положиться на его предсказания

Слово "прекраснодушие" как кальку с немецкого ввел в русский язык Бакунин

Смелость Грановского сходила ему с рук не от уступок, а от кротости выражений, которая была для него так естественна, от отсутствия сентенций a la francaise, в которых ставятся огромные точки в крошечных i вроде нравоучений после басни. Излагая события, художественно группируя их, он говорил ими, так что мысль, не высказанная, но совершенно ясная, представлялась слушателю очень знакомой, почти его собственной мыслью

Смотря на Салтыкова, нельзя было не удивляться, как ему не мешают работать посетители. Ни приемных и неприемных дней, ни особых приемных и неприемных часов, как у других, у него не было. Положим, что к нему не во всякое время ходили; но утром, часов с 11 и до обеда, его все и всегда могли застать и шли к нему совершенно свободно. Случалось иногда заходить к нему и вечером, и опять никто не говорил, что он не принимает или что его дома нет, и опять приходилось кого-нибудь встречать у него

Современники то и дело обвиняли Писарева за то, что он не признает никаких литературных авторитетов и осмеливается по поводу каждого разбираемого им автора "свое суждение иметь"

Современников поражала мощь философской мысли Белинского

Сочинения Бартельса "Лекции о математическом анализе", изданные впоследствии в Дерпте, отличаются строгостью и ясностью изложения, которые и в настоящее время считаются образцовыми

Среди немногочисленных служебных занятий, оставлявших ему много свободного времени, перевел Грибоедов с французского стихами, переделав ее и дав ей заглавие "Молодые супруги", небольшую комедию Лессера "Le secret du menage". Комедия была переведена теми тяжелыми, шероховатыми шестистопными ямбами, какими писались у нас трагедии в XVIII и начале XIX веков и которые ничем не напоминали легкого разговорного стиха "Горя от ума"

Среднерусскую флору Пржевальский изучил очень основательно: составил гербарий из растений Смоленской, Радомской и Варшавской губерний, посещал зоологический музей и ботанический сад, пользовался указаниями известного орнитолога Тачановского и ботаника Александровича. Мечтая о путешествии в Азию, он тщательно изучил географию этой части света. Гумбольдт и Риттер были его настольными книгами

старые генералы - товарищи отца Герцена по полку и герои 1812 года - наполняли мрачный и тихий, точно вымерший при эпидемии, дом Ивана Алексеевича своими громкими рассказами о набегах, атаках, сражениях, о Бородино и Шевардино, Малоярославце и Березине. Маленький Герцен мог их слушать часами, забившись на диван, особенно Милорадовича

Таланта Салтыкова-Щедрина в лицее не признавали. Мальчик вынужден был прятать стихи, особенно если содержание их могло показаться предосудительным, в рукава куртки и даже в сапоги, но контрабанда отыскивалась, и это оказывало сильное влияние на отметки по поведению: в течение всего времени пребывания в лицее он почти не получал, при 12-балльной системе, свыше 9 баллов до самых последних месяцев перед выпуском, когда обыкновенно всем ставился полный балл. Поэтому в выданном ему аттестате значится: "при довольно хорошем поведении", а это значит, что средний балл по поведению за последние два года был ниже восьми

Талантливейшие актеры московской сцены долго не могли освоиться с фигурами Фамусова и Чацкого. Щепкин дошел до совершенства в исполнении своей роли лишь после тщательного изучения реального прототипа Фамусова - лично знакомого ему московского "туза"

Термин гегелевской философии "конкретность" долго мучил Белинского: он его повторял, взвешивал, изъяснял себе

Толстой перевел с немецкого Лао Цзы и испрашивал синологов для проверки своего перевода

Трескин, товарищ Писарева, переводил рассказы из времен Меровингов и буквально страдал муками раздумья над каждой строчкой, перечеркивал, переписывал, улавливал "дух подлинника" с такой основательностью, как будто "ловил блох", словом, трудился над переводом, вероятно, больше, чем сам Тьерри над подлинником

Тургенев называл свои романы повестями, поскольку на романы они, по его мнению, не тянули

У Тургенева на первом плане стояло изучение характера, и лишь потом идей человека

уже начиналось изучение латинского синтаксиса. Учитель, преподававший его весьма дельно, хотя и с мерами строгими до жестокости, задавал переводы с русского языка на латинский таким манером, что сам назначал только немногие латинские слова и фразы, наиболее трудные, а остальные приискивались самими учениками. Тогда-то Добролюбов поразил всех новостью: самостоятельно фразируя некоторые примеры, насколько знал латинский язык, он вставлял в данные сентенции совершенно новые мысли, так что с первого же ответа получил отметку наставника ter optime [здесь - очень хорошо (лат.).]; следующие отметки были: exemie, ter exernie [отлично, превосходно (лат).] и ниже uptime [хорошо (лат.).] никогда не спускались

Художник Ге рассказывает в своих воспоминаниях, что однажды на вопрос, верит ли он в то, что проповедует, Бакунин отвечал: "Не знаю, но лишь бы все это завертелось, закрутилось и потом - головой вниз..."

Читал Островский медленно, чрезвычайно тщательно оттеняя каждую фразу, будто прислушиваясь к ней и взвешивая каждое выражение. Слушатели самых разнородных общественных слоев единодушно подчинялись обаянию чтеца: так он умел захватить, заворожить - одновременно и литераторов, и аристократов, и серую купеческую толпу

Читать было почти нечего, так как в доме почти не было книг, а потому маленький Салтыков-Щедрин читал оставшиеся от старших братьев учебники. Среди них особенное впечатление произвело на него Евангелие

что бы Добролюбов ни делал, каким бы серьезным и срочным трудом ни занимался, всегда с удовольствием оставлял занятие для живого разговора, откровенной беседы, которые при его участии, начинаясь литературой или профессорскими лекциями, всегда сводились на вопросы житейские

Шелгунов скромно занимался черной и невидной литературной работой, веруя в ее пользу и необходимость

Шумский и Щепкин усердно ехидствовали над типами Островского. Надеть на актера поддевку да смазные сапоги, говорил Шумский, еще не значит сказать новое слово. Щепкин в свою очередь острил: "Бедность-то не порок, да ведь и пьянство не добродетель!"

Щепкин воспользовался Нижегородской ярмаркой и решился выступить в роли Любима Торцова. "Я выучил летом роль Любима Торцова. Сыграть мне ее нужно было во что бы то ни стало. Это являлось потребностью моей души. Роль сама по себе грязна, но в ней есть светлые стороны. Моя старая голова верно поняла; разогретое воображение затронуло неведомые дотоле струны, которые сильно зазвучали и подействовали на сердце зрителя."

юноша Гоголь с ужасом видел, как ничтожны его знания: по математике он был очень слаб; из иностранных языков мог с грехом пополам понимать только легкие французские книги, по латыни в три года выучился переводить только первый параграф хрестоматии Кошанского; из немецкого пробовал с помощью словаря читать Шиллера, но этот труд оказался ему не под силу; даже по-русски он писал далеко не правильно и в орфографическом, и в стилистическом отношении

Коментарии

refdeCuh | 14.02.18 02:17
Извините за то, что вмешиваюсь… Мне знакома эта ситуация. Готов помочь. --- Между нами говоря, попробуйте поискать ответ на Ваш вопрос в google.com скачать fifa 15 rar, скачать fifa 15 через торрент на pc и скачать таблетку fifa 15 pc fifa 15 скачать ключ
Страницы:  1 

Добавить коментарий

Вы не можете добавлять комментарии. Авторизируйтесь на сайте, пожалуйста.

 Рейтинг статьи: 
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10
 
 
 
Создание и разработка сайта - Elantum Studios. © 2006-2012 Ликбез. Все права защищены. Материалы публикуются с разрешения авторов. Правовая оговорка.