Ликбез - литературный альманах
Литбюро
Тексты
Статьи
Наши авторы
Форум
Новости
Контакты
Реклама
 
 
 

Крутой маршрут

Котельников Алексей 

                                                      

Алексей Котельников самый путешествующий по миру житель Алтайского края. Активно туризмом занимается больше двадцати лет, побывал в 69 странах мира.  Он  мастер спорта и дважды чемпион Сибири по велотуризму, а также любитель сплавляться по горным рекам, бродить по пещерам, а зимой – ходить по Алтаю на лыжах. 
За два месяца он прошел по Восточной Сибири, отмотал больше 19 тысяч километров.

- Алексей, ты известен  как идеолог автостопа, тебе не кажется, что в наше время это довольно экстремальный вид туризма?

  – Автостопом я проехал половину мира, включая  такие неспокойные страны и континенты, как Африка, Ирак, Иран  и Афганистан. Часто путешествовал по незнакомым странам в одиночку. Деньги для путешественника – не главное. Автостоп – это более честная охота за впечатлениями, чем «матрасный» туризм – для любителей изучать мир из окна «пятизвездочного» отеля.

В прошлом году я полгода не был дома – три месяца провел в Африке,  два месяца в Тибете, Индии и  Пакистане, месяц – по стране.

 - И ты никогда не попадал в неприятные ситуации?

 - Ситуации всякие бывали, но я убедился, что на самом деле все зависит от  нас самих. Нужно быть немножко психологом, и если ты видишь, что водитель сразу настроен агрессивно, тебе что-то в нем не нравится – лучше не испытывать судьбу.  Подожди другую попутку, или в крайнем случае заночуй в палатке где-нибудь в лесу.  У меня есть знакомый, легендарный человек, он от Магадана до Москвы автостопом доехал имея в кармане один рубль. Если к людям по человечески относиться, то и тебя и довезут, и накормят, и на ночлег устроят. Хороших людей больше.

 - Чем тебя привлекли Колымские места? 

- Однажды я понял, что по заграницам мотаюсь чаще, чем по родной стране. Решил исправить ситуацию, и начал с Дальнего Востока, где давно мечтал побывать.

Сибирь на общемировом фоне – а я побывал в 69 странах - смотрится просто как огромные, но совершенно незаселенные, дикие места. И я теперь понимаю, почему с точки зрения китайцев – это свободные земли, у них на такой территории живут сотни миллионов человек.

По Колымской трассе едешь, 300-400 километров - ни одного населенного пункта, человеческого жилья,  сплошная тайга, жутко становится. В целом - нищие края.

 - Ты побывал и на Байкале, его называют жемчужиной Сибири, можешь сравнить, как развивается туристический бизнес на Алтае и в Иркутской области?

 - Туристическая инфраструктура на Байкале совершенно не развита, и это просто поражает, если учитывать такой поток желающих здесь побывать. В Иркутской области, в городке размером с Новоалтайск, спрашиваю у молодых людей, где находится у вас Интернет-кафе? Они мне в ответ, вам столовая нужна? Начинаешь разговаривать – они искренне не знают, что такое Интернет.

Байкал мне напомнил Телецкое озеро. Байкал только размерами больше, зато Телецкое красивее – по нему плывешь, как в сказку попал: отвесные скалы с обеих сторон, небольшие водопады, пещеры. Байкал ничем оригинальным меня не поразил.

Если быть точным, мой маршрут проходил по Иркутской и Магаданской областям и Якутии. Посмотрел Центральный БАМ до Тынды, оттуда до Якутска на «КАМАЗах» по так называемой Амуро-Якутской магистрали. По Колымской трассе прошел до Магадана, где целую неделю ждал хоть какой-нибудь корабль. Устроился матросом на сухогруз и добрался до Владивостока, затем Хабаровск, Комсомольск-на-Амуре, Улан-Уде, Тайшет, Абакан, Ачинск. В общей сложности прошел более 19 тысяч километров.

 - А люди как живут, ты общался с местными жителями?

 - В целом сложилось впечатление, что девяностые очень сильно ударили по местной экономике. Я видел «города-призраки», шахтерские поселки  в которых никто больше не живет: стоят рядами пятиэтажки -совершенно заброшенные, нежилые, с выбитыми окнами и дверями, разрушенными крышами.

Рудник закрыли, электричество и тепло отключили – и народ разбежался. Куда - непонятно. Ассоциация с городом после бомбежки. Но в Ираке или Афганистане, где я тоже был, такого не видел, несмотря на бесконечные войны. У меня сложилось впечатление, что деньги, которые сейчас выделяются на развитие Дальнего Востока в основном идут на переселение людей оттуда в другие регионы. 

В Магадане я тратил огромные день на еду и жилье – я не знаю, как там живут люди и какие нужно получать зарплаты. Более нищенского региона я не видел никогда и нигде.  Население  за годы реформ сократилось в два раза – с 300 тысяч до 145. И это притом, что все продукты, хлеб, молоко, мясо – в три раза дороже, чем в Барнауле.  Арбуз – тысяча рублей за штуку, или 80 рублей килограмм – это самый дешевый. Гостиницы стоят как в Москве.

Люди озлоблены на  местную власть, ни во что не верят. Говорят, был один губернатор, который что-то попытался изменить, и того два года назад в Москве убили.

 - Какая-то у тебя получилась невеселая поездка? 

- Я же не говорю, что все в Сибири плохо. Природа прекрасная, а вот экономика, социальная сфера  неразвита.

В Магадане бежит речушка, типа нашей Пивоварки.  В нее заходят косяки красной рыбы, лосось, и мечут икру прямо в центре городе. А на городском пляже на солнце играет нерпа.
 Как-то я увидел медвежьи следы на окраине Магадана, даже сфотографировал их. Спрашиваю у местных, у вас здесь что, медведи ходят? Да надоели уже, говорят, постоянно лазают по огородам, собак пугают.

Или, например, Якутия. Живет меньше полутора миллионов. А территория – 20 наших алтаев. Поражает обилие современных зданий из стекла и бетона, реставрируется старая часть города, поразили тротуары, они не плиткой выложены, а круглыми спилами лиственницы. Я такого нигде не видел.

 - Колыма ассоциируется с тюрьмами и лагерями, люди хранят память о тех временах?

 - Во время путешествия я встретился с местными краеведами – на одном из перевалов они устанавливали  крест в память о погибших узниках ГУЛАГа. Ученые рассказали, что Колымская трасса – это самое большое кладбище мира. По некоторым данным, при строительстве этой магистрали, длиной более двух тысяч километров, погибло около полумиллиона человек. Получается, что каждые два-три метра – это могила. Людей хоронили на обочине, сейчас дорогу расширили – захоронения оказались под асфальтом.

 - За все время путешествий по миру, были ситуации, которые тебя по настоящему удивили, заставили по другому относиться к привычным вещам?

 - Два года назад в Афганистане на скорости 110 километров в час мы попали в аварию - лопнуло колесо у нашего джипа, и мы шесть раз перевернулись. До Кандагара – 250 километров, у меня компрессионный перелом позвоночника. Две недели провалялся в афганской больнице, потом полтора месяца в Туркменской.

- В Африке оказались дикие цены, было просто удивительно, как такой неразвитый континент, страна, где у людей зарплата 10 долларов в месяц как может так дорого стоить абсолютно все. На бананы одинаковая цена, что в Барнауле, что в Западной Африке, где они теоретически должны  расти. Дорогие гостиницы, похожие на наши сараи, в которых нет ни горячей ни холодной воды, ни электричества, незакрывающиеся двери, с туалетом на улице. Я часто на территории гостиницы просто ставил палатку, иначе тебя  в гостинице заедят комары, легко подхватить малярию. Проблемы с водой – либо все время пить теплую кока-колу, либо покупать питьевую бутилированную, но никакой гарантии, что это не подделка, которую разливают в соседнем сарае нет. Чтобы на вид хотя бы нормальная. В нашей группе слава богу никто не заболел, раз только наелись немытых овощей...

По хорошему летом надо по России ездить, а зимой выезжать за границу. Все-таки Россия одна из северных стран мира.

В Африке на мой взгляд сегодня сосредоточено все отрицательное, что можно собрать в одну кучу от каннибализма до минных полей, заросших дорог, коррумпированности местных чиновников.

Хочу сказать, что мусульманские страны более доброжелательные, чем европейские. Иногда это выглядит даже абсурдно. Например, в Афганистане, в больнице за мной ухаживал бывший душман, который четыре года воевал с советскими войсками. Он с гордостью стал мне показывать свои раны. А почему тогда сейчас за мной ухаживаешь? Он говорит: ты же гость, война кончилась, сутки, одна ночь прошла – ты уже гость, пришел без оружия, тебя никто пальцем не тронет. 2 миллиона афганцев погибло за время войны, в основном мирное население.

Например, в Пакистане постоянно пытались снять с себя одежду, кольца, украшения, часы, чтобы просто подарить нам. Когда меня спрашивали какая самая гостеприимная страна где я когда-либо был, я называю Пакистан, затем, Грузия, Армения, Иран. По десять раз на день тебя будут затаскивать в гости домой, поить чаем, возить на машине бесплатно и куда угодно – вы наши гости. Как только попадаешь в дом тебе выделяют гостевую комнату, живи сколько хочешь. 

Африка к сожалению удивила агрессивностью, полным нежеланием что-то менять в своей жизни, будут жить в нищете и ничего не предпринимать. Откровенная агрессивность и негостеприимность африканских стран. Советское воспитание говорило нам об угнетенных жителях Африки, а на деле все не так. Они ничего не хотят делать, менять в своей жизни. Если деньги появились – купят джип, когда он сломается его бросят посреди пустыни. Очень потребительское отношение – останавливают нас, эй белые, вы нас угнетали 400 лет теперь платите за это.

В Пакистане я показывал цифровые фото Барнаула. Больше всего их поразило, что у нас дома делают из дерева – у них дерево является дефицитом. Дом из дерева – для них это как дом из золота.   

В мусульманских странах. Если тебя спрашивают о вере не нужно отвечать, что ты атеист – это больший грех, чем если ты, допустим, христианин, это твое дело. А если атеист – начинается такая агрессивная вербовка в свою веру.

Иногда кажется, неужели индия та страна, которая имеет ядерное оружие и запускает спутники в космос, четвертое место в мире по внутреннему валовому продукту. Это не вяжется с жуткой нищетой. Такое чувство, что это колосс на глиняных ногах.

-
Нужна хорошая физическая подготовка?

- Были случаи, в Африке стояли на дороге ровно сутки – ни одной машины ни в одну сторону. Плюнули и пошли пешком по пустыне, однако дошли. В армии в погранвойсках у меня  была хорошая физическая подготовка.

В другом месте сели в автобус, идет кондуктор, мы расплатились, билеты не дают. Через пять минут идет другой кондуктор, мы говорим, только что заплатили за проезд. Нет, он говорит, я кондуктор. Скандал, полиция, разборки. Но полиция всегда будет на стороне местного населения. После двух часов разбирательств это вылилось в штраф, который тут же  на глазах был разделен между водителем и начальником полиции.

Существует расхожее мнение, что в Европе нельзя ночевать в палатке. Все можно, если это делать с умом. Хотя официально можно ночевать только в кемпингах и за это платить. Но нужно дождаться сумерек, пока светло, выбираешь место для палатки. Выбрал, гуляй поблизости, ставь палатку, и с восьми вечера до семь утра тебя никто не потревожит. Так в любой стране. Могут быть казусы – в Казахстане мы установили ночью платку в центре поселка, думали в лесу и разожгли костер. В Африке, в Гамбии умудрились поставить палатку  и проснулись на поле для гольфа, по которому утром ходили люди и играли.
В Ираке был во время войны, как турист. Жили в палатке на заброшенной стройке. Никогда не было нападений. Однажды установили палатку в центре города.

Как вы питались?

- Вообще, я всеяден, и непривередлив в еде. Нравится кавказская кухня. Особенности китайской кухни в том, что ты иногда не знаешь, что ты ешь, складывается впечатление, что у них едой может стать все. Что шевелится – от коки до тараканов, там едят все! Поэтому когда в Китае ешь лучше не спрашивать. Из чего это приготовлено! Весь вопрос – вкусно или нет.  Африканская кухня? Лучше не экспериментировать. То что они едят, вы себе в рот запихнуть не сможете, а если сможете – желудок потом не переварит. И еще стоит это огромных денег.

интервью взял Владимир Токмаков

Добавить коментарий

Вы не можете добавлять комментарии. Авторизируйтесь на сайте, пожалуйста.

 Рейтинг статьи:  4
 
 
 
Создание и разработка сайта - Elantum Studios. © 2006-2012 Ликбез. Все права защищены. Материалы публикуются с разрешения авторов. Правовая оговорка.