Ликбез - литературный альманах
Литбюро
Тексты
Статьи
Наши авторы
Форум
Новости
Контакты
Реклама
 
 
 
Архив номеров

Главная» Архив номеров» 46 (март 2008)» Поэзия» Прикосновения (подборка стихов)

Прикосновения (подборка стихов)

Бродская Мария 

                      *    *    *
Пусть выбор небогат: косящий стул,
Окно – и в нём поют ветрами щели,
Нехватка знаков денежных... И скул
Движенье от тоски... – Мы не сумели
Утратить всё, что, может и болит,
Но иногда так сладко или нежно,
Что начинаешь верить: мир –  избит,
И в нём умрёт последнею – надежда.




                      *    *    *
Мой мир – моё окно. Стены четыре.
Без выходов и входов теремок.
Мой мир – две чашки кофе. Мысля шире –
Ещё две ложки сахара. Дымок
Душистый хлеба, что пока горячий,
Лежит и дышит в белом рушнике.
И томный джаз, тягучий и болящий
На радиоволне, как сквозняке.
Мой мир – моё окно. Четыре стенки.
Не откупорить, и не обновить.
Нет вариантов, выбора и сменки…
– Писать стихи. И чёрный кофе пить.




                      *    *    *
Последний день зимы, так переменчив,
И цифрой календарной, и ветрами,
Сон многодневный бродит между нами,
И редкий луч рассеян и застенчив.
 
За зиму натоптала рифма строки,
Печаль глаза за зиму исколола,
– Ждём перемены от ветров Эола,
И ясных сфер, и вёсен многооких.
 
Так трогательны белые метели, 
– День облачён в стареющие шали –
Мы слишком долго грезили и спали,
Мы перемены ждём, сойдя с постели.
 
Разлепим веки, выдохнем пустое,
И скрипнув двумя белыми крылАми,
Родимся вновь над старыми телами,
– Наш путь лежит из мёртвого – в живое.



             *    *    *

Поцелуями землевоздушными
Сорит пятипалость кленовая,
И меняют поля неуклюжие
Платья старые на платья новые,
Расплетая по ниточке свет,
Что кадит на безвекие очи…
 – Оттого и луна холодит,
И век солнца намного короче.

"Сколько раз поцелуем закат
В ароматный стыдливый румянец,
Сколько раз облачимся в наряд
Белоснежный – зимы померанец,
Сколько нынче поймаем зрачков
Сетью взгляда из звёздного плеса?"
– Миллионы теней-язычков
Тишины проглотила завеса.




       My favourite things или
«Я глажу твою светлую рубашку»

Я глажу твою светлую рубашку,
И думаю, что нет приятней дела,
Чем трепетать от запаха жасмина   
И любящего мужниного тела;         
Я глажу твою светлую рубашку,
Разглаживая хитрую морщину…
– Как мало быть романтиком-поэтом,
Чтобы любить любимого мужчину.




          *    *    *

Беременна Вселенной.
Убиваю время.
Ничего не видно.
Пригоршня фасоли.
Мёртвые таланты.
Спать, как можно дольше.
Может быть однажды.
Но не в этой жизни.




            *    *    *

Закопала. Казнят. Не помилуют.
Виновата. Сама виновата.
Что даровано – то и насилует.
Чем задушена, тем и объята.
Размноженье немого сознания.
Размножение. Не раздвоение.
Интересом извне созерцания –
Я почти что у исступления.
Ловят тёмные окна вагонов
Фонарей световые оргазмы.
Я осталась на каждом перроне,
В каждой судороге, в каждом спазме.
Когда кровь вытекает толчками –
Наблюдать любопытно и просто…
– Я с проигранными очками
Свой, наверное, покину остров.
                     




             *    *    *

Запах – кратчайший путь к воспоминанию,
Солнце – кратчайший путь к старению кожи…
– Что ж мы за сукины дети такие в изгнании,
Что лишь путь к самому себе проложить не можем?!



                *    *    *

Листа нетронутого белую сорочку
Кромсает карандаш.
Почти темно. Садирую на ощупь.

Сшивать лохмотья мыслей так чудно.
Не знаешь никогда, что выйдет. Может,
Очередной любовник-Франкенштейн.

Пролился кофе. На ночной рубашке
Расцвёл чумой. Теперь – почти луна.
С такими же – как пролежни – глазами.

Слепым коленкам нравится дышать.
Ты знаешь это – потому сейчас
Ты спас меня от лишних одеяний.

Искромсано телами полотно.
Наверное, неплохо получилось.
Но нам с нагими шрамами – плевать. 




           В платке ситцевом…
                       
В платке ситцевом фонарей горошины,
Вдоль дорог снега ветрами взъерошены,
Звёзды бледные наземь небом сброшены.

Купола церквей светом припорошены,
Крестным знаменьем тени огорошены,
– Мы свободные – наши платья сношены.





  Не увидишь из окон своих…

Не увидишь из окон своих
Темноту, что уже у порога,
Силуэты плывущих двоих
По почти что уснувшим дорогам,

Эту память родного «вчера»,
Что слезою глаза защекочет...
– Что повисло над миром двора
Чёрно-белое яблоко ночи.





         На сорок дней
Снилось мне. А теперь – наяву.
Ожидала. Боялась.  – Случилось.
Твоё имя теперь назову
Перед Богом, надеясь на милость.
Расставание временно. Но
Не писать, не звонить – непосильно.
В твоих комнатах стало темно –
Солнце редко, касание тыльно.
Осязая одну пустоту,
Ватный воздух почти летаргичен.
Этот приторный привкус  во рту...
– Психофактор. Нелеп и циничен.

Осыпается утро. Прости,
Что сомкнула земля свои вежды.
Мы по-прежнему будем пасти
Свои веры, мечты и надежды.
… Леденеет неброский букет,
Ни  шагов, ни дыханья не слышно… 
– И я верю, что там тебя нет:
Под землёй. Глубоко. Неподвижно.




         Заметка №1

Ходит ночь в одной рубашке,
Гаснут в пепельнице звёзды,
Остывает небо в чашке.

Глаз луны лишился века –
Ночь безоблачно бесстыжа,
– Сны разбудят человека.

Упаси меня прелюдий!,
(Лица выглянули в окна –
Мы – аквариумов люди.)

Сбросив тело – улыбайся,
Всё своё неси с собою.
– Не забудешь. Не пытайся.



               Заметка №2

Однажды придётся в многоглазую бесконечность падать,
Осознавая, что времени нет вовсе,
А есть лишь точка отсчёта от того,
К чему мы привязаны.

Светящиеся шары мыслей,
Словно бабочки, ловятся погибшими звёздами,
Вдыхающими их, чтобы вскоре
Родиться вновь, но иными.

Всё, что есть, было, или возникает –
Есть продукт жизни и деятельности нашего духа,
Так как мы, по Вышнему образу и подобию
Наделены даром Созидания и Разрушения.

Путь к бессмертию лежит через смерть,
А Возникающие, в разных точках пространства,
Следят за исполнением этого закона.
(Некоторые думают, что они орудуют косой.)

Сбросив телесный балласт, понимаешь,
Что ничего не теряешь,
Ничего, кроме поиска и выбора,
И только лишившись их, ты чувствуешь себя по-настоящему свободным.



       Реинкарнация?

Развивается  простынь нагая,
Остывая в белеющем мире…
– Может, призваны, раздвигая,
Горизонты сознания шире,
Глубоко нырять в небо за точкой,
И выныривать над сомнением,
Чтобы каждый раз новой отсрочкой
Любоваться – чужим отражением.




           Январь однажды.

В обнажённом асфальте зима задохнулась.
Полысевшее небо солнцем лоснится.
Безнадежное утро в подушку уткнулось.
Любит – не любит, снится – не снится.

Просыпаться нет смысла. Игра затянулась.
Я живу не «сегодня» – может быть, «завтра».
Всё равно, что ты думаешь. Просто втянулась.
Нет силы воли. Есть поздний завтрак.

Открывается небо тому, кто поверит.
Но не балует время сахарной крошкой.
Вереница дверей, за которыми двери.
– Где-то мой выход. Но не окошко.




            *     *     *

Крещенье. В снежной поволоке
Безмолвна ночь. Ни вздоха ветра,
Ни сполоха встревоженных ворон.

Отрадой снег. Благоговея
Касается земли устами –
Покрыта поцелуями тропа.

Мерцают семь свечей фонарных,
Храня надменно тайну света –
Что вспоминают только в темноте.

Горят янтарные крупицы
Окошек редких. Сон мешает
Изведать чудо Божье наяву.

Глядит сиреневое небо:
Сердечный остров – обитаем,
– И шлёт с заветным снегом благодать. 


        
          *    *    *

Касаются клавиш пальцы,
Волнуясь, смыкаются связки,
Втиснув душу в стальные пяльцы,
Вдеваю сознание в иглу развязки.
По струнам скользят молоточки,
А звуки под сердцем режут…
– Расставив по строчкам точки,
Я знаю: конец неизбежен.
…Колеблет струна пространство,
Пустота – эха след изувечит.
– И бессердечно слукавит,
Кто скажет, что время лечит.

Добавить коментарий

Вы не можете добавлять комментарии. Авторизируйтесь на сайте, пожалуйста.

 Рейтинг статьи: 
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10
 
 
 
Создание и разработка сайта - Elantum Studios. © 2006-2012 Ликбез. Все права защищены. Материалы публикуются с разрешения авторов. Правовая оговорка.