Ликбез - литературный альманах
Литбюро
Тексты
Статьи
Наши авторы
Форум
Новости
Контакты
Реклама
  • АГ Авилон: автомобили Шевроле Траверс в Москве.
 
 
 
Архив номеров

Главная» Архив номеров» 47 (апрель 2008)» Для умных» Одиночество человека в современном мире

Одиночество человека в современном мире

Сабельников Артем 

         ОДИНОЧЕСТВО ЧЕЛОВЕКА В СОВРЕМЕННОМ МИРЕ

                                                                     Одиночество как положение исправлению доступно, 
                                                                     но как состояние – эта болезнь неизлечима. 
                                                                                    В. Набоков


Проблема человеческого одиночества сама по себе не нова. Забегая вперед, скажу, что человек вообще не только «политическое», «социальное», но и, как это ни парадоксально звучит, одинокое животное. Одинок Авраам, идущий исполнять волю Господа – убивать своего единственного сына. Кто из людей способен понять поступок Авраама? Одинок Сократ, вопрошающий на площади о добродетели. Кто может услышать Сократа? Одинок Иван Грозный, видящий в каждом человеке предателя. Одинок каждый, кто поступает так, как велит ему его сердце и/или разум, пусть даже это идет вразрез с социальными мерками. И одиночество такого человека неизбежно.

Человек становится человеком в социуме. Он впитывает все установленные в нем нормы, обычаи, традиции. Человек вскормлен социумом. Но именно как человек, он способен перерасти родителя и двигаться дальше, вперед, что социуму как малоподвижной структуре не свойственно. Так и появляются одиночки, выросшие в социальной среде, но вышедшие за ее границы, а значит, и из.

Человек, добившийся чего-то в своей жизни, обручен с одиночеством. Власть, слава, богатство, счастье – все то, к чему стремится большинство людей, но то, чего достигают лишь немногие, вызывая своими успехами зависть неудачников – идут рука об руку с одиночеством. Они выделяют человека из общей людской массы, переводя его из
das Man в der Man. Человек, имеющий свое лицо, отличное от лиц его сородичей, мыслящий не так, как остальные, видящий мир по-своему, всегда в меньшинстве. Вообще говоря, каждый человек уникален, просто большинство людей об этом не знает. По крайней мере, до своего второго рождения, через которое индивид получает свои атрибуты, свои неотъемлемые черты. У Ницше такой человек назван сверхчеловеком. Главная проблема сверхчеловеков – невозможность коммуникации друг с другом в силу их сверхчеловечности. Возникает вопрос: а зачем же им вообще говорить друг с другом? Ведь каждый вполне самодостаточен. Каждый – сам себе мир. Но это мир без «я», без Другого, через которого можно обнаружить себя в этом мире. Это мир-для-себя. Другой вопрос: зачем вообще эта сверхчеловечность, если она не предполагает обмен информацией, опытом, в конце концов, просто не опосредованное ничем общение? Не предполагает себя-для-мира? Эгоизм и альтруизм – крайности. Гармония с миром и с собой – вот что должно волновать человека.

С помощью языка люди могут общаться с сородичами, но далеко не факт, что они будут при этом понимать, о чем говорят, если это, конечно, не разговор, например, о погоде. Язык создает предпосылки для коммуникации. Но для чего нужна коммуникация? В частном случае, чтобы решить какую-нибудь общую задачу, обменяться новостями и т.д. А вообще, коммуникация призвана отыскивать в толпе тех людей, с которыми можно говорить о чем-то кроме погоды. Тех людей, которым можно доверить самое сокровенное – себя и свой внутренний мир, бездну внутри себя. Разумеется, таких людей на весь мир единицы, и отыскать их крайне сложно. Хотя, как часто бывает, мы склонны не замечать именно то, что рядом с нами, у нас под носом.

Способ нахождения таких людей предлагает С.Л.Франк в своей работе «Непостижимое». Он пишет, что, чтобы услышать друг друга людям, надо раскрыться друг перед другом. «Исхождение из себя есть одновременно вхождение в меня мне подобного». Через это можно обнаружить себя – в момент столкновения с Другим. Но можно обнаружить и другого [человека] и завязать с ним диалог. Формула Франка действует лишь при взаимном желании сторон познать себя и другого через раскрытие. Это переход «я» и «ты» к новому продукту – «мы». Это путь к личности (не к «индивиду»!). Только тогда человек перестанет чувствовать себя одиноким (не брошенным, покинутым, забытым, а именно одиноким), когда он сможет сказать об окружающих его людях «мы». Это-то «мы» и должно будет стать новым социумом, где каждый будет самодостаточен, но не оппозиционен, самоценен, где люди будут говорить на одном (возможно, своем, выдуманном) языке и при этом будут не только слушать, но и слышать друг друга. Таких людей следует называть единомышленниками.

Далее. У каждого человека свой неповторимый жизненный, экзистенциальный, опыт, и все его суждения, поступки, опосредованы этим опытом, переживанием. Разумеется, никто не  в силах будет понять другого человека, если у них нет общих точек пересечения или схожего экзистенциального опыта. «Сытый голодного не разумеет» - гласит пословица. Но голодный с другим голодным всегда найдет общий язык. Пример, конечно, примитивный, но наглядно иллюстрирующий мою мысль.

Человек социален. Но, к сожалению, это не значит, что он общественен, это значит, что он просто нужен социуму. Как винтик, как кирпич, как функция. Когда человек перестает выполнять в социуме свои обязанности, или когда он ведет себя оппозиционно, социум тут же избавляется от лишнего элемента, без всякого сожаления отправляя его в ссылку, больницу, тюрьму. Так было с огромным количеством так называемых психов, которых просто никто не мог понять, хотя они говорили вполне правильные и разумные, но не выгодные социуму вещи. Об этом говорил еще Платон, создавая свою модель утопического государства, где каждый должен был заниматься своим делом, а разлагающие социум элементы должны были быть удалены (музыканты, поэты и т.д.). Или вспомним тех, кто пострадал от костров инквизиции за свои идеи или же тысячи советских узников, сидевших за свои политические взгляды. И дело тут не только в том, что государство вело такую политику: сами люди озлобляются друг на друга из зависти, ревности и т.д. (тут уместно вспомнить болезненный процесс раскулачивания в СССР в 20-30-е годы ХХ столетия – бесконечные доносы людей друг на друга, поощряемые государством). И где же тут социум? Здесь мы видим стадо, повинующееся воле инстинктов, к тому же низменных.

Однако Одиночество, долгое время бывшее привилегией царей, героев, удачливых, сильных людей, в чьих руках сосредоточены власть, могущество, просто деньги, выходит на широкую арену. Не только богатые, в которых видят не их самих, а их деньги, не только военачальники, в которых видят только их подвиги и славу, не только правители, в ком видят лишь их власть, но и простые люди сегодня одиноки, сами того не подозревая. У них есть лишь видимость общности, а на самом деле там царят вражда и зависть. Толпа заботится о достижении своих интересов, нисколько не обращая внимание на интересы конкретного человека. Вот и получается, что, даже находясь в неком общем потоке людских масс, объединенных какой-либо целью, каждый конкретный человек, если у него есть собственное мышление, мировидение, понимает свою необходимость в частном, и при этом ненужность в целом. Только здесь и сейчас.

И дело не только в социуме. Человек в им же созданном мире все больше чувствует свою заброшенность, ненужность. Механизмы, станки, машины, аппараты – технолизация жизни – все это исключает самого человека из мира. Конкретный человек не так уж нужен. За него все сделают роботы, киборги и т.д. Количество людей, необходимых для обслуживания этих произведений человеческой деятельности, постепенно сокращается, что свидетельствует опять же о ненужности людского населения – планета вполне обходилась и может обходиться без человека. Невозможность создать что-нибудь новое еще больше усугубляет положение человека – ибо сквозь это видно, что все человеческие амбиции рушатся при перенесении их на мир, ведь в мире без человеческой деятельности (преимущественно разрушающей, нарушающей привычный порядок вещей) уже все есть, в нем вполне могла бы царить гармония. Человек же вносит суету, дисбаланс. Это не плохо, это – хорошо. На то он и человек. Но этим он противопоставляет себя миру, в самом простом случае – природе, чего не делает больше ни один из населяющих планету Земля организмов. Никто из них не перестраивает ее под себя – только человек. И это его проклятие со времен Адама и Евы.

Итак, человечество одиноко по отношению к миру. Каждый человек одинок по отношению к человечеству. По правилу силлогизма мы получаем вывод, что человек одинок в мире. Одинок от рождения и до самой смерти. И кто бы ни был с ним рядом, кто бы что ни говорил ему в поддержку, все равно каждый живет наедине со своими собственными проблемами (вспомним опять же Авраама) и умирает непонятым до конца, непознанным.


Добавить коментарий

Вы не можете добавлять комментарии. Авторизируйтесь на сайте, пожалуйста.

 Рейтинг статьи: 
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10
 
 
 
Создание и разработка сайта - Elantum Studios. © 2006-2012 Ликбез. Все права защищены. Материалы публикуются с разрешения авторов. Правовая оговорка.