Ликбез - литературный альманах
Литбюро
Тексты
Статьи
Наши авторы
Форум
Новости
Контакты
Реклама
 
 
 
Архив номеров

Главная» Архив номеров» 48 (май 2008)» Наши гости» Не про любовь (интервью)

Не про любовь (интервью)

Николенкова Наталья 

                                            НЕ ПРО ЛЮБОВЬ

                                                                    

По мнению многих критиков известная барнаульская поэтесса, теле- и радиоведущий  Наталья Николенкова – одна из немногих алтайских авторов, кому удалось создать свой поэтический стиль, свою поэтику. Она лауреат Демидовской премии в области литературы, ее  стихи узнаваемы, их не спутаешь ни с кем другим. В тоже время она всегда была символом настоящей женской красоты, предметом воздыхания многих мужчин. 

 - Наталья,  накануне женского праздника 8 марта я хотел задать тебе вопрос о…

 - Только давай не будем про любовь, то есть все эти высокопарные вопросы, которые обычно задают поэтессам...

- Хорошо, тогда другой обычный вопрос, который задают поэтессам – ты помнишь, когда написала свои первые стихи?

 - Первое стихотворение было написано во втором классе после падения зимой  с забора   вниз головой. Причем, на лед – дело было на дворовом катке. В результате – сотрясение мозга и первые стихи. Школьные стихи… все эти сюси-пуси,  беспомощная, детская дрянь, которую я потом уничтожила.

В университете, на филфаке,  все сочиняли, переписывали на лекциях любимые стихи в тетрадки, читали друг другу по телефону. Там у меня появилась своя аудитория, свой круг, и оказалось, что мои стихи кому-то интересны. А вообще, я свой личный литературный архив не собираю, хоть и фетишистка... 

 - Тебе было 23 года, когда вышел твой первый сборник стихов, в советские годы в таком возрасте молодые авторы редко издавали свои книжки, ты, наверное,  сразу проснулась знаменитой, было много отзывов?

 - Ага, в одной рецензии, в каком-то советском журнале написали: «У автора в стихах много образов дождя, но ведь дождь может быть разный – может быть на пользу урожая, а может быть и во вред». А проснулась я обычной учительницей русского языка и литературы в деревенской школе. После четвертого курса я ушла в академический отпуск, и уехала в деревню Большая Шелковка Рубцовского района работать в школе. И о выходе своего сборника узнала много позже, когда дошли новости от барнаульских друзей.

Что касается издания сборников, я по своей сути человек очень неорганизованный, долго не могла собрать рукопись, отнести редактору. Помню, мне позвонили из издательства и попросили фотографию. А у меня не было такой, какая бы мне нравилась – и я отнесла им  фото моей мамы в молодости. Редактор даже не заметил, потом, когда книжка уже была в верстке, я все-таки призналась в подмене, и фото заменили.

Я никогда не суетилась, чтобы издать свои стихи. Просто мне везло на хороших людей. Вторую книгу «Девятое марта» помог опубликовать Валерий Тихонов, третью, которую я назвала «Карманная психиатрия», издал Виталий Коньшин. 

 - А гонорар тогда, за первую книгу, заплатили?

- Заплатили и по тем временам очень приличный, больше тысячи рублей. Я таких денег сроду в руках не держала!

 - За полторы тысячи в 1980-х годах можно было купить мотоцикл «Ява» - мечта всех советских парней. А на что ты потратила  первый гонорар?

- Я отдала деньги маме, правда-правда!

 - А как богемная городская, как сейчас бы сказали, модная поэтесса оказалась в деревне?

- Моя однокурсница написала мне: хочешь по настоящему почувствовать свою социальную полезность – приезжай работать в деревню. И я поехала, думаю, стану ближе к земле, придет покой и умиротворение... Мне достался пятый класс. Помню, кто-то из моих учеников подходит ко мне и говорит: «Знаете, Наталья Михайловна, моя бабушка сказала: ваша новая учительница (то есть я) сумасшедшая. Она идет за водой к колонке и поет».   С детьми у меня сложились отличные, доверительные отношения. Я носила в школе книги на голове –  ну, хорошее у человека настроение! А мне говорили: у нас так не принято, или, в таких юбках у нас не ходят.

 - То есть юбка была слишком короткая?

 - Наоборот, длинная, но красного цвета и особого покроя. Я не жалею о времени, которое я провела в деревне - новые стихи, переписка с друзьями, тогда еще был жив эпистолярный жанр, а сейчас даже не помню, когда последнее письмо написала.

 - Сейчас тоже пишут письма, только по электронной почте.

- Нет, эти письма какие-то поспешные и неживые, слишком функциональные и по стилю, и по содержанию. Я вообще чувствую себя человеком
XIX века. Вот, раньше думала, что проблемы отцов и детей не существует, а сейчас, когда у самой 16-летняя дочь Саша, поняла, что ошибалась.  Они другие, если я в ее возрасте читала книжки, ее увлечения – компьютер, современная музыка, она меня иногда спрашивает: мама, неужели ты не знаешь про эту певицу? А я в ответ: а ты знаешь, как звали Шопенгауэра?

 - Как сложилась твоя  жизнь  после первого поэтического успеха?

- Пошли публикации в московских журналах, альманахах, антологиях, а потом наступили 1990-е годы - и все закончилось, как будто бы поэзию запретили – она почти исчезла из жизни страны.


- В стихах ты предстаешь человеком глубоко одиноким, но, на сколько я знаю, ты всегда была окружена друзьями, поклонниками, любимыми мужчинами?

- Я же пишу не о физическом, а о душевном одиночестве. Внешняя жизнь и внутренняя идут параллельно. Разве человек не рождается один, и не уходит из жизни один?  По большому счету я замкнутый человек, хотя многие меня считают безумной оптимисткой, а я по большей части человек депрессивный, но притворяюсь,  улыбаюсь, улыбаюсь.

 - Ты никогда не задумывалась, почему у русских поэтесс такие трагические судьбы?

 - Они сами часто пишут в стихах страшные вещи – а слово имеет особенность материализоваться : «Дай мне долгие годы недуга, задыханья, бессонницы, жара, отними ребенка и друга…» Опасно писать такие вещи.

 - Почему ты не уехала в Москву или Петербург, у тебя были бы другие возможности, более широкая известность?

 - Я люблю свой город, в этом вопросе, я, наверное, человек консервативный, провинциалка по натуре, что ли… Здесь, даже если я останусь без работы, я никогда не останусь голодная, всегда найдутся люди, которые меня покормят, дадут переночевать. Мне уютно в Барнауле, этот город соразмерен моему миру, большие города меня пугают. Со студенческих времен люблю аллею от Октябрьской до площади Советов,  или место у памятника Василию Макаровичу Шукшину,  на Солнечной Поляне, где мы  часто гуляем.

 - А возможно ли реализоваться поэту в провинции?

 - В наше время это вопрос пиара, рекламы, продвижения, рыночных технологий. Ты можешь сидеть где-нибудь в Мухосранске, но если у тебя хорошие литературные агенты, тебя будут издавать и читать везде. То, в каком городе живет поэт,  на уровне его таланта никак не сказывается.

Сегодня поэзия везде оказалась в андеграунде, мне кажется, у молодых нет настоящего драйва, вера в будущее, надежд на большие перемены, которые были у нас на заре перестройки в конце 1980-х годах, когда наша молодость совпала с новыми временами.

 - У тебя очень открытые стихи, читая их можешь все узнать о поэте, не боишься такой самообнаженности?

- Это скорее, стихотерапия такая. Моя мама прочитала сборник «Девятое марта», вижу -  вроде довольная, гордится дочерью, но в тоже время говорит: «Наташа, ну представь, прочитает эти стихи человек, который тебя не знает. Что он подумает? Что ты только пьешь, куришь, да другими непотребствами занимаешься».

 - «Избранное» не хочешь издать?

- Да пока рано, может, как сказал один местный поэт, уж лучше посмертно.
Моя подруга, Фарида Габдраупова, решила издать книгу на свои деньги, а перед этим говорит: «Вот хожу и думаю, что сделать - шубку купить или книгу издать?» Книга победила.

 - Трудно поэту вписываться в социум?

- Мне нет, я всегда занималась только тем, что мне нравится. Хотя телевидение было большей случайностью, чем радио. На радио мне нравится больше, общения много и тебя не видно, а я всегда без прически.  Я не люблю, чтобы на меня смотрели, и на телевидении, где я веду программу «Быть женщиной», мне казалось, что я сижу и кривляюсь. Ведь я меньше всех, наверное, знаю, что на самом деле это такое – быть женщиной?


беседовал Владимир ТОКМАКОВ

Добавить коментарий

Вы не можете добавлять комментарии. Авторизируйтесь на сайте, пожалуйста.

 Рейтинг статьи: 
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10
 
 
 
Создание и разработка сайта - Elantum Studios. © 2006-2012 Ликбез. Все права защищены. Материалы публикуются с разрешения авторов. Правовая оговорка.