Ликбез - литературный альманах
Литбюро
Тексты
Статьи
Наши авторы
Форум
Новости
Контакты
Реклама
 
 
 
Архив номеров

Главная» Архив номеров» 49 (июнь 2008)» Поэзия» Коррекция мировоззрения (подборка стихов)

Коррекция мировоззрения (подборка стихов)

Сыроежкин Василий 

Крадется

Крадется тень.
За нею синь.
За ними
Праздничная ода.
Я не орел
И не пузырь –
Ценитель
Своего народа.
Еще одна.
За нею он.
Он выцветший
И вещий в горе.
Крадется синь.
Я тоже хворь.
Но я не пел
В паскудном хоре…



Лопасти разума

Как Гоголь, царапая гроб,
Я лезу себе на плечо.
Падение в рыхлый сугроб
Всегда для меня горячо.

Массивный и нудный сюжет
Проявленных кем-то тревог…
Как Гоголь, царапая свет,
Я рву крестовину дорог!



Пуля

Она врезалась в дерево.
В рыхлой коре
Сделала круглую дырку.
Все это было с утра
На заре.
Иван пристрелил
Свою Ирку.



Домой

Не будет раскатов грома.
И пламенных слов не будет.
Я просто дойду до дома.
…снова с меня убудет…



Коррекция мировоззрения


Он не первый на этом пути.
Город солнца ему не нужен,
Он готов до конца нести
Свое гордое имя ЛУЖА.
Его маршем убит декабрист
И струится тельняшкой лето,
Он еще один плотник-софист
Из бюро похоронок «СВЕТА».
Он живет, когда кто-то спит,
Он шевелится в каждой бочке.
Иногда наповал убит
Реверсивным подтекстом точки.
Он не первый вдыхает дым
Над помойкою мировоззрений.
Он с рождения был седым
Внеутробно растущий гений.



Реквием

Не видно ни конца, ни края,
Ни края, ни конца, ни зги.
Меня накормит тетя Рая,
А я ей вышибу мозги.
Обчищу в миг ее квартиру
И, напоследок помолясь,
Уйду назад в свою рутину –
Невиданную жизни грязь!



Из инжирного сусла

Из инжирного мутного сусла
Показалась головка шмеля.
Я вошел в твое влажное русло,
Как собака, хвостом шевеля.

Ты рубила соседям ранетки,
Уповая на жидкий кумыс,
Я упал с напомаженной ветки,
Как мешок передушенных крыс.

Из меня ты наделаешь пугал.
Ну а мне остается жалеть,
Что я снова лазанью профукал
И к инжирному суслу лететь…



Фабула

           посв. Р. Родригесу

Я режу ножом по телу
Врага моего врага.
Я стал бесконечно белым,
Но черной осталась нога.
Ее я поставил в угол,
Война прекратится здесь…
Не ты меня сделал мудрым.
Не ты меня будешь есть!



Люди

Вот оно – небо – накатами слез.
В этой землянке – так было и будет.
Все, что случилось уже не всерьез –
Вот оно – небо. Вот они – Люди:
Тысячи смыслов, имен и событий,
Песен, детей, знаменательных дат.
В мутной реторте нормальных открытий –
Тысяча первый убитый солдат.
Съеден на ужин цианистый калий.
Бойкие стаи послушных волков
Снова идут в мировой планетарий –
На старый римейк «Отпущенье грехов».

Ему говорят о пижаме Вольтера
И реках, боящихся снов Гераклита.
И он – загорается лучше чем сера –
Тысяча третий – еще не убитый.

Вот оно – слово – вороньею стаей.
Летит – не поймать, а – звучит и подавно.
Катишь на горку свой краденый камень?
Катишь, навозник – Сизиф – пролетарий?
… новое небо накатами слез,
Иней на стенах вчерашних прелюдий.
Мудрый изрек: это точный прогноз.
- Люди?
- Конечно.
Кровавые Люди.



Памяти Егора Летова

              И гляжу я, дурея, и дышу тяжело…
              Он был лучше, добрее… добрее…
              Добрее… добрее… Ну, а мне повезло.
                      В.С. Высоцкий

Он умер так давно, что даже странно,
Как говорить сейчас в единственном числе?
«Мы – Да!», «Нас - Нет!», как роковая манна.
Тяжелой поступью на вогнутом челе.

Я вырос из порток, из карабинов,
Из тошноты, из скользких макарон,
Из «Клалафуды»… бля, ты где Рябинов!?
Я только что вернулся с похорон…

Он умер как всегда, но только страшно,
Как умирает зверь в своей клети.
И если солнцу не пора на пашню,
Прошу тебя дурное солнышко: «СВЕТИ!!!»



Инквизитор

Мы не хотим узнать о чем
Нам с пеною у горла скажут.
Больной дебил большим мечом
Нам богоизбранность намажет
На бутерброд своих надежд,
И, облачась в тугую рясу,
Потащит нас – тупых невежд
По плесневелому матрасу.



Петропавловская крепость

Вчера совершил нелепость
Купил алкогольный напиток.
Купил «Петропавловку» крепость
Удачно (из ста попыток).

И выпил ее с подругой.
Ругался, рыгал сначала.

Потом стал совсем зверюгой.
Потом, как всегда полегчало.

Вчера совершил нелепость.
Сегодня свершится иное.
Куплю «Петропавловку» крепость
…сегодня со вкусом АЛОЭ.



А-то мы…

Грустно стучит щеколда
Красно алеет ванна
Я – обезьянья морда
В гранях ее стакана.
Я – рикошетной пулей
Каждой стене открытый
Ты по ночам в отгуле
Твой магазин «закрытый»
Я – обезьяньей мордой
Мелом песком сквозь сито
В речи скажу Нагорной:
- Атомы Демокрита!



Социальный лифт

Он бесновался в лифте,
Давил на все подряд.
На жалость, и на совесть,
На «все так говорят».
Он бесновался страшно
Хватая воздух ртом…
А лифт победным маршем
Закрылся на шестом.
Он вынул все награды,
И кровью написал…
Я ехал в этом лифте!!!
…но я в него не ссал.



Над полем радиации

Огромные маки-цветы, безумного цвета звери.
Огромные я и ты. В огромном пролете двери.
Огромной рукой я жму огромную твою руку,
Огромной губой прильну к огромному сердцу-уху.
Огромного сердца стук заглушит мотив прибоя…
Огромный висит утюг на злой пуповине моря.



Серафимыч

На кого ж я покинул вас,
Алексей Серафимыч?
Почему же я вас не спас,
Алексей Серафимыч?
Не такой ведь я и плохой,
Алексей Серафимыч?
Только совестью чуть глухой
Алексей Серафимыч.
Долго думал, да мало пел
Алексей Серафимыч.
Постарел и ушел от дел
Алексей Серафимыч.
Все пруды позагадил враз
Алексей Серафимыч.
На кого ж я покинул вас,
Алексей Серафимыч?



Одна рука

Осталась одна рука, другую отрезал хирург,
Из крынки хлебну молока и сделаю новый круг.
Протезом махнуть не лень, когда на душе рай,
Эй, молодец-ротозей, не стой, разгильдяй, подпевай!
Я даже с одной рукой, да хоть бы и без нее
Один на земле такой. Такое моё бытиё.
Такое, что щиплет в глазах,
Такое, что давит бока…
Хлебнуть бы еще молоку…
Осталась одна рука.



Экзотика
(музей восковых скульптур)

На этой выставке уродов
Я чувствовал себя живым.
Я, наконец, не брал аккордов
И не пускал по кругу дым.

Я трогал, щупал и смеялся,
И зло кривляясь, как Ришар,
Над всеми ловко потешался,
И надувался словно шар.

Меня хвалили за радушье
И за чудесный сервелат.
Я не почувствовал удушья,
Когда упал лицом в салат.

Я понял только через месяц
Почем мне стоил лиха фунт…
В музее восковых иллюзий
Никто не понял этот бунт.



Из последнего

…из последнего ряда видней.






Добавить коментарий

Вы не можете добавлять комментарии. Авторизируйтесь на сайте, пожалуйста.

 Рейтинг статьи:  5
 
 
 
Создание и разработка сайта - Elantum Studios. © 2006-2012 Ликбез. Все права защищены. Материалы публикуются с разрешения авторов. Правовая оговорка.