Ликбез - литературный альманах
Литбюро
Тексты
Статьи
Наши авторы
Форум
Новости
Контакты
Реклама
 
 
 
Архив номеров

Главная» Архив номеров» 50 (июль 2008)» Поэзия» Мы одни на небе (подборка стихов)

Мы одни на небе (подборка стихов)

Ягудин Расуль 

  
* * *
Здесь темно на тропе сугроба.
Никого, если дует норд.
Я у черного,
цвета гроба,
поцелую прохладный рот.

Мрак морозен, как километры
между нами,
верста к версте,
вы согрейте мне сердце, ветры,
умиравшие на кресте.

Ближе к утру у поворота
солонее, как кровь, мороз.
Я всегда замерзал от пота,
если что-то не произнес.

Ночь окончена.
Тени длинны.
Поворот, как стекло в окне.
На могилке моей Ирины,
бляди, вспомните обо мне.

Бляди, спойте в а’ля-миноре
Нас, забытых, как ноту «си».
В белом снеге, как в черном море,
я сыграю вам Дебюсси

и у Севера, как сугроба,
в повороте «Караганда»
возле черного, цвета гроба,
не забуду вас никогда.


* * *
У двери ночь, как глыба, неподвижна.
Скользит асфальт под листьями в снегу.
Ты, как всегда, ненужна и облыжна,
на мостовой в горбатом берегу.

Открылось небо бешено и тонко,
и как под вальс, под эти льдинки слез
мой поцелуй, почти как похоронка,
на лепестке губы нас перерос.

Валились вниз подъезды кегелями.
Метался лед слезами у колен.
Ты, проходя щербатыми краями,
не поскользнись на лицах цикламен.

И я ласкаю, словно ветром тело
на розовой от ночи простыне
и как намаз: «Ты этого хотела», –
все бормочу в иконе на окне.




* * *
Вот мы вернулись из полета
По бесконечному, как снег.
Ты в грудь, замерзшую от пота,
все жала крест, как оберег.

Валились радуги на крылья,
так ослабевшие к шести,
и как же дика та Севилья,
куда меня не донести!

Ты наклоняешься плечами
над мостовой, бросая тень.
Ах, как я ждал тебя ночами
где кончен бал и снова день.

И вот – коленнопреклоненна –
ты так же призрачна зимой,
неумолима, оголена
и как всегда, всегда со мной.




* * *
Не убирай немытую посуду.
Нас ждет пустырь, моя мон-колонель,
где я опять с тобой, конечно, буду
лабать шансон
Nuit и De noel<!--[if !supportFootnotes]-->[1]<!--[endif]-->1.

Шагнемте разом в звезды, как в сугробы –
ну, вот, дождались нас уже они.
Давай метель, как скомканные робы,
набросим на последние огни.

Вот мы одни на небе, как равнине –
так запевайте под колокола.
Уже никто не помнит о Марине
у синего медвежьего угла.

И ты, осыпав звездами нам шеи
и искажаясь в свете, как на дне,
под ту метель и блюзы Саломеи
пожалуйста, не вспомни обо мне.




* * *
Надорван день ошметками под серым.
Уже скривилось сбоку, где дома.
Не прислоняйся к брошенным фанерам,
где у крестов опять, как прежде, тьма.

От снега свет, как марево, у гроба.
Все время скользко – эй, не упади!
Перемещаясь кромками сугроба,
давай хранить молчание в груди.

Все звонче плач под ледоход на кромке,
где, вот, мы потерялись в темноте,
и в пустыре, как брошенной котомке,
молчим, молчим на скошенном кресте.

А путь закрылся серым, как дождями.
И скользки лужи слез, как плексиглас,
И у скамьи с бетонными грудями
я навсегда оплакиваю вас.




* * *
Не заходи по косогору
на наши пляжи-пустыри –
тебе совсем уже не впору
все эти дюны-упыри.

Тебя не помнят эти грозы,
навек застывшие вон там,
где от стихов через морозы
ты возвращаешься к крестам.

На дюнах высохли медузы.
К утру все душней от вина.
Не доиграв на волнах блюзы,
ты, как всегда, всегда одна.

И пенкой вихрится по следу
в тобой покинутой волне
та ночь со вторника на среду,
где ты забыла обо мне.




Музе

Как измяты на перекрестке
те цветы,
где горчит и пыль.
Здесь сиденья так были жестки.
Здесь мы пели под ту кадриль.

Тени двигаются кругами
возле ветра – как смерча вверх.
Я твоими, как лед, ногами
перемерил и плач, и смех.

Голосуйте, вон, попутке.
Пусть все будет все так же тут.
Может, снова, как прежде, к Людке?,
где закат, как и прежде, лют.

Может, дальше у поворота
нас запомнят, как ночь и день…
Подлетайте же, эй, босота,
к нам под песню, как под кистень.

И поземками, босонога,
ты идешь, выдыхая пар,
неподкупна, стройна и строга,
несгибаема,
Божий дар.


* * *

Так матов блеск в слезе, как в черной брошке,
столь неподвижной – каплей на груди.
Ты никогда не будешь понарошке,
и больше никуда не уходи.

Пусть свет застыл, как льдина, торосами,
и пусть опять под утро снег и снег.
Мы сотворили свет и утро сами,
где я храню тебя, мой человек.

Ложатся тени глыбами на губы.
Ты остываешь пеплом на ветру.
Мы, ты и я, все так же однолюбы,
сегодня распрощаемся в пиру.

И по прибою, словно первопутку,
с слезой, как черной брошкой на груди,
под волчий вой, как бешеную дудку,
все шепчешь, уходя: «Не уходи».


* * *

Поролоновая подушка
опрокинута под окно.
Ты такая… все так же душка…
доигралась в двадцать одно.

Тонконог твой журнальный столик.
Слева тень, как опавший плащ.
И лимончик из желтых долек,
как закуска он подходящ.

Протяни же мне, бэби, руки,
я так долго бродил во тьме,
все кружилась, лохматя брюки,
песня песней о Колыме.

И все не было там все время
лишь тебя
среди сосен-плах.
Там так холодно –
как в гареме,
как сказал бы твой Абдаллах.

Вот смолчала и повернулась
пол-луны, как в вуали бра.
Ты блевала, когда проснулась,
так прозрачна, слегка стара.

И с боков бултыхались шторы,
подлетавшие в никуда.
И на ноги, как на рессоры,
все ж ты встала-таки тогда.



<!--[if !supportFootnotes]-->[1]<!--[endif]-->1 Nuit de noel – романс А.Вертинского

Добавить коментарий

Вы не можете добавлять комментарии. Авторизируйтесь на сайте, пожалуйста.

 Рейтинг статьи: 
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10
 
 
 
Создание и разработка сайта - Elantum Studios. © 2006-2012 Ликбез. Все права защищены. Материалы публикуются с разрешения авторов. Правовая оговорка.