Ликбез - литературный альманах
Литбюро
Тексты
Статьи
Наши авторы
Форум
Новости
Контакты
Реклама
 
 
 
Архив номеров

Главная» Архив номеров» 51 (август-сентябрь 2008)» Гвоздь номера» Караджич: трагедия в жанре игры в поддавки

Караджич: трагедия в жанре игры в поддавки

Подопригора Борис 

КАРАДЖИЧ: ТРАГЕДИЯ В ЖАНРЕ ИГРЫ В ПОДДАВКИ



Караджича арестовали почти так же как Милошевича – в угоду тем, кто их трагедию срежиссировал, либо счастливо пролистнул драматические страницы балканской летописи. В событиях вокруг лидера боснийских сербов право и политика всегда оборачивались нужной стороной в нужное время.



ПОЧТИ КАК ЧЕХОВ…

В его истории с самого начала было что-то недосказанное. То, что не вызывает особых сомнений, относится, прежде всего, к его биографии. Радован Караджич родился в 1945 году в Черногории в семье участника партизанской войны, возможно, поначалу примыкавшего к националистическим формированиям четников. Впрочем, таких, как его отец, в начале 40-х было много. Закончил сараевский университет по специальности врач-психиатр. Некоторое время работал психологом в известной футбольной команде «Железничар» (сараевский аналог «Локомотива»), благодаря которой расширил географический кругозор и получил первый опыт публичности. Вступил в Союз коммунистов Югославии. Последующую работу в клиниках и консультациях совмещал с творческой деятельностью как драматург и поэт. К началу 90-х годов вошел в элиту боснийской тогда еще «неподеленной» интеллигенции. В этом ему, по-видимому, помог будущая звезда мирового кинематографа Эмир Кустурица. Выдвигается и любопытное предположение, что Караджичу за что-то благоволил «промежуточный» (между Тито и Милошевичем) лидер Югославии Милан Панич, по совместительству американский фармацевтический олигарх.

Так или иначе, с начала этнического разлома в Боснии Караджич вошел в число главных выразителей интересов боснийских сербов. Караджич удовлетворил народную потребность в лидере потому, что был не партгосаппаратчиком и не высоколобым теоретиком, а представителем самой гуманной профессии, да еще деятелем культуры, известным по афишам театров-студий, не менее популярных в то время в Сараево, чем в Ленинграде. Что же произошло с его страной, если поначалу умеренный руководитель Сербской демпартии Боснии (альтернативной радикалам всех цветов) стал главным ортодоксом национального движения в этой республике?



ЮГОСЛАВИЯ СО СНЯТОЙ КОЖЕЙ

Историю югославской трагедии пишут в этнически замкнутых кабинетах на геополитически разнесенных этажах. Откуда же взяться правде, которая бы сослужила уроком на будущее? Война всех против всех стала следствием безвластия, возникшего в стране после смерти в 1980 году харизматичного маршала Тито. Взаимное ожесточение православных, католиков и мусульман, говорящих на одном языке (поэтому некогда даже противопоставлявших себя русским, западным белорусам и, например, башкирам) подтвердило особую остроту внутривидового конфликта. Примечательна череда югославских изломов начала 90-х: сначала католики-хорваты выступили против остальных. В ответ против остальных поднялись сербы, затем точно также мусульмане. Потом каждая сторона озаботилась своей этнической чистотой. «Лишних», а заодно им сочувствовавших, равно как и не знавших вторую строчку в «Отче наш…», не обрезанных, бывших коммунистов, а заодно «четников» и «усташей» каждая «национально-возрождающаяся» сторона пускала в расход из экономии времени. На таком фоне Радован Караджич становился политиком.

Его обвиняют в организации 52-недельной блокады Сараева, но главное - в расправе над жителями Сребреницы. В сумме то и другое унесло жизни около 20 тысяч его бывших сограждан из не менее умозрительных 280 тысяч, упокоенных под крестами и колонками. Не объясняет ли циничная этноразнесенность могильных «маркеров», кто и почему действовал с назидательной жестокостью? Итоговые потери сербов составили более 120 тысяч, хорватов – 90 тысяч, мусульман – 70 тысяч. Но тогда, в 92-м, блокаду Сараева организовали сараевские же сербы, расстреливавшие «силуэты» в окнах квартир, которые у них отобрали. Захваченных снайперов просто убивали лишь по блату. Как правило, их резали на куски на превращенной в антиблокадный штаб олимпийской арене «Зетра». Она впитала эхо нашего хоккейного чемпионства и агонию сотен бывших болельщиков. Нужно ли было отдавать похожую на «пли» команду «мсти»? И насколько важны имена тех, кто с каждой стороны приказывал «ни шагу назад»?

Массовые этнические чистки начались, все же, в Хорватии и хорватской части Боснии, где проживали более миллиона сербов. Именно тогда главным военным советником хорватов, фактически главкомом их вооруженных формирований стал американский генерал Вуоно - до того первое лицо в военной иерархии США. Об этом, как и о других эпизодах югославской трагедии, почему-то говорят «в полголоса». В частности, о том, что российские журналисты Куренной и Ногин погибли, скорее всего, потому, что спешили поведать миру о едва ли не единственном случае явочного примирения сербов и хорватов в отдельно взятой Костайнице. В сентябре 92-го эта новость «мешала политическому переустройству» Балкан.

Каннибальское уничтожение Сербской Краины уже завершалось, когда молох войны ударил по мусульманской Сребренице… Пусть допущения, прозекторские по своей циничности, дополнят строку гаагского обвинения. В этом мусульманском анклаве базировался штаб некого Насера Орича, кстати, бывшего охранника Милошевича. Стараниями этого телохранителя в соседней с Сребреницей сербской Вишнице в рождество 1993 года осталось около 3 тысяч часто обезглавленных тел. Лишь в июле 1995 года в анклав вошли около 200 (заметьте!) весьма «мотивированных» боевиков под предводительством серба Крстича. Насколько он в конкретном случае подчинялся сербо-боснийскому главкому Младичу, а тот – Караджичу, партизанская летопись ответа не дает. Но причиной рейда, как считают сербы, стало предшествовавшее ему добивание подчиненными Орича сербских беженцев из Краины. В Сребреницу сербских боевиков пустил воспитанный на евротолерантности голландский полковник из ооновских сил UNPROFOR по фамилии Карреманс. Сколько и каких по роду занятий жителей на самом деле оставалось тогда в Сребренице, сегодня не скажет никто. Найдены 1937 тел. Как 200 боевиков, находившихся под ооновским присмотром, расправились с позднее «уточненными» 8 тысячами?, - вопрос-тест на здравый смысл. Тем более что из приблизительно 40-тысячного населения анклава около 35 тысяч ушли в мусульманские районы Боснии.

Вместо ответа – резюме: Орич оправдан гаагским трибуналом. Крстич им же осужден на 46 лет. Местонахождение генерала Младича не установлено ни применительно к июлю 95-го, ни сегодня. Зато полковник Карреманс никакой ответственности не понес…



НИЧЕГО, КРОМЕ ПРЕДПОЛОЖЕНИЙ

И после Сребреницы Караджич оставался фактически признанным лидером боснийских сербов. В этом качестве он готовился выехать в американский Дейтон для подписания, так называемого, рамочного соглашения о мире. Лишь в последний момент его заменил «общесербский» лидер Милошевич, ставший, таким образом, гарантом выполнения этого соглашения. Правда, не совсем понятно, почему от боснийской стороны его подписал только лидер мусульман Изетбегович. В юридическом смысле это означает, что боснийские сербы и сегодня находятся в состоянии войны.

Караджич исчез из поля зрения в конце 1995 года. Люди, которым никак не откажешь в неосведомленности, полагают, что на самом деле и Белград, и Запад за ним скорее следили, нежели пытались арестовать. Не исключено, что и он принял правила игры, полагая что не найденный он для многих безопаснее. Многочисленные слухи о месте его нахождения (от Греции до Белоруссии) создавали иллюзию вселенской озабоченности в то время как сам Караджич проживал в Белграде. Вслух об этом не говорилось, но бывают слухи и «слухи». Некоторые из них выстраиваются в весьма логичную цепочку. Особенно когда причиной убийства премьера Джинджича в 2003 году белградская «улица» называла его явочную попытку раскрыть секрет полишинеля. Тогда для этого не созрели условия.

«Национал-коммуниста» Милошевича в 2001 году отправили в Гаагу, в том числе, за то, что он плохо искал Караджича. Приемника Милошевича - Коштуницу - Запад до поры поддерживал за его демократическую «безальтернативность» в шатком внутрисербском раскладе. И еще за то, что он безропотно «отдал» Черногорию. Правда, весьма вероятно, что в июле 2007 года ему все же напомнили о «факторе Караджича», когда натовцы арестовали сына бывшего лидера боснийских сербов. Уличные «конспирологи» предполагают, что это произошло непосредственно после встречи сына с отцом. Сегодня, как считают на Западе, демократ Коштуница стал не столько оппонентом, сколько тылом либерала Тадича. А поскольку о местонахождении Караджича Коштуница также «мог бы и догадаться», последний политически уязвим. Особенно если он станет блокироваться с социалистами-националистами, отодвинутыми на третье место.

Сдача Тадичем Караджича произошла в нужное время. Тадич стал европейским «героем», которому на родине отступать некуда. Намек на то, что своего бывшего соратника выдал Младич, больше похож на его спецпропагандистскую дискредитацию. Неспешное препровождение Караджича из Белграда в Гаагу наводит на мысль о проведении с ним «многосторонних консультаций». Ибо на новом месте он может рассказать лишнее. Если его в след за Милошевичем не подведет здоровье.




Добавить коментарий

Вы не можете добавлять комментарии. Авторизируйтесь на сайте, пожалуйста.

 Рейтинг статьи: 
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10
 
 
 
Создание и разработка сайта - Elantum Studios. © 2006-2012 Ликбез. Все права защищены. Материалы публикуются с разрешения авторов. Правовая оговорка.