Ликбез - литературный альманах
Литбюро
Тексты
Статьи
Наши авторы
Форум
Новости
Контакты
Реклама
 
 
 
Архив номеров

Главная» Архив номеров» 51 (август-сентябрь 2008)» Проза» Тройное отрицание (рассказ)

Тройное отрицание (рассказ)

Лоскутов Алексей 


В те апрельские дни, когда я читал Кортасара на прохладных эскалаторах и в вагонах метро, когда дома у меня круглые сутки играла эта рок-н-ролльная станция, безостановочно намазывая на старые стены отборный густой блюз, когда вечера стояли такие долгие и светлые… жизнь шла своим чередом. Не происходило ничего особенного, однако уже давно пришла весна, что само по себе событие в этом не оставляющем шансов городе, чьи добрые намерения всегда смыты дождями; весна, давшая о себе знать только в апреле, когда пыль заклубилась над бесконечным, как позвоночник Зеленого Великана, пустынным Обводным каналом.

Воздух был мягким и ласковым, хотя резкий ветер часто опровергал это утверждение. Каждые несколько дней я ходил смотреть кино на Манежную площадь, усаживаясь в один из нескольких залов старого, перепутанного внутри красными коридорами, кинотеатра. Сейчас я слышу возбужденный утробный голубиный гул, несущийся волнами с балконов и карнизов, но это иллюзия: конечно же, в нем не было голубей, однако хочется верить, что по ночам они влетали в высокие окна и, нахохлившись, усаживались смотреть кино. Что-нибудь вроде "Любовь и голуби" или "Крылья голубки"…

На каком-то из общих праздников, кажется, чьем-то дне рождения, Илья опрокинул тарелку с мидиями со стола, и часы неожиданно пробили полночь. Я танцевал третий танец с Аней, скучной тонкогубой девушкой, затянутой, подобно мумии, в какой-то плотный корсет. От этих бесконечных па у меня вспотели руки, и почти протерся носок на левой ноге. Я все время украдкой смотрел в сторону окутанного тьмой стола, за которым сидели оставшиеся члены нашей компании, силясь увидеть мерцание заветных глаз, веря что ее глаза способны рассеять собой любой сумрак. Как глупо было этого ожидать от девушки, глаза которой были карими, как эспрессо!

Я подошел к столу и взял Настю за руку, шепнув на ушко, что за холодильником еще осталось мартини. Побуждаемые каждый своим, мы, таким образом, пробрались на кухню, усталые, измотанные работой и выпивкой, и закурили.

- Мой приятель… - начала Настя, - один… знакомый, я ему все время говорю, ты бы сдал анализы, тебе, говорю, пора бы и флюрографию, флюорографию, да? Флюорографию пройти, ты ж куришь, как Воннегут…

Я улыбнулся, счастливый снова и снова оттого, что она может оставаться такой беспечной и милой в это тяжелое, как гиря, время суток. Глаза ее глядели устало, но, сейчас, когда голубые или серые глаза смотрелись бы выцветшими и бессильными, ее горели отчетливым густым светом, освещая бледное лицо с продолговатым носом и пухлыми чуть ассиметричными губами.

- Он выкуривает десять сигар в день, этот Миша. Еще и пьет все время какую-то дрянь, таблетки всякие. Да ты его знаешь, наверно.

- Да, слышал.

- Никогда не может остановиться, за что бы ни взялся. Когда он учился рисовать, ходил весь в краске с ног до головы, его чуть не выгнали из универа. А натурщицы к нему боялись приближаться. Ну, он такой деловой был, типа, ему натурщиц подавай, раз он теперь художник.

Думая о своем, я автоматически подхватил тему разговора:

- С этими художниками беда. Когда я с Юлей начал встречаться, давно это было, мы с ней пошли на какой-то праздник, в парк. Лето было, - я отхлебнул из бокала, толком не зная, о чем говорить дальше, но завороженный простотой и необязательностью беседы, - она юбку одела, такую, зеленую. Стоим мы, смотрим на сцену, головы задрали, а потом я вижу, у нее край юбки чем-то желтым заляпан. Думаю, че за фигня, как-то это… не должна быть у девушки юбка в каких-то пятнах.

Настя улыбнулась:

- Юлька никогда на это внимания, кажется, и не обращала.

- Ну вот, а потом сколько раз у нее руки разноцветные были, и я весь пятнистый ходил, как чокнутый леопард… - я усмехнулся.

Из зала уже не доносилось ни звука. Лишь изредка перекидывались фразами сонные голоса. Настя зевнула, прикрыв рот, и теперь пальчиками вертела свой стакан по столу.

Забытая сладость окутала меня изнутри. Неожиданно я вспомнил, как держал Настину голую ступню в своей руке. Это было случайной прихотью, которой никто не придал значения на одном свальном празднике. Мы смеялись. Я погладил ее голень и отпустил. Даже если она никогда не будет моей, какое-то воспоминание об этой истории все же останется. Останется, как чайный пакетик, пока я постепенно, бесконечными возвращениями, не выжму из него весь аромат и всю прелесть.

Какая чепуха, подумал я теперь, сидя напротив ее. Я никогда не мог толком никого завоевать. Однажды с Настей переспал мой друг Андрей. Но мне все казалось, что на самом деле она бы предпочла меня, что это было временным помутнением рассудка, стечением обстоятельств, после чего она и сама в этом раскаивалась…

Каким захватывающим дыхание зрелищем был начинающийся закат с моста через Неву, когда я каждый вечер возвращался домой! За спиной грохотали машины, мимо то и дело скользили роллеры, обдувая меня воздухом, а внизу проплывали катера. На плетеные стулья террас кафе и ресторанов садились первые мухи. По утрам вдоль набережной ездила огромная поливальная машина, обрабатывающая тротуары, не обращая никакого внимания на вероятных прохожих. Делая перерыв с Кортасаром, я читал Раймонда Карвера или Ричарда Бротигана – все эти чудесные истории про пьяниц и рыбаков, про лесников американского северо-запада, игроков в карты и любителей скачек наполняли меня далекой загадочной круговертью, мягко отрывая от сидений автобусов, заставляя забыть, что существуют счета за телефон, зубная боль и стоптанные каблуки. Ветер дул в форточки, ветер нес с юга далекие знания о самом главном, о том, что каждый день жизни неповторим и прекрасен, надо лишь иногда поскрести его немного, как Алладин свою лампу.

Настя, безусловно, знала о моих чувствах к ней, так что моноспектакли и обычный предварительный фарс тут были ни к чему. По какой-то причине она не уехала сегодня домой, к семье, хотя мама и сестра были постоянными темами ее разговоров. Кажется, единственно на них она тратила всю свою любовь, нервную энергию, а также баланс сотового телефона.

- Знаешь, Рене Декарт обожал косоглазых женщин, - сказал я и улыбнулся.

Она рассмеялась своим низким смехом.

- В таком случае, наверное, он сам был косоглазым… втайне.

- Может, принести сюда магнитофон? Можно будет его включить… - я посмотрел на нее, вопросительно и несколько глупо приподняв брови. Конечно, я хотел с ней потанцевать, хоть была уже глубокая ночь, у нас слипались глаза, когда мы подолгу молчали, а налет на зубах от кофе и сигарет стал у меня с арбузную корку.

- По-моему, лучше не надо. Давай просто так еще посидим немного и спать пойдем, - она встала и бесцельно прошлась по кухне, аккуратно наступая в нарисованные узоры линолеума.

Горечь внутри меня готова была вылиться наружу. О чем это я только что размечтался? Ее ко мне даже не тянет, даже совсем чуть-чуть. В эту волшебную ночь она холодна, как азот. Не стоит даже заикаться, расписывая ей цветущий мир в самых лучших выражениях. Внезапно мне надоело все время идти на поводу женских желаний, быть предлагателем изысканных развлечений, закусок и выпивки. Открывать перед ними двери и уступать места.

Я встал и подошел к ней. Тут же меня сковала робость, но я сумел с ней справиться. Я взял предательски вспотевшей рукой ее руку, и, придав лицу решительное выражение, сказал:

- Слушай… - я смущенно улыбнулся и опустил глаза, но тут же снова их поднял, - ты… прекрасна, - закончил я, вероятно, оставшись на всю жизнь романтиком-имбецилом.

Она вздохнула, не делая попыток освободиться от моей руки. Потом рассмеялась. Я почувствовал облегчение и надежду.

- И что?

Я приблизил свои губы к ее губам и поцеловал. Поцелуй вышел долгим, но она его смазала, отведя голову вбок. Я горел, как газовый баллон. Она села на свое место и опустила глаза.

Я подошел к столу и вопросительно взглянул на нее. Пришлось подождать, пока она снова поднимет глаза. Она сказала:

- Знаешь, она все время про тебя мне рассказывает.

Я сел на место и спросил пересохшим горлом:

- Кто?

- Юля. Что ты ее любимый поэт и вообще единственная любовь, - она смотрела в сторону.

Я перевел дыхание и отпил из бокала.

- Да мы с ней уже год не общались.

- Песни тебе посвящает… И… ну, в общем мне как-то неудобно стоять между вами.

- Да о чем ты? Мы расстались давно, она взбалмошная капризная… И я не имею к ее притязаниям никакого отношения.

Я был возмущен, в конце концов, она что, нашла повод, чтобы меня отшить?

- Она меня ревнует к тебе. Хотя и виду не подает. А я же ни в чем не виновата.

- Конечно, не виновата. Да ты не обращай на нее внимания.

Я грустно добавил после небольшой паузы:

- Жаль, что ты оказалась в это замешана… На самом деле, я всегда только с тобой хотел быть.

Я закурил сигарету. Настя продолжала, не обращая внимания на мои слова:

- Я ей говорю, что у нас с тобой ничего не может быть, мы просто друзья…

Я сидел, опустошенный, глядя прямо перед собой на стенные часы. Все вдруг потеряло смысл. Я ненавидел это чувство. Чувство удара о горячий асфальт разочарования. Мне уже было все равно, что она еще скажет.

По вечерам в тоненьких речках между островами стаями плавали утки. Они вообще-то, торчали там круглый год, но хотелось верить, что они прилетают из теплых стран специально поучаствовать в весеннем параде. В том кинотеатре билеты в Малый зал подешевели до ста рублей – сливки мирового кино по сниженным ценам. Я регулярно приходил туда, задерживаясь в багровых тенях коридора, рассматривая на прилавке коллекцию дисков. Продавец, - пузатый седой бородач, - всегда дулся, когда покупали его любимые диски. Он всем говорил, что именно этот фильм рассчитывал посмотреть сегодня вечером. Обычно я оставлял его в покое, так ничего и не купив. После фильма хорошо было выйти на свежий сиреневый воздух и, не спеша, закурить. Прикинуть, отправиться ли домой на метро или потратить час на пешую прогулку. А если пешком, то обшарить карманы в поисках еще одной сотни на литр красного сухого вина, которое можно прихлебывать по дороге…

- Ведь у нас с тобой никогда ничего не может быть.



апрель 2008



Добавить коментарий

Вы не можете добавлять комментарии. Авторизируйтесь на сайте, пожалуйста.

 Рейтинг статьи: 
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10
 
 
 
Создание и разработка сайта - Elantum Studios. © 2006-2012 Ликбез. Все права защищены. Материалы публикуются с разрешения авторов. Правовая оговорка.