Ликбез - литературный альманах
Литбюро
Тексты
Статьи
Наши авторы
Форум
Новости
Контакты
Реклама
 
 
 
Архив номеров

Главная» Архив номеров» 51 (август-сентябрь 2008)» Салон» Нежданные сближенья на фоне бурной эпохи (о художнике А.Никулине

Нежданные сближенья на фоне бурной эпохи (о художнике А.Никулине

Золотарев Дмитрий 

НЕЖДАННЫЕ СБЛИЖЕНЬЯ НА ФОНЕ БУРНОЙ ЭПОХИ


К 130-летию рождения выдающегося живописца А.О.Никулина



Жизнь каждого человека – бесчисленные пересечения со многими людьми. В судьбах творческих людей дружеские встречи наиболее наглядны. Особенно интересна для изучения сфера взаимоконтактов двух личностей искусства.

Скажем, в биографии одного из самых выдающихся художников, связанных с Алтаем, Андрея Осиповича Никулина, – это важные встречи с Г.И. Гуркиным , с П.Б. Ламбином, А.И. Савиновым, с В.А. Сенгалевич. Такие встречи – неповторимые события в жизни художников, зачастую оставляющие свой след не только в их биографиях, но затрагивающие и творчество.

Статья посвящена одной творческой встрече – Никулина и Сенгалевич, взаимной дружбе двух людей искусства. Их отношения вышли за границы личного общения и явились яркой страницей в развитии изобразительного искусства на Алтае. Дружеские отношения между художником и скульптором поддерживались и позднее, когда их судьбы «переросли» алтайский период.

Встреча, неожиданная, не планированная, но которую, возможно, приготовила сама Судьба, произошла под Белокурихой – местом особенно любимым художником – в революционную пору.

Для А.О. Никулина и В.А. Сенгалевич – этот период был вынужденным пребыванием на Алтае. Особенно тяжко переживала Валентина Антоновна Сенгалевич, никогда прежде не помышляющая о долгой жизни в Бийске, месте, где стали жить ее родители. Оторванность от культурной столичной жизни угнетала ее. И когда, случайно, она увидела пишущего этюды художника, то с радостью познакомилась с ним.
А.О.Никулин - Голубой Алтай
Неожиданная встреча сблизила их. В их творческих судьбах было много общего: путешествие в Италию, жизнь в Петербурге. Любовь к искусству сблизила их. Так, частная проблема общения двух людей привела к интересному художественному явлению: организации совместных выставок в Бийске, которые стали первым опытом проведения коллективных, групповых выставок в городе. Третьим участником выступил бийский художник Д.И. Кузнецов.

Нетрудно предположить, помня об организаторских способностях В.А. Сенгалевич, что инициатива проведения вернисажей принадлежала именно ей.

История бийских выставок изложена в трудах Г.И. Прибыткова. Однако имеет смысл остановиться на определенном моменте подробнее. Г.И Прибытков и автор данной статьи в разное время пользовались одним источником информации – воспоминаниями старшей дочери В.А. Сенгалевич Е.Г. Гнедковой.

Некоторые эпизоды ее рассказа приобретают разные версии. Так, Прибытков связывает демонстративное гуляние в желтых кофтах, измазанных краской с барнаульскими футуристами (В.И. Гуляевым и М.И. Курзиным). Однако барнаульские художники приезжали в Бийск и раньше, устраивать такие неоднозначные мероприятия у них не было резона: Е.Г. Гнедкова вспоминала, что бийчане восприняли эту акцию как «прогулку» эвакуированных сумасшедших. Скандальное выступление более характерно для деятельной фигуры Бурлюка, любящего незамысловато эпатировать публику. В то время он находился в Сибири (а значит, посещал и Бийск) следуя проездом в Японию. Важно подчеркнуть, что организация первой выставки стала личной инициативой, не связанная с последующими выступлениями группы уже в советское время.

В результате отступления «белых» Бийск на короткий срок стал жить развитой культурной жизнью. В городе находилось немало столичной интеллигенции, один из самых известных беженцев – будущий детский писатель Виталий Бианки. На улицах в экзотических нарядах (бедуинка, «пушкинская дама») гуляла некая графиня Подгоричани. Или – интереснейшая личность – последний мэр г. Симбирска, возмущавшийся состоянием городских улиц и даже предпринявший попытку улучшить дорогу на Белокуриху…

А.О.Никулин - ПейзажДля подобной публики выставки были если не естественным, то – органичным проявлением жизни (невольно возникает аналогия с белым Крымом, где с успехом проходила и пользовалась вниманием выставка И.Я. Билибина). Особенно нравился приезжим А.О. Никулин, все его жизнерадостные этюды были раскуплены. Определенно: выставки в Бийске возникли не вопреки сложным историческим обстоятельствам, а в результате перемещения, «переноса» столичной культуры в Сибирь.

Другой, более личный пример общения живописца и скульптора – это история портрета В.А. Сенгалевич, исполненного художником, который долгое время хранился в семье ее старшей дочери Е.Г. Гнедковой в Новосибирске.

Данная работа позволяет обратиться к более общей проблеме – роли портрета в наследии А.О. Никулина. Известно, что художник не был активным портретистом, а раскрылся как талантливейший пейзажист, но определенную роль в его творчестве он сыграл. Известно о 6 (или 5) портретных авторских изображений.

Портрет Валентины Антоновны Сенгалевич – самый ранний. Его, как и упоминаемый Л.И. Снитко портрет Ани Кузнецовой, следует отнести к бийскому периоду творчества (у Снитко этот период неправильно называется «барнаульским»). Датировать его можно 1917 – 1918 гг., временем знакомства.

Инициатором заказа была В.А. Сенгалевич. С другими вещами, нужными ей для профессиональной работы, была привезена и небольшая рама, купленная еще в Италии. По внешнему виду – это скромный багет, необычного формата: горизонтальный овал. При визуальном контакте возникает оптический эффект, при котором овал воспринимается как тондо, идеальная окружность.

Перед А.О. Никулиным стояла особенная, сложнейшая задача, не свойственное для отечественной живописи маньеристко – оптическое решение. Действительно, живописец попытался «примирить» необычный формат картины с изображением. В портрете используется эффект «надмирности», выбирается низкая точка зрения; портретируемая смотрит свысока. В памяти сразу возникает «Неизвестная» И.Н. Крамского (возможно, что художник сознательно использовал известнейший образ как некий эталон).

Лицо расположено на темном, условном фоне. Портрет написан скупыми красками в темной гамме. Художник пошел по пути каждого начинающего портретиста, передачи внешней схожести, не углубляясь во внутренний мир модели.

Нельзя сказать, что художник не справился с задачей, но к явным удачам эту работу – не отнесешь (впрочем, вышесказанное относится к большинству авторских портретов, при знакомстве с которыми всегда возникает невольный вопрос: «Что здесь, собственно, от того неповторимого «никулинского», так хорошо знакомого по его пейзажам?»).

Предположим, что до 1917 – 1918 гг. Никулин не писал активно портретов, и портрет Валентины Антоновны Сенгалевич стал своеобразной «пробой пера» в новом жанре.

В собрании В.А. Сенгалевич была и другая картина А.О. Никулина – большая акварель «с березкой», удивлявшая своими размерами. Акварель не сохранилась, она была похищена при переезде.

Дружеские отношения между художником и скульптором возобновились в конце 1930-х гг. в Москве, куда на непродолжительное время переехала В.А. Сенгалевич. О личной встрече в Москве вспоминала и дочь Сенгалевич Е.Г. Гнедкова. Единственной памятью о тех встречах является фотопортрет А.О. Никулина того времени, из личного архива Гнедковых, где на смотрящего глядит такой знакомый – и не знакомый, не привычный – художник.





Добавить коментарий

Вы не можете добавлять комментарии. Авторизируйтесь на сайте, пожалуйста.

 Рейтинг статьи: 
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10
 
 
 
Создание и разработка сайта - Elantum Studios. © 2006-2012 Ликбез. Все права защищены. Материалы публикуются с разрешения авторов. Правовая оговорка.