Ликбез - литературный альманах
Литбюро
Тексты
Статьи
Наши авторы
Форум
Новости
Контакты
Реклама
 
 
 
Архив номеров

Главная» Архив номеров» 52 (октябрь 2008)» Поэзия» Питер. XXI век (подборка стихов)

Питер. XXI век (подборка стихов)

Куняев Вадим 

                         *    *   *
В бесконечных лабиринтах большого города
Всегда найдется пара-тройка сюжетов.
Вон, Федор Михайлович усмехается в бороду,
Вон, вешают на фонарях художников и поэтов.
Тот, кто рассыпает по подворотням отраву,
Думает не о людях, а о собаках…
Стрелка налево, Кировский мост направо,
Прямо – ангел в последней стадии рака.
Можно написать о Бродском или о Невском кашле,
Взгляд все равно упрется в глухую стену.
Можно грустить о жизни, завтрашней или вчерашней,
Город прочистит нос, сплюнет и перепишет сцену.
А когда проснешься под выстрел полуденной пушки,
Выпьешь свои сто грамм корюшкового жира,
Откуда-то сбоку услышишь – это Пушкин
Обозначил город на карте мира.



             *    *   *
Я прибыл в мир гораздо после
Того, как Александр Сергеич
Застрелен был рукой злодея
На почему-то «Черной» речке
Недалеко от станции метро
С одноименным речке той названьем.

Хотя, прибудь я в мир немного раньше
Того, как прокопали в нем метро,
Я был бы несравненно романтичней,
И место убиения поэта
Я б обозначил дубом, иль березкой,
Иль парой тучек в небе голубом.



                       Пряжский вальсок

Раз два три, раз два три, я открою вам страшную тайну:
Я родился на свет для того, чтобы выпить Неву.
Эта мысль появилась в моей голове не случайно:
Ведь иначе, зачем я на свете на белом живу?

Это очень непросто, нужны мастерство и сноровка,
Я хожу по палате и пью за стаканом стакан.
Я нуждаюсь в воде, ведь вода для меня тренировка,
А сегодня в уборной враги раскурочили кран.

Ничего, ничего: попрошу два компота на ужин,
Каждый выпитый грамм приближает заветный финал.
Я от Пряжки начну, я сумею, я сделаю, сдюжу,
Лишь бы тот, кто в углу ухмыляется, мне не мешал.



Военный Комиссариат Василеостровского Района

Зачем вы сюда с рюкзаком?
Вам двадцать восемь уже?
Здесь вас не примут, здесь военком,
Офицеры на втором этаже.
А что, хотите служить?
Дайте военный билет.
Как это «гипертония души»?
Что это еще за «нет»?
Если отвлечься и правильно подышать,
Если забыть о том, что тебя ждут,
Можно привыкнуть к рабочему слову «мать»
И не трясти губой на «здесь вам не тут».
Так и стою: с большою звездой в голове.
В небо воткнув по портупею глаза,
Думаю о естестве и о тождестве,
Сравниваю четырнадцать против и четыре за.
В глубине глубин, за разваливающимся столом
Слушаю, как кричит оскорбившееся пятно.
Вам не сюда, здесь творит чудеса военком,
Здесь исцеляют больных
И превращают воду в вино.



              12-я линия

Через дорогу вялится плотва
В окне среди облезлого фасада.
Внизу сидит, уже полумертва,
Несдержанная няня из детсада.

И тонкий луч дырявит витражи,
И перспективу делит запятая,
И по газону ползают бомжи,
Свои дела какие-то решая.

А мимо куролесят облака,
Цепляясь за корявые антенны,
И запах городского шашлыка
Сочится сквозь велюровые стены.



             *    *   *
Глотают сфинксы мокрый снег,
Душа грустит по теплой прозе,
На стрелке черный человек
Остолбенел в нелепой позе.
Нева былую белизну
В залив уносит тесной грудой,
А я глазею на весну
Как на невиданное чудо…



              Ковчег

Не древними песками занесен,
Не снегом на вершине Арарата…
Безбрежна тьма, и бесконечен сон,
И линия пути замысловата.
От южных огнедышащих пучин
До северных искрящихся полотен
Все больше след его неразличим
И силуэт все более бесплотен.
В огромном чреве стынет пустота
И тлен, и кости тех, кому шептала
Спасение безумная мечта
И непреодолимое начало.

Со стрелки нефтяного терминала
Глядит голубоглазый человек,
Как по стеклу Петровского канала
Скользит неслышно призрачный ковчег.



Просыпается первым...

Просыпается первым
В галактике Исаакий,
Раскорячившись прямо
Посередине Земли.
Появляются дворники,
Собираются в стаи собаки,
На веревках болтаются
Пьяные в дым корабли.
Все вокруг вопиет
О готовящейся катастрофе,
О наполнившей души
И ванны тяжелой воде,
Город давится мерзким,
Чудовищным утренним кофе,
Ковыряя брезгливо
Яичницу в сковороде.
Мы утонем! Утонем!
Кричат сумасшедшие чайки.
Неизбежно, фатально,
И так, что никто не найдет.
На Дворцовой уже
Третий год Сатана с балалайкой
Развлекает туристов
И кровью на Зимний плюет.
Поднимается лава
В каналах, в канавах, в протоках,
И не видно давно
В берега понатыканных свай,
И колышутся флаги
На сизых от влаги флагштоках,
И бредет в никуда
Самый ржавый на свете трамвай…




Добавить коментарий

Вы не можете добавлять комментарии. Авторизируйтесь на сайте, пожалуйста.

 Рейтинг статьи: 
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10
 
 
 
Создание и разработка сайта - Elantum Studios. © 2006-2012 Ликбез. Все права защищены. Материалы публикуются с разрешения авторов. Правовая оговорка.