Ликбез - литературный альманах
Литбюро
Тексты
Статьи
Наши авторы
Форум
Новости
Контакты
Реклама
 
 
 
Архив номеров

Главная» Архив номеров» 52 (октябрь 2008)» Проза» ЧП в атташате (рассказ)

ЧП в атташате (рассказ)

Козачук Вячеслав 

                                  ЧП В АТТАШАТЕ

 

В аэропорту «Шенефельд» Сергея встретил Дима Шевлюк. Знакомы они были еще с курсантских времен. Друзьями не были, но приятельствовали, встречаясь частенько, а последний раз и вовсе пару месяцев назад, накануне назначения Димы военным атташе. Минуты две они с искренним энтузиазмом тискали друг друга в объятиях и похлопывали по спине, словно лучшие друзья после долгой разлуки. Наконец, ритуал встречи завершился, они загрузили чемоданы в багажник и плюхнулись в машину.

По дороге из аэропорта Шевлюк, не умолкая, тараторил, откровенно радуясь появлению свежих ушей. Рассказывал посольские сплетни, тут же инструктировал — на правах, во-первых, старшего, а во-вторых, старожила — задавал какие-то вопросы и, не дожидаясь ответа, сразу же перескакивал на другую тему. Сергей крутил головой по сторонам — в Берлине он был всего раз, да и то во времена ГСВГ; слушал вполуха — местные пересуды его пока не интересовали, а похожих инструктажей с ним провели уже десятки…

Внезапно Дима умолк на полуслове и резко сбросил газ.

- Кажется, где-то здесь, — неуверенно проговорил он. — Я тут только один раз был… После того как мы квартиру сняли и проверяли ее на закладки... Вроде, этот, — пробурчал он, притормаживая.

Машина остановилась перед подъездом типовой 16-этажной «панельки», подобных которой пруд пруди в любом украинском миллионнике. Однако эта выглядела по-немецки ухоженной, и потому не производила такого удручающего впечатления, как ее отечественные сестры. Шевлюк покопался в блокноте, сверился с записью и радостно подтвердил:

- Точно! Эта!

Восторга на Серегиной физиономии, Дима, видимо, не обнаружил, потому как с жаром принялся его убеждать:

- Ты напрасно надулся! Квартирка чудная, место тихое, до посольства почти рукой подать – вон, до Шпрее несколько кварталов, а там и Альбрехтштрассе рядом! Давай-давай, выгружаемся!

А квартира действительно оказалась неплоха. Конечно, не президентские апартаменты в «Адлоне», но чистенькая, меблированная, со всей необходимой бытовой техникой.

- Ты пока разбирайся, а я в посольство еще смотаюсь. Но учти, после работы я за тобой заезжаю, и едем ко мне ужинать, - уже из коридора напутствовал Шевлюк.

Следующий день был посвящен официозу: почти три часа Сергей с шефом – атташе по вопросам обороны, безуспешно ожидали посла. Тот, как в воду канул, и никто не мог вразумительно сказать, когда он будет. Наконец, посол появился, и шеф сразу потащил Сергея в приемную, на ходу приговаривая:

- Раньше сядешь – раньше выйдешь… Лучше сразу представиться, чем ждать, пока его челядь ему все доложит, да еще и в самом извращенном виде…

Посол, не скрывавший своей озабоченности более важными делами, рассеянно задал несколько дежурных вопросов, затем выдав пару столь же шаблонных напутствий, отпустил их.

…В первое время Сергей был даже несколько разочарован обилием откровенно рутинной чиновничьей работы в делах военного атташата. Конечно, особых иллюзий он не строил, но все же… Подготовка различных докладов, справок, отчетов, обзоров, аналитических сводок иногда занимала целые дни. Но самое сложное начиналось после работы. Угнетало одиночество — Марина с детьми до конца учебного года остались в Киеве.

Пытаясь убить время, Сергей начал по вечерам проводить время в местных пивнушках - гаштетах, которые в Берлине почему-то называют кнайпами. Выбирал всегда максимально отдаленные, чтобы не нарваться ненароком на посольских. Как-то он забрел в гаштет в Марцане и, подойдя к стойке, заметил за спиной у гаштетчика длинный ряд пришпиленных к дверному косяку купюр. Пока тот наливал ему пиво, Сергей внимательно рассмотрел эту коллекцию и не обнаружил в ней гривен. Покопавшись в бумажнике, он выудил двухгривневую бумажку и протянул гаштетчику, мотнув головой в сторону косяка. Тот, ничуть не удивившись, молча взял купюру, нашел в ящике кнопку и присоединил приобретение к коллекции. Несколько задетый его равнодушием, Сергей поинтересовался:

- Ты хоть знаешь что это?

- Рубль, Россия, - лаконично ответил гаштетчик.

- Не-е, это гривна, Украина.

Гаштетчик же, в ответ только пожал плечами.

За всем этим действом, как оказалось, внимательно наблюдали посетители. После того, как Сергей с пивом устроился за свободным столиком, любопытствующие гуськом потянулись к стойке. Внимательно изучив новое поступление, каждый из них затем подходил к столику Сергея, приветственно постукивал костяшками пальцев по столешнице. Сергей тоже стучал в ответ. Похоже, завсегдатаи его признали.

С тех пор Сергей стал здесь бывать несколько раз в неделю. Постоянные посетители вскоре к нему привыкли. С некоторыми иногда завязывались дискуссии о жизни в ГДР, случалось, кое-кто ему откровенно плакался, с тоской вспоминая времена социализма.

Как-то в субботний вечер Сергей увидел новичка. Тот с бокалом светлого пива только что отошел от стойки, осматриваясь в поисках свободного места — по случаю выходного гаштет был забит почти под завязку. Новенький был одет в кожаную куртку летного состава Советской армии.

Сергей помахал рукой и окликнул по-русски:

- Эй, летун, давай сюда!

«Летная куртка» вздрогнул от неожиданности, но повторного приглашения дожидаться не стал и направился к столику. Усевшись, он внимательно осмотрел Сергея и спросил:

- Почему ты решил, что я летчик?

- Куртка у тебя приметная, для широкого потребления таких не шили…

- Ах, вот оно что, - невесело усмехнулся «летная куртка». – Да, ты прав, летчик я… Бывший, конечно…

Под первые два бокала пива беседа шла вяловато. Но после четырех «дупельков», Олег, оттаяв, хотя и не вдаваясь в подробности, вкратце рассказал свою немецкую одиссею. С его слов, служил он в Альтенбурге, долетался до замкомэска и собирался в академию. Однако горбачевско-шеварнадзевский вывод войск – а в Союзе ему светил Приволжско-Уральский — и весьма миленькая Сюзен поменяли весь расклад. В итоге в Пермскую область полк передислоцировался без него, а Сюзен на 12 лет приобрела друга. Но уже несколько лет как Олег с ней расстался и перебрался в Берлин. О своем бизнесе Олег упомянул вскользь, однако сразу успокоил Сергея тем, что с криминалом никоим образом не связан. Сергей, в свою очередь, поделился воспоминаниями о своей службе вблизи Эрфурта:

- Я же пэвэошник, — пьяненько хихикая, рассказывал он. - Я может тебя, когда ты на своем МИГе вышивал, на индикаторе видел! А ты, может, по мне противорадиолокационный маневр отрабатывал…

Такой ракурс тоже весьма рассмешил Олега, и он долго, до икоты, смеялся. К ночи они стали почти друзьями, и пивнушку покинули лишь после неоднократных и очень настойчивых просьб гаштетчика.

Их встречи в этом гаштете стали регулярными – раза два-три в неделю пили пиво, болтали о жизни, вспоминали службу... Через пару месяцев знакомства Сергей пригласил Олега домой – поводом послужила посылочка, которую ему передали с оказией из Киева. Как известно, водки много не бывает, бывает мало закуски... Закуски же в этот раз было много – шмат сала килограмма на два. Весь кусок, как ни старались, друзья не осилили, водки оказалось больше…

На рассвете в квартире Сергея раздались настойчивые трели дверного звонка. Сергей, пошатываясь, добрел до двери, глянул в глазок: на лестничной площадке стояла группа внушительных габаритов мужчин в штатском, на переднем плане возвышался здоровенный майор полиции.

- Господин Волынец, мы знаем, что вы дома! Откройте! – требовательно, как умеют только полицейские, прокричал офицер.

Будь Сергей не с такого жесточайшего похмелья, он бы, наверное, поступил как-то умнее, но в тот момент он послушно открыл дверь, и в квартиру вломились, взяв его в плотное кольцо, здоровенные спецназовцы. Следом чинно проследовали и те, что в цивильном. Сергей попытался возмущаться:

- Я украинский дипломат! Вы не имеете права сюда врываться! Я сейчас же позвоню в посольство!

Из-за спин здоровяков выдвинулся высокий худощавый хлыщ в штатском и на прекрасном русском успокоил:

- Да-да, господин Волынец, мы в курсе, что вы дипломат. Конечно же, мы вам предоставим возможность позвонить в посольство. Но не сейчас, чуть позже.

И не оборачиваясь, отдал команду:

- Приступайте! А с вами, Сергей Владиславович, мы пока побеседуем…

Затем достал из внутреннего кармана пиджака пачку фотографий и протянул Сергею. Тот их машинально взял.

На фотографиях были они с Олегом: в кнайпе, на улице, на парковой скамейке, возле подъезда дома...

Хлыщ выдержал паузу и начал комментировать:

- Вы регулярно встречаетесь с курьером российской наркомафии. На некоторых фотографиях отчетливо видно, как вы ему что-то передаете. У нас есть все основания провести у вас обыск.

В этот момент к хлыщу подошел полицейский майор и что-то прошептал на ухо.

- Вот видите, Сергей Владиславович, мы не зря вас навестили в столь раннее время. В сливном бачке у вас обнаружен пакет с белым порошком. Вы можете сообщить: что в нем?

- Бред какой-то, - отозвался Сергей.

- Думаю, лаборатория даст более точную оценку. Но экспресс-анализ мы проведем прямо здесь.

Принесли пакет. Хлыщ ловко надрезал его, подцепил чуть-чуть содержимого на кончик ножа, лизнул и прокомментировал:

- Героин. Высокого качества. Хотите попробовать?

Затем, покачав пакет на ладони, продолжил:

- Тысяч на пятьдесят. Лет на восемь.

- Я дипломат. Не пугайте меня тюрьмой.

- Конечно, конечно… Вас объявят персоной non grata и отправят в ваш родной Киев…

И хлыщ очень живописно и доходчиво, с великолепным знанием тонкостей и нюансов стал описывать возможные сценарии развития событий и последствия, ожидающие Сергея в случае высылки, проявив прекрасную осведомленность об украинских реалиях. Сергей не сдавался, но хлыщ «прессовал» профессионально, со знанием дела, к тому же ему не куда было торопиться. К восьми утра, когда уже нужно было ехать на службу, Сергей подписал согласие на сотрудничество…

Исследование берлинских пивнушек, оказывается, не прошло не замеченным и в посольстве. Наиболее наблюдательным оказался помощник посла по вопросам безопасности — молодой рьяный майор на полковничьей должность. Вызнав о пивных экскурсиях Сергея, он тут же все доложил послу. Тот вызвал Сергея вместе с шефом – атташе по вопросам обороны – и, не долго разбираясь, устроил выволочку обоим, не преминув пообещать преждевременно отправить Сергея в Киев.

После воспитательной беседы Сергей отчетливо понял, что он «под колпаком» не только у «тех», но уже и своих. И неизвестно, что страшнее…

Профилактические разговоры с Сергеем помощник по безопасности начал проводить регулярно. Сергей отчетливо понимал: его «разрабатывают», он между двух огней, и одному богу известно, какой спалит раньше. Поддерживал его только шеф, который выяснял отношения с майором-эсбэушником, ходил заступаться к послу, но и его поддержка не могла продолжаться бесконечно.

На счастье Сергея посольство начало активно готовиться к официальному визиту президента. Все забегали, засуетились, до проштрафившегося новичка дела никому не было.

В день прилета делегации всех дипломатов задействовали в качестве «кучеров» — штатных водителей здесь не держали. Сергея, как самого неопытного, в колонне посольских машин поставили последним.

Президенты встретились, как водится, пообнимались и, наконец, сели в машину. После этого по второму трапу начали скатываться члены делегации и рассаживаться по машинам. Вроде уже все вышли, а в машину к Сергею так никто и не сел. Колонна начала движение, и тут еще кто-то трусцой пробежал по трапу, запрыгнул в машину Сергея, сразу же наполнив салон густым водочным перегаром. Прозвучала команда:

- Давай, шеф, поехали!

Сергей внимательно осмотрел своего пассажира: голова, плавно переходящая в плечи; на том месте, где должна быть шея, толстенная золотая цепь, больше смахивающая на собачий ошейник…

- Бычара, - тут же мысленно окрестил Сергей этого члена делегации, меньше всего похожего на МИДовского чиновника.

Колонна тем временем давно ушла, пришлось догонять.

На автобане от «Бычары» поступила еще одна команда:

- Шеф, притормози где-нибудь, я отолью…

- Здесь нельзя останавливаться, - процедил сквозь зубы Сергей. Пассажир был ему противен…

- Да ты мне еще указывать будешь! – взревел «Бычара». - Мне по … где можно, а где нельзя… Я сказал - тормози!

Сергей проигнорировал, что еще больше взбесило пассажира. Схватив руль, он резко крутанул его вправо, намереваясь, по-видимому, выехать на обочину. Сергей оттолкнул руку и вывернул руль влево…

Машина легко перемахнула разделительную полосу и понеслась на встречу здоровенному рефрижератору. Сергей отчетливо разглядел искаженное ужасом лицо водителя MAN, судорожно вцепившегося в руль.

Подъехавшие через несколько минут полицейские с трудом вытащили из раздавленной легковушки тела водителя и пассажира. Помочь им уже было нельзя…

«Груз 200» в Киев доставил военно-морской атташе. Он принял и активнейшее участие в организации похорон со всеми полагающимися старшему офицеру воинскими почестями — оркестром, прощальными тремя залпами…

Спустя два года Марине позвонил Скадовский, шеф Сергея в берлинском военном атташате, и настойчиво попросил приехать к нему. К тому времени он уже вернулся в Киев, осел в одном из управлений Генштаба и даже получил генерала.

Скадовский радушно встретил Марину в своем кабинете, усадил ее в «гостевое» кресло, затем подошел к сейфу, вынул небольшую коробочку, раскрыл ее и, подойдя к Марине, без предисловий протянул ей. В коробочке лежал орден. Марина посмотрела на генерала:

- ?!

- Указом Президента Украины помощник военного атташе подполковник Волынец награжден орденом Данилы Галицкого, — и после паузы добавил. — Посмертно. Прошу простить, что вручение происходит в такой обыденной обстановке. Сейчас я все объясню.

Не вдаваясь в подробности, четыре раза предупредив, что это все строжайшая тайна, Скадовский рассказал о задании, которое выполнял Сергей, будучи под дипломатическим прикрытием. По его словам, Сергею была поставлена задача дать себя завербовать, что он успешно выполнил.

- Эта операция задумывалась как многоуровневая и многоходовая. Сергею в ней отводилась одна из ключевых ролей, и он ее выполнял блестяще. Если бы не трагическая случайность… — без всякого пафоса, буднично излагал факты генерал. Затем помолчал и еще раз напомнил:

- Марина, еще лет двадцать вы не должны никому показывать орден и уж тем более объяснять, кому и за что он вручен. Даже детям…





 

Добавить коментарий

Вы не можете добавлять комментарии. Авторизируйтесь на сайте, пожалуйста.

 Рейтинг статьи: 
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10
 
 
 
Создание и разработка сайта - Elantum Studios. © 2006-2012 Ликбез. Все права защищены. Материалы публикуются с разрешения авторов. Правовая оговорка.