Ликбез - литературный альманах
Литбюро
Тексты
Статьи
Наши авторы
Форум
Новости
Контакты
Реклама
 
 
 

Миниатюры

Лоскутов Алексей 

И ВЕШАЕТ ТРУБКУ ТЕЛЕФОНА

 

Ей все никак не удавалось подцепить ложечкой пепел от сигареты, плавающий в кофейной чашке. Она взяла телефонную трубку левой рукой, а потом и вовсе сунула ее между головой и плечом.

- Ложись-ка ты спать, - сказала она трубке, - диск с моим голосом лежит там же, где и всегда.

Трубке было нехорошо.

- Не-ет. Если я лягу спать, то тут же снова наступит утро. Я не успею даже сказать себе членораздельно: «Спокойной ночи». К тому же я перестал слышать твой голос во сне.

Она вздыхает и глядит на стенные часы кафе.

- А если я буду бодрствовать за тебя? У них тут вкусный кофе, я, пожалуй, выпью еще.

- Черт возьми, да ты где? Я не хочу тратить время на пустой и бессмысленный сон. Вот если бы ты лежала рядом…

- Когда я была рядом, ты всю ночь резался в свои дебильные компьютерные игры. А утром ныл, чтобы я принесла тебе кофе в постель. Забыл?

Пепел от сигареты снова попал в чашку. Но она его не заметила и проглотила вместе с кофе.

- Ну я же говорю тебе, я прошел эту игру, все, я распилил главного злодея бензопилой и теперь мне нужен полноценный насыщенный сон с тобой рядом.

- А если ты захочешь распилить бензопилой и меня?

- Ну откуда у нас дома бензопила?

Она молчала в трубку.

- Максимум что я могу, это попытаться тебя распилить своей электрической бритвой. Но это невозможно…

Оба засмеялись. Голос в трубке почувствовал облегчение.

- Прикинь, я стянул с себя майку и кинул ее в корзину, а она прилипла к стене.

Она перестает смеяться.

- Нет, знаешь… я совершенно точно не могу с тобой жить.

И вешает трубку телефона.

 

ВЗАИМООБМЕН

Как всегда с похмелья, хотелось горячего супа и спокойствия. Пришлось пить кофе с пряниками, проваливающимися вглубь пищевода, подобно булыжникам и сносящими все на своем пути, включая эпителий.

Мужчина вышел из офисного здания, прислушиваясь к ощущениям в желудке и жмурясь от ветра и солнца. Доставая из кармана пиджака солнцезащитные очки, он выронил какую-то важную бумагу, и ее тут же подхватил ветер. Мужчина погнался за ветром и свернул в проход между домами. Следя за объектом своей охоты, он не заметил стихийной свалки, редким мусором раскинувшейся под ногами, и поскользнулся на размокшей земле. Размахивая руками, он упал в проем между старым холодильником и стеной, прямо на какие-то сальные оберточные рулоны. Выругавшись, он в тот же момент заметил, что его бумагу красиво понесло над рядами угрюмых гаражей.

Он сделал попытку встать, но отбитая часть чего-то в нижней половине его тела тут же заныла. Он вернулся на землю и вытащил, наконец, солнцезащитные очки. Потом он одел их и закурил.

Спустя полминуты рядом раздался оглушительный грохот чего-то тяжелого, брошенного в мусорный бак издалека, возможно даже, с балкона, а потом в окружающем воздухе разлилась нестерпимая вонь.

Мужчина предпринял вторую попытку встать, на этот раз со всей решимостью, и на полпути его отвлек звук вонзившегося в сотовый смс-сообщения. Он сел обратно и вытащил телефон из кармана.

Это была Вика. Она писала: «Мне плохо. Депрессия уже неделю».

Он подумал, вздохнул и написал: «Разберемся. Что не так?».

Она написала: «Не знаю. Просто очень одиноко».

«Вик, ну ты же такая видная барышня. Сходи, развейся, пообщайся».

«А я уже всех послала».

«Сложно с вами, с женщинами. Ну, выпей. Я когда выпью, мне всегда хорошо». И поставил смайлик.

Проехавшая мимо машина облила его грязью.

Она написала: «Да как-то не тянет. Сама не знаю, чего мне хочется».

- Не тянет! - воскликнул он и пнул ногой мусорный бак.

Он поковылял к остановке, отряхивая с себя грязь. По дороге он успел набить ей: «Так весна же! Влюбись в кого-нибудь». Раньше их связывали более близкие отношения. Сейчас ему, в основном, доставалась роль жилетки для нытья.

Она ответила: «Ну нет, влюбиться и потом страдать. Ни за что».

Он почувствовал себя холодным и бессердечным. Автобус катился по дороге. Сидя в салоне, он отправил ей: «Знаешь, никогда все не бывает так плохо, как мы себе это представляем».

Она ответила: «Я тоже умная иногда бываю! Но, пожалуй, ты прав. Как твои дела?»

Автобус заглох на рельсах при переезде через мост. Прямо над ухом мужчины динамик громкой связи с водителем заквакал нечто равнодушно-соболезнующее обитателям салона.

«У меня… Все хорошо».

 

СОВСЕМ ДРУГАЯ ИСТОРИЯ

За прошедший час стеклянная входная дверь магазина хлопнула только дважды. В первый раз двое юнцов забрели в поисках недорогого пива, но быстро сообразили, что зашли не по адресу. Во второй раз вошел мужчина в полосатом пиджаке и рассеянным взглядом стал изучать помещение.

За стойкой комнаты для дегустаций сидел высокий старик с бакенбардами и бокалом водки. Мужчина зашел внутрь и не слишком уверенно попросил плеснуть ему виски.

Миловидная брюнетка за перегородкой, лет двадцати семи, с красивой улыбкой и мягкими движениями, аккуратно наполнила маленькую стопочку.

Мужчина представился:

- А меня зовут Алексей.

Старик несколько оживился и быстро выпил, поморщившись. Потом он отхлебнул из стоящего рядом стакана томатный сок, и морщины его разгладились.

Алексей пригубил виски, пожевал его зубами и языком и проглотил.

Сквозь окно были видны медленно плывущие в тягучей жаре пыльные автомобили.

Девушка застыла на месте. Она смотрела куда-то вниз. Никто не о чем ее теперь не просил, и она стояла молча, не предпринимая попыток чем-то себя занять.

- Шел я мимо, - начал Алексей, расправившись со своей порцией, - и думаю: надо выпить. Ну, не кому-то там надо, а мне надо. Не то, чтобы надо, нету зависимости, в смысле, а так, вообще, неплохо бы…

Девушка теперь изредка поглядывала на него, скорее из вежливости.

Он продолжал:

- Спрашиваю себя: ну что, покурим? И сам себе отвечаю: не-а, курить-то мы бросили. Ну, то есть как бы я и мое внутреннее я. Говорю: а, ну да. Но выпить хочется что-то, хоть и середина дня только. А в ответ: ну нет, надо притормозить. Я так сразу погрустнел. А потом думаю: а чего тормозить-то? Так деньги-то не бесконечные. А-а… Ох, устал я на свои пить. Все на свои, да на свои…

- Кто ж на свои-то пьет? Хэ! – неожиданно крякнул старик и демонстративно отвернулся.

Алексей жестом попросил добавить ему из другой бутылки и продолжал:

- Как хорошо, что я ваш магазин заметил! Теперь всегда сюда буду заходить. Можно? – спросил он, ловя взгляд девушки просящими глазами. Та кивнула головой.

- А вообще-то, - продолжал он, - вот сейчас должно непременно произойти преступление, - он помолчал и продолжил. - Да. Ну, вы что, кино не смотрели? День. Дремота кругом. Стойка бара. Пара посетителей, один завсегдатай-алкаш…

Старик медленно посмотрел на него задумчивым взглядом.

-…негромкая мелодия из старого радио.

Девушка зачем-то включила радио. Но там были одни помехи.

- И незнакомец с пистолетом за пазухой.

При этих словах он вытащил из-за ремня сзади блестящий пистолет.

- И тут начинается совсем другая история.

 

КИНОМАНЫ

Наступало время бесплатных кинопоказов. Обычно оно совпадало со временем халявной выпивки из супермаркетов. А также дешевой еды, обильно сдобренной перцем, который почему-то всегда был в изобилии.

Его приятель и одновременно сосед по квартире лежал на диване и не делал при этом дополнительно ничего.

Вечер протянул лиловые пальцы из-за штор. Становилось темно. Михаил решил нарушить молчание, но его сосед Андрей, как оказалось, давно что-то говорил:

- …то есть, совсем ничего… Я на эти удочки больше не клюю, - он решительно плюнул в форточку и продолжил. – Давай займем денег у этих… Ну, с которыми мы пили две недели назад, толстые такие.

- Антон и этот… блин…

- Да, да. Они оба толстые, у кого-нибудь из них точно можно занять.

Андрей плотоядно рассмеялся. Он смеялся одинаково жизнерадостно, на какой угодно мели они не застревали. Причем, его мели тянулись бесконечными прогалинами, нередко перемахивая на противоположный берег.

Миша поднялся и взял телефонный справочник. Потом пошел к телефону.

- Ты куда звонишь? – спросил его Андрей, рассматривая себя в зеркало, пытаясь понравиться самому себе хоть чуть-чуть.

- В кино пойдешь? Есть пара мест с бесплатными программами.

Он вплотную занялся диалогом с трубкой. Андрей тем временем уже собирался.

Через минуту он был готов и рассовывал по карманам всякую мелочь. Миша все еще не вешал трубку. Наконец, он опустил ее на рычаг.

- Ну, че за кино хоть?

- Да я так и не понял. Есть... – он взглянул на обои. - «Красные яблоки…», не пойму, погоди… «Красные яблоки так похожи на капли крови зеленых деревьев».

Андрей усмехнулся и пошел закрыть форточку. Пыльный палас не стал от его грязных ботинок ни грустнее, ни веселее.

- Сигареты кто забыл на подоконнике?

- Швыряй сюда.

Михаил зашел на кухню и взглянул на пустые полки.

- Ты мусор обещал вынести, - сказал Миша, кивнув на пакет в углу, из которого торчали бутылки.

- Пойдем уже.

- Так вот, только это далеко, надо будет с пересадками ехать. А еще в галерее показывают, ну тут, пешком можно дойти.

- А там чего?

- Да я не знаю, не дозвонился.

- Ну пошли, раз близко.

Они вышли в подъезд. Дверь захлопнулась.

- Завтра хозяйка придет за деньгами…

- Уже завтра?

- Ага. Так что теперь твой телефон в ломбард понесем.

- Давай лучше из дома свалим завтра вечером.

- Все равно платить…

- Завтра кино такое клевое будут показывать, «Сломанная нога».

- А про что?

- Ну, про парня со сломанной ногой, он там дерется, соблазняет баб …

- Не знаю…

- Фильм непростой...

Они спускались по лестнице, закуривая на ходу, и передавая друг другу единственную оставшуюся спичку.

 

САМОВНУШЕНИЕ

Собака за стеной лаяла уже битый час. Тонкие стены дома не оставляли сомнений, что лаяла именно собака, а не взбесившийся телевизор. Жильцы на это реагировали по-разному.

Женщина №1 залезла в ванну с томиком Лотреамона. Женщина №2 решила приготовить мясо и ожесточенно точила нож. Женщина №3, выходя на балкон и закуривая, сделала открытие, что в ее жизни все время кто-то гавкал – сначала отец, потом муж, потом взбесившийся телевизор. Мужчина №1 лежал мертвым на линолеуме и молчал.

Однажды утром, еще будучи, как ему казалось, живым, он понял, что если он сам разлюбит себя, то дела будут совсем плохи. Мужчина №1 почти никогда не плакал, хорошо стрелял из пневматической винтовки, обладал совершенным слухом и умел сочинять афоризмы, но никто его почему-то не любил. Он не сильно переживал по этому поводу, в конце концов, он ведь был Мужчиной №1. Нет, не так. Сильно, но не часто.

По утрам он забывал, о чем грустил. День начинался с любимой музыки, вновь становясь радостным. Просыпались тараканы и ковровые клещи, искусственные цветы на подоконнике и трещины в полу. Ему даже обидно становилось. Он ведь в очередной раз намеревался по-человечески погрузиться в депрессию. Но душ, любимые хлопья на завтрак и солнце на небе неизменно вытаскивали его из хандры. Он помогал вставать на ноги пьяницам в подземных переходах, кидал мелочь нищим и открывал двери перед дамами, удивляясь сам себе. Он пытался начать курить, но ему это сильно не понравилось. Он пытался начать пить. Но похмелье ему не понравилось еще больше.

С неумолимой харизмой неваляшки могучее и имманентное витальное начало неизменно скручивало его в бараний рог оптимизма…

Он называл себя «Человеком Не». То есть человеком, у которого в жизни больше частицы «не», чем наоборот. В тот вечер он решил подсчитать, сколько всего таких частиц паразитируют на его прошлом. Сколько из них не дают ему расправить крылья, откуда они вообще берутся? Может, это инфекционное заболевание?

Он лег на диван и стал считать:

Не успел (ну, так вышло, проспал), не смог (там все запуталось, к тому же она была не в моем вкусе), не воплотил в жизнь (а смысл?), не рассчитал (гуманитарное образование!), не дожал, не дождался, не подумал, не сообразил (не телепат же), чуть-чуть не достал, самую малость не хватило (потеря для спорта), не дозвонился и плюнул, не вспомнил вовремя, не смог удержаться (за компанию же!), не выдержал (эх, который именно раз?), не проконтролировал, не настоял на своем, не поддержал, не помог, не допустил (звучит вполне положительно!), не понял, недооценил… Он продолжал считать уже без «не»: струсил, испугался, изменил, ушел, убежал, уехал… Тварь, подлец, самолюбивая сволочь, сукин сын, мразь, животное!..

Тут он упал с дивана и умер. Никто не позвонил ему в тот вечер и не сказал, что он Мужчина №1.

А собака заткнулась, оказавшись автомобильной сигнализацией.

 

МЫ ВСТРЕЧАЕМ ЛЕТО

Мой отец был картежник и гнал самогон в подвале, а днем лежал на диване, смотря спорт по телеку одним глазом, поглаживая рукой нашего старого ротвейлера Хэнка. Пес почти не реагировал на звонок, когда я приходил из школы. Я сразу садился играть в видеоигры. Мать приходила в мою комнату и говорила мне «Иди ешь!». Потом она стирала в ванне половики и, тучным облаком протискиваясь на балкон с тазом, развешивала их сушиться на проволоке.

Капли падали на голову нервному старику снизу, который в этот час полуголый высовывался за перила и курил свою папиросу. За его спиной бабка, сидя на белой табуретке, громко сморкалась в подол и все время канючила, почему не начинается передача «Играй, гармонь». Раздавался телефонный звонок, и с другого конца провода соседка этажом ниже интересовалась, составит ли бабка ей компанию в посиделках внизу, на лавочке у подъезда.

Внизу, под яблоней, сидел Андрей и, ощупывая лицо, думал о том, что его вчера побили пьяные русские, когда он шел домой через базарную площадь. Из окна первого этажа динамик нес наружу песни группы «Наутилус Помпилиус». Андрей матерился по-казахски, потому что был казахом, и звали его на самом деле не Андрей, а как-то иначе.

Пьяные русские мучились с похмелья каждый отдельно от другого, но одновременно пытались вспомнить события вчерашнего вечера. Иван сидел на работе и печатал отчет, то  и дело морщась от головной боли. Юрий терзал автомат с минералкой и думал о себе, какая же он скотина.

Вечером все они собрались на квартире у Игоря и стали играть в карты. Мой отец явился слегка навеселе, хотя обычно приходил трезвым. Он курил подряд третью сигарету и чувствовал, что ему везет. Игорь открыл форточку, чтобы впустить свежего воздуха. Отец выиграл пятьдесят тысяч рублей и упал на пол. «Скорая» приехала минут через пятнадцать.

Санитаром в «скорой» был казах Андрей. Он надел отцу на лицо кислородную маску и подумал о том, что у него самого, должно быть, сломано ребро. Жаркий летний вечер приклеивал комаров к лицам прохожих.

Хэнк сбежал от меня, когда я пошел его выгуливать. Отец вернулся домой и отлупил меня металлическим тросиком. Потом он лег на диван и стал смотреть спорт по телеку. Мать громко ругалась на него, стоя на свежевыстиранном половике. Я играл в видеоигры и мечтал улететь на Альфу Центавра.

Добавить коментарий

Вы не можете добавлять комментарии. Авторизируйтесь на сайте, пожалуйста.

 Рейтинг статьи: 
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10
 
 
 
Создание и разработка сайта - Elantum Studios. © 2006-2012 Ликбез. Все права защищены. Материалы публикуются с разрешения авторов. Правовая оговорка.