Ликбез - литературный альманах
Литбюро
Тексты
Статьи
Наши авторы
Форум
Новости
Контакты
Реклама
 
 
 
Архив номеров

Главная» Архив номеров» 53 (ноябрь 2008)» Проза» Перелет в монгольскую степь (рассказ)

Перелет в монгольскую степь (рассказ)

Гундарин Михаил 

А

Она плачет, я б тоже плакал, кабы смог.

Как всегда: налоговая, именины у вице-мэра,  нужно съездить в Н-ск  уволить, наконец-то, представителя, а тут появляется Меркурьев. Неудачник Меркурьев. Пьет виски – напиток, говорит, неудачников, торчит в моем кабинете полдня. Мне, положим, не мешает, но сотрудники волнуются. А  совсем посторонний что скажет по поводу человека  в моем кожаном кресле, с ногам в старых ботинках на виду.

- И что она? – ехидно интересуется Меркурьев. – Молодость права?

Права. Вот в чем еще дело: я не хочу быть как он, мой ровесник (стариком, слабаком). Поэтому мне нужна она. И только поэтому! То есть, я ее, кажется, не люблю.

А вернее так – теперь люблю. Потому люблю, что вложился во все это по полной. Не деньгами – хотя и деньгами тоже. Жизнью, факт.

Б

- Зачем тебе уезжать, вот что не пойму, слушай. – я беру ее за руку, она руку, мокрую от слез,  вырывает. – Ладно, черт с тобой, давай расстанемся, но уезжать-то,  бросать все…

- Что все? Что все-то?

Как банально. Это она в 18 лет такие истерики закатывает, что же будет в 30. А  вот что – мне будет 50 с лишним.

- Я, дорогая, не говорю о себе…

- Конечно! Тебе-то…

-…Так вот, не говорю о себе. Но твой институт…

- За который ты заплатил, конечно…

-…Твоя мать…

- Ага, вспомнил! Она безумна рада,  что ее образцовая дочь связалсь с таким как ты, конечно! Да у нее шок! Она меня из дома выгоняет каждый вечер!

- Ну и отлично, у нас есть квартира…

- Это у ТЕБЯ есть квартира, с женой и королевским пуделем. А у меня есть съемная конура.

- ну уж…

- С ДЖАКУЗИ конура! Ты это имеешь в виду! Все, все, я уезжаю!

Боже, боже… Мне хочется плакать. Я не могу плакать, разучился самым глупым образом. Ну да, накатывает такой ком куда-то изнутри, перекрывая носоглотку. Вот бы грянуть слезам! Ан нет, все рассеивается.

- Я люблю тебя.

- И я люблю тебя! В этом все дело! У нас нет никакого выхода! Нет будущего, ничего нет! Кто-то должен это признать и что-то сделать. И это делаю – я. А ты трус, вот и все, любимый. И это тоже не новость. Я люблю труса, потому что я дура. Очень мило. Мне надоело, понял? Пошел вон!

Это я пытаюсь ее обнять.

В

- А знаешь ли, - говорит мне  Меркурьев, - твоя ЛЮБИМАЯ приходила тут ко мне. Слушай, такая приставучая! До ночи сидела.

- И что? – говорю я в ответ, а у самого замирает сердце. Да, я ревную, даже к этому малопохожему на человека типу. И он, похоже, знает это. Пьет мое виски и глумится надо мной.

- Да ничего. Я ж, друг мой, как-никак поэт. Как и она. Читала стихи, вот они, послушай,  тебе – хе-хе – понравится.

Достал из кармана листок стал читать, подвывая, нарочно, издевательски (я потом забрал бумагу):

У него есть жена и собака

Мне не стать ни одной из них

Я ничейный знак Зодиака

Я свечу среди звезд чужих

Сумасшедшему астроному

Одному только видно как

Я сгораю вдали от дома

Под окном у жен и собак

А вот, послушай, дальше:

Этот город пахнет слезами

Но моих не увидит слез

Нестолкнувшимися поездами

Отправляемся под откос

Такой перебивчик ритма, симпатичный. Тебе как, друг детства?

Хочется послать его. Но сдерживаюсь. Вот как я изменился. Что же касется моих окон, жен и собак – это поэтическое преувеличение. Мы живем в закрытом поселке, 35 км. от города. Охрана на месте.

Г

В нее влюблен студент Фурманов. Нелепый человек с длинными руками и длинными ногами. Тоже поэт. Она смеется, что их близость невозможна по физиологическим причинам: он выше ее почти в два раза.  При желании и здесь можно быть уязвленным – я-то с ней, с ее крашеными в рыжий цвет волосами, своей полысевшей и поседевшей макушкой вровень.

А Фурманов страдает, смотрит на меня с ненавистью. Может быть, мне и вправду обиден не ее отъезд, а мой проигрыш? Инвестиционный просчет. Мол, вложился, и зря.  Хотя мысль, что она живо найдет там, куда собирается (автостопом; ну это уж дудки, придется дать денег, чего уж) себе ДРУГА, нестерпима.

Иногда она, по обыкновению жизнерадостно, рассказывает мне о своих любовниках. Врет, поди. Хотя нет, не врет, и это-то совсем плохо! Лучше бы врала. А может, врет. Конечно, конечно, молодым девушкам хочется преувеличить…

Преувеличенный кретин, вот кто я.

А потом (теперь) она плачет. Я не вынесу ее отъезда, вот что.

Д  

В этом климате гаснут звезды

Этот город страшней вблизи

Я глотаю соленый воздух

И ботинки мои в грязи -

бормочет Меркурьев, когда я выставляю его вон, вежливо, но непреклонно. Бутылка виски пуста.  Стихи мне не нравятся, ну да я не специалист. Меркурьев вон хвалит, хотя, возможно, в расчете на даровое виски. Фурманов хвалит ее стихи тоже, говорит, что хотел бы писать как она, но не может.

Недавно выехал на окружное шоссе, дождь, стоит на конечной остановке трамвая Фурманов. Я остановился: подвезти? Фурманов глянул зло, сел на заднее сидение, запачкав пол. Вот тогда  и поговорили.

- Я хотел бы писать как она, но не могу. А ты (мы как-то раз, в ресторане, где я угощал все их тусовку перешли на ты – думал, он забыл) ты хочешь ее купить задешево. За  эту вот фигню, коробки эти железные нелепые (он ткнул пальцем в потолок. Сам он нелепый).

- Тебе так не нравится моя машина? – спросил я, несколько польщенный. Все-таки есть и у меня преимущества, вызывающие ревность соперников.

- Ну, RX, да еще такого позорного цвета – дураков, чтобы понравился, мало. Подростковый вариант. Даже папашин пятисотый GL лучше. Там хоть стиль есть, ну и покомфортнее будет, да и, согласись, приемистость не сравнить. Останови здесь.

Он вышел у входа в поселок Синий Лес – здоровенных ворот, утыканных камерами наблюдения. Посмеявшись мысленно над собой, но и сконфузившись, я поехал дальше. В свою глушь на своем драндулете.

Е

Иногда я как будто всплываю со дна, хватаю ртом воздух и понимаю все. Очень болезненно. Как, наверное, и настоящий водолаз чувствует – продирает легкие до дыр. Я думаю о семье – о своей семье. Еще о том, что характер ее – это не ошибка юности, а залог  будущего, бабьего, стервозного. К тем же тридцати – что будет! Во что превратится  милая (все-таки излишняя) ветреность? Знаю я этих меркурьевских ровесниц-поэтесс. Да и сам Меркурьев такой же. И куда она денется от моих денег, пугает только. А мне (а я через десять лет никакой буду, наверное, с такой жизнью, все на нервах) она и стакан воды не подаст. Живым я от нее не уйду.

А я и не хочу уходить. Один раз я, снова поругавшись, помчался  домой, где еще с тех времен спрятан парабеллум. На полдороге одумался, вернулся на съемную квартиру, к ней – чтобы поругаться опять. «Наши отношения свелись к выяснению отношений» - говорит она.

Потому что здесь, как во сне, охотно ныряешь обратно. На дно. Что это  я, правда, взъелся. Она ребенок, ее можно воспитать. А главное, ведь все равно не могу забыть: ее черты, как бы еще не сформировавшиеся, ее привычку закусывать губу, обиженно. Как она любит качаться на качелях, как рассказывает о своей кошке. Как говорит о любви.

Ж

Мы снова помирились. В самый разгар горячего примирения, ей позвонил пьяный Фурманов (я пробил его сразу же, невелика шишка папаша и не по моему профилю – замначальника краевого Гаи, фамилия только другая). Она всегда берет трубку, даже в такие моменты – вроде, чтобы не пропустить судьбу. Приподнявшись на локте, она слушала (так, чтобы и мне было слышно) его речи. Убьет ее, себя, меня. Еще один туда же. Без перехода кричал, что уезжает на археологическую практику куда-то в Монголию,  в степи. Зовет ее с собой.

Она пожала голым плечом и с презрительной миной отключилась. Конечно, точно также она и с моими звонками обходится.

Потом мы все-таки, об этом поговорив, примирились. Ненадолго.

З

А я подумал, как бы ей хорошо было в степи. Вот они с Фурмановым выходят из палатки. Весна, степь в цвету, пахнет травами. Встает круглое как на картинке степное солнце. И никого нет вокруг.

И я далеко, как уже не буду никогда.

 

Коментарии

CHANTOLINE | 22.11.08 13:38
Вы смелый человек...
Rastrava | 25.11.08 20:26
по-моему, гадко... написано замечательно, жизненно... прямо-таки грустно делается - слишком жизненно.
 | 26.11.08 20:13
не подозревал, что все НАСТОЛЬКО серьезно. студент Фурманов передает вам привет.
CHANTOLINE | 28.11.08 13:04
Как ни печально, несмотря на художественные достоинства сего произведения, интересно оно может быть лишь непосредственным прототипам и тем, кто в теме...
vvkornev | 30.11.08 22:33
А вот не только тем, кто в теме интересно. И не только участникам архетипичного "Осеннего марафона". Качественный текст, безоносительно к конкретным обстоятельствам.
lina | 02.12.08 16:01
А мне стихи понравились! ;-)
Страницы:  1 

Добавить коментарий

Вы не можете добавлять комментарии. Авторизируйтесь на сайте, пожалуйста.

 Рейтинг статьи: 
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10
 
 
 
Создание и разработка сайта - Elantum Studios. © 2006-2012 Ликбез. Все права защищены. Материалы публикуются с разрешения авторов. Правовая оговорка.