Ликбез - литературный альманах
Литбюро
Тексты
Статьи
Наши авторы
Форум
Новости
Контакты
Реклама
 
 
 
Архив номеров

Главная» Архив номеров» 54 (декабрь 2008)» Салон» "Вечные" сюжеты (продолжение)

"Вечные" сюжеты (продолжение)

Соколов Владимир 

"ВЕЧНЫЕ" СЮЖЕТЫ

(начало в «Ликбезе» № 51)

Есть произведения, поразившие шумом и блеском умы современников, и бесследно сгинувшие в безмолвии времен. А есть такие, которым уготована жизнь долгая, чтобы не сказать вечная. Их читают и перечитывают, обсуждают и комментируют, инсценируют и экранизируют. А помимо этого они живут своими персонажами, шутками, сюжетами. Живут в других произведениях, анекдотах и пересказах. И даже попса и реклама, ни на что, кроме сиюминутно привлечь к себе внимание не претендующая -- это не более чем переиначивание и приспособление к уровню ниже пояса давно известного и прославленного. О жизни таких произведений и рассказывает данный материал.

"Дракула"

Исторический Дракула был господарем (полусуверенным наместником) Валахии (Южная Румыния) в середине XV века и в своей политической борьбе прославился крайне жестокими методами расправы с политическими противниками, а также со всеми, кто попадал ему под руку. Особенно любил он сажать людей на кол, за что и был прозван Цепешем (по-венгерски, Колосажателем). В 1476 его самого в возрасте 45 лет ухрынькали придворные приближенные. К этому времен он уничтожил около 100 тыс. своих подданных из общего количества в 500 тыс. Очевидно, мерзавец был еще тот, если в XV веке, отнюдь не сентиментальном, сумел прославиться жестокостью. Когда английский граф Уочестер попытался в 1470 применить в Англии методы Дракулы, его казнили самого за методы "противные законам данной страны".

Вот один из примеров, как "работал" Дракула. Раздумывая над проблемой, как искоренить в стране нищету, он приходит к выводу, что все дело в том, что в стране слишком много нищих. Тогда он созывает их, кормит досыта и обращается с вопросом: "Не хочется ли им навсегда избавиться от земных страданий ?" На положительный ответ Цепеш закрывает двери и окна и сжигает всех собравшихся заживо. Скажем прямо, сегодняшняя борьба с бедностью в России ведется примерно теми же методами.

Столь замечательный муж уже при жизни наполнил до краев славой имени своего просторы вселенной. В 1460-х годах появилась поэма немецкого поэта М. Бехайма, где как раз и был нарисован изуверский образ господаря. Возможно, немец и сгустил краски, но он сам с венгерским войском участвовал в боях с турками (а Дракула был союзником) и знал о подвигах Дракулы из первых рук, кстати кроме изуверства обвиняя супостата в тайных сношениях с турецким султаном, т. е. в измене. Почти одновременно с Бехаймом Дракулу посетил папский легат Николай Мондрусс, оставивший единственное описание валашского господаря, где также обвинял его в неумеренной жестокости (это когда сам святой престол начал баловаться инквизицией).

В Германии распространялся памфлет под названием "Об одном великом изверге". В Румынии на церковнославянском (который до XIX века был языком культуры в этой стране, как латинский в З. Европе) была составлена повесть о Дракуле, ставшая популярнейшим чтением в славянском мире, и, в частности, в Московской Руси.

Слава о нем, не затухала в веках, и нет-нет о великом изверге -- политические достижения которого, кстати, были весьма скромны -- да вспоминали в этом мире. Впрочем, не везде имя Дракулы внушало отвращение. В румынском фольклоре он стал весьма положительным персонажем, жестоким к врагам, но заботящимся о благе своего народа. А классик румынской поэзии Эминеску так обиделся на незавидное положение своей Родины (1880-е гг), что написал стихотворение, где просил Дракулу вернуться в Румынию, и посадить на кол ее правящий класс (бояр) за своекорыстие и наплевательство национальными интересами (если за это сажать, то кто вообще останется править?), а рядом с ними нищих и бездельников, которые своим бродяжничеством обременяют свою землю.

Новую жизнь незадачливому валашскому господарю подарил в 1897 году английский писатель Брэм Стокер, где обозвал Дракулу графом и перенес действие его подвигов в современный писателю мир. Вдобавок к этому наградил его вампирским достоинством. Заметим, что друг писателя -- английский актер Ирвинг, послуживший прототипом Дракулы во внешнем плане (элегантность, манера поведения, бытовые привычки) ни за что не согласился играть подобного монстра на театре

Слава Дракулы так возросла, что к его могиле, как новоявленного святого, началось в середине XX в. настоящее паломничество. Поскольку туристы истоптали все виноградники и пастбища вокруг и наносили немалый ущерб хозяйству региона, могилу господаря перенесли на новое место, и сейчас никто не знает, где покоится его прах. Большим поклонником и подражателем Дракулы был румынский диктатор Н. Чаушеску, и румынские историки с пеной у рта доказывали, каким замечательным он был правителем. Это апологетическая вакханалия продолжается до сих пор и в Молдавии и Румынии восстанавливают правду о великом государственнике земли румынской.

Ариосто. "Неистовый Роланд"

"Неистовый Роланд" или "Неистовый Орландо" (итал. Orlando furioso) - рыцарская поэма итальянского писателя Лодовико Ариосто, один из признанных шедевров мировой литературы, по какому-то недоразумению ускользнувший от русского образованного читателя. Поэма рассказывает о несчастной любви рыцаря Орландо к ветренной красавице Изабелле и о тех безумствах, в которые впадает рыцарь, круша направо и налево встречных и поперечных в поисках ответного чувства.

Поэма состоит из 46 песен, написанных октавами; полный текст "Неистового Роланда" насчитывает 38 736 строк, что делает его одной из длиннейших поэм европейской литературы. Сюжет поэмы весьма запутан. Исследователи сводят его к 14 основным линиям, к которым добавляется 13 вставных новелл и множество дополнительных эпизодов.

"Неистовый Роланд" является продолжением (gionta) поэмы "Влюблённый Роланд" (Orlando innamorato), написанной другим итальянским поэтом, Маттео Боярдо (опубликована посмертно в 1495 году). Но если Боярдо трактует сюжет достаточно серьезно, то поэма Ариосто полна иронии и откровенной игры.

Самая ранняя версия "Неистового Роланда" (в 40 песнях) появилась в 1516 году, 2-е издание (1521) отличается лишь более тщательной стилистической отделкой, полностью опубликована поэма в 1532, но уже до этого вся Италия знала ее наизусть, и не только образованная -- поэма в виде пересказов, фрагментов, театральных реплик знаменитой комедии дель арта проникла в самые захудалые слои общества. Между публикациями поэт создал еще 5 песен, которые не вошли в окончательный состав поэмы и были опубликованы лишь посмертно. Заметим, что поэма писалась по заказу графа Феррарского, придворным льстецом которого и был Ариосто и соответственно на феррарском наречии, значительно отличающегося от классического итальянского языка. Успех поэмы побудил поэта к изданию 1532 перевести свой труд на нормальный итальянский.

Первоначально поэма Ариосто существовала в атмосфере всеобщего и безусловного признания. В 1549 году появился комментарий к поэме Симоне Форнари, в 1554 вышли сразу три книги, содержащие апологию поэмы: переписка Джованни Баттисты Пиньи и Джиральди Чинцио, "Рассуждение о сочинении романов" Джиральди, "Романы" Пиньи. Первое развернутое выступление против "Неистового Орландо" и романов вообще мы находим в диалоге Антонио Минтурно "Поэтическое искусство" (1563), в котором Ариосто упрекает в отходе от признанных образцов (обычный прием в отношении всего нового и необычного, в данном случае поэта упрекали, что он перелопатил правила Аристотеля). После появления трактата Камилло Пеллегрино "Каррафа, или Об эпической поэзии" (1584) завязался оживленный спор об Ариосто и Торквато Тассо, продлившийся до конца века.

Несмотря однако на "несерьёзность" и "несоразмерность", поэма приобрела известность и вызвала к жизни множество подражаний. Было и прямое продолжение - поэма Винченцо Брузантини "Влюбленная Анджелика", вышедшая в 1550 году, в которой прослежена дальнейшая судьба Анджелики. Итальянская культура была тогда ведущей в Европе, поэма Ариосто была переведена на многие европейские языки и оказала серьезное влияние на всю литературу. Не всем пришелся по душе легкий стиль итальянца и, скажем, Спенсер, английский поэт, переложивший в своей "Королеве фей" одну из песен "Роланда" наполняет ее аллегорией и морализаторскими размышления о скорбной людской доле.

Основную сюжетную линию поэмы перелагает в прозе Лопе де Вега. Другой испанский поэт -- Гонгора пишет идиллию о медовом месяце Анжелики и Медонго (это тоже герои поэмы), а Сервантес включает в свой "Дон Кихот" новеллу о поясе верности. Важнее, что сам замысел о безумном рыцаре повлиял на сюжет испанца.

В дальнейшем, как и всякое великое произведение, "Неистовый Роланд" комментировался на все лады вкривь и вкось, но положительный момент в его оценке превалировал. Гегель главным в поэме видел иронию: это де взгляд нового сознания, способного увлекаться старым лишь забавляясь. Интересна мысль Гегеля, что многочисленные аллегории поэмы демонстрируют порочность человеческого разума, дающего себя увлекать пустыми фантазиями.

Бенедетто Кроче в своем революционном сочинении "Ариосто, Шекспир и Корнель" (1920) указал на универсальную гармонию как на верховный художественный принцип "Неистового Орландо". А Борхес в свое исследовании "Ариосто у арабов" прослеживает восточные корни поэмы: правда, в исследовании он сухие исторические факты разукрасил такими живописными подробностями и неожиданными сопоставлениями, что многие солидные литературоведы как-то засомневались в их научной ценности.

Поэма переводилась множество раз и продолжает переводиться до сих пор. Один из последних переводов на английский язык относится к 1973 году, а в 1954 Гилберт сделал прозаический перевод, имевший у подростков шумный успех и положивший наряду с романами Толкиена основание новому литературному и не только направлению -- фэнтази. Образы Ариосто оказались очень подходящими для этого направления, и сотни авторов используют их в своих потугах создать нечто оригинальное, при этом даже не подозревая, у кого они крадут плоды своей бурной фантазии. Впрочем, "Роланд" используется и вполне сознательно. В Германии очень популярен сериал по созданному писателем Т. Мильке сценарию "Неистового Роланда".

Итальянский язык не оставил равнодушными и русских поэтов. Батюшков поспорил с Гнедичем, кто лучше сможет переводить Ариосто, и проиграли оба: ни у того, ни у другого до дела руки так и не дошли. А спор выиграл Пушкин, который сначала по мотивам "Роланда" написал "Руслана и Людмилу", а уже в зрелом возрасте перевел несколько строф непосредственно из поэмы. После этого интерес к итальянцу заглох. В 1933 полуперевод, полупересказ создал Мандельштам, но страна строила социализм и ей было не чудачеств влюбленного рыцаря. Мандельштама не поняла не только пролетарская критика, но и свои же братья-интеллигенты.

По мотивам поэмы создавались картины и оперы, делались многочисленные инсценировки и экранизации. По сюжету поэмы в 1594 г. Н. Монтрье написана одна из первых оригинальных пьес французского театра, ставившаяся при дворе и насыщенная эротикой и скабрезностью, учитывая вкусы публики (правда, опущенные в печатной версии). Уже в наше время (с 2004 г.) Итальяно Кальвино делает по поэме серию радиопостановок, после того как создал по ней ряд произведений и опубликовал в популярной итальянской газете "Каррьера делла Сера" свою подборку стихов из поэмы, возродив интерес к ней у самой широкой публики. Говорите после этого, что народ ничем, кроме попсы и чернухи не интересуется.

А для композиторов поэма дала богатую почву своей необузданной фантазией. Росси, Гайдн, Рамо, Пиччини, Гендель, Люли -- всех, кто отметился "Неистовым Роландом" и не перечислишь.

Поэма входила в круг любимого чтения многих известных и неизвестных лиц. Герой В. Скотта ("Уэверли"), находя на пожарище своего карманного "Роланда" прижимает его к груди как любимого друга. А Галилео Галилей не просто читал, а делал многочисленные выписки из поэмы. Найдено 2 экземпляра книги с его пометками, причем ученый не просто подчеркивает те или иные выражения, но предлагает свой вариант: "это слово было был лучше", "я бы предпочел так-то". Советский исследователь Б. Кузнецов даже написал целую монографию, пытаясь понять, что же заставляло великого физика так пристально всматриваться в приключения безумного рыцаря. (Кузнецов, правда, считает, что Галилея интересовал не сюжет, а язык). Вот бы нашим ученым, которые ничего кроме специальной литературы и анекдотов в желтых журнальчиках не читающих, брать пример с великого собрата.

"Книга о Тиле Уленшпигеле"

Тиль Уленшпигель (нем. Till Eulenspiegel) — герой средневековых нидерландских и немецких плутовских народных легенд, бродяга, плут и балагур. Когда возник этот образ неизвестно, хотя ученые и приложили немало усилий, чтобы докопаться до корней. По крайней мере, старейшим изданием о похождениях этого плута была вышедшая в 1511 г анонимно в Германии "Приятное чтение о Диле Уленшпигеле, рожденном в земле Брунцвика, как он проводил свою жизнь..." А в 1515 году появилась фламандская лубочная книга, существенно отличавшаяся если не по набору случаев, то по способу их подачи от немецкого варианта. Это показывает, что и сам этот образ и приписываемые ему анекдоты были достаточно и давно известны к моменту выхода книг.

Согласно легендам, Тиль родился около 1300 г. в Брауншвейге, много путешествовал по Германии, Бельгии и Нидерландам. Умер герой в Мёльне в 1350 г. Отличался этот мужик веселым нравом, косил под дурака, играя главным образом на буквальном понимании метафор, однако его ум и находчивость были признаны его собюргерами. Насколько исторический персонаж корреспондировал с героем анекдотов, неизвесто. Во всяком случае историки раскопали 2 факта, где упоминался некий Уленшпигель и живший как раз в означенное время: в 1339 и 1350 его имя упоминается в современных хрониках, правда по вполне обыденным, рядовым событиям.

Сборники анекдотов об Уленшпигеле, как о Петьке с Василием Ивановичем, завоевали средневековый книжный рынок и уже в первой половине XVI века были переведены на французский, голландский, английский и польский языки. К концу же XX века, количество языков, где несдержанный плут смешил своими выходками достигло 280.

Многие анекдоты оторвались от первоисточника и зажили самостоятельной жизнью. Деяния Уленшпигеля отозвались во множестве пословиц немецкого и нидерландского языков: Eulenspiegelei (уленшпигиливание) -- это когда из себя корчат дурака, "er verleidet der Bäuerin das Mus, um es allein zu essen" ("он охаивает орех поселянки, чтобы сожрать его самому"), "er spielt Eulenspiegels Stück" ("он играет пьесу Уленшпигеля"), то есть у него в запасе всего одна песня -- о человеке, который всем надоел одним и тем же анекотом или рассказом.

Естественно, Уленшпигель стал героем многих литературных произведений. В том же XVI веке появился фарс об Уленшпигеле классика немецкой бюргерской литературы Ганса Сакса. В 1835 пройдоха стал героем другого фарса «Уленшпигель, или Подвох на подвох», созданного австрийским поэтом Нестелроем. Еще одной известной переделкой народных произведений об Уленшпигеле стала симфоническая поэма Рихарда Штрауса «Веселые проделки Тиля Уленшпигеля» (1895).

Но подлинным шедевром, созданном на основе легенд о Тиле и едва ли по славе не превзошедшем народною книгу, является роман Шарля де Костера «Легенда о Тиле Уленшпигеле и Ламме Гудзаке, их приключениях — забавных, отважных и достославных во Фландрии и иных странах» (1875).

Именно романный вариант послужил основой для кино- и телеэкранизаций. Нидерландский кинорежиссер Йорис Ивенс снял фильм "Приключения Тиля Уленшпигеля " (1956), в заглавной роли - Жерар Филип. Однако пока лучшей экранизацией считается созданный в 1974 году фильм Алова и Наумова с Л.Ульфсаком и Е. Леоновым в главных ролях.

Стендаль. "Красное и черное"

Роман «Красное и чёрное» -- о любви и смерти Жюльена Сореля - молодого провинциала с непомерными амбициями -- увидел свет в 1831 году. Важнейшим источником для этого романа было так называемое дело Берте, потрясшее французскую публику в 1827 году. Молодой сын ремесленника убил свою любовницу в отместку за то, что она встала на пути его карьеры.

Стендаль никогда особенно не раздумывал над своими произведениями и в несколько недель написал свой роман (для "Пармской обители" ему хватило месяца, примерно столько же писалось и "Красное и черное"). Нужно, однако, учесть, что Стендаль всю жизнь вел дневник, скорее вымышленную романную, чем действительную историю своей жизни, делал психологические и социальные зарисовки, продумывая их и возвращаясь к любимым темам помногу раз. Он с полным правом на вопрос, какая у него профессия, отвечал: "Наблюдать за поведением человеческого сердца". Так что весь материал у него был под рукой, и роман скорее составлялся из  готовых блоков, чем писался.

Роман носит подзаголовок «Хроника XIX века»: в нём Стендаль рисует широкую картину французского общества накануне Июльской революции 1830. Современная писателю критика именно так простодушно приняла и роман, приняв на веру его подзаголовок: рецензенты по большей части упражнялись в перетягивании каната -- верно или неверно описал Стендаль Францию 1830 года. Особый упор делался на характере главного персонажа. Большинство упрекало писателя в безнравственности и клевете на молодое французское поколение, но были и благожелательные отзывы. "В характере Жюльена есть монструозные черты, в которых каждый признает типичность, но которые внушают отвращение" -- писала в ноябре 1831 "Парижское ревю".

Однако в целом роман прошел незамеченным, и если сегодня находят несколько десятков откликов, то лишь благодаря скрупулезной работе литературоведов, обшаривших все провинциальные издания и газеты-однодневки, в поисках имени Стендаля. Сам писатель презирал публику. Он говорил, что пишет для немногих ("To the Happy Few." -- именно так, на английском языке, заканчивал он каждый свой роман). Публика отвечала ему взаимностью.

Читателей, как и родителей, не выбирают, но если бы Стендаль это делал сознательно, трудно предположить, чтобы его выбор был более удачным. Ибо "среди немногих счастливых" сплошь были писатели, философы, историки. Стендалем восхищались Бальзак, Гюго, Сент-Бев (наверное, самый влиятельный литературный критик того времени). А Проспер Мериме, особа, приближенная к императору Наполеону III, издал 1856-1857 гг полное собрание сочинений Стендаля, а годом позже и его переписку. Естественно, после этого писатель не был оставлен вниманием самой изысканной литературной братии.

На русском языке первые отрывки из сочинений Стендаля появились лишь в 1883 году, однако знакомство с ними образованных слоев, для которых французский не представлял никакой помехи чтению, началось гораздо раньше. Довольно-таки зло отнесся к писателю Лев Толстой. В "Войне и мире" французский офицер досаждает в течение нескольких часов Пьеру Безухову рассказом о своих любовных приключениях, пересказывая при этом сюжет стендалевского романа. Лев Толстой резюмирует: есть любовь платоническая и есть любовь чисто животная. Французы, настроенные исключительно на поклонении юбке, презирают первую как глупость, а вторую, как достойную только быдла. Поэтому они выдумывают какой-то особый, запутанный сорт любви с разными заморочками и прибамбасами, и вот эту-ту любовь и воспевает Стендаль.

XX век воздал Стендалю славой полной мерой. Его произведения переведены на все языки, и продолжают переводится до сих пор. В 1933 в Гренобле, в квартире, где родился Анри Бейль, был создан Музей Стендаля. Исследователи изучают его вдоль и поперек. Некто А. Мартино выпустил "Календарь Стендаля" — настоящий календарь всей его жизни, день за днем, иногда даже с фиксацией часов, и все подкреплено добросовестнейшей библиографией.

Французский писатель избегал диалогов, предпочитая им описания, поэтому он довольно трудно поддается инсценировкам и экранизациям. Тем не менее одна из классических экранизаций мирового кинематографа создана как раз по 2-м знаменитым романам Стендаля. Идею экранизировать романы Стендаля (впервые во французском кино) режиссер Отан-Лара вынашивал двенадцать лет. "Красное и черное", один из этих фильмов, удостоенный Премии Французского синдиката кинокритиков, вызвал споры в среде поклонников творчества писателя. Картина получилась вдвое длиннее обычного метража и для проката была разбита на две серии. Жерар Филип в «Красном и чёрном» создает двойственный образ: перед нами карьерист, готовый добиваться положения в обществе, используя благосклонность женщин, и одновременно умный, искренний, страстный, увлекающийся человек, достойный любви и уважения. Временами кажется, что актер и его герой – одно целое.

Не остался в стороне и наш кинематограф. В 1976 свою лепту в экранизацию знаменитого романа внес С. Герасимов. Приведем отзыв одного из зрителей: "Все, что сделал С.Герасимов - это классика, достойная восхищения. Не стал исключением и этот фильм. Абсолютно точное попадание - Н.Еременко - это настоящий Жюльен Сорель, и никакой Жерар Филип во французской версии не может с ним сравниться. Можно поспорить относительно выбора Н. Бондарчук на роль госпожи де Реналь. А вот Белохвостикова никак не тянет на мадемуазель де ля Моль. Ну некрасивая она - и все тут. А по роману должна быть очень хороша. Кроме того, она, по-моему, плохо играет. Отличной актерской работой я считаю исполнение роли маркиза де ля Моль Глебом Стриженовым. Этот актер оказался в тени своего красавца брата, и режиссеры не заметили, что актер он блестящий, заслуживающий лучшей участи, чем та, что приготовила ему судьба. Среди актеров не указан Евгений Оболенский, сыгравший роль епископа, подарившего Жюльену Тацита".

Вызывали также определенный интерес телевизионная экранизации П. Кардиналя в 1961 и франко-итальянский фильм Верхейга 1998 года.

Особой популярностью Стендаль пользуется у философов. Образ Ж. Сореля дает  им настоящую пищу для размышлений. "Стендаль обладает неоценимым достоинством двойной психологической жизни... Наконец он искренний атеист, что очень редко встречается во Франции, если встречается вообще. Я даже немного завидую Стендалю. Он украл у меня лучшую фразу, которую только может выдумать атеист 'Единственный предлог для мысли о Боге, это сознавать, что он не существует'" (Ницще).

Герой пьесы Сартра "Грязные руки" мерзавец и профессиональный убийца Гуго (почему-то коммунист по партийной принадлежности) выбирая для себя псевдоним, на какое-то время останавливается на Сореле, который ему импонирует своей нравственной безответственностью.

Совершенно невразумительную теорию придумывает Р. Жерар в своей книге "Обман, желание и роман", которую иллюстрирует стендалевским романом. По его мысли в отношениях между людьми всегда присутствует третий. Жюльен Сорель завоевывает Матильду, имея в виду досадить г-же де Реналь. Он убивает последнюю, думая о реакции Матильды, он стремится к успеху в высшем обществе, чтобы открыто показать тому свое презрение.

Думается, в дальнейшем в дальнейшем Стендаль будет вдохновлять философов на самые экстравагантные теории.

Г. Х. Андерсен. "Новое платье короля"

Это история о том, как два мошенника подрядились сшить новое платье королю. Работали, работали, а потом оказалось, что новое платье короля -- это костюм Адама и даже без фигового листка.

Сказка была написана в 1837 (или 1835) году, когда Андерсен выдавал свои сказки пучками, когда, по его словам, каждый сапог, каждый куст, каждый брошенный оловянный солдатик спешил поделиться с ним своей историей. Источником для этой сказки для него послужила средневековая арабская повесть, которая добралась до него довольно сложным путем: через книгу новелл испанского писателя XIV века Хуана Мануэля, о которой в своем собрании "Читанных мною книг" упоминает фон Бюлов и, которую читал Андерсен, и из которой он и сделал выписку данного сюжета.

Сказка сразу же обрела популярность и уже в течение следующей пары лет была переведена на главные европейские языки, сделавшись с тех времен непременным участником всех, даже самых избранных сборников сказок писателя.

Сказка инсценировалась, экранизировалась, мультилицировалась множество раз. Легкость и простота сюжета позволяли расширять ее разными наворотами и подвергать разными толкованиям. Так, в мультипликационном фильме из "Историй эльфов" (серия мультфильмов, показывавшихся американской телесетью НБС каждое воскресенье в 1988-1989 годах), в 2006 отцифрованном для DVD андерсеновский сюжет отсентиментализировали и просиропили сверх меры.

Там разочарованный портной, который не мог найти сбыта своей красивой, добротной и дешевой одежде пошел на хитрость, чтобы наказать воротившего нос короля. В конце, когда девочка посмеялась над "новомодным платьем короля", тот исправился и понял, что нужно гоняться не за призраком моды, а ценить настоящие подлинные простые вещи. Правда, императору все же понравилась новая мода делать платье из лоскутов.

Андерсеновский сюжет нашел своеобразное преломление в одном из эпизодов "Доктора Кто" -- серии передач BBC сер. 1960-х годов, где герой путешествует по времени. В данном эпизоде он, в частности попадает в древний Рим и убеждает Нерона написать музыку. При этом он говорит, что императору достаточно только делать вид, что он якобы играет на арфе и разевать рот, а придворным "по секрету" сообщает, что музыка обладает такой тонкостью, что только чувствительные аристократические уши в состоянии ее воспринять. Естественно, выступление Нерона венчают бурные аплодисменты. Возвращаясь в наше время, Доктор Кто, заскакивает на минуту в Данию 1837 года, где Андерсена никак не посещает вдохновение, и рассказывает ему эту историю.

"Новое платье короля" стало устойчивым словосочетанием для обозначения если не обмана, то видимости правды, видимости, которая скрывает пустоту. Доктор Пенроуз, один из серьезнейших современных математиков выпустил книгу под названием "Новый разум короля" (1989), где рассматривая подетально физику компьютера, тщится доказать, что никаких новых идей это сооружение не представляет, что "интеллектуальные возможности компьютера" -- это такая же фикция, как особые одежды андерсеновского короля.

А один ученый, некто Билл Джонсон дошел до того, что в книге так и озаглавленной -- "Новое платье короля" (2008) -- уже покушается на учение Христа, доказывая, что в нем нет ничего нового, чтобы уже не содержалось в языческих верованиях. Другими словами, если мы начнем разглядывать скрупулезно наши платья -- физические и идеологические -- мы будем постоянно сталкиваться с тем, что все мы ходим голые. Поэтому, как говорил друг Гамлета, "есть вещи, в которые не стоит вглядываться слишком пристально".

В 1971 году Ф. Гросс, врач-психиатр, описал ряд случаев психической патологии, присущей специалистам и названной им "синдром нового платья короля". Однажды поставленный ошибочный или произвольный диагноз, потом регулярно подтверждается многими специалистами. Ускользнуть от сложившегося мнения и посмотреть на ситуацию непредвзятым глазом удается немногим.

Мир попсы в поисках чем бы еще удивить доверчивую публику также прошелся по сюжету. В одной из песенок "Голые леди" (так группа и называется - "Barenaked Ladies") поют: "О! как нам холодно, в наших замечательных новых платьях короля".

Но пальму оригинальности нужно отдать премьер-министру Малайзии А. А. Бадави. На открытие фешенебельного магазина в центре Куала-Лумпура с двусмысленным названием "Новое платье короля" он пришел в шортах и коротенькой рубашке, не прикрывавшей даже живота.

В одном из романов Голсуорси муж говорит жене: "Моя мать каждый день меняла дорогие платья, ты же ходишь почти голая, а обходится это вчетверо дороже". "Такова наша современная жизнь", -- ответила та. Да, такова наша современная жизнь.

У. Теккерей. "Ярмарка тщеславия"

Роман примерно на 800 страницах изображает нравы английского общества начала XIX века. Автор ироничным прожектором высвечивает многочисленные персонажи из почти всех слоев общества. В центре повествования история двух женщин, когда-то школьных подруг, одна из которых вся такая мягкая и домашняя, что ей приносит немало неприятностей в жизни; другая жесткая и хищная.

Само название восходит к одной из аллегорических фигур из повести Д. Беньяна "Путь паломника" (1678), где речь идет о небольшом городке, где проводятся ярмарки под заглавием Тщеславие.

Как и большинство романов того времени, "Ярмарка тщеславия" печаталась отдельными выпусками, выходившими с января 1847 по июль 1848 и были шикарно снабжены гравюрами, выполненными по рисункам самого Теккерея, весьма классного художника. Естественно, что необходимость писать к очередному номеру часто приводила к поспешностям и несуразностям, что особенно сказалось в концовке романа, где неожиданно завязывается острая психологическая коллизия между любящими сердцами, так что роман можно было начинать сначала, но уже не как социальный, а как психологический.

Современная писателю критика сразу же углядела в романе шедевр, но упрекала автора в слишком мрачном взгляде на человеческую природу. Теккерей говорил, что, увы, он видит людей "отвратно глупыми и эгоистичными".

Также был отмечен сильный морализаторский дух романа. "Я не собираюсь быть его ученицей, хотя Теккерей, как и все сильные интеллекты, стремится распространить вокруг себя дух назидания", -- писала в 1857 романистка Дж. Элиот. С тех пор обсуждение романа продолжает набирать обороты. Так, один английский автор -- Д. Сазеленд, в вышедшей в 1996 году книге, всерьез обсуждает вопрос: могла ли одна из главных героинь романа Б. Шарп убить своего мужа, и обвиняет Теккерея в слишком пристрастном к ней отношении, будто это не романный, а исторический персонаж. "Бекки -- уникум. Она имеет похоть к жизни и удивительную энергию -- из-за этого ей можно простить все. Несмотря на некоторые ее действия, некоторым образом некорректные, ты готов извинить ей все", -- заявляет современная американская актриса Н. Ли, которая в конце 1990-х объездила мир с моноспектаклем по роману.

Книга знает несколько экранизаций, в том числе 4 немые и множество театральных и телевизионных постановок. Самой известной была американская экранизация (1935) "Бекки Шарп". Роль Бекки превосходно исполнила американская актриса М. Хопкинкс. Ей удалось сочетать грациозную прелесть наивной провинциалки с жесткими и хищными повадками. Как опытный рыболов, она на свою привлекательность ловит одного мужика за другим, но каждый раз терпит крах из-за своей чрезмерной упоенности победами, и, оставшись у разбитого корыта, вновь начинает охоту.

Келлер. "Зеленый Генрих"

"Зеленый Генрих" -- это так называемый "роман воспитания" -- роман о жизненном пути, чаще всего молодого человека от колыбели до обретения им зрелости. Такой тип романа с легкой руки Гете, первым вспахавшего это поле, очень популярен у немцев вплоть до нашего времени. Достаточно вспомнить "Приключения Вернера Хольта", писателя из ГДР, очень хорошо читавшегося в Союзе.

"Зеленый Генрих" -- это, наверное, вершина жанра, самый знаменитый роман воспитания. Взрослеет в романе и ищет своего места в жизни швейцарский юноша XIX века, который вдоволь постранствовав по свету и разобравшись со своими женщинами, становится добросовестным амтманом (чиновником, госслужащим) с краеугольным убеждением, что лучше чем Швейцария нет страны на свете. Тем не менее, роман посчитали своей классикой не только швейцарцы -- те вообще души в нем не чают -- но и немецкоязычное население других стран.

Роман этот автобиографический. Келлер начал его писать в 1842 году, когда потерпел неудачу на поприще художника-пейзажиста. В 1849 доблестные немецкие профессора, познакомившись с первыми набросками книги, выхлопотали автору стипендию, и он преспокойненько и обеспеченно продолжил писание романа, который и закончил в 1855 году, выдав на гора три тома в среднем по 400 стр каждый. К концу 70-х годов Келлер был уже всешвейцарской знаменитостью, и ему стало неудобно за те колкости, которые он вдоволь разбросал по страницам своего романа касательно швейцарской действительности. Тогда автор взялся переработать свой роман. Так в 1879/1880 несколькими выпусками вышло второе издание, сильно отличающееся от первого. Его композиция была стройнее, живописностей добавилось, однако исчезли порывистость и напор первого варианта. Современные литературоведы не могут прийти к окончательному выводу, какая же версия лучше и издают обе, вернее одну из них с обязательным включением фрагментов из другой.

Роман сразу же покорил немецкую читательскую публику, причем со стороны критики, кажется, не было ни одного сколько-нибудь значительного недоброжелательного отклика Книга продолжает пользоваться читательскими симпатиями до сих пор, опережая по числу изданий в немецкоговорящих странах и Гете с Шиллером и соперничая лишь с Т. Манном. Характерно, что Келлер, будучи швейцарцем, довольно-таки густо насытил первый вариант романа "швейцаризмами" -- диалектными особенностями немецкого языка, характерными для этой страны. В издании же 1880 года, он капитально почистил стиль под образцовый литературный немецкий.

«Я читал большую часть «Зеленого Генриха» вслух и на многих сотнях страниц едва ли отыскал две строчки, которые не звучат естественно и совершенно при произнесении их вслух» -- пишет немецкий классик Г. Гессе.

Ему вторит Томас Манн: "Впервые я читал "Зеленого Генриха" еще пацаном, читал так, как Келлер сам читал Гете: общее схватывалось каждым единственным штрихом. Я был околдован, не в состоянии внутренне отойти от чтения ни на секунду, пока не дочитал роман до конца. С тех пор я всю свою жизни возвращаюсь к отдельным эпизодам книги и эту любовь мне не победить".

И вот уже Канетти, нобелевский лауреат конца XX века, вносит свою лепту в общий хор похвал: "Я даже не могу сам себе представить с каким восхищением я читал тогда студентом в Вене "Зеленого Генриха". В то время Келлер казался мне единственным писателем, который существовал в немецкой литературе".

Однако если книга вызвала и вызывает непреходящие волны восторгов на пространствах немецкой литературы, то с инсценировками и экранизациями дело движется плохо. Этому мешает сама структура романа: длинная, многоэпизодная, не концентрирующаяся вокруг одной заданной темы. Любовная интрига, эта связующая нить всякого романа, постоянно прерывается в "Зеленом Генрихе", то выходя на передний план, то не приведя ни к какому, даже промежуточному итогу, совершенно пропадает со страниц.

В 1994 году швейцарский режиссер Т. Кеферер при поддержке французских и немецких кинематографистов все же поставил полномасштабный фильм. Он выбрал из романа любовные эпизоды и попытался склеить из них подобие интриги, сохранив при этом почтение к тексту. Экранизация однако не имела успеха, хотя добросовестные швейцарские бюргеры со своими половинами в обязательном порядке посетили фильм: ведь надо же поддержать родную классику, тем более страна выпускает не более 1 картины в год, да и то не каждый.

Неожиданный всплеск интереса к роману породил Интернет. Швейцария -- туристическая страна, и многие туристические фирмы, размещая на своих сайтах рассказы о достопримечательностях страны, без удержу цитируют Келлера, благо в своем романе он не оставил вниманием ни одной швейцарской провинции, прочувственно написав и про горы, и про речки, и про озера, и про альпийские луга.

Другой сферой распространения популярности стали DVD. Стиль Келлера -- это доведенный до образца стиль немецкой классической прозы: длинные предложения, расчлененные множеством специальных оборотов, но логически подчиненные общему смыслу ("периоды"), и притом отдающие ароматом тонкой иронией. Это как раз и нравится и немцам и в эпоху наступления английского жаргона диски с отрывками из "Зеленого Генриха" один из самых ходовых товаров на этом рынке.

Г. Ибсен. "Пер Гюнт"

В пьесе норвежского драматурга речь идет о похождениях и проделках охотника национального норвежского фольклорного персонажа Пера Гюнта. Пер Гюнт подобно барону Мюнхгаузену, Ходже Насреддину, Чапаеву -- вполне реальное историческое лицо. Жил в XVIII веке и, очевидно, был великим лгуном и рассказчиком, ибо вошел в бесчисленное множество анекдотов и устных рассказов. В 1845-1848 писатель и деятель норвежского национального движения Асбьерсон собрал эти рассказы и издал их книгой, пользовавшейся в Норвегии громадной популярностью до появления драмы Ибсена. В этой книге содержатся многие эпизоды, впоследствии вошедшие в пьесу, в частности, как он освободил от троллей 3- сестер (а до этого переспал с каждой из них), как он убил сказочное существо полутролля-получервя гигантских размеров. И везде о подвигах Гюнта рассказано с восхищением и задором.

Пьесу, довольно-таки большую по объему, Ибсен написал за несколько недель. Она вышла тиражом 1250 экз, а через две недели было допечатано еще 2000 копий -- тираж для тогдашней Норвегии гигантский. Успеху пьесы не помешало то, что в отличие от Асберсона, Ибсен представил национального героя вруном и ничтожным человеком. В это время писатель воевал с норвежскими патриотами, активно нападая и высмеивая все национальное. Пьеса была настолько популярна, что уже в 1876 была поставлена в театре: поначалу она предназначалась исключительно для чтения -- это единственная пьеса, которую Ибсен написал в стихах.

Для постановки Ибсен уломал своего друга -- тогда еще не очень известного композитора Э. Грига написать музыку (Григ потом жаловался в письмах, что пьеса ему никогда не нравилась, а Андерсен соглашался, что ничего более ужасного в своей жизни он не читал). Музыка также завоевала громадную популярность, почти сразу же отделившись от пьесы и зажив самостоятельной жизнью. Много позже (1891) Григ написал 2 сюиты, связав их с "Пером Гюнтом", которые также стали неотъемлемой частью постановок пьесы.

Несмотря на явную несценичность пьеса имеет довольно-таки счастливую театральную судьбу. В США она впервые была поставлена в 1907 году, где главную роль исполнял прославленный американский актер Ричард Мэнсфильд. На основе этой пьесы на Бродвее была создана музыкальная опера, которая идет там до сих пор  с 1923 года. Авторы бродвейской постановки облегчили текст, приспособили музыку Грига под хиты, свели нравственные проблемы Пера к тому, с кем лучше переспать -- верной Сольвейг или сестричками-троллесами (пьеса Ибсена вообще перенасыщена женскими персонажами -- Ингрид, которой Пер делает троллят, Анитра, которая крадет у него все сокровища -- словом для создателей сериалов есть где разгуляться). Впрочем, герой не особенно обременяет себя выбором, резонно полагая, что И лучше чем ИЛИ.

Одной из самых оригинальных постановок, вошедших в историю русского театра была постановка группы артистов МХТ под руководством Садовского 1900-х годов. Артист отобрал из пьесы козырные эпизоды, в основном лирического и драматического планов и в течение 2-х вечеров читал их. Кроме того, в постановке были также диалоги, а само чтение шло в вперемежку с музыкой Грига. Иногда включались эпизоды из другой пьесы Ибсена -- "Бранд".

В 1941 17-летний Ч. Хэстон со своими друзьями создал немой, черно-белый фильм, где сам играл роль Пера Гюнта (к тому времени эпоха немого кино давно уже закончилась). Тем не менее фильм имел в Англии дикий успех, хотя одновременно шли и немецкий, один из первых цветных, фильмов и несколько телепостановок. Прокатчики, придали ленте звуковое сопровождение -- где текст читали знаменитые английские артисты. Ну и, конечно, не обошлось без музыки Грига.

Подобные концертные версии "Пер Гюнта" оказались наиболее подходящей формой представления пьесы. Одну из последних создал в 1993 канадский актер К. Пламмер. В представлении были задействованы весьма мощные силы: тут тебе и Хартфордский симфонический оркестр, один из лучших в Америке, и оперные голоса. Интерес к постановке подогревается тем, что все права на нее имеет Канадская радиовещательная корпорация, которая на корню пресекает попытки перенести пламмерского Гюнта на голубой экран или CD.

В 2007 Симфонический оркестр Миннесоты пошел на неслыханную вещь. Он поставил "Пера Гюнта" в совершенно новой музыкальной аранжировке, заменив бессмертного Грига на современного норвежского же композитора (Harald Sæverud), авангардного направления (хотя, конечно, сегодня авангард в искусстве несколько подустарел, да и эта музыка была написана аж в 1948). Этот Сэвруд утверждал, что музыка Грига -- это, конечно, красиво, но это не по-норвежски, и он построил композицию на разных норвежских инструментах, на которых со всей серьезностью дудели, били и пилили оркестранты, привыкшие к классическим инструментам.

В 2006 году из "Пера Гюнта" сделали красочное шоу в Каире: постановка шла на фоне Сфинкса, и именно Сфинкс был посланником потусторонних сил, а не черт с оловянной кружкой, как в пьесе.

И, конечно, бизнес не мог пройти мимо такого козырного сюжета. В Интернете создан громадный Пер Гюнт-сайт, где можно найти и музыку Гюнта, и рекламу многочисленных туристических фирм, организующих туры по Норвегии. Есть там и текст Ибсена, но только в примечаниям к фото прекрасных норвежских видов и национальных обычаев.

Ж. Верн. "Вокруг света за 80 дней"

Это классический приключенческий роман французского писателя Жюля Верна, впервые опубликован в 1873 году. В романе английский джентльмен Филеас Фогг и его французский слуга Паспарту (дословно "проходящий всюду, пройдоха") пытаются на пари за 80 дней обогнуть земной шар, и это им удается минута в минуту.

Нужно сказать, что идея положить путешествие вокруг света в основу художественного произведения имеет давнюю традицию. Однако во времена Ж. Верна она обсуждалась особенно горячо в связи с мощным техническим прогрессом, в частности в сфере транспорта. В 1869 году был открыт Суэцкий канал, в 1871 вошла в строй Панамериканская железная дорога и где-то около 1870 года была закольцована система железных дорог через Индию, так что можно было пересечь континент, не пересаживаясь с поезда на поезд. То есть технически путешествие вокруг света стало возможным и почти одновременно с Ж. Верном "Железнодорожная компания Эйри" опубликовала отчет, как можно обогнуть земной шар. В этом отчете были указаны расписания, маршруты и дистанции. По расчетам компании такое путешествие можно было совершить за 77 дней и 21 час.

Так что замысел романа нельзя назвать оригинальным. Говорят, что он родился у Ж. Верна как раз, когда писатель просматривал газеты в одном из парижских кафе. Он, испытывая в то время значительные как денежные, так и личные затруднения (у него умер отец), быстро схватился за идею и уже 22 декабря 1872, день в день, когда по тексту романа закончилось это путешествие, в газетах появился первый выпуск. Это навело многих читателей на мысль, что писатель описывает подлинное событие. Тем более, что Ж. Верн не только рассчитал его по датам, но и дал скрупулезное описание железных дорог и пароходов, что навело исследователей на мысль, что транспортные компании выступили  спонсором писателя.

Роман, как и почти все произведения писателя, был высоко оценен критиками: "Европа и Америка могут выставлять соперников, в лучшем случае лишь подобных Жюлю Верну, но превзойти его не в силах человеческих" (Из отзыва в "Конституцьонел" 20 декабря 1873). Роман очень нравился Л. Толстому, как, впрочем, и другие произведения писателя. Время не умерило восторгов, и множество критиков и писателей вплоть до нашего времени отметились похвалами в исторической книге отзывов и пожеланий.

Нечего и говорить, что роман переведен на почти все более или менее значимые языки, причем первые переводы -- в том числе польский и английский -- появились уже в 1873 -- году выхода романа. Существует и перевод романа с языка французского на... французский. Это перевод литературного текста на так называемый креольский -- суржик, которым пользуются жители Нового Орлеана французского происхождения. Перевод издан как билингва: на одной странице разворота нормальный французский текста -- на другой он же на суржике.

Роман возбудил не только литературные подражания. Некая Нелли Блай в 1889 году предприняла путешествие по романному описанию и уложилась в 72 дня, о чем поведала миру в книге, также ставшей бестселлером. В 1903 году один американский артист уложил этот же маршрут в 54 дня, 9 часов и 42 минуту, а в 1993 был учрежден приз Жюля Верна, соискателям которого надлежит пересечь глобус на паруснике без остановок и посторонней помощи.

Стремительность и увлекательность сюжета делают роман лакомым куском для экранизаций, количество которых уже сейчас неичсислимо, а с выходом на арену новых технических возможностей грозит только увеличиваться.

Еще при жизни писателя роман был инсценирован с большим размахом. Причем постановка, в которой были задействованы мощные средства (достаточно сказать, что на сцене появлялись животные и даже слон) принесла автору колоссальный доход.

Когда была создана первая экранизация, история до сих пор не выяснила. Одной из них была черно-белая пародийная версия режиссера Ричарда Освальда. Фильм снимался в окрестностях Берлина, и одним из приколов было то, что путешественники колесили вокруг города, выдавая свои блуждания за кругосветное путешествие. Классической стала экранизация 1956 года Д. Нивена и Кантифласа, завоевавшая 5 оскаров. У Кантифласа, одного из самых прославленных испаноговорящих комиков, действие фильма захватывает Испанию, а Пасспарту (оказавшийся испаноязычником) участвует в бое быков.

Каждый портил или обогащал сюжет в меру своих возможностей. В 1986 Уолт Дисней выпустил мультипликационную серию, где путешествуют его излюбленные Микки Маус и Дональд Дак. Еще ранее, в 1981 в Америке появился испаноязычный мультфильм, где также действовали животные, и в котором сюжет Ж. Верна совместили с сюжетом "Трех мушкетеров" Дюма. В 2007 году Фултон Опера Хауз -- известный театр в Пенсильвании, который вопреки названию ставит все подряд, сделал из сюжета захватывающее шоу с танцами, песнями, видеорядом и бог знает чем. А несколько ранее (2004 год) была выпущена DVD-версия фильма 1956 года, где заменили оригинальную музыку к фильму на затеи собственного производства, плюс снабдили продукт эффектами компьютерной графики.

Книги в наше время перестают читаться, но какие бы технические средства их не заменили, сюжет останется жить.

Т. Манн. "Будденброки"

В романе изображена история купеческой фамилии из немецкого города Любек на протяжении почти всего XIX века: история ее возвышения и упадка в течение 4-х поколений с упором на неуклонно катящимся вниз третьем поколении.

После выхода в свет в 1898 дебютного сборника новелл Т. Манна издатель С. Фишер, унюхав в начинающем даровании немалый потенциал, предложил тому написать роман. У Т. Манна уже был в разработке соответствующий замысел и 13 августа 1900 роман попал в издательский портфель.

Роман был опубликован 26 февраля в количестве 1000 экземпляров. Стоил он недешево и расходился туго. Однако уже следующее издание (1903) принесло автору успех. В 1918 было выпущено 100-тысячное издание, разлетевшееся в магазинах мигом -- цена при этом была вполне приемлемой для читателя из среднего класса. В 1929 г писатель получил Нобелевскую премию именно за "Будденброков", и издание 1930 стало первым в Германии, достигшим планку 1 000 000 экземпляров. Любопытно, что большинство членов Нобелевского комитета считало подлинным шедевром другой роман писателя "Волшебную гору", но роман был слишком злободневен и присуждение за него Нобелевской премии было бы по обстановке тех лет крайне неполиткорректно, поэтому "Будденброков" использовали как благопристойный повод.

С тех пор роман переведен на 30 языков, и хотя уступает по популярности детективам и приключениям, но для произведений такого класса это можно считать оглушительным успехом.

Поскольку роман писался на местном материале, то в Любеке он поначалу был воспринят как карикатура на местное общество. Предполагаемые прототипы были возмущены. По городу ходили шпаргалки, где указывалась, кто скрыт под тем или иным романным персонажем. Возмущенный Т. Манн откликнулся на это своей программной статьей "Бильзе и я" (Бильзе -- офицер, который выпустил памфлет против местных бюргеров):

"Не спрашивайте, кто бы это мог быть... Не говорите никогда, что вот здесь изображен я, а вот там этот. Это только высказывания художника на вашем материале. Не пачкайте своими аплодисментами и шипением его свободу".

Хорошие слова, но люди всегда искали и будут искать прототипы в художественных произведениях -- с этим, похоже, ничего не поделаешь.

Роман почти сразу встал в ряды классики и не выходит из них вплоть до сегодняшнего дня, хотя черные дни и он переживал. Роман был запрещен в фашисткой Германии, признавался устаревшим поколением "нового романа" (1960-1970). Да и сейчас переживает не лучшие времена: оценки устаканились на уровне хвалебных. Это значит, что признанный всеми роман  не читается, он впал в кому почетного забвения. В 2002 вышло 2-х томное издание романа, причем 2-й том составили сплошь комментарии: нечто вроде похоронной процессии -- роман стал памятником самому себе.

Ни чисто литературный сюжет, ни персонажи романа не располагают к переделкам, инсценировкам и экранизациям. Тем не менее уже в 1923 г по роману вышел немой фильм, сильно раскритикованный писателем, почему следующая попытка состоялась лишь в 1958: это была добротная, но серая и вполне проходная экранизация.

В 1994 году вышел фильм Хайнриха Брелера "Манны -- роман столетия". Фильм не только получил все мыслимые и немыслимые в немецком кинематографе награды, но и получил мощную зрительскую поддержку. Однако режиссер пошел по тому пути, против которого так яростно протестовал писатель. Он сделал некий синтез биографического и художественного фильма: речь в нем идет о семье Маннов, эпизоды биографии которых воспроизводят сцены романа или наоборот: в романной истории имена персонажей заменены фамилиями реальных лиц.

Брелер на этом не остановился. По фильму он изготовил телефильм, где еще более усилил биографический элемент. Затем сделал и из этого фильма экстракт, где эпизоды романа то ли о Маннах, то ли о Будденброках перемешаны и откомментированы обширным интервью с Э. Манн Боргезе -- наследницей писателя. Называется фильм "По поводу семьи Маннов". Нужно сказать, что колоссальный успех этого произведения, умноженный его изданием на DVD намного перекрыл успех самого романа: автор для современного читателя/зрителя/пользователя гораздо интереснее самого произведения.

К культурной чести немецкой нации нужно сказать, что роман вызвал неоднозначную реакцию, и многие писатели, просто читатели выступили против подобной профанации имени великого писателя. Как бы то ни было, но интерес к роману был подогрет и в 2005 он впервые был инсценирован режиссером Д. фон Дюффелем. Режиссер выбрал из романа выигрышные драматические сцены и на них построил спектакль. Спектакль пользуется успехом. После дюссельдорфской премьеры, его поставили и продолжают ставить многие театры Германии, включая Любекский, где постановки время от времени идут в Доме Будденброков -- музее, воссоздающем обстановку жизни немецкой бюргерской семьи, как она описана

Добавить коментарий

Вы не можете добавлять комментарии. Авторизируйтесь на сайте, пожалуйста.

 Рейтинг статьи: 
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10
 
 
 
Создание и разработка сайта - Elantum Studios. © 2006-2012 Ликбез. Все права защищены. Материалы публикуются с разрешения авторов. Правовая оговорка.