Ликбез - литературный альманах
Литбюро
Тексты
Статьи
Наши авторы
Форум
Новости
Контакты
Реклама
 
 
 
Архив номеров

Главная» Архив номеров» 55 (январь 2009)» Поэзия» Меня нет (подборка стихов)

Меня нет (подборка стихов)

Нечаев Антон 

КАРАНТИН

         

         Не пусти их, говорю, не пусти, - 
        
Бог велел своему архангелу,

          а тот передал дальше

          по станциям железной дороги.

 

 

ВАГОН № 1 «ПРОВОДНИЦА»

Киряли с проводницей дембеля,

медалями бренчали труля-ля,

и полки в беспорядке обрывались,

матрацы мялись.

 

Всем проводница сделала минет,

сготовила чем бог послал обед

и песенкам военным подпевала,

но все ж достала.

 

И ночью, излупив, измордовав,

ее макушкой тюкнули о шкаф,

и кипятком из бака окатили,

о дверь разбили.

 

Проносится стальная ткань моста,

и девушка раздета и пуста,

и взявшись дружно, плоть ее качают

и в ночь пускают.

 

 

ВАГОН №2 ФИЛАНТРОП

Мятный, прилизанный, с сиплой гортанью,

теплую книжицу мучая дланью,

глядя в глаза и поверх и за них,

изредка – доктор, возлюбленный, псих,

чаще – учитель, чиновник, супруга,

близкий знакомый далекого друга,

мудрый, приветливый, светлый, один,

вилкою смачно берет апельсин,

дольку за долькой серьезно глотает

и малолеткам не предлагает.

 

 

ВАГОН №3 ШУТНИКИ

Маленькая феечка, маленький крепыш

привязали к котику сухонький камыш,

подпалили котику лапы и усы,

подложили бабушке лезвие косы.

Бабушка споткнулась – к черту голова,

котик спотыкается, движется едва,

а собачка лается да грызется всласть –

выдумка  с собачкой им не удалась.

 

 

ВАГОН №4 ОТВЕТСТВЕННЫЙ

В широком кабинете

овальной головой

решает все на свете

товарищ молодой.

Уста его – конфеты,

сверкает пиджачок,

по модному одеты

штаны наискосок.

Трепещет бумажонка

в расслабленной руке,

бредовый сленг ребенка

повис на языке:

 - Агу ага ребята,

ага агу идут,

агу ага пираты

подарки берегут.

Берем бутылку рома,

банан и абрикос

и топаем до дома

дожевывать вопрос.

 

 

ВАГОН №5 БАРАХОЛКА

К морозным стеклам лица пристают

и за собою вкрадчиво зовут,

размахивая ценной промокашкой,

сверкая благонравною рубашкой,

зеленую пантеру предлагая,

меняя на синицу попугая.

 

Им зажимаешь через стекла рот,

но он еще настойчивей орет;

и в лоб стучишь, и шторы задвигаешь,

но этим только выбор расширяешь.

 

Сквозь завесь слышится: заморский кашалот

шестнадцать пар на борт к себе берет

и радует изысканным круизом,

бамбуковой текилою, стриптизом

редчайших марсианских обезьян…

И в том, что это правда – весь изъян.

 

 

ВАГОН №6 ИСКАТЕЛИ

Расколупали

и не нашли.

Искали далее –

до дна земли.

Но там такие

дела и звери,

что поневоле

забили двери.

И глаз не кажем,

зерно жуем,

внушаем нашим,

что проживем.

А жилка бьется,

удох покой:

откуда солнце

над головой?

 

 

ВАГОН № 7 ВОКЗАЛ

Вокзал остановился у пути,

чтоб каждый мог и выпить и войти,

и стеклами честнейшими сверкая,

как девка распахнулся, завлекая.

 

Но черные, нечесаные – мы,

едва ли люди – шобла, крикуны,

моллюски – голова из чемоданов,

салфетки и котлеты из карманов,

 

галдя и плача, тащимся оравой

и у скамеек застываем лавой.

 

Вокзал молчит. Он смотрит мимо нас.

Под ним небес тускнеющий атлас.

Под ним – атлас. Под нами – креп и ситец.

И дворник ухмыляется, провидец.

 

 

 

СЕН-ЖЕРМЕН

Я не помню новых имен

(где-то был, но утерян список).

Не помянет меня добром

ни одна из знакомых кисок.

 

За прошедшие триста лет

я душой не болел ни разу,

и подруга, которой нет,

просчитала меня не сразу.

 

Целовала, звала, ждала…

В общем, как бы сказать? любила…

Только верной едва ль была…

Потому и любовь сгубила.

 

Говорят, что в раю кругом

головы ангелочки вьются.

Только верится мне с трудом,

что при виде людей не бьются.

 

 

* * *

Куда идти

и как пройти,

когда с войной не по пути?

Когда разлука спит в груди

тяжелой инородной костью?

Когда Судьба разводит гостью,

почти сестрицу Жизнь на жизнь?

Когда суровые ножи

по человечинке тоскуют?

И старики не паникуют

при виде смерти: забирай!

Когда бродяге виден рай

из-за колючего забора?

И чтоб попасть туда, нужна

всего лишь скромная трава,

что корешок пригонит скоро…

 

 

 

* * *

Небо открыто,

и я это чувствую,

но в землю по лестнице ухожу

к преступнику и бомжу

с пропискою в гное, в мусоре.

 

Потому что хочу

возвысится, как они,

а не как

самолеты и журавли.

 

 

 

* * *

Я всем своим светом

служил темноте.

И строки вставали

в отряды не те.

И падали всуе

пустые слова,

и раны скрывала

скала и трава.

 

А ныне я свету

готов послужить –

из мертвого камня

надгробье сложить.

 

 

 

* * *

Я помню удивительный момент,

когда я в жизни был абонемент.

Меня четыре пальца отогнули,

четыре пальца голову свернули,

четыре пальца смяли в кулаке;

а после унесли на каблуке.

 

 

 

ДЕВОЧКА И АВТОБУС

Девочка восьмилетка

провожала визгом автобус:

 - Там шофер – мой приятель.

 

 - Что это с ней? -

спросила тетка водителя.

 - Так у меня в каждой деревне.

Автобус для них,

что индийский слон.

 

 

 

* * *

Когда я расстанусь

с тобою навеки –

утихнут леса,

остановятся реки.

 

И люди в закатных

лугах разойдутся

чистить картофель,

склеивать блюдца.

 

И древнее

рассыплется колесо,

и сфинксы

съедят песок.

 

И там,

на безводном дне

я и ты,

как памятник мне и тебе.

 

 

 

ПУТЕШЕСТВЕННИК

Время растягиваешь,

как захочется

(а еще спрашиваешь,

когда все кончится).

 

Нетвердо знаешь

предел положенного,

но к невозможному

лишь чуть-чуть

стремишься,

чтоб Богу не докучать;

нервируешь только мать.

 

 

 

* * *

Пророчества, которые я не слышу:

шелестят цветы у дороги,

проговаривают машин колеса,

невидимые и всесильные

скрипят

винтики в часовых механизмах…

 

Но резко и смело

может бросить в лицо

лишь кочка,

ушедшая вместе с ногой в трясину.

 

 

 

КРОВЬ ВЕРЫ

Закрался мир

в убогий хрупкий домик,

и стало скучно

жителям его.

 

Они дышали

крепкой диафрагмой,

маршировали

в крепких сапогах

и песни сочиняли не за страх,

а как велела внутренняя нота…

Но мир сгущался, пер бесповоротно:

в пакетах – булки, деньги в кошельках…

Почти покой… И вера не нужна.

Для веры предпочтительней

война.

 

ТРАССА

Когда строили трассу,

снесли маленькую деревеньку.

Несколько стариков и старух,

очнувшись утром,

обнаружили над головами

твердый надежный бетон.

 - И вылезти-то нельзя

поклониться начальству,

когда приедет, -

сетовали они.

 

 

ДУША СВЕРХУ СМОТРИТ

Папа с мамой делают меня…

Я сверху на них смотрю –

что-то у них получится?

 

Рыжий уродец с опасной психикой,

маленький черноглазый (а мама-то нагуляла!)

или девчонка застенчивая

с музыкальными интересами?

 

Сверху на них смотрю…

 

 

МЕНЯ НЕТ

Нет меня.

 

 - Где этот пидорас? –

спросят друзья

и вина не нальют

в мой стопарик.

 

 - Где этот тунеядец? -

жена промолвит

и позвонит любовнику.

 

 - Где этот неудачник и жмот? –

спросят детишки

и смастерят из стихов

кораблики.

 

Я взираю спокойно –

меня нет.

 

 

 

Добавить коментарий

Вы не можете добавлять комментарии. Авторизируйтесь на сайте, пожалуйста.

 Рейтинг статьи: 
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10
 
 
 
Создание и разработка сайта - Elantum Studios. © 2006-2012 Ликбез. Все права защищены. Материалы публикуются с разрешения авторов. Правовая оговорка.