Ликбез - литературный альманах
Литбюро
Тексты
Статьи
Наши авторы
Форум
Новости
Контакты
Реклама
 
 
 
Архив номеров

Главная» Архив номеров» 55 (январь 2009)» Поэзия» Подача блюд (поэма о брачных играх)

Подача блюд (поэма о брачных играх)

Бильченко Евгения 

 

ПОДАЧА БЛЮД

(поэма о брачных играх)

                         

Посвящается моим родителям                                       

 

                          Ты умеешь готовить?

                          Из Тысячи и Одного Разговора.

 

Первое блюдо: «Будний день».

 

Среда свой стрихнин куховарит:

Глотну налегке.

Я – просто карманный словарик

В твоем пиджаке.

 

На сердце, как в детстве, отрадно

Сгущается ложь.

Захочешь – положишь обратно,

Захочешь – возьмешь.

 

Моя – черт подрал бы! – ученость

Пришлась по уму.

...Как мало венчалось девчонок

За эту зиму!

 

Обыденность – грубой закваски

Упрямая дщерь.

Привыкла рассказывать сказки:

Не хочешь – не верь.

 

Всяк выбор чего-нибудь стОит:

Теряй да ищи.

 

...А я не умею готовить –

По средам – борщи.

            

Второе блюдо: «Частушка».

 

....Раз пришел ко мне миленок –

Я лежу, усталая,

И шепчу ему спросонок:

«Силовать не стану я.

 

От рассвета до зари

Страх, как будешь мучиться:

Птицу в жены не бери:

Пусть ползком научиться!»

 

Третье блюдо: «Первые птицы».

 

Как трепетный абрис мыса,

С вершин долетает пенье...

 

Я так устала от мыслей,

Что, кажется, поглупела.

 

Ольха выпускает почки

С кошачьими коготками:

Весна – чистота и точность

Бетховена под руками.

 

Петь песни – смешное право,

Как волчий билет до рая.

...На слух тебя подбирала –

На слух тебя разбираю

 

Четвертое блюдо: «Весна в спальном районе»

 

Деревья встряхивают почки

И воздух пробуют на ощупь...

Жду новой электронной почты,

Как иерусалимской прощи.

 

Гнилая, словно грипп, погода

Сочится острым черноземом.

Тоскуя, зимняя природа

Впадает в летнее позерство.

 

И солнце косится с насмешкой

На мой испуганный больничный.

Стволы и люди – вперемежку,

Как с пастернаковских страничек.

 

И в этой гуще, в этой ряби

Ход жизни, выпроставшись в стаю,

За мной следит, как старый рабби,

И все грехи мои считает.

 

Возвышенное станет грешным,

А низменное станет горним....

Кусаю нежность, как орешки,

На ветреность меняю гордость.

 

И мир ложится все продольней

Попрек горла мне на рельсы...

Чем чаще делают мне больно, –

Тем чище ямбы и хореи.

 

Пятое блюдо: «Нивки»

 

Это не то, чтобы вывихи мироздания,

Или вдруг  я стала такая умница:

Я просто случайно работаю в этом здании

И просто случайно шагаю по этой улице.

 

Шагаю – и чую, как холод

Теряет над миром власть.

 

Вот белый – здоров и молод –

Дом, где я родилась.

 

Как будто висит в воздухе

На ветке последний лист...

Дом, где «по причине возраста»

Родители развелись.

 

Шагаю, как можно легче:

Боюсь раздавить асфальт.

Время неплохо лечит –

Толерантностию – фальшь.

 

Весна, как чужая слава,

На мир наложила лапу.

А это, четвертый справа, –

Дом, где живет папа...

 

Шестое блюдо: «Нелюбимое».

 

Я не желаю больше участи завидной

И не размениваю душу – руб за сто

Но мне обидно,

Мне обидно,

Мне обидно,

Что я –

Никто.

                         

 

Седьмое блюдо: «Коктейль Ясного дня»

 

Деревья любуются небом

светло и торжественно.

Их черные ветки еще чернее

кажутся в синем нимбе...

 

А по улице легкой походкой

шагает чужая женщина,

которую ты никогда, как свою,

не обнимешь.

 

Восьмое блюдо: «Ароматное».

                    

                      Арбузной коркой пахнет снег

                                                  Б. Пастернак

 

Март явился – мокрый черт, –

Ливень пахнет дыней.

Здесь упрямство не при чем.

Не при чем гордыня.

 

 

Восемь бед – один ответ:

Капли теплых кружев.

Ты мне веришь? Дружбы нет:

Понарошку дружим.

 

Я с душою наповал –

Все совсем иное:

Ты по ливню тосковал,

А дружил – со мною.

 

Ливень радовал дома,

Крыши им морочил...

Я в тот март сошла с ума

Как бы между прочим.

 

Словно Дух пришел за мной

В нимбе тонких линий...

Я была твоей женой

В Иерусалиме.

 

Старый сон двойного дна:

Робкий шаг по насту.

Ты прости, что я умна

И прости, что – насквозь.

 

И прости, что ты меня

Любишь – и не любишь.

Эпатаж сквозного дна,

Мартовские глуби...

 

Все прости: браваду, честь,

Нежность, боль и правду!

Что ж ... Других дождей не счесть:

Радуйся и радуй.

                              

Девятое блюдо: «Бульон для выздоравливающего».

 

Алых и белых губ

Черное домино...

Просто – сварила суп.

Просто – гляжу в окно.

 

Избытки лени –

Остатки чая.

Ни о ком не жалею –

Ни за чем не скучаю.

 

Всех отогнала, стук

Сердца преодолев...

Алых и белых рук

Душное дефиле.

 

Письма, приходы –

Приходы, письма...

Остатки свободы –

Избытки мысли.

 

С вечера до утра

В небо растет трава...

Ветер, мой бедный брат –

Грешно – не  – виноват.

 

Режу на ломти –

Рыдаю на запах.

...Усталый паломник

Бредет на Запад.

 

Суп закипел, слегка

Фыркая, словно смех...

Ветреная тоска, –

А тяжелее всех.

 

Десятое блюдо: «Домостроевское»

 

«Какой пассаж!» Пошло все на ...!

Чем шире боль, – тем тропки уже.

Я буду глупая жена

Разумного своего мужа.

 

Одиннадцатое блюдо: «Старинное»

 

Мой робкий, мой дерзкий юнга!

Я буду твоей женой.

Потянутся птицы с юга

За матушкой-тишиной.

 

И наш поплывет корабль

Торжественно, как ТаНаХ,

Туда, где смешные крабы

На сказочных сундуках.

 

Кому-то кастрюлей лязгать.

Кому-то – до хрипа – петь.

Я буду – шутя – влюбляться.

Ты будешь – всерьез – терпеть.

 

Поэзия как диагноз:

«Я – ведьма». Мой нож – остер.

Но – веришь? –   я – Божий ангел

На фоне своих сестер.

 

Двенадцатое блюдо: «Для мужа, или Тихий час»

 

Сердца открытый люк.

Звезды в глазах терний.

Как я тебя терплю?

Как ты меня терпишь?

 

Недоговорки ссор.

Призраки сновидений.

Старый, как блин, укор.

Вечного «нет денег».

 

Мой – до небес – жар.

Робкий угар песен...

Рук уже – не разжать.

Мир, как всегда, тесен.

 

Стелятся невзначай

Простыни сухожилий...

Чуешь, наш тихий час?

Мы его заслужили.

 

 

Тринадцатое блюдо: «Подруга, или Простой разговор»

 

– Ты умеешь готовить?

– Нет.

– Ты умеешь шить?

– Нет.

– Ты умеешь нянчить ребенка?

– О нет!

– Что ж ты умеешь?

– Петь.

– А еще что умеешь?

– Жить.

– А еще что умеешь?

– Мыслить.

– А еще?

– А еще:

спорить,

не соглашаться,

биться,

тосковать до упаду,

понимать с полуслова,

обнимать до рассвета,

целовать до прозренья,

и лечить без лекарства,

и глядеть прямо в очи

с чистотою бесстыдной...

– И ты думала с этим

стать «дражайшей супругой»?

– Да... Да!

– Ну, ты и дура!

 

 

Четырнадцатое блюдо: «Суп, или Первое»

                      

                         Управление большим царством напоминает

                                    приготовление блюда из мелких рыб

                                                                                     Лао-Цзы

Никогда не пробовала – проще.

Закипели рифмы – брошу в чан.

У моей любви святые прощи

Умирают без своих прочан.

 

А в деревне на небе – журавлик,

И какой-то бабушке тепло.

Ложка вкусной скороспелой правды –

Да тугое, как весло, крыло.

 

Говорить взахлеб, уже не целясь.

Не бояться переспать одной

И ходить в заброшенную церковь:

Насладиться сочной тишиной.

 

Не бояться провалить экзамен.

Не бояться отослать письмо.

Выйти замуж. «Тупо выйти замуж», –

Как глотнуть от гриппа эскимо.

 

И каких-то странных сновидений

Памяти на призрачной цепи

Не бояться... что не хватит денег,

Чтобы платье белое купить.

 

...Ничего с тех пор не изменилось:

Нам за счастье кажется беда;

И любая правда – это мнимость:

Я боюсь того же, что всегда.

 

 

Добавить коментарий

Вы не можете добавлять комментарии. Авторизируйтесь на сайте, пожалуйста.

 Рейтинг статьи:  5
 
 
 
Создание и разработка сайта - Elantum Studios. © 2006-2012 Ликбез. Все права защищены. Материалы публикуются с разрешения авторов. Правовая оговорка.