Ликбез - литературный альманах
Литбюро
Тексты
Статьи
Наши авторы
Форум
Новости
Контакты
Реклама
 
 
 
Архив номеров

Главная» Архив номеров» 56 (февраль 2009)» Критика и рецензии» Фантастика Башкортостана (предисловие к новому изданию)

Фантастика Башкортостана (предисловие к новому изданию)

Ягудин Расуль 

ФАНТАСТИКА БАШКОРТОСТАНА

 

Дорогие друзья! С чувством глубокого удовлетворения представляю на ваш суд первый выпуск приложения к художественно-публицистическому журналу «Литературный Башкортостан», собравшего под одной обложкой произведения наиболее заметных авторов из числа членов творческой группы «Фантастика Башкортостана».

Вы увидите, что актив нашего журнала, вообще-то ориентированного на изысканную, эстетскую литературу, постарался отобрать для книги беллетристику, хотя достижение каждым автором катарсиса оставалось непременным условием и здесь. Ничего не поделаешь, вопрос принципиальный: без катарсиса литературы (а также искусства) не существует, так что – вынь да полож или вообще не пиши, не переводи зазря бумагу. Однако катарсис увлекательности повествования совсем не помеха, и я могу поручиться – читая «Фантастику Башкортостана», вы не будете скучать.

 

Немного истории (да-да, у нас уже есть своя история):

Творческая группа «Фантастика Башкортостана» стихийно возникла после трёх суток беспробудного пьянства и морального разложения (всех, кроме меня) на Московском международном конвенте писателей-фантастов в феврале 2002 года (Роскон-2002). Именно тогда по возвращении в Уфу несколько человек зачем-то – непонятно зачем! – решило объединиться в группу. Я пишу «непонятно зачем», потому что члены первого состава группы были совсем не склонны к коллективизму и каждый всё старался грести под себя. Так мне и не удалось, несмотря на все старания, втолковать им, что наша сила лишь в единстве, что поодиночке каждый из нас годится только на минет, что люди потому и вышли в люди из обезьян, что умели поступаться личным ради общественного и через реализацию общественных интересов реализовывать свои личные интересы на совсем другом уровне, что те из обезьян, которые поступиться личным ради общественного не захотели,  так обезьянами и остались: до сих пор, вон, прыгают по веткам, гадят прямо под себя и затевают разборки из-за каждого банана. Как писал наш дорогой коллега и учитель Роберт Хайнлайн: «Мы, люди, большие индивидуалисты, чем кошки, а научились действовать более согласованно, нежели пчёлы или муравьи». О членах первого состава группы этого не скажешь, так что в какой-то момент стало ясно – при данном «коллективе» неизбежен провал. Но как бы то ни было, официальное представление группы в Москве на последующем Росконе-2003 было осуществлено именно первоначальным составом.

Москва нас встретила, как Наполеона. В штыки. Понадобилось очень немного времени для осознания того, что «Фантастике Башкортостана» ни одна собака в Москве не рада. Московские мужчины на нас смотрели так, словно мы трахаем их жён. Московские женщины на нас смотрели так, словно мы трахаемся с их мужьями. А я-то, наивный, думал, что мы будем дружить домами. Получилось всё иначе, в результате чего мы были поставлены перед фактом – пробивать дорогу в мире литературы нам придётся самим, не надеясь на московскую дядю.

Может, оно и к лучшему!

Как минимум, в одном вопросе творческая группа благодаря мрачному отношению Москвы выиграла – члены прежнего состава разбежались на все четыре стороны, тем самым избавив меня от необходимости их разгонять.

На прощание московские издатели (хозяева Роскона) постарались довести до нашего сведения три категорических нижеследующих заявления:

а). нас никто не издаст.

б). нас никто не купит.

в). вот и всё.

 

Как видите, с проблемой «никто не издаст» мы успешно разобрались.

 

А проблему «никто не купит» можете решить только вы, дорогие читатели, методом голосования деньгами. Мы же вас не подведём, у нас собрался круг очень сильных авторов – людей, которые были отобраны за полтора года существования «Литературного Башкортостана»: именно с издания журнала в том же 2003-м году мы и начали пробивать свой самостоятельный путь в литературе…

 

Отвлекусь.

Поразительно, но в нашей республике, оказывается, очень много прекрасных, удивительно талантливых, полностью сформировавшихся, профессионально зрелых даже в юном возрасте писателей, поэтов, публицистов…о которых никто не имел ни малейшего представления до тех пор, пока мы – именно мы, «Литературный Башкортостан»! – не вытащили их из небытия и не вывели в люди. Почему их никто не знал, почему они нигде ранее не публиковались, почему никому, кроме нас, до них не было и нет никакого дела, включая государственных чиновников, обязанных, вообще-то, заниматься поиском новых талантов по долгу службы? Ответа, как острова Питера Пена, нет и не будет. Да и не нужен нам ответ.

Нам нужно делать дело – упрямо извлекать из бездонной мглы неизвестности жемчужины современной русской литературы Башкортостана и являть их Божьему свету и Божьему суду. Произведения многих мы уже представляли на страницах журнала, а сегодня предлагаем вашему вниманию лучших из авторов, работающих в жанре коммерческой литературы – пока именно коммерческой, поскольку перед журналом стоит задача заработать деньги, которые вновь пойдут на развитие литературы – но в будущем, я уверен, выйдут в свет под эгидой журнала и сборники поэзии, и сборники серьёзной прозы, и сборники фантасмагорий, и сборники произведений сюрреализма… всего, что образует непобедимую душу нашего народа и формирует общественный менталитет. Такова главная задача литературы и искусства, такова обязанность любого литератора. Об этой обязанности представленные ниже авторы не забывают ни на секунду – все их произведения содержат в себе высокую Идею и служат благородной цели возвышения и духовного совершенствования Человека.

 

Первой в сборнике стоит… так, стоп, книга вообще-то начинается с обложки, как театр начинается с вешалки. Вот она, обложка: неприкаянный, грустный, очень одинокий единорог, встречающий восход солнца на ступенях лестницы, уводящей сквозь облака. Одинокий – потому что повелевать единорогом может лишь девственница, а… где ж её взять, разве ж на всех единорогов девственниц напасёшься? Но он об этом не знает и всё ждёт свою госпожу, к ногам которой мог бы склонить точёную голову, увенчанную белоснежной гривой. Возможно, он ждёт кого-то из вас, милые читательницы.

Первой в сборнике стоит короткая блистательная новелла юной Марии Чистяковой, в момент написания – одиннадцатиклассницы одной из уфимских школ. Причём, создана была вещь на одном вздохе: в тот день у меня была очередная разборка с Октябрьским РУВД г. Уфы (а у кого из серьёзных  журналистов нет проблем с ментами?, покажите мне такого! Для журналиста не иметь проблем с ментами – западло!), я направлялся в недра РУВД, а Машу оставил в машине, дав ей список телефонов (в том числе Союзов журналистов РБ и РФ, членом которых имею честь состоять, и брюссельской «Горячей линии» Центра экстремальной журналистики Международной Федерации журналистов, членом которой имею честь состоять тоже) и строго наказав поднять тревогу, если я через час не выйду или не позвоню…Когда я вернулся, новелла, за час написанная на горстке листочков коченеющими в остывающей на морозе машине руками, была готова, и ничего в ней не потребовалось ни переделывать, ни дорабатывать, ни исправлять. Причём, увидите сами!, сюжетный потенциал в новелле громадный, его можно развить в целый роман. Надеюсь, Маша так и поступит.

Неожиданно и любопытно творчество Максима Говорова из Туймазов: его произведениям свойственно редкое для беллетристики качество – социальная заострённость. Рассказы и романы Максима – печальная летопись жизни провинциального городка, изложенная в иногда страшных, иногда грустных, иногда жестоких, иногда светлых и оптимистических (оказывается и такое бывает, в жизни бы не подумал!) ужастиках, городка, в котором лично для меня вполне узнаваемы Туймазы. Я бывал в Туймазах многократно – скучный, серый, малоподвижный, абсолютно провинциальный в самом классическом понимании этого слова городишко, задыхающийся в удушливой темнице бандитско-воровского менталитета, живая иллюстрация к Максиму Горькому: «Я не люблю маленькие города. В них живут ничтожные люди». (Октябрьский находится буквально в двух шагах, а город по духу совсем иной, его без всяких натяжек можно назвать столицей Запада Башкортостана). Вот эту печальную и безысходную атмосферу маленького городка и бичует в своей эпопее молодой туймазинец Максим Говоров, фактически продолжая и развивая в более увлекательной форме важнейшую традицию русской классики, её извечную славу и гордость – чёрную фантастическую  сатиру. «Высшая мера» Максима Говорова это и «Нос» , и «Ревизор» Гоголя, и «История одного города» Салтыкова-Щедрина, и, конечно, «Мастер и Маргарита», булгаковский роман о самом провинциальном городе мира. Но только у Максима всё намного интересней.

Дальше стоят интереснейшие работы Дениса Павлова, личности весьма загадочной, то и дело то исчезающей где-то в гуще народной, то появляющейся, словно чёртик из табакерки, принося с собой стопки рукописей с леденящими душу и при этом подозрительно правдоподобными, похожими на произошедшие в действительности историями. Читая его произведения, я каждый раз ощущаю холод в груди и невольно думаю со страхом – не из жизни ли все те жуткие сюжеты, которые он излагает на бумаге, очень уж реалистично всё написано, как будто он сам там был и потому так  умеет навевать на читателя ужас в своих превосходных стилизациях под русские сказки-страшилки? Уникальное для пишущего человека умение – навевать страх, это даже Стивену Кингу не всегда удаётся, зато всегда удаётся безымянным созидателям народных сказок и других шедевров фольклора. Возможно, сила Дениса как писателя именно в близости народному духу и народному творчеству, в способности проникнуться народной психологией, впитать в себя его жизнь и быт, всей душой принять его Веру и его суеверия, пропустить через себя его ночные кошмары и затем передать на бумаге то, что он при этом испытал – настоящий страх.

Кирилл Герасимов – один из самых молодых авторов, представленных в сборнике. Свою молодость он превратил в писательское преимущество перед всеми нами, поскольку, будучи молодым сам, знает о современных представителях молодого поколения всё, живёт их жизнью, дышит их воздухом, разговаривает на их языке. А потому его «Маньяк в школе» – вещь ценная не только по причине увлекательности (читается взахлёб, попробуйте – сами убедитесь!), очень важно, что Кириллу удалось передать дух молодёжи, её достоинства и недостатки, надежды и сомнения, её заблуждения, поиски и находки… Фактически, он в своём триллере приподнимает завесу, скрывающую от нас, взрослых, чужой и непонятный мир молодых. А ведь именно они, хотим мы того или нет, придут нам на смену, унаследуют Землю, на котором мы пока живём. Естественно, мы с ревнивым беспокойством всматриваемся в не доступный нам молодёжный социум, без особого успеха пытаясь заглянуть в будущее человечества, уже сейчас материализованное в школьниках и подростках. Произведение Кирилла очень помогает нам в этом и, в принципе, наполняет уверенностью, что нынешняя молодёжь не подведёт нас, когда вступит на взрослый путь – порукой тому её показанная в повести способность мыслить и идти вперёд, находя в бесконечном многообразии направлений и троп правильную дорогу, избавляясь от собственных просчётов и ошибок, свойственных юношескому максимализму.

В схожем аспекте интересно творчество Нади Молодых – очень талантливой школьницы из Мелеуза. Сейчас она уже готовится к выпускным экзаменам, но «Сломанный крест» был написан два года назад, в четырнадцать лет, – в том странном, смутном, причудливом отрезке жизни, когда детство кончилось, а юность ещё не началась, когда всё вокруг теряет привычные очертания и краски, меняется, искажается, течёт, сползает с окружающего мира, словно умирающая змеиная кожа, когда в груди впервые зарождаются неясные желания, томление, боль и, главное, мучительная  тоска о безвозвратно ушедшем, которая поселяется в сердце навсегда, с которой нам всем приходится идти через жизнь… Вот в этот грустный период и зародилась под пером Надежды чудесная сказка в стиле фэнтези – сказка-мечта о другом, незыблемом и при этом вечно юном мире, где небо не перечёркнуто линиями электропередач, где воздух прозрачен, морозен, кристален, хрустален, где он, прямо по Лермонтову, свеж и чист, как поцелуй ребёнка, где возле остроконечных снежных вершин кружат драконы и орлы, где боевые кони раскрывают крылья, где нет ни озоновых дыр, ни ядерных катастроф, ни наркомании, ни алкоголизма, ни ежевечерней телевизионной лабуды, где единственное, что беспокоит население – это вампиры и вампирши, приходящие по ночам. Господи, нам бы их проблемы!

И наконец, завершает сборник рассказ Яны Гецеу, который к жанру-то какому-либо трудно отнести – для мелодрамы слишком жутко, для horrorа слишком мелодраматично. «Мистическая мелодрама» – так, пожалуй, сгодится, а посоветоваться с самой Яной нет никакой возможности, потому что… её нет. Ну… то есть… она, возможно, есть, но… её никто никогда не видел. Мы её, кстати, даже искали. И выяснили, что никакая Яна Гецеу в федеральных эмвэдэшно-паспортистских списках не значится. То есть никакая Яна Гецеу в Российской Федерации не живёт. При этом рассказы у неё прелюбопытнейшие и написаны с таким знанием предмета, что невольно дрожь забирает от вкрадчивой ужасащей мысли – а может, Яна… того… одна из этих…которых нет… вернее, которые есть, но которые приходят только по ночам. Но ведь я ночами сплю, так что у меня нет совершенно никакой возможности пообщаться с адской гостьей, да и надо ли это мне?, о, Аллах, Всемилостивый и Милосердный, спаси и сохрани! К слову, в неферских кругах Уфы, как удалось установить в результате небольшого журналистского расследования,  тусуется некая Яна-ведьма, а именно так зовётся персонаж одного из рассказов Гецеу. Так они что ж, все эти ходячие мертвецы и нечисть, и вправду, что ли, существуют, а Яна их просто списала с натуры? Н-н-н-да-а-а, пожалуй, мне не следует так уж стремиться к личной встречей с Гецеу, Бог с ней… ну… то есть… я хотел сказать… ЧЁРТ С НЕЙ (прости, Господи!, уф, Аллам!)

Может, среди читателей найдутся люди, которые разбираются в таких вещах, и, почитав её рассказы, смогут нам сказать, кто пишет под псевдонимом «Яна Гецеу» – живая или… немёртвая? Будем рады ознакомиться с любыми мнениями и на этот счёт, и насчёт каждого из остальных авторов, и насчёт книги в целом. Шлите письма по адресам:

 

450000, Уфа, центр, а/я 1332, Ягудину Р.М.

ras-yagudin@yandex.ru

 

Между прочим! Эти адреса годятся и для того, чтобы наши коллеги – временно не признанные гении! – присылали на них свои нетленные произведения. Так что, дорогие друзья, если вы считаете свои творения достойными публикации, не стесняйтесь – отправляйте, но только не забудьте при этом соблюсти обязательные условия: каждая рукопись должна быть предоставлена и в бумажном, и в электронном (компьютерном) вариантах с приложением анкетных данных и заявления с просьбой о публикации.

И не забывайте о печальной судьбе обезьян!

 

Добавить коментарий

Вы не можете добавлять комментарии. Авторизируйтесь на сайте, пожалуйста.

 Рейтинг статьи: 
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10
 
 
 
Создание и разработка сайта - Elantum Studios. © 2006-2012 Ликбез. Все права защищены. Материалы публикуются с разрешения авторов. Правовая оговорка.