Ликбез - литературный альманах
Литбюро
Тексты
Статьи
Наши авторы
Форум
Новости
Контакты
Реклама
 
 
 
Архив номеров

Главная» Архив номеров» 56 (февраль 2009)» Гвоздь номера» Прах и порох (голоса и диалоги)

Прах и порох (голоса и диалоги)

Токмаков Владимир 

ПРАХ И ПОРОХ
(голоса и диалоги)

 

- Все в одну землю ляжем, всё прахом станет, и дела, и слова...

- Да не скажи! Чьё-то слово превратится в прах,

а чьё-то – в порох…

(из подслушанного разговора в Шишковке)

 

 

…Поскольку активно смотреть телевизор следует именно так: с закрытыми глазами.

(Жан-Филипп Туссен «Телевидение»).

 

 

 

Вместо предисловия

 

. . .

…Она сказала, что больше не хочет. Я не настаивал, потому что знал – она не любит настойки из аморального корня.

 - Как ты себя чувствуешь? – спросил я.

-  Хуже, чем тебя…

-  Есть у меня хоть какой-то шанс?

Она покачала головой, мол,  никакого.

Я встал, вздохнул, поставил стул на место.

Ты меня убьешь? – как бы с безразличием спросила она, но было видно, насколько сильно она нервничает.

Не сейчас, дорогая, не сейчас...

Часы пробили полночь. В образовавшуюся пробоину хлынули мысли, воспоминания, строчки... Тысяча и одна ночь, тысяча и один день прожитых вместе…

 

. . .

Что такое детектив? Детектив это преступление. А преступление это философия. А философия это психология. А психология это любовь. А любовь это преступление. А преступление это детектив.

 

. . .

Бог изобрел две гениальных вещи – дождь и человека. Вот только я до сих пор не уяснил, женщина – это больше дождь или человек?

 

. . .

Бывает ли у вас иногда такое ощущение, что все, что вы делаете, напрасно, потому что через пять миллиардов лет солнце все равно погаснет? Мы можем составить формулу, основанную на теории вероятности, и вычислить предполагаемую продолжительность существования человечества – гибель человечества следует ожидать через восемь тысяч лет. ( Эрленд Лу, «Наивно. Супер»).

 

. . .

После очередных президентских выборов встречаю знакомого журналиста Евгения Б. Он говорит:

- Я в оппозиции.

- Как это? – искренне удивляюсь я, - позиции у тебя еще нет, а оппозиция уже есть?

 

. . .

Не хотелось бы умереть на руках друзей. Лучше уж в ногах красивой женщины.

 

. . .

Пьяные переходим с Митрофаном Насосовым  дорогу на Ленинском проспекте.

Осторожно, вы идете на красный свет!.. – говорит какая-то женщина.

Не мешайте, мадам, мы идем не на красный, а на тот свет! – кричим мы дико вращая глазами.

 

. . .

Если к пропасти приду я, заглядевшись на звезду,

Буду падать не жалея, что на камни упаду.

Константин Бальмонт не врал – они, символисты, так и жили, не разделяя литературы и судьбы, стихов и биографии. Удивительное было время! Сегодня это, конечно же выглядит наивно, пафосно, смешно. Но всё равно, это не наше время – прагматичное и бездарное, где слова, по большей части, лживые и лукавые.

 

. . .

Студентом несколько лет я жил у человека, который изобрел машину времени. Натурально, выпиваешь литр самогона – и ты уже в послезавтра.

 

. . .

«Вот ты, оказывается, какое, человеческое тепло…» - мрачно подумал Коперник, глядя на суетящихся с вязанками хвороста горожан, когда его сжигали на костре.

 

. . .

Это хорошо, что ты часто бываешь один. Но это плохо, что ты одинок.

 

. . .

О журналисте и писателе Виталии М. : громадная душа с дуплом в щуплом, веснушчатом теле.

 

. . .

Редактор «Алтайской правды»  нес газету конкурентов двумя пальцами, как использованный презерватив.

 

. . .

- Когда это станет книгой – я стану трупом, - говорил барнаульский писатель Владислав К. о рукописи своих новых стихов. – Когда это прочитают - я уже стану прахом, но когда это поймут, я обязательно воскресну.

 

. . .

Его осудили за политическую близорукость, а со временем поняли, что это была государственная дальнозоркость.

 

. . .

Из серии «Мои любимые анекдоты».

Посетитель в ресторане:

Официант, принесите мне дверь, я хочу выйти!

 

. . .

Полезные советы во время финансово-экономического кризиса: если вы проголодались, свернитесь калачиком и съешьте его.

 

. . .

Такую сюрреалистическую фразу прочитал в одном рассказе «писателя-реалиста»: «Зима этой весной была по-летнему теплой».

 

. . .

О патриархе алтайской литературы М. Ю.: он был так стар, этот писатель, что моль съела его ночью, как шерстяной носок. И что характерно, никто уже не заметил его исчезновения.

 

. . .

«Идеал должен быть недостижим, но его необходимо иметь и любить. Даже если ежедневная жизнь заставляет предавать его частично, любить его и дорожить им – просто залог выживания! Нация выживет без туалетной бумаги, а без идеала нет. (Наталья Медведева «Огни больших городов»).

 

. . .

Притчи, рассказанная моим другом, сотрудником ФСБ Сергеем С.: «Рыба плывет, человек идет. Встретились они на рыбалке, поймала рыба человека и думает: что с тобой, дураком, делать-то, ты ведь даже молчать толком не умеешь? И выбросила его в небо».

 

«Она пукнула, и из ее попы вылетела прекрасная бабочка.  Я пукнул, и из моей попы вылетел замечательный сачок. Сачок поймал бабочку, и они поженились. Теперь живут счастливо. В глубокой жопе».

 

. . .

Я поэт, и этим неинтересен... Я прозаик, и этим ничего не сказано… Я журналист, и лучше бы мне помолчать!..

 

. . .

Герой моего так и ненаписанного экстремистского романа «Евангелие от Че» говорит о буржуинах, новых русских, о своих классовых врагах:

Ты можешь себе позволить ездить каждый день на джипе, а я могу себе позволить каждый день пить водку с пивом. Ты считаешь, что такие как я – отбросы общества, а я считаю, что ты достоин смерти. Убивайте этих свиней - у Господа-Бога есть своя мясная лавка!..

 

. . .

«Ты ни холоден, ни горяч; о если бы ты был холоден или горяч! Но как ты тепл, а не горяч и не холоден, то извергну тебя из уст Моих» (Апокалипсис, откровение от Иоанна, 3, 15-16).

 

. . .

… Проблема не в том, что Русь у нас птица-тройка, проблема в том, что возница – всадник без головы.

 

. . .

Странно, что у Чарли Чаплина и Гитлера были почти одинаковые усики. Кто кому подражал? Кто у кого стырил образ? От великого до смешного один шаг, а от смешного до ужасного – уже Освенцим.

 

. . .

Всякий писатель рано или поздно тонет в том чернильном море, которое сам создал. Это и есть месть профессии. Здесь главное – вовремя замолчать. Как Селинджер после «Над пропастью во ржи».

 

. . .

Мы смотрим в небо – пусто. Бог смотрит на землю – густо.

 

. . .

Сатанинский бильярд: берешь круглого дурака и загоняешь его в лузу.

 

. . .

Нужно уметь поддерживать отношения, тогда и отношения будут поддерживать тебя.

 

. . .

История ничему не учит, а литература ни от чего не лечит. Споры о том, что первично – этика или эстетика – вечные споры.

 

. . .

1. В искусстве всё возможно.

2. Морали не существует.

(Тристан Тцара, «Манифест дадаизма», Цюрих, 1913 г.)

 

. . .

Кризис среднего возраста: возраст, когда не хочется быть средним.

 

. . .

О большевиках: Они считали себя солью земли – и пересолили…

 

. . .

В Сростках бабулька меня спрашивает:

Ты, милок, из Москвы али из России?

- Из России, бабушка, из России.

 

. . .

Мой девиз: Зри в корень и крону!

 

. . .

Кричу ей: «Бог с тобой!.. Черт с тобой!..»

 Только я – неизвестно с кем…

 

. . .

Белое безмолвие чистого листа, снежная пустыня молчания – в очередной раз заблудилось моё умное слово.

 

. . .

Оговорка коллеги по перу: Когда его тайное стало вялым…

 

. . .

В мутном рассудке черти водятся.

 

. . .

«Розы ржали…» (из стихотворения Артема Веселого, 1928).

 

. . .

Был предельно честным. Потом стал – беспредельно честным. И, в конце концов, его посадили за этот беспредел.

 

. . .

Рыбы и птицы поменялись местами. Небо стало немым, а море пернатым.

Я вовремя проснулся.

 

. . .

Одел форму с орденами. Принял внутрь 40-градусное содержание. Взял в руки гармонию – подайте, кто сколько может... (Ветеран второй мировой с гармонью на Новом рынке).

 

. . .

Тинто Брасс дебютировал в начале 1960-х картиной:  «Кто работает, тот потерян». «Режиссеры, учитесь плавать Брассом», – написал после этого один журналист.

 

. . .

Как в России учат? И кнутом, и пряником.

То есть кнутом тебе по румяному прянику?!.

 

. . .

Он искал золотое руно во всех концах света, а нашел его дома – через десять лет странствий, увидев это руно на ее лоне, когда она разделать.

 

. . .

Хорошо в дождь оказаться в книжном магазине или кафе.

Хуже – в подъезде чужого дома. Еще хуже – у родственников на семейном празднике, где я и оказался. Из гостей была только подруга сестры – очень красивая девица, только это примиряло меня с жестокой действительностью.

Так начался наш жестокий роман.

 

. . .

- Кто я для тебя? – крикнула она по телефону.

Ты – праздник, который никогда не будет со мной.

 

. . .

- Ребята! Вы так отстали от жизни! – говорил я на редакционной летучке в «АП». - Это вдвойне удивительно, если учитывать, что жизнь давно уже стоит на месте.

 

. . .

Осень, листья осыпаются, как старая штукатурка – лес пришел в негодность, зима, как бульдозер, снесет остатки лета.

 

. . .

Бог, как пятки, подставил под лучи восходящего солнца, свои озябшие за ночь розовые облака.

 

. . .

В Москве в середине 1990-х в магазине «Гилея» наткнулся на такие названия книг: «Обратный смех Гоголя», «Сорок пять зубов девственницы», «Зубастая коленка», «Левостороннее движение мысли», «Гайка с коричневой резьбой».

 

. . .

О, моя двухспальная, трехъярусная, семиструнная кровать!.. Каких высот я на тебе достигал, какие звуки извлекал!..

 

. . .

Одна моя знакомая о своих любовниках:

- Они стрелялись из-за меня на дуэли.

- Ага, холостыми патронами и в воздух, - иронизирую я.

 

. . .

Полная свобода творчества – это когда ты понимаешь, что написанное тобой никогда не будет опубликовано. Вот тогда-то и начинается настоящая работа!

 

. . .

Чем глубже в слово, тем больше смыслов.

 

. . .

Скороговорка для экзистенциалистов: Скоблю скамью – скорблю по Камю.

 

. . .

Марк Юдалевич: - Что нас больше всего старит, так это бремя, время, и племя…

Я: - А знамя, семя и вымя?

Юдалевич: - Старит, но не так.

 

. . .

Мы ангелы внутреннего сгорания – сгораем внутренне, и становимся ангелами.

 

. . .

«Операция по смене пола прошла успешно. Я довольно».

 

. . .

Счастливый человек это тот, кто уверен не только в завтрашнем дне, но и во вчерашнем.

 

. . .

«…Она любила, чтобы ей ссали в рот. Ссышь, бывало, ссышь а потом ка-а-ак двинешь ей коленкой в рыло. Она встает, улыбается, кровь из разбитой губы по лицу размазывает – та-а-щится, извращенка ебаная» (запись в колонии для несовершеннолетних  преступников  в Рубцовске).

 

. . .

Гора – это яма наоборот. Чем выше ты на нее восходишь, тем глубже оказываешься. А на самой высокой глубине живет Бог. Каждый день живет, и каждую ночь умирает.

 

. . .

Он был ее первым мужчиной, то есть кровопроходцем и первопроходцем.

Шел вперед, рискуя своей жизнью и смертью.

 

. . .

- Я не очень хорошо себя чувствую, - сказала она, отстраняясь.

- А это и не важно, главное, чтобы ты хорошо чувствовала меня.

 

. . .

Красивая такая рыбка, и хобот у нее – как у воробья!..

 

. . .

Сходя с ума – не пропустите свою остановку.

 

. . .

Да вы приглядитесь к нему! Это же волк в чешуе из тигровой кожи!

 

. . .

Редкая женщина долетит до середины своего сна…

 

. . .

Мое первое сознательное стихотворение 1984 года, когда мы проходили практику на заводе «Трансмаш»:

Стою у фабричных ворот,
Зарплату счастливо считаю:
И родина-мать - зовет,
И родина-дочь – зазывает!..

 

. . .

А это 1985-й – год увлечения Есениным:

Жизнь прошла без взлетов и падений,
И уж если правду говорить –
Никакой я, в сущности, не гений, -
Да и водку не умею пить…

 

. . .

Оговорка выступающего по радио: «Он у нас работает в попе лица!..» (вместо в поте лица)

 

. . .

- Хочу, чтобы у меня, как у Соломона, было тысяча наложниц!

- Зачем? Чтобы они тебе потом, когда станешь старым, на голову наложили?

 

. . .

Сонька-Разведёнка,
И Янка-Пылесос, -
Вот такая молодость,
Мой половой вопрос…

 

. . .

Уходя – уходи, а прощаясь – прощай.

 

. . .

В народе говорят: лучше один ужасный конец, чем ужасы без конца.

 

. . .

 

- Как говорит наш мудрый народ…

- Простите, а ваш мудрый народ не может помолчать?..

 

. . .

Ищите юные, я много потерял!.. (одностишье)

 

. . .

Россия зимой, снег, как простыня на огромной кровати, так и хочется трахнуть на ней какую-нибудь великаншу!..

 

. . .

После тридцати лет грудь её опала, как осенние листья…

 

. . .

…Я обратил внимание на то, что медленно, исподтишка, коварно, но неизбежно пространство, отдаваемое для программы телепередач, расширяется. Лет 10 назад газеты оставляли им страничку, последнюю, реже предпоследнюю, потом программа захватила две страницы, просочилась на три, четыре, иногда на всю тетрадку. Весьма возможно, что в будущем телепрограммы, загнанные пока в конец газет, продвинутся вперед, в начало, займут потом все место и оставят здоровой части выпуска узкий столбец, единственное пространство, где будут обсуждаться события в мире. (Жан-Филипп Туссен «Телевидение»).

. . .

Сами политики с презрением называют телевизор «ящиком для идиота».

 

. . .

Попросил в США политическое бомбоубежище.

 

. . .

Москва – столица твоей родинки, и для меня это важнее родины.

 

. . .

Не обязательно быть большой буквой, чтобы начать жизнь с новой строки.

 

. . .

Она ненавидела свою девственность, и в 16 лет проткнула девственную плеву ржавым гвоздем. Это был тот самый день, когда кресты на всех церквях в городе Б. снялись с башенок, сбились в стаю и улетели на Запад.

На фронте она бы подносила в подоле патроны и зализывала бойцам раны.

Наш вертикальный период знакомства вскоре перешел в горизонтальный. С тех пор она часто улыбалась мне своими сочными, половыми губами.

А я зарыл свой талант в рыхлое женское тело.

 

. . .

Как кто-то сказал – у всякого профессионального врача есть свое кладбище любимых пациентов.

 

. . .

- Нужно повернуться к людям открытым забралом! (уполномоченный по правам человека в Алтайском крае Ю. Вислогузов)

 

. . .

Внимание, человечество! Следующая остановка – конечная.

 

. . .

Полынь, крапива, конопля –
Любимой родины поля.
Вдыхаем, пьем и курим –
В стране бескрайней дури.

 

. . .

«Как бы не пошел дождь», - подумал сутулый, колченогий филолог, с охапкой книг идущий из библиотеки, и боязливо глядя на небо сквозь толстые очки. Дождь тоже посмотрел на него, подумал, и действительно не пошел.

 

. . .

Малая родина с большими проблемами.

 

. . .

Меня постоянно укоряют, что я не патриотичен в своем творчестве. Не люблю и не воспеваю свою малую родину. У меня нет стихов о любви к родному краю и Барнаулу. Я огорчился, неужели  правда нет? И нашел-таки одно коротенькое в своем архиве!

Родился в Барнауле,
И здесь поставят крест!
Провинция –
forever
,
Провинция –
the best!..

 

. . .

«Мы продолжаем держать пульс на птичьем гриппе…» (журналистка Яна Прозорова).

 

. . .

- Опять поругался со своей девушкой?

- Не я первый, не она последняя.

 

. . .

Из моих любимых анекдотов.

Женщина присела в парке на скамейку. Подходит бомж с бутылкой:

- Детка, можно тебя чем-нибудь угостить?

- Как вы смеете, нахал! Я не какая-нибудь дешевая шлюшка!

- Тогда что вы делаете в моей постели?

 

. . .

Катящиеся камни мхом не обрастут. Английская пословица. Катящиеся камни по-английски – «ролинг стоун».

 

. . .

Любимая героиня из моих детских снов - Мэри Попинс. Да, во-о-от такая Мэри, с во-о-от такой поппинс!

 

. . .

Название постмодернистского романа увиденного мной в магазине «Гилея» в Москве: «Вымя Розы Люксембург».

 

. . .

Путь России густо усыпан как розами, так и розгами.

 

. . .

В России посадишь семена – вырастут цветы, посадишь чиновника – вырастет два чиновника.

 

. . .

…Мы стали с ней встречаться. Но не прошло и двух  недель после нашего знакомства на том семейном празднике у моих родственников, как мне совершенно неожиданно позвонил ее бойфренд. Как оказалось, владелец одного из крупнейших столичных банков. Она сказала мне, что после нашего знакомства порвала с ним, но он, видимо, так не думал.

- Девушка понравилась, да?! – кричал он мне по телефону. -  Конечно, понятно! А знаешь, сколько я уже потратил на это тело? Нет? Я вот смотрю на тебя и думаю, ты на самом деле идиот, или прикидываешься? Что ты можешь для нее сделать, ты же нищ, как церковная крыса!

- Я буду больше работать…

- Да она в день тратит больше, чем ты сможешь заработать за год! Эта женщина тебе не по карману. Ты превратишь и ее и свою жизнь в ад. В конце концов, где твое чувство ответственности? Откажись от нее – это твой единственный выход и шанс еще спасти положение. Ты же больной, ненормальный придурок!.. Не смей рисковать ее будущем, слышишь?!. Тем будущем, которого у тебя не было и не будет!..

И я очень скоро нашел работу, очень хорошую работу – ограбил его банк, который до сей поры считался неприступным. Многие профессиональные налетчики обломали о него свои зубы. Но моим бойцам было наплевать на все системы охраны и сигнализации – им было даже наплевать - останутся они в живых или нет. Почему, спросите вы? Да потому что я сколотил банду из смертельно больных, обреченных молодых людей.

Да, да. Я дал им шанс на красивую, романтическую смерть. Хоть напоследок пожить так, как им хочется, ни в чем себе не отказывая, а  не заживо сгнить в каком-нибудь хосписе для раковых больных или сдохнуть в пыльной комнатушке в окружении ненавидящих их родственников. И они были благодарны мне по гроб жизни, ничего не требуя взамен, кроме, разве что, хороших обезболивающих, и иногда, сильнодействующих наркотиков.

Этот ублюдок подсказал мне тогда по телефону идею, которую я с радостью и восторгом воплотил в жизнь.

У нас у всех свои скелеты в кустах и рояли в шкафу. Ночью все кошки – мышки.

 

(Продолжение следует)

Добавить коментарий

Вы не можете добавлять комментарии. Авторизируйтесь на сайте, пожалуйста.

 Рейтинг статьи: 
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10
 
 
 
Создание и разработка сайта - Elantum Studios. © 2006-2012 Ликбез. Все права защищены. Материалы публикуются с разрешения авторов. Правовая оговорка.