Ликбез - литературный альманах
Литбюро
Тексты
Статьи
Наши авторы
Форум
Новости
Контакты
Реклама
 
 
 
Архив номеров

Главная» Архив номеров» 56 (февраль 2009)» Проза» Пенджабский костюм (из сборника рассказов "Комод")

Пенджабский костюм (из сборника рассказов "Комод")

Кара Мелль 

Сборник рассказов «КОМОД»

Вещь первая

 

ПЕНДЖАБСКИЙ КОСТЮМ

 

«Из вторых рук» сегодня одевается пол города. Это все знают, но признаться бояться. Как только появились рынки дешевого тряпья, для сотрудников и подруг было изобретено гениальное алиби, которое усыпляло пытливое любопытство. На вопрос «ух ты! Что-то новенькое?» небрежно, чуть не зевая, отвечали «просто забыла. Перебирала шкаф, вот и наткнулась». Но этой «отмазки» хватало на пару раз, так как не бывает бездонных шкафов, а слыть склеротичкой не хотелось. Тогда народом была придумана свежая легенда. На тот же вопрос в пол голоса, доверительно отвечали «из посылки». Тем более, что в середине 90-х в страну потянулись эшелоны с гуманитарной помощью из, некогда оккупированной, а теперь гордо-снисходительной Германии. Но быть в роли нищего никто не хотел. Поэтому появились целые плеяды богатых зарубежных родственников, мечтавших овеществить нашего брата. У этой легенды было два преимущества. Во-первых, всех берет зависть от того, что у тебя есть богатые родственники «оттуда». Во-вторых, этой версией можно пользоваться вечно, пока не появится спонсор-ухажер. А тогда можно печально сообщить, что родственники скончались, а на завещанные деньги был куплен компактный желтенький «Фольксваген Жук». Сказать правду о том, что «Жук» прилетел из солнечной Грузии, как-то не хотелось. Рано или поздно придется знакомить, а потом долго и нудно мусолить тему «а он?.. а ты?.. вот это ты правильно сказала! А он – подлец, и пусть себе катится в свою Грузию!».  

Середина 90-х давно ушла. Где-то в прошлом остались отчаянные поиски хоть какой подработки, желтый «Жук», блеснув крылышком, улетел обратно в Грузию, и даже исчезла привычка интересоваться, у кого какая обновка появилась. Обидно. Иногда сам собой наворачивался вопрос «ну как тебе моя новая футболочка?».

10-летняя эпоха переверзий превратилась в тоненькую полосочку на историческом срезе. А привычка жить «из вторых рук» осталась. Женщины разделились на два непримиримых лагеря – на тех, кто не гнушается, и тех, кто отвергает. Помню, как притащила какой-то очередной эксклюзив сестренке. Сестра из поколения «Индиго» и не понимает «блошиных» шедевров. Мама шепотом сказала «ты только не говори Наташке, где взяла, иначе носить не будет». Наш заговор работал исправно, и Наташка радостно окрашивала улицы яркими красками своей «новой» индийской туники. «Откуда у тебя эта тяга к старым вещам?- удивляется мама. – И работа достойная, и зарплата немаленькая». А вот-де прицепилась вредная привычка. Да, помимо того, что я просто любила вариться в жизни базара, я не раз приносила на студию такие редкие экземпляры, что все ребята сбегались посмотреть на заморскую диковинку. Я также слышала, что на таких рынках промышляют и знаменитые певцы в поисках каких-то экстравагантных аксессуаров. Ну, а о нас, киношниках, я вообще молчу. Хоть реквизита и достаточно, но все же самые яркие акценты я всегда находила именно здесь. А ведь мама права. Помимо моей работы что-то еще тянуло меня в эти шатры.

 

… Это было много лет назад и не в этой стране. Как-то раз в военный городок приехали торговцы и насыпали на лужайке груды пестрого тряпья. В Индии вещи иначе и не продаются. Рупия, две, пять – весьма приемлемые цены, и женщины баулами увозили в «Союз» подарки. Но самые яркие воспоминания оставили магазинчики Старого Дели. Колье из бирюзы вперемежку с бубенчиками могла бы с успехом носить, как пастушка из самой низшей касты, так и жена раджи. По крайней мере, неискушенный детский глаз особой разницы не видел. На старых торговых улочках гнусаво-истерическое «ма-а-а-ма, хочу э-э-это!» доносилось через каждые два метра. Поскольку мамам и самим хотелось зарыться в очередную гору вещей или перемерять пол тонны побрякушек, то нас все чаще оставляли в городке, а брали исключительно на экскурсии по историческим местам. Но, что нам было до тех развалин. Куда более живой интерес вызывал велосипедист с длинной палкой наперевес, унизанной бусами, что тот шампур сочными кусочками мяса и овощей. Широко улыбаясь желтозубым ртом, велосипедист беспроигрышно делал ставки на детские мордашки с бездонными глазищами-озерами.

Итак, первопричина моих походов на рынок «вторых рук» была найдена где-то в подвалах памяти. Значит, все это – жалкая попытка снова очутиться в детстве? Но что-то все равно не складывалось. У репп-негров на современных вещевых рынках не лучатся юморком уголки глаз. Они не дарят неизвестно откуда сорванный цветок маленькой мисс. Не учат здороваться, сложив ладони лодочкой и покачивая, как фарфоровый «болванчик» головой, мелодично протягивая «Намастэ-э-э-э». И пенджабские костюмы, чудом попавшие на этот унылый рынок, не пользуются спросом. Здесь такое не носят.

Помню, когда помреж вызвал меня в очередной раз и в недоумении поинтересовался, почему я тяну с оформлением документов для поездки в Индию, я сослалась на что-то несущественное. На самом деле я боялась ехать навстречу детству. Ведь известно, что в детстве и дороги шире и квартира больше и краски ярче. Я уже не говорю о таком сокровище, как Индия. А вдруг Индия уже «выцвела»? В этом мире я, как за спасательный круг, держалась за детские воспоминания.

 

Дверца шкафа с легким скрипом открылась, и на меня повеяло приятной прохладой от шелкового рукава. Фиолетово-синий, как ночное небо. Небо, вышитое серебряными нитями с вкраплениями звездочек-зеркалец. Это был рукав пенджабского костюма. Переехав из одноименного индийского штата, праздничный наряд занял специально отведенное место. Справа у стенки. То есть, он завершал одежный ряд. Точно под ним стояла небольшая коробочка с бубенчиками для ног, вшитых в мягкие браслеты, обитые ватой и тканью. Это на тот случай, если я захочу порадовать кого-то восточным танцем. И тут вспомнился во всех подробностях эпизод. Темный, как закопченная сковородка, торговец, протягивает заветную покупку обалдевшей от счастья девчушке. Расплывшись в улыбке, четко выговаривает «фо мисс» и добавляет «спасиба». И я, погладив прохладный рукав, мягко улыбнулась в ответ… через 30 лет.

 

Добавить коментарий

Вы не можете добавлять комментарии. Авторизируйтесь на сайте, пожалуйста.

 Рейтинг статьи: 
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10
 
 
 
Создание и разработка сайта - Elantum Studios. © 2006-2012 Ликбез. Все права защищены. Материалы публикуются с разрешения авторов. Правовая оговорка.