Ликбез - литературный альманах
Литбюро
Тексты
Статьи
Наши авторы
Форум
Новости
Контакты
Реклама
 
 
 
Архив номеров

Главная» Архив номеров» 57 (март 2009)» Наши истоки» Основные даты жизни и деятельности В.Шишкова

Основные даты жизни и деятельности В.Шишкова

Соколов Владимир 

ОСНОВНЫЕ ДАТЫ ЖИЗНИ И ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ВЯЧЕСЛАВА ЯКОВЛЕВИЧА ШИШКОВА

(1873 1945)

1873

3 октября (21 сентября) рождение В. Я. Шишкова в г. Бежецке, Тверской губ

"Уклад жизни нашей семьи не отличался от обычного уклада жизни бежецкого купечества того времени. Жизненные интересы сосредоточены были, главным образом, на торговом деле и на семейной жизни... Отец целыми днями находился в торговых рядах. Иногда по окончании торгового дня с соседями-купцами или со знакомыми покупателями он заходил в трактир и засиживался там до позднего вечера, чаще же приходил домой. Вместе садились за ужин, пили чай, слушали веселые рассказы отца. Иногда он дома вел записи в торговых книгах, разговаривал с приказчиками. Мамаша обычно бывала дома, присматривала за домашним хозяйством, занималась с детьми; порой она на часок уходила к соседке, подруге... Бабушка Елизавета Даниловна больше других занималась с внуками... Накануне праздников и утром в воскресенье отец и мать ходили в церковь. Питались вкусно, сытно, по воскресеньям пекли сдобные пироги. Спать ложились рано, утром вставали тоже рано. В базарные дни лавка открывалась задолго до света: иногда в пять-четыре утра. В комнатах было тепло, денег на дрова не жалели" (Из воспоминаний А. Я. Шишкова, брата писателя)

1881

Шишков -- в частном пансионе (начальная школа)

Правительство считало, что нормальное развитие аграрного сектора дает возможность сосуществовать двум типам хозяйств: крупному помещичьему и мелкому крестьянскому. Однако крестьянам досталось земли под наделы на 20% меньше тех участков, которыми они пользовались до освобождения. Это сильно осложнило развитие крестьянского хозяйства, а в ряде случаев и свело его на нет. За полученную землю крестьяне должны были выплатить землевладельцам выкуп, превышающий ее стоимость в полтора раза; это было нереально, и поэтому 80% стоимости земли помещикам выплачивало государство. Таким образом, крестьяне стали должниками государства и должны были вернуть эту сумму в течение 50 лет с процентами. Общая выкупная сумма за крестьянские наделы была определена в 867 млн. руб. С 1862 по 1907 гг. бывшие помещичьи крестьяне выплатили казне 1540570 тыс. руб. выкупных платежей и еще оставались ей должны. Выкупные платежи были отменены с 1 января 1907 г. в результате событий революции 1905-1907 гг.

1882

Начало учебы в городском шестиклассном училище (г. Бежецке).

"В училище проходили русский и церковнославянский, литературу, арифметику, геометрию, физику, естествознание, историю, географию, черчение, рисование и чистописание... Обладая хорошей памятью, Шишков легко справлялся с уроками. Чтение, чистописание, рисование он любил, заучивание стихов не очень обременяло его. Самым трудным предметом была арифметика, особенно решение некоторых задач. Соблюдался известный порядок в распределении дня: по возвращении из училища Вестеньку отпускали гулять до пяти вечера, потом он садился за уроки: бабушка присаживалась тут же с чулком в руках... Учителя заметили способности Шишкова... Все более и более он увлекался книгами. Сберегая копейки, даваемые на булку в школе или полученные в подарок от родных, он покупал двухкопеечные книжки -- сказки, рассказы, иногда объемистые книжки за 15-20 коп. Таких книжек у нас набралось порядочно. Все книжки были записаны в каталог и хранились в порядке... Под влиянием дружка Шишков начал рисовать и при этом оказался способным рисовальщиком". (Из воспоминаний А. Я. Шишкова, брата писателя)

1886

Отроческая "повесть" из жизни разбойников "Волчье логово".

"В училище, с третьего курса, на уроках русского языка ученики писали изложение прочитанных расскзов. В более старших классах учителя нередко мастерски читали лучшие произведения Гоголя, Помяловского. На пятом и шестом курсах ученики уже писали сочинения на заданные темы. Преподаватель словесности Арсений Петрович Павлов высоко оценивал работы Шишкова и иногда читал классу отрывки из его наиболее удачных сочинений... Успехи в сочинительстве породили у Вестеньки мысль написать что-нибудь из жизни деревни... [Так появилась повесть "Волчье логово" из разбойничьей жизни]. Писал он с увлечением. Отрывки из нее он читал бабушке, матери, друзьям. Повесть вылилась в объемную тетрад, толщиной около 2 сантиметров. Учителю повесть понравилась, он указал на ее слабые места и посоветовал написать что-нибудь новое". (Из воспоминаний А. Я. Шишкова, брата писателя)

1887

Первая школьная работа "Деревенское утро", получившая одобрение учителя. -- Описание крестьянских посиделок с песнями и плясками -- Чтение Пушкина, Успенского, Короленко, Толстого.

"В праздники рождества, пасхи, в дни именин отца и матери у нас собирались гости -- родные, знакомые, соседи. Шишков любил такие собрания и старался развлекать гостей пением и декламацией... Также он устраивал спектакли, зрителями которых были все домашние... Спектакли он ставил всегда сам. Чаще всего он изображал несчастного старика, старуху, потерявших детей... Рассказывал трогательные истории... Вестенька издавал также еженедельный журнал -- тетрадочку из 2-3 листов. В журнале помещались стихи, рассказы, сказки, иногда сочиненные самым издателем. Нам ребятам, нравились в журнале картинки, которые Шишков рисовал очень выразительно: избушка в лесу, речка, дорога, изгородь с воротами, коровы, лошади. Подписчиками были мы (трое ребят), иногда товарищи Вестеньки. Номер стоил 2-3 копейки, для мамаши -- дороже. Деньги, вырученные от выпуска журналов, расходовались на покупку книжек, сласти, фрукты" (Из воспоминаний А. Я. Шишкова, брата писателя)

1888

Окончив городское училище, Шишков поступает в Вышневолоцкое техническое строительное училище

"Училище с трехгодичным курсом обучения считалось средним учебным заведением. Выпускало оно техников по водным и шоссейным путям. Занятия начинались в восемь утра, продолжались до часу дня, а после полуторачасового перерыва работали в мастерских или чертежной. Дисциплина была на военный лад, строгая." (Из воспоминаний А. Я. Шишкова, брата писателя)

1890-93

Строительная практика в Новгородской и Вологодской губерниях

"На практике Шишков участвовал в больших строительных работах по сооружению трехпролетной каменной Березайской плотины. Работа производилась в тепляках всю зиму... Здесь Вестенька впервые познакомился и сблизился с рабочими из крестьян. Особенно он сдружился с молодежью -- познакомился с ее бытом, читал вслух хорошие книги, охотно делился знаниями. Часто Шишков ходил в ближайшие деревни на посиделки, где принимал участие в танцах, пении, слушал и сам рассказывал сказки и разные истории. В это же время он завел записную книжку, куда заносил услышанные в среде рабочих образные выражения и слова. Этим он занимался постоянно" (Из воспоминаний А. Я. Шишкова, брата писателя)

1894

Шишков выехал в Сибирь (Томск) на службу по округу водных путей сообщения

1895-99

Работа в Томском округе путей сообщения -- Общение с учащейся молодежью Томска, студенческий кружок -- Женитьба на А. И. Ашловой

"В Томске Шишков с утра до вечера работал в управлении... Вечерами он много читал, иногда рисовал. Писательством в этот период Шишков не занимался... [Ходил с братом на концерты приезжавших в Томск хоров.] На своих концертах Славянский [руководитель одного из хоров] часто в богатом боярском наряде пев былину 'Благославите, братцы, старику сказать стародавнюю' Это сказание Шишков любил и удачно исполнял его сам, как и другие русские народные песни" (Из воспоминаний А. Я. Шишкова, брата писателя)

1898

Большое весеннее наводнение в Томске. Шишков по горячим следам заносит свои впечатления в записную книжку

1900

Развод с А. И. Ашловой. -- Работа по нивелировке и съемке р. Обь -- Подготовка и экзамены на право самостоятельного производства инженерных работ

"Моя служба первые два-три года была малоинтересная, кабинетная, зато личная жизнь получила иное направление. Я сдружился со студенческим кружком, часто посещал сходки, тайные вечеринки с рефератами, диспутами, словесной перебранкой с.-.д. и с.-р. и, конечно, с выпивкой. Политика мало меня интересовала, но жизнь молодежи была мне по душе, я с рвением собирал деньги по запретным подписным листам на нужды революции. Много читал. Женился на курсистке Анне Ивановне Ашловой, прожил с ней менее двух лет и разошелся" (Из "Автобиографии")

1903

Первая самостоятельная работа на Обь-Енисейском канале

К концу 1900 года Вячеслав Шишков успешно выдержал строжайшие испытания. Он теперь мог проводить инженерные работы, возглавлять экспедиционные партии Томского округа путей сообщения. Рубеж двух столетий стал для Шишкова рубежом далеких, опасных и трудных, но вместе с тем и захватывающих путешествий. С ранней весны и до поздней осени в течение почти полутора десятков лет Вячеславу Шишкову пришлось совершать ежегодные экспедиции по рекам Иртышу, Оби, Бии, Катуни, Енисею, Чулыму, Лене, Нижней Тунгуске и Ангаре

1904-1905

Работа по исследованию водного пути на рр. Чарьпц и Чулым

1906

Поездка с техническими поручениями на р. Иртыш.

1908

Командировка на исследование порогов р. Енисея, посетил Некрасовский прииск. -- 8 ноября на страницах "Сибирской Жизни" опубликована символическая сказка "Кедр".

В Томске видное место тогда занимала большая прогрессивная газета 'Сибирская жизнь'. Эта газета была основана томским купцом П. И. Макушиным... В ней работали главным образом лучшие литературные силы Сибири. "Впервые в 1908 г брат прислал мне вырезку из 'Сибирской жизни', в которой была напечатана его статья о 25-летнем юбилее учителя гимназии Вяткина, под заголовком 'Кедр'. В письме брат писал, что 'Кедр' понравился всем его знакомым. Это удачное выступление в печати породило в нем большое желание написать что-нибудь еще, и он начал рассказ из сибирской жизни". (Из воспоминаний А. Я. Шишкова, брата писателя)

1909

Поездка в Якутск на работы по исследованию и укреплению берегов р. Лены, посетил р. Витим (в системе Ленских золотых приисков). -- Участие в издании томского журнала "Молодая Сибирь". -- Рассказ "Бабушка потерялась". -- Занятия со взрослыми в воскресной школе

"Литературным органом Сибири, несомненно самым интересным был журнал 'Молодая Сибирь', -- объемистый ежемесячник, хорошо издаваемый... В журнале печатались Вяткин, Драверт, Тачалов, Гребенщиков. Часто посещал редакционные совещания в 'Молодой Сибири' и славный сибиряк Г. Н. Потанин... Однажды редакция журнала получила по почте рассказ 'Бабушка потерялась'. Рассказ был большой, он печатался в двух номерах журнала. Всех членов редколлегии рассказ приятно удивил изумительной свежестью, сочным, колоритным языком, хорошим знанием деревни. Рассказ был замечен публикой. Редакционная коллегия заинтересовалась новым автором, кто это? откуда? Сам он не являлся в редакцию, и тогда его вызвали письмом" (Из воспоминаний И. Хайсина)

1910

Работа по исследованию р. Бии (Алтай). -- Поездка на отдых в Крым. -- На страницах "Сибирской Жизни" опубликованы первые очерки. "На Лене", "Злосчастье", "В кают-компании", "Любителям красот природы".

"Работали мы в горах Алтая в тяжелых условиях. Временами у нас в экспедиции не было даже хлеба. Покупали живых баранов и свежевали их. На кострах варили для всех пшенную кашу, иногда я пек пирожки на этих кострах, приспособив для этого железные листы. Жили в палатках. Днем жара доходила до 30 градусов (по Реомюру), а ночью вода замеразала в ведрах... Но даже в этих условиях Вячеслав Яковлевич выкраивал время для прогулок участников экспедиции в деревни и на заимки крестьян-сибиряков и коренных алтайцев, где подолгу беседовал с их обитателями. Во время этих бесед он ничего не записывал, но зато вечерами в его палатке долго горела свечка, -- он сидел над заветной тетрадкой" (Из воспоминаний Петрова)

1911

Вечера у Г. Н. Потанина с участием местных литераторов. -- Рассказ "Однажды вечером" ("Сибирская Жизнь"). -- Экспедиция на Лену и Нижнюю Тунгуску, едва не закончившаяся гибелью всей группы изыскателей. -- Записи в "записную книжку", составившие материал для одной из глав будущего романа "Угрюм-река".

"Иногда Шишков, закончив новую вещь, приглашал писательскую братию к себе домой. Он как никто умел при чтении оттенять юмор своих курьезных 'шутейных' рассказов, заставляя слушателей хохотать до упаду, оставаясь при этом предельно серьезным. Когда смех особенно разрастался, Шишков прерывал чтение и терпеливо ждал тишины. Все вечера у талантливого писателя заканчивались пельменями. Шишков никогда не угощал гостей до чтения: 'Ежели накормишь их разбойников до чтения, они непременно уйдут и рассказ слушать не станут. Знаю я их, анафем!'" (Из воспоминаний И. Хайсина) "Когда дело доходило до песен, то Вячеслав Яковлевич запевал первый. Его красивый баритональный бас многим нравился. Начинались танцы, и подчас В. Я. пускался в пляс, хотя и довольно неуклюже" (Из воспоминаний В. Петрова)

1912

Поездка в Петербург, где познакомился с М. М. Пришвиным, М. В. Аверьяновым и В. С. Миролюбовым. На обратном пути в Сибирь был в Бежецке у родителей. -- В N 2 журнала "Заветы" опубликована первая повесть "Помолились", написан рассказ "Бисерная рожа". В "Сибирской Жизни" опубликованы -- "Человек из города", "Собачья жизнь", "Бичевочка", "На севере" ("Холодный край"), "На богомолье" (в Собр. соч, "ЗиФ" -- "Часовня"), "Бродяжня", "Чары весны", статьи -- "Пасынки", "К вопросу о театральной школе в Сибири" и в "Жизни Алтая" -- "Теща", "Дяденька".

"Шишков приезжал в отпуск к родителям из Томска в Бежецк, а оттуда поехал в Петербург. Цель приезда в Петербург -- устройство литературных дел. Большой его друг Г. Д. Гребенщиков направил его к М. В. Аверьянову, стоявшему тогда во главе организованного им 'Издательского товарищества писателей'. Вячеслав Иванович привез тогда несколько рассказов, которые мы вместе просматривали и редактировали... Писать ему хотелось уже давно, но раскачивался он очень медленно... Писал Вячеслав Яковлевич довольно легко, помарки и поправки делались тут же без долгого высиживания, перепечатанное правил дольше. Писал [он тогда] без готового плана, тема намечалась в голове в самых общих чертах, иногда даже не тема, собственно, а какой-нибудь случай, штришок, анекдот. На вопросы 'Что пишешь?', 'Сколько лет такому-то персонажу?', 'Какая у него наружность?' и т. п. -- почти всегда досадно отвечал 'Не знаю. Что выйдет.' Потом начал составлять планы, даже чрезвычайно детальные, но редко их слушался" (Из воспоминаний К. Жихаревой -- второй жены писателя)

1913

Шишков возглавляет работы по технич. исследованию Чуйского тракта (Алтай). В "Заветах" -- "Краля", во "Всемирной Панораме" -- "Оборотень". -- Начало работы над "Тайгою", закончены очерки "Чуйские были" ("Ежемесячный журнал" -- 1914 г.)

"Зимы Шишков проводил в Томске, летом же обычно уезжал куда-то на работу в тайгу, в горы. Иногда приходили от него коротенькие письма и фотографии с надписью: 'Сижу на зимовке'. И когда он появлялся в Томске глубокой осенью, то имел такой таежный вид, что трудно было в этой фигуре, по загорелому лицу, по какому-то особенному таежному одеянию узнать писателя. Крепко он срастался с окружающей его природой и людьми. Он сам вспоминал свое пребывание где-нибудь на Алтае у кержаков: 'Про меня говорят -- землемер... Все мерит да мерит, да и книжку пишет'. Да, много тогда дядя Вяча, как мы его звали, писал в 'книжку', и маленькие листочки и записи вырастали потом в рассказы" (Из воспоминаний М. Щеглова)

1914

Продолжение работы на Чуйском тракте -- Зимой в Петрограде -- первая встреча с А. М. Горьким. -- Смерть матери, Е. И. Шишковой. -- Женитьба на К. М. Жихаревой. -- В зимние месяцы работа в Президиуме О-ва изучения Сибири, выступления в Обществе попечения о народном образовании. -- Рассказы -- "Ванька Хлюст" (в "Ежемесячном Журнале"), "Суд скорый". В "Алтайском Альманахе" -- очерки "На Бии", "В Минусинском Крае" -- "Бабушкино горе", в N 1 "Сибирского Студента" -- "Первый блин", в "Сибирской Жизни" -- отрывок из "Тайги: Праздник". В изд. Иркутского отд. Русск. географ. о-ва -- "Песни, собранные на Нижней Тунгуске" (в 1911 г.)

"В гостях у Шишкова наш разговор обратился к недавним событиям, к расстрелу на Ленских золотых приисках. В глазах Вячеслава Яковлевича было столько боли, такое сострадание слышалось к жертвам проклятого Молоха, что я невольно повторял про себя: 'Наш, наш'. Но его слово было довольно общо и нуждалось, так сказать, в уточнении с наших [большевистских] идейно-партийных позиций... Вячеслав Яковлевич терпеливо выслушивал мои соображения и, со своей стороны, заметил, что, конечно, русский народ во главе с пролетариатом -- сила, но... И любопытно, не выражая прямо своего согласия со мной, он вдруг перевел разговор на заявление в Госдуме министра Макарова о том, что 'так было и так будет' -- 'А ведь сядет его превосходительство в калошу со своим было и будет, говорил, заливаясь смехом В. Я., не век народишко будет терпеть'" (Из воспоминаний Вл. Бахметьева)

1915

В середине августа переезд в Петроград. -- Служба в управлении шоссейных дорог -- Рассказы: "Колдовской цветок" и "Конный разведчик Бородулин" (журн. "Отечество"), "Та сторона", "Веселая штука", "Сибирский дед" (в "Ежемесячном Журнале"), "Варин сон" ("Северные Зори" -- 1916 г.), "Скала", "Мильен тыщ" ("Сибирский студент"), "Море зеленое", "Инвалиды", "Пред рассветом" ("Сибирская Жизнь")

"В середине лета Вячеслав Яковлевич приехал в Петроград -- заканчивать проект Чуйского тракта и проводить свое утверждение. Мы поселились вместе в небольшой квартире со всеми мыслимы удобствами. Особенно нас пленила белоснежная ванна с постоянной горячей водой и чудесный вид на замечательные петербургские закаты и опаловые переливы красок белых ночей... В 1919-1920 эта культурная квартира нас чуть не погубила. Кроме того, сама квартира причиняла нам массу неудобств: лифт и телефон не действовали, в роскошной ванной не было не только горячей, но и никакой воды, центральное отопление замерзло и лопнуло, электричество давали максимум на два часа, и то нерегулярно. От всех ее прелестей сохранились только закаты... Оба мы служили -- Вячеслав Яковлевич в дорожном управлении -- оба мы, кроме того, занимались литературой, но Вячеслав Яковлевич урывками; он все колебался, переходить ли ему окончательно на линии писателя-профессионала" (Из воспоминаний К. Жихаревой -- второй жены писателя). "Мне действительно расставаться с Сибирью было тяжело, – вспоминает он, – близкое знакомство с профессорским миром (Солнцев, Вейнберг, Зубашев, Соболев и др.), личные друзья (Анучин, Бахметьев, Вяткин, Крутовский, Шатилов), моя работа (в составе президиума) в Научном обществе изучения Сибири и местном литературном кружке, а также мои частные выступления на народных чтениях и публичных вечерах – сцепили меня тугими канатами с местной жизнью, меня все знали, я пользовался уважением, имел литературное имя, в Петрограде же я явился почти круглым нулём, и мне пришлось, так сказать, начинать сначала" (Из воспоминаний писателя)

1916

Летом был в Гельсингфорсе (очерки в "Сибирской Жизни"), осенью -- в Томске. -- Рассказы "Бобровая шапка" и "Золотая беда" ("Шиповник" -- 1917 г.), "Стуколка", "Солдатка", "Пурга". (Обработано в 1926 и 1938 г.) "Шквал", "Замечательная история" ("Сибирская Жизнь"). -- В "Летописи" (N 7-11) опубликована "Тайга" -- Выходит первая книга "Сибирский сказ" в изд. "Огни"

"Переработанная и законченная 'Тайга' была дана на отзыв А. М. Горькому. Помню какое-то особенное, сосредоточенно-радостное лицо Вячеслава Яковлевича, когда он принес мне письмо Горького... Этот отзыв положил конец колебаниям Шишкова, он решил как можно скорее развязаться с Чуйским трактом, бросить службу и заняться исключительно литературой" (Из воспоминаний К. Жихаревой -- второй жены писателя)

1917

В результате путевых наблюдений рассказы и очерки. "Подножие башни", "Каторжник", "Огонь погас", "Веселый бродяга", "Соловьиная ночь", "Опись моего происшествия", "Лесной житель" ("Летопись"), "Чистые сердцем" ("Сибирская Жизнь"), "Маевка в снегах". "Под колоколами" ("Кладбище").

"Октябрь встретили тоже на улице. Ночь была сырая и жуткая. Большой проспект был забит толпой, в которую врезались грузовики с черными, хрипло кричащими фигурами. Когда переулаками пробирались домой, глухо, словно в толстый слой ваты, бухнули непохожие на другие, ставшие привычными выстрелы: как мы потом узнали, это поработала 'Аврора'" (Из воспоминаний К. Жихаревой -- второй жены писателя)

1918

Посетил Осташков (очерк "К угоднику") -- Начало работы над "Угрюм-рекой". Рассказы "Кутерьма", "На травку", "Провокатор", "Отцы-пустынники", "Лунной ночью" ("Ежемесячный Журнал"), "Красная рубаха" (сборник "Перед рассветом") и ряд очерков -- Отдельным выпуском в издании "Парус" вышла "Тайга"

"Старая жизнь постепенно разлаживалась, а новая все больше нас втягивала. Ликвидировалось мое Французское акционерное общество и прекратило существование Дорожное управление Вячеслава Яковлевича. Началось вступление в разные новые возникающие организации и союзы. Вячеслав Яковлевич работал в каких-то литературных комиссиях, в одной из них вместе с А. А. Блоком... Во время наступления Юденича вместе рыли окоп и очень волновались. Вообще участвовали во всех коллективных работах по уборке снега на улицах, посадке деревьев и кустов на Марсовом поле, сломе деревянных построек и т. п. Вячеслав Яковлевич нес, кроме того, ночные дежурства в домкомбеде" (Из воспоминаний К. Жихаревой -- второй жены писателя)

1919

Рассказы: "Страшный кам", "Мериканец" ("Крылья"), "3олото", "Крокодил", "Падучая", "Коммуния", "Медвежачье царство", "Зеркальце", "Северное сияние". -- Первая пьеса "Старый мир".

"Хлеба выдавалась одна осьмушка, и назывался такой хлеб 'зубной щеткой', столько в нем было соломы. [Чтобы несколько "разнообразить меню"], Шишков ездил специально в Бежецкий уезд за рожью, маслом и картошкой. К сожалению, для верности доставки, -- свирепствовали самочинные 'продотряды', -- он зашил добытые два куска сливочного масла в полы теплой сибирской тужурки и проспал в ней всю ночь на третьей полке вагона. Помню его забавное и трогательное отчаяние при виде наполовину подтопившегося масла и испорченных куртки и фуфайки" (Из воспоминаний К. Жихаревой -- второй жены писателя)

1920

Ездил в д. Игумново, на р. Шексну. -- Рассказ "Бичевочка" (2-я редакция), пьесы -- "Мужичок", "Вихрь", "Единение", "Грамотеи", "На птичьем положении", "Кормильцы" и "Дурная трава".

"Стихов Вячеслав Яковлевич не писал, но пьесы пробовал. Первый его опыт -- комедия 'Мужичок' написана по предложению Горького, выразившего пожелание написать маленькую несложную пьеску, пригодную для постановки в деревне. 'Мужичок' очень понравился Алексею Максимовичу, он смеясь говорил, что Вячеслав Яковлевич его 'подвел', так как, читая рукопись и перейдя ко второму акту, изображавшему мнимый возврат царской власти, он испугался за автора: 'Ошалел он что ли?'. 'Мужичок' шел с успехом в Троицком театре, но скоро был снят" Ставилась еще пьеса из народной жизни... Она если не совсем провалилась, то и особого успеха не имела... Действие ее было связано с войной, развивалось в сибирской деревне, было очень много убийств и всяких зверств... Летом ездили в д. Игумново. Вячеслав Яковлевич много разговаривал с крестьянами, читал им свои рассказы и набрал много нового материала" (Из воспоминаний К. Жихаревой -- второй жены писателя)

1921

Смерть отца -- Я. Д. Шишкова. -- Рассказы: "Царская птица", "Черный час", "Мертвец", "Азор", "Посельга", "Попутчики"

"За чаем Шишков любил неторопливо побеседовать, тихо и лукаво посмеиваясь. 'Писать я люблю, говаривал он, и пишу много, но все не то, не то. Мне хочется написать крупную вещь, роман большой, что ли, но вечная суета, вечная нужда мешает сосредоточиться. Вот и занимаюсь всякой мелочишкой, чтоб прокормиться, да исподволь не торопясь давно облюбованным заняться романом'... Как и многие начинающие, я расспрашивал Вячеслава Яковлевича о том, как он работает. 'Пишу я залпом, и всегда пером. Но затем основательно прохожусь по рукописи и правлю ее бепощадно'" (Из воспоминаний В. Смиренского)

1922

Поездка в Лужский уезд Ленинградской области (очерки "С котомкой"), -- Рассказы: "Холодный край" ("На севере"), "Сужет", "Пароходная теща", "Экзамен", "Ефект", "Луковка", "Свадьба", "Кум", "Валтасар", "Агроном", "Бабы" ("Червонец").

В Лужском крае бывали в летнее время и писатели А. И. Куприн, В. Я. Шишков. Уже после революции, в 1920(?) году, в деревне Ретюнь Лужского края жил последний. Местная молодежь и школьники ставили его пьесу "Грамотей". На спектакле присутствовал автор пьесы. Игра артистов была настолько хороша, что побудила писателя по этому случаю написать рассказ "Спектакль в селе Огрызове". С тех пор Шишков стал частым гостем в Лужском уезде. "С котомкой за плечами" он разъезжал и ходил пешком по деревням, собирая материал для своих очерков, рассказов

1923

Поездка в Лужский уезд.-Повесть "Ватага".-Задумана повесть "Пейпус-озеро". -- Рассказы: "Спектакль в селе Огрызове", "Верная примета", "Смерть Тарелкина", "Зубодерка", "Торжество", "Смычка". "Хреновинка", "Конфуз", "Потребиловка", "В парикмахерской", "Шеф" ("Федот, да не тот"), "Собачья доха", "Сказка про попа", "Переоценка ценностей" ("Буржуазный предрассудок"), "Татарский способ", "Платочки", "Крестики", "Подарок", ("Воздушный бой"), "Нетель", "Шерлок Холмс" -- "Иван Пузиков". "Тонкая политика" ("Ведьма", "Шайка", "Пома-ахива-а-ай!", "Винолазы", "Приблудыш", "Племянница", "Рябчик", "Встреча", "Кикимора", "Сахарок", "Достояние республики", "Три письма", "Возле носа вьется, в руки не дается", "Волосянка", "По курсу дня", "Ярмарка", "Масляница", "Проводы", "Лисопед", "Мимоездом", "Чужбина", "Кержаки".

"Самой крупной по объему и самой значительной по содержанию в альманахе является повесть Вяч. Шишкова "Ватага", в которой дана страница гражданской войны. Но эта страница преподнесена в таком смердящем виде, что незнакомому с историей гражданских битв становится жутко и мерзко: неужели в самом деле такими зыковыми, хотя бы и косвенно, хотя бы случайно, хотя бы и редко творились объективно революционные дела? Зыков во главе сподвижников-головорезов проносился ураганом; и там, где он проходил, -- смерть, запустение, окостеневший ужас, реки крови, насилия, разгул... Этот Зыков не просто бандит -- он, видите ли, религиозный, к тому же фанатик, сжигающий и разрушающий церкви, а в то же время чувствует себя до поры до времени единомышленником большевиков и соучастником их в деле освобождения трудящихся масс из-под тяжелого ига капитала и эксплуатации. Это сближение Зыкова с пролетарскими бойцами поражает своей уродливостью и... смелостью утверждений. Опасность от "Ватаги" усугубляется тем, что написана повесть хорошо, читается с большим захватом!" (Из рецензии Д. Фурманова на "Ватагу")

1924

Разрыв с К. М. Жихаревой. -- В марте поездка в Смоленск (Очерки "Смоленские письма" в "Правде" и "Красной Нови"). -- В июле -- в Костромской губ. (Очерки "Приволжский край"), октябрь-декабрь в Крыму. -- Работа над повестью "Пейпус-озеро". -- Рассказы: "Свежий ветер", "Журавли", "Гроб", "Диво-дивное", "Бабка", "Шишка", "Сад", "Просвещение", "Эшелон", "Заграничные рассказы матроса Тюхина", "Батрачка", "Весна", "Подвох", "Мистер Веретенкин", "Чудо", "Бритый", "Зеленый островок", "Лукавый" -- шутка в 1-м действии.

"В Смоленске в 1924 году Вячеслав Яковлевич часто выступал в местных воинских частях. Он читал свои повести и рассказы мастерски, зажигая слушавших его красноармейцев. Выступления Шишкова производили на военную аудиторию сильнейшее впечатление. Восторгам и аплодисментам не было конца... Вячеслав Яковлевич очень интересовался местным историческим музеем (б. кн. Тенишевой) и внимательно знакомился с историей города и всего края. Следует отметить, что он всегда чрезвычайно интересовался историей России и не упускал случая пополнить свои исторические знания" (Из воспоминаний В. Петрова -- топографа) ""

1925

Октябрь-декабрь в Сухуми. -- Рассказы: "Алые сугробы", "Весенний сон", "Отец Макарий", "Комар", "Лайка", "Развод", "Кольцо", "Земля и лес", "Нечистая сила", "Ненормальность", "Петух", "Трагический случай", "Радио-сатана", "Темный лес", "Публичная казнь", "Гром", "Сатира", "Грех", "Квартет", "Змея", "Тетка Матрена", "Дружба", "Гумага", "Шутка", "Мертвая петля", "Два пузыря", "Фрукты", "В деревне Крайней" ("Настюха"), "Самоубийца", "Самоследствие", "По пьяной лавочке", "В лесу". -- В сборнике "Наши дни" печатается "Пейпус-озеро". -- Выходят повести "Ватага" (Госиздат) и "Пейпус-озеро" (изд. "Книга"). -- Подготовительная работа к изданию в "ЗиФ" собрания сочинений.

"В марте Вячеслав Яковлевич продал издательству 'Земля и фабрика' собрание всех своих сочинений около 100 листов, по большей части состоявшее из 'шутейных' рассказов" (Из воспоминаний К. Жихаревой -- второй жены писателя) "Шишков написал 'Ватагу' с той безудержной широтой кисти, которая соответствует безудержности событий, ею изображенных: это сибирский народ в лютой борьбе за свое счастье... И вдруг писатель обернулся к читателю как бы совершенно неизвестным, обворижительным лицом: одну за другой он стал выпускать книги юмора. Народ, живший необычайно сурово и тяжело... этот народ хитро улыбался, смеялся, хотхотал. Шишков так тонко подмечал все достойное смеха, что жизнь вставала перед глазами читателя сияюще-полной и ободряющей душу" (К. Федин). "Имеется ли у вас журнальчик 'На посту' N 3 1926? Если нет. купите (35 к). Там изображено дерево современной литературы. Напостовскими головотяпами я повешен на сук правых 'попутчиков'" (Из переписки В. Я. Шишкова)

1926

Июль -- поездка в Псков, октябрь-ноябрь в Кисловодске, перед тем -- в Бежецке. -- Выходит ряд книг в издании собр. сочинений "ЗиФ".- Рассказы: "Бакланов -- таежный волк", "Кот Васька", "Роковой выстрел", "Усекновение", "Плотник", "Бракосочетание", "Трубка", "Мельница", "Выигрыш", "Пловцы", "Режим экономии", "Птичка", "Целитель", "Блинки", "Диктатура", "Редактор", "Светлый грех", "Веселый разговор" — пьеса.

Большинство своих произведений В. Я. Шишков издал в ЗиФе. "ЗиФ" -- "Земля и фабрика" -- было государственное акционерное издательское общество. Возникло по инициативе ЦК Профсоюза бумажников в 1922, в период все возраставшего спроса на книгу. Целью издательства было обслуживание широких масс читателей доступной по содержанию и цене книгой. Вплоть до 1925 "ЗИФ" не ограничивает своей деятельности определенным литературно-издательским планом и носит характер универсального издательства. В 1926 берется твердая установка на обслуживание в первую очередь рабочих и школьных библиотек, на выдвижение молодых писательских сил и ознакомление читателей с лучшими произведениями советских и иностранных авторов. Это коренное изменение всего издательского плана повело за собой реорганизацию "ЗИФа" в 1926 в акционерное общество, поставившее своей задачей издание исключительно художественной литературы. Желая как можно шире охватить современных советских авторов, "ЗИФ" с 1927 предпринимает издание художественного альманаха "Земля и фабрика", выходящего под руководством "Кузницы". В нем сотрудничают как пролетарские и крестьянские писатели, так и попутчики. Изданы отдельные произведения (и собрания сочинений) Бабеля, Бахметьева, Березовского, Демьяна Бедного, Артема Веселого, Вольнова, Гладкова, Демидова, Зощенко, Караваевой, Либединского, Ляшко, Неверова, Низового, Подъячева, Соболя, Свирского, Тренева, Шишкова, Эренбурга, Яковлева и др.

1927

Январь -- переезд в Детское Село (Царское село, ныне Пушкин). -- Июль -- женитьба на К. М. Шведовой. В августе-сентябре поездка в Вышний Волочек, Москву, Нижний, Пермь, Рыбинск и Бежецк. -- Осенью Кавказ. -- Рассказы: "Дикольче", "Цветки и ягодки", "Алчность", "Холодный душ", "Сочувствующий". -- Издательство "ЗиФ" заканчивает печатание собрания сочинений в 12-ти тт (1-е издание).

"Жизнь подтвердила рядом ярких иллюстраций и те пункты резолюции ЦК, которые говорят о неизбежном сопротивлении буржуазии в области литературы. Действительно, за последнее время успешно формируется, говоря словами резолюции, 'идеология новой буржуазии среди части попутчиков сменовеховского толка'... Идейным заданием этой литературы является доказать неизбежность буржуазного перерождения нашей революции, реставрации у нас капитализма, неизбежность разложения коммунистической партии, осмеять эпоху военного коммунизма; провозгласить сущностью нашей революции нескончаемый, возведенный в вечную категорию, нэп; всячески издеваться над марксизмом, ленинизмом, над коммунистическим идеалом разумно организованной жизни... Шишков в 'Диве Дивном' смотрит на СССР глазами кулака, полагающего, что все в стране - на его потребу, и всячески это кулацкое мировоззрение пытается сделать художественно убедительным... Колеблющаяся часть попутчиков поддается определенно-правому буржуазному влиянию. В союзе писателей в Ленинграде в правление не выбирают нынче левых попутчиков, но выбирают Замятина, издателя 'Р. Совр.' - Тихонова, Шишкова " (Из передовицы альманаха "Удар", М. 1927)

1928

Поездка в Старую Руссу, село Велебицы, Новгород. -- Начало работы над повестью "Странники" (1-я часть). -- "Воспоминания о М. Горьком". Встречи и рассказы: "Научный рыбовод", "Клетчатые брюки", "Жара". -- Избирается председателем правления Ленинградского отделения Всероссийского союза писателей.

"Как-то я проводил конференцию крестьянских читателей в большом районном селе Одесской области. После конференции я устроил чтение рассказов Шишкова. Эффект был необычайный. 'Спектакль в селе Огрызове' и мн другие вызывали не только гомерический хохот, но и длительные горячие обсуждения вопросов электрификации, телефонной и радиосвязи, вопросы культуры и борьбы с невежеством и религиозными предрассудками... Успех был так велик, что мне пришлось устроить вторичное чтение в избе-читальне -- для крестьян близлежащих деревень, которые, прослышав об интересных рассказах, настоятельно требовали дать и им возможность послушать" (Из воспоминаний Л. Когана)

1929

Август-сентябрь -- поездка в Ростов, Ярославль, Рыбинск, Бежецк. -- Работа над 2-й частью повести "Странники" и рассказами: "Бродячий цирк", "Пятерка", "Сдвиги", "Товарищ Митрофанов". -- Издательство "ЗиФ" печатает вторым изданием полное собрание сочинений. -- Вновь переизбирается председателем Ленинградского отделения Всероссийского союза писателей.

"Правду сказать, никакого митинга не было. Было просто собеседование при открытых дверях, но участники думали, что у них митинг. Посторонних почти не было. Было несколько библиографов, но они не принимали никакого участия в развернувшихся прениях. Они только наблюдали и фиксировали. День был партийный. И коммунисты, известные задиры и пересмешники, были на ячейках по заводам и фабрикам, по советским учреждениям, и все шло мирно да ладно. Однако в прениях приняло участие 17 человек, больше мужчин, были и женщины. Выступающие перед кем-то отчитывались, но трудно было выяснить, перед кем они отчитываются: пред собой ли, друг перед другом или перед посторонним миром... Вяч. Шишков. Революция? Революционный быт? Я вам покажу и то и другое. Настоящее торжество революционного быта. Я вам покажу и крестьянство, идущее за рабочим классом; и наробраз в настоящем его виде. Никакой революции в деревне не было. Дело кончилось только тем, что все напились на торжестве открытия школы. Когда в школу вносили икону для молебствия, закрыли всех вождей революции, чтоб святым не в обиду. А когда началось торжество, закрыли образа, чтоб Маркс и Ленин не вломились в амбицию. Из меня может выйти толк. Могу воскресить Николая Успенского. " (Из статьи "На митинге художников слова", альманах "Наши дни" N 3, 1929(?))

1930

Поездка с Ал. Толстым по маршруту: Рыбинск, Нижний Новгород, Сталинград, Ростов-на-Дону, Краснодар, Темрюк, Азов, Тамань, Керчь, Феодосия, Судак. В пути знакомство с жизнью совхозов и строительством крупных индустриальных заводов. -- Окончание повести "Странники", первая часть которой "Филька и Амелька" печатается в "Красной Нови".

"Шишков вечно испытывал жажду побольше видеть и побольше знать. То влекло его в Соликамск, то на Урал, то на Кубань. И всякий раз он возвращался оживленный, обогащенный множеством впечатлений -- всегда сильных и ярких благодаря его тонкой наблюдательности и умению быстро вживаться в новые условия... В августе 1930 г он писал мне из Краснодара: 'Задыхаемся от пыли степей Сальских и Астраханских, дивимся на чудеса строительства... Послезавтра думаем двинуться на Азовское море, в Темрюк -- по Кубани -- места новые, интересные'... В каждом месте, в каждом городе Вячеслав Яковлевич быстро и тонко схватывал его особенности и в письмах и беседах набрасывал оригинальные портреты городов... [Так он писал о Москве]: 'Вот где душа моя окунулась в историческое прошлое. Какая изумительная архитектура, фрески, печи, трон, кровать. Входили и выходили через Спасскую башню, через весь Кремль, мимо всех соборов, мимо Царь-колокола'"

1931

Август-сентябрь -- поездка с целью осмотра строительства в Пермь, Свердловск, Нижний Тагил, Соликамск, Усолье, на обратном пути -- в Бежецк. -- Окончание романа "Угрюм-река". -- Издательство "Недра" печатает собр. сочинений (3-е издание).

"После завтрака Вячеслав Яковлевич предложил посмотреть мне детскоселькие парки. Бегло взглянули мы на Екатерининский и Александровский дворцы, и Вячеслав Яковлевич увел меня в глубь парков, где каждая тропинка была им исхожена. Он показывал мне свои любимые места, обращал внимание на группировку деревьев и кустарников, любовался оттенками зелени. Он, однако, выражался немногословно, несколькими словами давая почувствовать, что возбуждало его внимание. 'Здесь куда лучше чувствуешь себя, чем в Питере, говорил он, и место здоровое, высокое, и ветров балтийских нет, и тихо, и благоустроенно, и природа, как видите, чудесная. А до Ленинграда рукой подать, полчаса поездом'" (Из воспоминаний Л. Когана)

1932

Сентябрь-октябрь -- отдых в Крыму. -- Работа над отделкой "Угрюм-реки". -- Выход книги "Странники" (Ленгихл).

"Вячеслав Яковлевич был по натуре человеком общительным, и его дом стал притягательным центром в Детском Селе... Шишковские 'пятницы' собирали шумную писательскую ватагу, то и дело разбавлявшуюся новыми лицами, приезжими из Москвы, Сибири или из провинции. Завсегдатаями 'пятниц' были писатели А. Н. Толстой и К. А. Федин, художник К. С. Петров-Водкин. Частенько наезжали О. Форш, Е. Замятин, А. Прокофьев, позднее М. М. Пришвин и И. С. Соколов-Микитов. Встречались и композиторы Г. Н. Попов, Ю. Шапорин, артисты оперы и балета... О своих планах писатели говорили охотно, но только в самых общих чертах, написанное предпочитали читать, а не пересказывать. Гораздо больше рассказывали о своих наблюдениях, впечатлениях, житейских встречах... Сам Вячеслав Яковлевич на 'пятницах' бывал неговорлив, предпочитал послушать другого, но мастерски заводил разговор и умел прекрасно оживлять его метко вставленной фразой или острым словечком... 'Пятницы' лишены были какой бы то ни было программы, разве что иногда заранее было известно, что кто-либо собирается прочитать товарищам новый рассказ или отрывок... По поводу прочитанного обыкновенно не бывало каких-либо прений общего характера... Отдельные замечания, тонкие штрихи писательской мысли давали автору больше, чем критические замечания общего характера. Так, однажды Вячеслав Яковлевич читал пьесу на современную тему в духе народного лубка... Пьеса сопровождалась частушками с припевом:

Вот так диво дивное --

Кооперативное.

Вот так чудо чудное --

Дело вышло трудное.

После окончания водевиля воцарилось молчание. 'Что скажут дорогие гости, спросил наконец Шишков'. Но все молчали. 'Просим автора еще раз спеть песни, сказал кто-то'. Шишков рассмеялся, исполнил просьбу, но более в своем творчестве к жанру водевиля не возвращался" (Из воспоминаний Л. Когана)

1933

Поездка в Кандалакшу (на работы ЭПРОНа), Хибиногорск, Беломорский канал (Очерк "Садко -- гость советский") и рассказы "Пепел", "Дивное море". -- Роман "Угрюм-река" выходит в двух томах, изд. ОГИЗ, Ленгихл.

"Однажды меня вызвал к себе С. М. Киров и среди прочего спросил: 'Почему так плохо освещается жизнь подводников в литературе?" -- "Профессия очень трудная и описать все операции водолаза невозможно, не будучи самому водолазом" -- "Получается, что каждый писатель должен иметь какую-то специальность и только о ней и писать"... Через несколько дней мне передали, что к нам на 'Садко' выезжает бригада под председательством В. Я. Шишкова... Там где должен был всплыть затонувший корабль, в полном составе выстроились писатели. [Однако подьем не удался, и подводники были сконфужены]... 'Что вы волнуетесь, успокоил нас Вячеслав Яковлевич, вы же богатыри, вы же это дело непременно закончите'" (Из воспоминаний Н. Еселева)

1934

Август -- поездка в Москву на Первый съезд советских писателей. Сентябрь-октябрь в Крыму и на Кавказе. -- Рассказы: "Полет", "Вспомнил". -- Начало работы над "Емельяном Пугачевым".

"В рассказах Вячеслава Шишкова вместе с добром, которое делают люди, обязательно присутствует зло. Часто на всякие злые дела толкает человека черт... Для современного читателя черти -- это анахронизм, но мне думается, показ золотых приисков в 'Угрюм-реке', показ психологии людей, их быта без добрых и злых духов, без бога и черта был бы неполным... 'В романе есть мистика, есть всякая чертовщина -- без нее трудно обойтись,' -- писал Шишков Горькому" (Из воспоминаний Ф. Крылова)

1935

В октябре осмотр баз ЭПРОНа (Экспедиции подводных работ особого назначения) в Одессе, Севастополе, Балаклаве. -- Ноябрь -- отдых в Сухуми. Работа над "Емельяном Пугачевым", сценарием "Золото", пьесой "Угрюм-река". Выходит 2-м изданием "Угрюм-река", с исправлениями автора (Гос. изд. худож. литературы. Ленинград).

"Вячеслав Яковлевич работал очень много и систематически. Это был редкий трудяга и добросовестный исследователь архивов. Рано утром он уже за столом -- зимой в кабинете, летом -- на широкой веранде. Кругом груды книг, выписок, а перед ним большой бухгалтерский гроссбух, в котором он своим очень разборчивым почерком писал очередные главы 'Пугачева'. Зная, что я немало походил по южноуральским степям, Вячеслав Яковлевич настойчиво расспрашивал меня об этих местах, заставляя вспоминать о деталях и особенностях старинного казачьего быта.. Когда Вячеслав Яковлевич сидел за своим огромным рабочим столом, положив на рукопись жилистые руки, он напоминал былинного русского пахаря с мозолистыми руками, который вот только что оторвался от сохи и сейчас, утомленный тяжелой работой, благостно отдыхает от трудов" (Из воспоминаний Е. Федорова) "Когда Вячеслав Яковлевич подходил к столу, он хорошо знал, что и как он будет писать. А если случался затор... он не пытался насиловать воображение, тотчас прекращал писание и переключал работу на что-нибудь иное: брался за чтение, делал нужные ему выписки, заметки или шел гулять. Он никогда не жаловался на отсутствие материала для воображения... Маленькие 'шутейные' рассказы не отнимали у Шишкова много сил, не вызывал большого напряжения. Иное дело крупные композиции. Они требовали огромной состредоточенности, напряжения всех творческих сил... Он не раз говорил мне, что именно момент обдумывания, сопровождаемый творческой догадкой, является для него наиболее дорогим и приятным" (Из воспоминаний Л. Когана)

1936

В феврале поездка в Минск на пленум Союза писателей. -- В июне на похоронах М. Горького в Москве. - Осень -- Одесса, Хоста, Сухуми. -- Работа над "Емельяном Пугачевым", сценарием "Золото". -- Выходит "Угрюм-река" (Иркутск, 3-е изд.) и повесть "Странники", 3-е изд. (Гос. изд. худож. Литературы).

"Я обвиняю нашу литературу в чересчур робком, чересчур эмпирическом следовании по пятам за действительностью. Мы отражаем настоящее в его соотношении к прошлому - это легче. Но у нас нет еще произведений, которые давали бы нам картину нашего "сегодня" через объектив будущего. Я не собираюсь разрешать в этой речи всех вопросов нашего литературного движения. Я поднимаю просто свой голос, как поднимают тост: за смелую выдумку, вскормленную на материале живой действительности, но не боящуюся перешагнуть через ее полное неожиданностей завтра. За смелую выдумку, необходимую социалистическому писателю, как необходима мечта социалистическому плановику, из кирпичей будущего строящему замечательное сегодня в нашей замечательной стране". (Из выступления Б. Ясенского на Минском пленуме СП СССР) "[Шишков говорил, что он любил гулять по Екатерининскому парку в Царском (тогда Детском) селе] 'Вот когда-нибудь все города у нас будут как этот парк. Помяните мое слово... много воздуха, зелени, -- простор человеку нужен. Будущие социалистические города -- это города-сады, и это обязательно будет', -- говорил Вячеслав Яковлевич. Он верил в светлое социалистическое будущее, и в самые трудные времена эта вера в нового, сильного, смелого и свободного человека не покидала его" (Из воспоминаний Д. Френкеля). "Насколько Шишков охотно читал свои рассказы и беседовал с читателями, особенно в небольшом кругу, настолько тягосны для него были выступления с речами и докладами, особенно на съездах и официальных мероприятиях. Он их избегал, елико мог. А если уж приходилось, то предварительно писал текст, чиркал и перчеркивал его нещадно, жаловался на свою судьбу" (Из воспоминаний Л. Когана)

1937

В августе навещает брата А. Я. Шишкова в Вышнем Волочке. - Осенью -- на Кавказе. -- Написан рассказ "Чертознай". -- Избирается председателем правления Ленинград. отделения Литфонда.

"Я не преувеличу, если скажу, что Пушкин был кумиром В. Я. Шишкова... При Пушкинском райисполкоме была учреждена специальная комиссия по охране памятных пушкинских мест, вела пропаганду творчества поэта... Вячеслав Яковлевич был избран председателем этой комиссии... Насколько чувствовал он свою ответственность, показывает следующий факт. У нас была традиция 6 июня праздновать день рождения поэта. С утра к его памятнику сходились школькники с цветами, представители организаций, трудящиеся, обитатели домов отдыха. У памятника проводился митинг, потом следовала традиционная прогулка по пушкинским местам с чтением соответстующих стихов... Вячеслав Яковлевич обыкновенно принимал весьма деятельное участие в подготовке и проведении праздника. Но вот в мае 1940 г он задержался в Крыму и писал мне из Ялты:'А мы приедем не ранее 8 июня. Так то... Я говорил, не надо было ставить меня председателем. Александр Сергеевич будет на меня в обиде и лишит, как раба нерадивого, и тех крупиц дарования, которыми я обладаю'... Перед началом работы над 'Пугачевым' Вячеслав Яковлевич тщательно изучал 'Капитанскую дочку'" (Из воспоминаний Л. Когана)

1938

Осенью в санатории "Синоп" (Сухуми). -- Окончание 1-го тома "Емельяна Пугачева", печатается в журнале "Литературный современник". -- Работа над либретто оперы "Угрюм-река".

"[Мы начали с Шишковым писать оперу по сюжету 'Угрюм реки']. Вячеслав Яковлевич очень любил музыку, особенно оперы. 'Никакое драматическое действие не даст вам таких глубоких переживаний, как музыкальное раскрытие образов. Сделайте из 'Пиковой дамы' пьесу, и сразу потускнеет все, несмотря на отличную игру актеров. Еще важно и то, что опера -- наиболее народный вид искусства'... Однажды я выразил восхищение силой описанных в 'Угрюм-реке' характеров. 'Как вам удалось так схватить их,' -- спросил я. Вячеслав Яковлевич встал, начал ходить по комнате. 'Вот так: я хожу и вижу -- и они со мной. Вот здесь -- Анфиса, Федор, Прохор. Они не давали мне покоя все время, пока я их писал'" (Из воспоминаний Д. Френкеля). "Мой 'Пугачев' взят под крепкую защиту. Вы оказались упорным и справедливым. На партийной конференции одного из московких районов А. А. Фадеев, заслуженно пользующийся большим влиянием среди писателей, а также в кругах партийных, делал доклад о советской литературе, причем о 'Пугачеве' он выразился с похвалой, считая мою работу как достижение" (Шишков. Из письма критику Т. Мирошниченко)

1939

Февраль -- награждение орденом "Знак Почета". -- В мае поездка на пленум ССП СССР в Киев. -- Осенью -- в Крыму. -- Работа над дополнительными главами к 1-й книге "Емельян Пугачев" и начало работы над 2-й книгой. -- Выступления в госпиталях и частях Красной Армии.

"Вячеслав Яковлевич постоянно заботился о молодых писателях... На столе у него неизменно дежурили чьи-нибудь повесть или рассказ. Он не раз жаловался, что чтение и правка чужих рукописей отнимают много времени и сил, очень огорчался, если вещь оказывалась слабой, но отказаться от просмотра ее не считал возможным. 'Помочь начинающему -- святой долг писателя,' -- говарила он... Также он был в течение многих лет очень активным деятелем Литфонда, состоял председателем его Ленинградского отделения. Он хорошо знал, как мучительны бывают для писателя периоды безденежья... поэтому особое внимание обращал на устройство Домов творчества и на обеспечение творческих поездок" (Из воспоминаний Л. Когана).

1940

Весной пребывание в Ялте. -- Начало работы над либретто "Иван Грозный", рассказ "Воинственная девушка".

"Шишков много лет отдыхал в Крыму. Там в Доме творечества в сентябре собиралась большая группа писателей-ленинградцев... Писательская молодежь щеголяла в трусиках, жарилась на лосковом солнышке и не вылезала из моря. А Вячеслав Яковлевич в своем светлом чесучовом костюме сидел на веранде в тенечке и писал... В вечерние часы он появлялся на волейбольной площадке, хотя ему было под 70. Правда, Вячеслав Яковлевич не спешил к мячу, а скорее отмахивался от него, но все же вместе с Зощенко он принимал посильное участие в игре. И ходил с нами на недалекие прогулки... А после ужина он смеялся вместе со всеми над неистощимыми шутками Жени Шварца и участвовал в нашем хоре, подпевая баском" (Из воспоминаний Л. Раковского)

1941

Весной -- в Крыму. В сентябре переезд из Пушкина в Ленинград. -- Осень и зима -- в условиях блокады Ленинграда. -- Продолжая работы над "Емельяном Пугачевым", пишет очерки "Слава русского оружия", "Партизан Денис Давыдов", "Партизаны Отечественной войны 1812 года", сценка "Удар-кроше". -- Статьи для ленинградских фронтовых газет. -- Выходит 1-й том "Емельяна Пугачева" (1-е изд.).

"После опубликования первых глав 'Пугачева' один рецензент поторопился оповестить читателей, что Шишков истории не знает и его повествование полно ошибок... Писатель по своейственной ему мнительности стал мучительно проверять себя, не наделал ли он на самом деле каких-нибудь исторических ошибок... Вячеслав Яковлевич попросил издательство дать роман на рецензию нескольким историкам, чтобы проверить историческую концепцию романа и точность изображения... Е. В. Тарле [высказал шутливое замечание], что Вячеслав Яковлевич своим романов 'отбивает хлеб' у историков... и находил, что автор как художник имел полное право и больше отступать от фактов... 'Как-то странно складывается 'Пугачев', говорил писатель, ни повесть, ни роман. Впрямь становлюсб историком, бывают страницы, когда не выхожу из фактов, а за ними как-то сами собой следуют и воображаемые лица и воображаемые события'" (Из воспоминаний Л. Когана)

1942

1 апреля выходит из зоны блокады.-- 12 апреля приезд в Москву. -- В мае посетил Ясную Поляну. -- 24 мая смерть сестры Е. Я. Шишковой. -- Написаны рассказы: "Сусанины Советской земли", "Люстра", "Печенка", "Гордая фамилия", "Гость из Сибири", "Прокормим!", "Старуха", "Дуэль", "Полет" (2-я редакция), "Воздушный бой", "Сережа", "Клятва на горе", а также статьи и очерки на военные темы.

"Работа над 'Пугачевым' шла очень систематически, но медленно, с постоянными экскурсами в исторические матералы... В 1942 Вячеслав Яковлевич жил в 'писательской надстройке', на пятом этаже в Ленинграде. 'Трудно писать в этих условиях. Постоянные тревоги, бомбежки, отсиживание в бомбоубежищах. Делаю только текущую литературную работу -- для журналов и газет. И правлю, что раньше написано. Зато думаю, много думаю о Пугачеве. Особенно о последних днях его жизни и о его смерти'" (Из воспоминаний Л. Когана). "Часто я видел Шишкова в бомбоубежище. Он сидел в пальто, с книгой-рукописью под мышкой (он писал на листах большого формата, по-видимому, какой-то конторской книги), сосредоточенно-хмурый и молчаливый" (Из воспоминаний Л. Раковского)

1943

4 октября награждение орденом Ленина. -- Юбилей семидесятилетия жизни. -- Медаль "За оборону Ленинграда". -- С 15 сентября месячный отдых в санатории "Архангельское". -- Работа по подготовке к переизданию "Емельяна Пугачева" (1-го тома) и "Угрюм-реки". -- Рассказы: "Да здравствует жизнь", "Щедрая жертва", "Дед Андрей", "Любопытныи случай", "Кешка-зверолов", "Русские всегда били прусских", окончание повести "Прохиндеи". -- В журнале "Октябрь" печатается 2-й том "Емельяна Пугачева".-- Работа в Совете Литфонда и в групповом комитете профсоюза работников печати.

"Скромный в литературных своих делах, Шишков был скромен и непритязателен в быту. Он снимал квартиру в три комнаты в Детском селе, не было у него ни дачи, ни машин, но помещение во втором этаже пригородного дома было освещено душевным богатством хозяев... Мужественно работал он в военные годы... Его номер в гостинице 'Москва' был освещен тем же доброжелательным гостеприимством, что и его комнаты в Пушкине. Друзья и знакомые, приезжавшие в Москву с разных концов, находили в этом новом доме Шишкова приют, теплую ванну, даже драгоценную по тем временам еду" (Из воспоминаний М. Слонимского)

1944

Летом на даче в Переделкино. -- Смерть брата Д. Я. Шишкова в Сибири. -- Работа над 3-й книгой "Емельяна Пугачева". -- Рассказ "Буря". Выход 1-го тома "Емельяна Пугачева", 2-е изд. (Гослитиздат), а также повести "Прохиндей" (изд-во "Советский писатель").

"Вячеслав Яковлевич постоянно чувствовал себя бежечанином. Во время войны он писал мне: 'Интересно бы написать историю Бежецка с незапамятных времен... Вероятно, у вас способные и просвещенные люди нашлись бы для этого. А я мог бы проредактировать'... По просьбе Вячеслава Яковлевича я посылал ему имеющиеся у меня брошюрки Михайлова, Постникова, своих статей, сборника 'Бежецкий край' и сообщил ему об упоминании о Бежецке (Городецко) в записках опричника Ивана IV Генриха Штадена. В этих записках описан эпизод ссылки в Городецко Иваном IV слона, подаренного московкому царю каким-то восточным, индусским царьком, и любовная история видного опричника с женой индуса-проводника... 'Факт занятный, отвечал Шишков, вот закончу 'Пугачева' и, может быть, примусь за эту историческую миниатюрку'" (Из воспоминаний А. Кирсанова)

1945

Работа над "Емельяном Пугачевым", в рукописи последняя дата работы -- 19 февраля. -- В ночь с 5 на 6 марта кончина писателя.

"6 марта 1945 Вячеслав Яковлевич умер... Я смотрел на это знакомое и уже не улыбающееся в гробу лицо и вспоминал, как в 1938 году писателя просили на первом заседании только что избранного, нового правления Союза писателей Ленинграда возглавит отделение Литфонда. Он упорно отказывался, но в конце концов... сдался на уговоры товарищей: 'Ну так и быть, согласен! Но с одним условием: чтобы Литфонд меня похоронил'" (Из воспоминаний Л. Раковского)

1946

26 января постановление о присуждении Государственной премии за историческое повествование "Емельян Пугачев".

 

Коментарии

sushi-v-omske.ru | 19.06.18 02:26
суши омск доставка бары http://sushi-v-omske.ru/page/sushi-omsk-dostavka-bari/ .
Страницы:  1 

Добавить коментарий

Вы не можете добавлять комментарии. Авторизируйтесь на сайте, пожалуйста.

 Рейтинг статьи: 
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10
 
 
 
Создание и разработка сайта - Elantum Studios. © 2006-2012 Ликбез. Все права защищены. Материалы публикуются с разрешения авторов. Правовая оговорка.