Ликбез - литературный альманах
Литбюро
Тексты
Статьи
Наши авторы
Форум
Новости
Контакты
Реклама
 
 
 
Архив номеров

Главная» Архив номеров» 57 (март 2009)» Поэзия» Мир на обрыве света (подборка стихов)

Мир на обрыве света (подборка стихов)

Бурмейстер Елена 

 

*   *   *

Ожидание праздника...

Разве поймешь,

Как нелепостью фраз

Измеряют столетье.

Никому не понятная истина – ложь,

Начиная от веры,

И закончив безверьем.

 

Тихих улиц миры

Разлетаются вмиг,

Под нажатьем курка

Обрывается фраза.

Страх осознанный этот

Застыл словно крик,

Сжалась жизнь под прицелом

Стеклянного глаза...

 

Отче праведный, нам

Невозможно помочь!

Мы блуждаем впотьмах,

Натыкаясь на стены...

Ожидание, это

Схождение в ночь

По распахнутым настежь

В отчаянье венам.

 

 

 

*   *   *

Сонечка, сердце мое,

Разлуку отпразднуем,

Канем в небытие

Такие разные...

 

Выйдем вдвоем на крыльцо –

Луна золотисто-спелая.

Спрячу в ладони лицо...

Что я сделала?

 

Видимо, стала взрослей,

С годами – старше.

Сама закрываю дверь –

Страшно...

 

Грешная отродясь,

Девичьи стесняюсь...

Рвется тонкая связь –

Отстраняюсь.

 

 

 

*   *   *

Ты так резка, младенчески резка,

Твои желанья в узких злых зрачках.

Не суета – застывшие века,

И облака, и не истлевший прах.

 

К твоей душе стучаться – не стучись!

Ты так открыта, словно эта жизнь,

Которую руками не обнять.

Ты впитываешь все, но ничего

Не выплеснешь, заведено –

На то и юность, чтобы только брать.

 

 

 

*   *   *

В клубах сигаретного дыма –

Сизое облако ночи…

Бесформенно и незримо

Мир сточен.

 

Оконный проем – рама

Живее, чем все живое.

Моя неуместная драма

Как снег весною…

 

Я знаю, сегодня светел

Мой  лик, и раскрыто небо,

И снова попутный ветер...

Отказываться – нелепо.

 

 

 

*   *   *

                       Николенковой Н.

Петербургская девочка,

Ваши глаза словно небо –

Стая взметнувшихся птиц

И тревожный рассвет...

Мне почему-то поверить

Вам хочется слепо,

Так, как слепой верит на слово

В солнечный свет.

 

Холод зимы барнаульской,

И мерзнут трамваи,

И Ваши руки озябли,

И снова мечты

Стаей испуганных птиц

Безутешно летают

Над потревоженной гладью

Рассветной Невы...

 

 

 

*   *   *

Тайно курить у печи

Под покрывалом ночи...

Господи, не взыщи –

Годы стали короче.

 

Ясно, что впереди –

Песни Вертинского правы...

Не усмотреть в ночи

Таинство переправы.

 

Тлеет земная жизнь

Быстро, как сигарета...

Господи, скажешь «Аминь»

Нам, когда канем в Лету?

 

 

 

*   *   *

Поезда мои вкривь да вкось.

Стук колес как больной мотив.

Не сбылось, не сбылось, не сбылось –

Я шепчу, никого не простив.

 

Обезумевшие года

Как мелькание фонарей.

И беда моя как всегда

Не одна, а свита за ней.

 

Остановок не будет, стоп-кран

Не сработает, если сорвешь...

И нависнет новый обман,

И проступит старая ложь.

 

 

 

*   *   *

Солнце   развешено по ветвям,

Дама несет в кулечке дочку.

Жизнь продолжается. Аз воздам...

Нет, господа, не ставьте точку.

 

Будет дождей вязкая муть,

Жизнь разольется, словно речка.

Может постигну эту суть –

Может пошлет Бог человечка...

 

А на иконах – лики любви,

И Богородица, хоть и святая,

Держит младенчика у груди

И ничего о судьбе не знает.

 

 

 

*   *   *

Александрия, сожжены мосты.

Моих шагов беспамятство ночное....

И по законам древней красоты

Лампады гаснут перед аналоем.

 

Мерцает свет, разгоряченный воск

Стекает на пол свадебным нарядом,

И золотые россыпи волос

Как часть еще нездешнего обряда.

 

И я шепчу трехкратное «Прости»,

Но «Отче наш...» не исцеляет чары...

Твой тонкий жест спасительной руки

Куда страшнее божьей лютой кары.

 

 

 

*   *   *

Небо изрыто седыми дождями,

И на исходе тысячелетье.

Ты говоришь: «Бог ныне с нами»,

Я говорю: «Да, значит – третий...»

 

Неосторожно мы покидаем

Наши извека мертвые стены.

Как семена мы прорастаем

В новую эру, к новым изменам...

 

Ты посмотри, как безупречна

Белая площадь над этажами

Всех двадцати наших бесчеловечных,

И, несомненно, проклятых нами.

 

Та белизна словно слепок страницы,

Словно веками скрытая тайна...

Но на пороге прежние лица –

Мир не изменится кардинально.

 

 

 

  *   *   *

И этот хлеб забрали из руки...

Не все враги, но все как будто люди,

И не случайно мученик Иуде

Простил его последние грехи.

 

За обвиненьем тянется вина,

За оправданьем тянется обида...

И что с того, что выпита до дна

Святая чаша светлого пиита.

 

И я прошу тебя, не прекословь –

Из этой чаши тягостна отрава.

Все променяв на вечную любовь,

Мы, может быть, окажемся не правы.

 

 

 

*   *   *

                                   Люси, посмертно

Это не боль, это почти не актерство,

Это как будто ветер  попал в глаза,

Это желанье вернуть из праотцовства

Тех, кто ушел навсегда за образа.  

 

Это – туман, который уже не укроет,

Он только может дать ясность глазам –

Видишь, это тепло ее тихо уходит,

Это уже не огонь, а пеплом по волосам...

 

 

 

*   *   *

Ты как всегда права

В этой неясной,

В этой великой тоске...

Мыслями о прекрасном

Мучаюсь, только ясно –

Я в тупике.

 

Катится день к закату,

Кажется, много надо,

Только скажи мне, как?

Санками листопада

Осень везет Гекату,

Все превратив в пустяк.

 

 

 

*   *   *

                           Цхай

Мир на обрыве света,

На сломе чувств...

Если не быть поэтом,

Быть пилигримом, ветром?

И расшвырять алмазы

Параноидных буйств,

Нагромоздить ребус,

Мучась ответом?

 

Мир на обрыве... Видишь,

Вскинут курок.

Молча прощаться с жизнью

И не просить прощенья.

Зная свои ошибки,

Спрятать последний листок

 

Добавить коментарий

Вы не можете добавлять комментарии. Авторизируйтесь на сайте, пожалуйста.

 Рейтинг статьи: 
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10
 
 
 
Создание и разработка сайта - Elantum Studios. © 2006-2012 Ликбез. Все права защищены. Материалы публикуются с разрешения авторов. Правовая оговорка.