Ликбез - литературный альманах
Литбюро
Тексты
Статьи
Наши авторы
Форум
Новости
Контакты
Реклама
 
 
 
Архив номеров

Главная» Архив номеров» 58 (апрель 2009)» Изба-читальня» Конечная любовь, бесконечное время (часть 3)

Конечная любовь, бесконечное время (часть 3)

Бергман Тамара 

КОНЕЧНАЯ ЛЮБОВЬ, БЕСКОНЕЧНОЕ ВРЕМЯ

(заметки о сериале «X-Files»)

Продолжение, начало в "Ликбезе" № 56, № 57 

  

ГЛАВА 3. ИСКАЖЕНИЕ РЕАЛЬНОСТИ ГЕРОЯ

 

 

   В реальности героя, без него самого, все должно было остановиться – запечатлев навечно тот момент, когда в луче света он вознесся в Небесный Свет. И если бы все случилось именно так, сама эта реальность и все события в ней необратимо имели бы лишь одно единственное, каноническое объяснение – как это и произошло с историей Иисуса из Назарета.

   Но события продолжали развиваться, искажая первоначальную реальность… И в этих событиях мы можем или смотреть на героя другими глазами, или пренебречь продолжением истории вовсе – ибо то, что мы видим, есть апокрифы. Возможно, они – ложь из уст тех, кто считает, что все Должно Было закончиться не так, а возможно, самая главная тайна – о том, что все Мессии, в конце концов, становятся просто отцами семейства…

 

Явление Эмили

Искажение первое: уклон в описание личной жизни героя.

   Стоит только открыть «Евангелие от Марии» и вы сразу же поймете, о чем она пыталась сказать… о том, что Бог перестал быть Богом и тайно вернулся в мир людей, чтобы прожить с ними до конца своей человеческой жизни. И вот тогда становиться понятно, почему, продолжая историю, получается говорить лишь об одном – мирских грехах и удовольствиях…

    Вся метафизика любовных переживаний перестает иметь смысл после исполняет свое предназначение – ни он, ни Дана уже не скрывают чувств друг от друга, все окружающие относятся к ним, как к обычной влюбленной паре. В эпизоде «Внутри» (сезон 8) сразу после исчезновения Фокса, Дана приходит в его квартиру, нюхает и целует его одежду, спит, завернувшись в нее. Утром в квартиру приходит новый ее напарник Джон Доггет. «Что вы здесь делаете?» - растерянно говорит он, поскольку тайно наблюдал ночью за действиями Даны. «Я здесь живу» - отвечает она, совершенно не смущаясь.

    «Ученики» находят Фокса в поле спустя 6 месяцев после «вознесения». «Он уже давно мертв» - говорит Скиннер Дане (Этого не случилось, сезон 8). И с этого момента все начинают относиться к ней как к вдове. Во время похорон она и Уолтер стоят отдельно от всех, как члены семьи. «Он был последним. – говорит Дана. – Его отец, мать, сестра, все умерли». «Я не верю в то, что Малдер – последний» - отвернувшись, произносит Скиннер, намекая на нее и ребенка, которым она беременна (Живой мертвец, сезон 8). Так Фокс умирает еще раз… Но, наверно, это должно было произойти, чтобы уйдя как человек, он смог вернуться таким же. И даже не сразу, а только через 3 месяца… (Живой мертвец, сезон 8).

   «Ученики» жаждут продолжения борьбы, место Курильщика занимает Крайчек, появляются несколько радикальных религиозных групп, пожелавших принять идеи Фокса – но ему уже не  до того: «Я вернулся защищать тебя» - говорит он Дане (Три слова, сезон 8). Его собственный «крестовый поход» закончен, он вернулся, чтобы закончить свою жизнь обычным человеком. «Мы уезжаем отсюда. Далеко-далеко. Чтобы тебя оставили в покое. Не бери никакие вещи» - просит он Дану в эпизоде «Они идут» (сезон 8), однако, ситуация, когда-то им спровоцированная, развивается по спирали и уже не может выпустить их из себя. Джон Доггет сообщает Скиннеру, что в Пентагоне есть тайный список всех сторонников Фокса, эти люди подлежат уничтожению. Чтобы не допустить этого Фокс, Скиннер и Доггет пытаются добраться до этих файлов, но безуспешно… (Три слова, сезон 8). Чуть позже «ученики» узнают о секте, которая, основываясь на идеях Фокса, исповедует культ НЛО, а его самого считает новым Мессией. «Время пришло. – говорит лидер секты Джерри Майя Смит, - Кое-какие люди утверждают: «Давайте поищем себе другого Бога» (Три слова, сезон 8).

   В этих условиях Фокс не может оставить «учеников» и просит своего нового последователя Монику Рейс отвезти Дану туда, где она сможет спокойно родить ребенка (Сущность, сезон 8). Но и после его рождения, напарники вынуждены продолжать  ту же самую борьбу. Первое время Дана пыталась  оборвать все прежние контакты, но нахождение Фокса рядом не позволяет ей полностью «выйти из игры». И тогда он принимает радикальное решение – исчезает, и соратники и соперники ищут его, но тщетно… «Это ты попросила его исчезнуть? « - говорит ей Доггет, наконец, догадавшись в чем дело… (Не верь никому, сезон 9)

   Наверное, именно тогда Скалли понимает, что им уже никогда не удастся начать обычную жизнь. Она лжет всем, даже «ученикам», что не знает, где Фокс, а сама переписывается с ним по электронной почте. Письма, которые они отправляют друг другу, для постороннего читателя могли бы показаться вполне обычными, но только не для того, кто был свидетелем прежней истории… Вся пустота и одновременно полнота прошлого внутри каждого из них вырвалась в этих словах: « Я не мог с тобой связаться и причина, думаю, тебе известна. Моя новая жизнь разрушает все, что у меня осталось. Я одинок, Дана. Не знаю, смогу ли я так дальше жить. Я так хочу вернуться домой, к тебе и к Уильяму» - «Я вся дрожу, видя свои слова. Я так хочу тебя видеть. Но здесь тебе появляться пока нельзя. Я больше не надеюсь, что ты пошлешь мне весточку, я только надеюсь, что ты жив. Я боюсь за тебя и за Уильяма. Враги вокруг нас. Я снова хочу увидеть тебя живого, как тогда, очень давно. Остаюсь твоей навеки, Дана» (Не верь никому, сезон 9).

   Скорее всего, судьба жен всех великих личностей одинакова – сначала это гордость и уверенность в том, что он обязательно вернется в зените славы, но затем, со временем, слабая надежда на то, что каким бы он не вернулся, лишь бы вернулся вообще! И Дана не избежала этой участи… Около полугода спустя Доггет и Рейс находят искалеченного человека. «Почему вы выключили свет?» – спрашивает Скалли Монику, глядя из-за стекла, как Доггет допрашивает незнакомца. «Он настаивает, что будет говорить только в темноте. Взгляни на него и поймешь» - шепчет та в ответ («Уильям, Сезон 9). Дана входит в кабинет, видит его, и сразу же отворачивается – у мужчины страшные ожоги по всему телу, нет волос на голове, бровей, лестниц, ушных раковин и одного глаза. «Мы не знаем, кто он, - говорит ей Спендер и Уильямпозже Доггет. – Но он знает подозрительно много…» (Уильям, сезон 9). Уже тогда у Даны закрадывается мысль… та самая. И она берет у незнакомца пробу ДНК. Несколько дней, пока они ждут результаты анализа, искалеченный мужчина живет в ее квартире, она позволяет ему общаться с ребенком… Наконец, однажды вечером Доггет садиться рядом с ней на диван и говорит: «Анализ показал, что у него ДНК Малдера. Это он. Наверное, ему стыдно за то, как он выглядит…» (Уильям, сезон 9). Конечно, Джон ожидал от Даны слез… но она улыбается: «Разве это имеет значение, если это он?». Наверняка, она сказала себе в тот момент: «Наконец-то! Таким то уж его у меня не отнимут!»… Но это, все же, была ложная надежда. Незнакомец оказался Джеффри Спендером, которому удалось избежать смерти двумя годами ранее.

   И после возвращения Спендера, и после того, как погибает Крайчек, застреленный Скиннером, вся история подходит к своему апофеозу. Дана и Уолтер находят Фокса в тюрьме Министерства Обороны, где проходит военный трибунал. В этих  событиях реализуется последний виток спирали – дважды умерший и дважды воскресший, Фокс теперь и судим как обычный человек -  за все те преступления, которые он совершил во время своих расследований (Истина, сезон 9). И именно в этом он становиться полностью человеком, последние отрицание отрицания совершилось окончательно… «О чем ты думаешь?» - спрашивает его солдат в камере. О чем вообще может думать Фокс Малдер? О заговоре, о том, что очередной «проводник» вероятно добудет ему пропуск на очередную секретную базу… Но Теперь – нет. Смерть КрайчекаФокс смотрит в упор на солдата и медленно произносит: «Я думаю о моем сыне и его матери» (Истина, сезон 9). Все смешивается окончательно и, одновременно, божественное перестает существовать, дав жизнь земному. Ни одна эмоция теперь не есть сама по себе внутри вакуума, который в финале повествования накрывает героев – ни молчание Фокса, ни слезы Даны, ни поцелуи, которыми они покрывают друг друга, не обращая внимания на окружающих… все стало одной страстью, страстью мученичества – предопределенного и желаемого, чувственного… ибо в акте мученичества всегда есть некий эротический трепет. «Мы договоримся с самым лучшим адвокатом» - в слезах говорит ему Дана… «Защищать человека, который верит в инопланетян?.. …мы не можем выиграть, Скалли. Мы лишь можем рассчитывать на то, что не сдадимся без борьбы» (Истина, сезон 9).

    Все «ученики» видят, что Фокс не хочет бороться, он отказывается от адвоката. В отчаянии Дана обращается за помощью даже к замдиректора Элвину Кершу, который всегда был на стороне Синдиката… Но то, что происходит дальше и  весь суд – точная копия трибуналов первых веков христианства, где вместе (или вместо) фанатично преданных новой вере христиан судили их Бога. И сколько бы примеров чудес они не приводили, и как бы ни пытались  они доказать истинность своих идей, вердикт был один и тот же. В деле Фокса вердикт также оказался известен заранее, поскольку еще до начала процесса один из чиновников Министерства Обороны недвусмысленно заявил Кершу: «Мне нужен обвинительный приговор. Малдер – крестоносец, а у крестовых походов не может быть другого результата» (Истина, сезон 9).

   Во время процесса на военной базе собираются все последователи Фокса, чтобы свидетельствовать в его пользу – этот суд, на самом деле, является  символическим судом над ними, над их верой. Но идеи о наличие глобального заговора, в центре которого Министерство Обороны США, рассказы о необъяснимых событиях, свидетелями которых они становились, естественно могли вызвать только ту же  степень понимания, что и свидетельства о чудесах Иисуса из Назарета… В этот момент Фокс сидит за столом в помещении суда и смотрит, как все они упорствуют в своей вере – Дана, Джеффри Спендер, Скиннер, Марита Колорубиес, паранорм Гибсон Прайс, Джон Доггет, Моника Рейс… И комната вдруг наполняется видимыми только ему духами его «учеников», которые умерли за него. Они становятся рядом с ним, прикасаются ладонями к его плечам – «Теневой друг», Бездонная глотка… появляется даже Крайчек, все же уверовавший перед самой смертью (Истина, сезон 9).

   А вынесенный вердикт оказывается смертельным приговором, прежде всего, для всех «учеников», потому что если после необъяснимого исчезновения Фокса они еще могли проповедовать, сохраняя веру, то теперь вместе с ним будет казнена и сама вера. И сколько бы раз не умирали «ученики» Спасителя, каждый раз он умирал вместе с ними, но стоит ему единожды умереть самому, весь смысл Спасения будет потерян… В последний момент перед казнью Скиннер, Доггет и Керш помогают Фоксу бежать с базы, на пустой дороге их ждет Скалли. «Уезжайте далеко-далеко, - говорит им Уолтер на прощание, - через границу, в Канаду. Если сегодня вы не выберетесь через границу, то останетесь здесь навсегда» (Истина, сезон 9).

    И что же в результате? Все оканчивается на самом начале. Они сидят в комнате мотеля, такого же, как тот, где 9 лет назад Фокс впервые поведал напарнице о причине своих ночных пробежек… Больше ничего мистического и необъяснимого, они – просто люди (Истина, сезон 9). Проходит 6 или 7 лет… Они живут в пустынной местности на границе с Канадой, к их дому даже нет дороги. Она – доктор в местной клинике, а он сутками молча проводит в своей комнате, такой же пыльной и забитой артефактами, как  когда-то его подвал… (2-й полномер. фильм). Кажется, все вот-вот начнется сначала. Но начало уже наступило, и полный круг пройден. А Бог, который предпочел остаться  человеком, не может уже стать более человечнее, чем он сам.

 

Искажение второе: Эмили и Уильям.

  В истории человечества есть только две главные загадки – две истории женщин, посвятивших себя Богу. И посвящение это было настолько всецелым, что судьбы их символически стали едины, как и их предназначения. Непорочное зачатие также парадоксально и невообразимо кощунственно для научного ума, как для ума догматически религиозного – судьба Марии Магдалины. Как бы ни были они различны, став едины в своей сердцевине, эти истории призваны показать главное – познать Бога невозможно без внутреннего опустошения, но, опустошая себя для Него, мы действуем не ради духа, а ради плоти. И в этом последнем осознании мы навечно отрекаемся от иного и парим в пустоте, соединяясь со своим Богом…

    Наверное, даже хорошо, что никто не знает, что именно Дана сказала ему в самом начале, до того как он увидел ребенка – девочку, которой оказалось уже 3 года. Фокс вошел в комнату в детском приюте и увидел их сидящих на полу. Дана помогала ребенку раскрашивать рисунок. «Познакомься, это мой друг, его зовут Малдер. – говорит Скалли Эмили, - Помнишь, я тебе рассказывала о нем?». «Что ты раскрашиваешь?» - произносит Фокс, глядя в упор на девочку. – «Картошку» (Эмили, сезон 5). Эмили ни разу так и не подняла на него глаза, в пустоте повис вопрос, – что же она узнала о нем из рассказа Дана?..

       Пауза. Долгая-долгая пауза… напарники стоят и молча смотрят друг на друга. Ни один человек бы не понял и не поверил, что этот ребенок – их. Но для Даны, наверное, очень важно было удостовериться, что все же есть один, который все понял и поверил. «Как она появилась на свет?» - осторожно спрашивает она, видя, что Фокс смотрит сквозь нее на ребенка. – «А ты задавала себе этот вопрос?..» (Эмили, сезон 5). И вот здесь уже все решено и окончательно ясно. Но он продолжает: «Я знаю кое-что, то, что тебе не говорил, это то, что будет использовано против тебя в деле с Эмили. В независимости от того, как ты любишь эту девочку, она – чудо…» (Эмили, сезон 5).

  История Девы Марии загадочна и непонятна, вероятнее всего, она и сама не поняла до конца, КЕМ она была выбрана, И КЕМ она стала. И этот неожиданно появившийся ребенок, появившийся ни откуда, будто бы от Непорочного зачатия, есть продолжение или символический аналог все той же истории… Удивительно, как быстро поверила в это сама Дана!.. «Ты нужен мне сейчас, чтобы свидетельствовать об этом» - говорит она Фоксу (Эмили, сезон 5). Свидетельствовать. Перед ее родителями, которые всегда смотрели на него, как на субъекта опасного для общества. Перед социальными работниками, которые подумали, что напарники шутят. Перед врачами в госпитале, которые не скрывали, что у Эмили гемолитическая анемия – тот же тип рака, который был у Скалли…

  «Я не знаю, как это объяснить, как ребенок родился» - говорит Фокс социальному работнику, подавая петицию об удочерении. «В обычных обстоятельствах данная петиция рассматривалась бы довольно быстро. Но сначала вы мне рассказали, что откуда ни возьмись, у вас появился ребенок, а теперь ее надо удочерить?» - раздраженно отвечает тот (Эмили, сезон 5). Его раздражение по-своему понятно, как и недовольство врача, который просит их уйти из палаты Эмили: «Вы – родители ребенка? Мне сказали, вы не имеете права на  этого ребенка. Я хотел бы сразу сказать, что вы с вашим напарником слишком много взяли на себя, – говорит он, - Ничем больше помочь не могу» (Эмили, сезон 5). Все вокруг словно пытаются донести до них само собой разумеющееся – добиваясь, чтобы их признали родителя Эмили, они выглядят как сумасшедшие; никто не позволит сумасшедшим удочерить смертельно больного ребенка. Но напарники упорствуют. «Имею я право или нет, я не уйду от нее» - говорит Дана врачам (Эмили, сезон 5).

   Однако все то время, которое было дано, уже минуло. Эмили теряет сознание в барокамере и впадает в кому… Они успевают еще один раз увидеть ее – Фокс остается за стеклянной дверью, а Дана проходит в палату, ложится рядом с девочкой, обнимает ее и держит  на руках как новорожденную… Эта сцена потрясает своей тишиной и пустой, - и он смотрит на них через  стекло, как смотрит отец на рождение своего ребенка. Наверное, это, действительно, было рождение, потому что в одной из интерпретаций этот эпизод назван «Умереть, чтобы жить»…

    И вот апофеоз. В абсолютно пустой церкви у алтаря стоит  Скалли вся в черном, рядом урна с прахом Эмили. Двери медленно открываются, и появляется Фокс с букетом белых цветов в руках - белым букетом невесты из четного количества цветков, перевязанных белым бантом. Он идет к ней неспешно по проходу между рядов скамеек в продолжающемся молчании. Поронявшись с Даной, Фокс отдает ей букет, и та кладет его на урну с прахом. Последний кадр снят из-под купола церкви, где они стоят рядом друг с другом в полной тишине (Эмили, сезон 5).

     Сцена в церкви, безусловно, продолжает серию отрицаний отрицания, в которых напарники меняются гендерными ролями. И здесь невозможно не узнать символику венчания, но венчания такого, которое опять же  отрицает саму свою сущность – ибо это клятва не в Святом Духе, а на крови и смерти… Чуть раньше, сразу после смерти девочки, Дана шепчет ему: «Так должно было быть» - Фокс смотрит на нее и говорит бесцветно: «Мне кажется, она родилась не просто так…» (Эмили, сезон 5). Этот вопрос о смысле появления Эмили был задан ими самими в начале и в конце. Наверное, они нашли ответ на него, ответ, который даже проговаривать в слух не потребовалось, а может, было слишком страшно…

   И история Эмили на этом не закончилась  -  с тер пор во всех больных и мертвых детях Дана видит этого ребенка… как в эпизоде «Все души» (сезон 5), когда во время вскрытия на медицинском столе вместо умершей девушки ей является Эмили. Скалли закрывает ладонями лицо и плачет, но не смотреть на дочь не может… Эмили приподнимается, тянет к ней руки и говорит: «Отпусти меня, мамочка…» (Все души, сезон 5). Говоря о результатах вскрытия с Фоксом, она только шепчет сдавлено: «Я видела Эмили. Я говорила себе, что это все происходит только в моей голове… но она являлась мне»  (Все души, сезон 5). Он молча обнимает ее, словно закрывая от всего мира, и они долго стоят так посреди полицейского участка. Потому, что ее слова звучат для него так же, как «Мне являлась Саманта»…

    Проходит три года. За это время Дана узнает, что бесплодна и именно тогда понимает, какое единственное желание в ее жизни. Из эпизода «Через человеческое» (сезон 8) мы узнаем, что она когда-то просила Фокса стать донором для искусственного оплодотворения, но попытка не удалась. Скалли входит в свою квартиру вся в слезах, закрывает дверь и смотрит на него в темноте. Фокс подходит, обнимает ее и спрашивает: «Ничего не получилось?». Дана несколько секунд молчит, уткнувшись в его плечо, потом шепчет: «Наверно, я слишком на многое рассчитывала. Это был мой последний шанс». А он целует ее медленно-медленно – «Нужно всегда верить в чудо» (Через человеческое, сезон 8). Но это произошедшее чудо приносит с собой опустошение и для нее, и для остальных «учеников», когда после «вознесения» Фокса Дана признается Скиннеру, что ждет ребенка (Реквием, сезон 7). Она просит Уолтера скрывать это ото всех, но «ученики» и без того не смеют спросить ее ни о чем… Скалли кажется сама не верит, и только когда беременность уже становиться заметной, говорит Джону Доггету: «Я боялась верить» (Эмпидокл, сезон 8). Это и есть все ее объяснение для окружающих. Она продолжает скрывать, как мог быть зачат ребенок. И даже когда мать Даны говорит ей: «Ну, мне-то ты можешь сказать!», та отрицательно качает головой (Один, сезон 8).

   Однако, внимательный наблюдатель может раскрыть эту тайну по жестам, мыслям, мимолетно брошенным фразам, которые, казалось бы, отдельно друг от друга ничего не значат, но… Самый первый эпизод после «вознесения» Фокса (Внутри, сезон 8) начинается также как другой эпизод за долго до этого – «Все вещи» (сезон 7), действием, которое осталось понято только догадками – Дана медленно одевается, идет в ванную, затем проходит мимо постели, с которой только что поднялась… под ее ногами разбросаны чужие вещи. Скалли скользит взглядом по кровати, на которой, уткнувшись в подушку, спит Фокс, и уходит. В этом событии неразрешимой оставалась, прежде всего, сама его сущность. Пока, наконец, посторонний свидетель – агент спецслужб, следивший за напарниками - не говорит Дане: «Я все знаю о вас. Как звали вашего друга в колледже, какой цвет вы любите. Я знаю, что одной одинокой ночью вы пригласили Малдера в свою постель» (Не верь никому, сезон 9). Возможно, вот во что она не могла поверить столь долго – неудачи в попытке с искусственным оплодотворением и результату без него…

   Музыка, которая сопровождала ее мысли о ребенке, со временем вбирает в себя и воспоминания о Фоксе, и ее прошлое и будущее плавно сливаются. При этом выбранная музыка неизменно напоминает шептание молитвы с чуть слышным подкупальным эхо (Внутри; Без; Через человеческое, сезон 8).И даже возвращение Фосса не изменило ее решения молчать обо всем, также как, и он сам ни словом  не обмолвился с окружающими о ребенке. Но только не с ней… В эпизоде «Эмпидокл» (сезон 8) Малдер дарит ей свою семейную реликвию – старую-старую куклу. Кукла оказалась не слишком привлекательной… «Не мог придумать что-нибудь еще!» - улыбается он, понимая, что подарок не понравился. Дана смотрит на него неотрывно, прижимает куклу к себе и шепчет: «Ты подарил мне кое-что еще… Смелость верить, чтобы я могла передать это другим». И после этого признания, того, что они снова сказали друг другу без слов, Скалли, наконец, открывает «ученикам» тайну об отце своего ребенка. В эпизоде «Сущность» (сезон 8) агент Моника Рейс говорит о ней: «Ее ребенок – чудо, чудо от Бога. И он будет еще более человечнее, чем любой из нас, любой человек».

   Жизнь напарников показана как бы с двух противоположных ракурсов – в пустоте и молчании в окружении «учеников» и насыщенной близости, когда они остаются наедине. Фокс в присущей ему манере постоянно показывает, что ревнует, она подыгрывает ему… но эта игра между ними становится уже более откровенной в смыслах. После того, как Дана уходит в преддекретный отпуск, он приходит к ней как раз с тем самым подарком. «Я хотела принять душ и подождать доставщика пиццы» - говорит Скалли неохотно, стоя в дверном проеме. «У тебя что-то с этим доставщиком? – Фокс произносит это так, что не понятно, шутит он или нет, - Поправь меня, если я не прав, но ты только что сказала, что решила дождаться доставщика пиццы и пойти в душ. У меня никакой информации нет по поводу этого парня, доставщика пиццы… поэтому, он у меня под подозрением». Дана улыбается и открывает дверь настежь, давая ему пройти в квартиру (Эмпидокл, сезон 8). Чуть позже Фокс держит новорожденного ребенка на руках, поднимает глаза на нее и спрашивает: «Как ты его назовешь?» - «Уильям, в честь твоего отца» (Существование, сезон 8). В идеале здесь должна быть пауза. Романтическая, мелодраматическая, тем более, что продолжает звучать мелодия ее мыслей о них… Но он вдруг изображает на лице недовольство и произносит, растягивая слова: «Ну, не знаю… у него такой цвет глаз… и вообще, он очень похож на заместителя директора Скиннера…» (Существования, сезон 8).

   После рождения ребенка Дана оставляет все дела  в Бюро и старается не общаться ни с кем, кроме «учеников». Но ситуация словно переворачивается с ног на голову – никто из соратников Фокса не верит, что Уильям сын их лидера. Все, кроме ребят из «Охотника», отдаляются от нее – возможно, им не выгодно, чтобы Скалли  с ребенком стала новым главой движения вместо Скиннера (Не верь никому, сезон 9). И, действительно,  мог ли апостол Петр, возвышенный как первый после Спасителя, позволить Марии Магдалине отнять его положение и власть? Как известно, после вознесения Иисуса Симон-Петр прогнал Марию прочь, говоря ей: «Разве говорил Он с женщиной в тайне от нас, не открыто? Должны мы обратиться и все случать ее? Предпочел Он ее больше нас?» (апокрифическое Евангелие от Марии, стих 17). И далее: «Тогда Мария расплакалась и сказала Петру: «Брат мой Петр, что же ты думаешь? Ты думаешь, что я сама это выдумала в своем уме, или я лгу о Спасителе?»  (апокрифическое Евангелие от Марии, стих 18). 

   Напротив – верят в божественное происхождение ребенка только сторонники Синдиката. Агенты Министерства Обороны постоянно следят за Даной и видят то, что она скрывает ото всех – Уильям обладает теми же паранормальными способностями, что и Фокс. В эпизоде «Ничего важного не случилось сегодня» (сезон 9) ребенок перемещает взглядом предметы, открывает и закрывает их на расстоянии, над ним парит в воздухе часть манускрипта, предвещающего Конец Света, который перевел для «учеников» Альберт Холстейн. Кроме Синдиката ребенком интересуется и секта Джерри Майя Смита, признавшая Фокса новым Мессией. «Этот ребенок – доказательство физического присутствия Бога на земле. – говорит Джерри Маяй Дане, - Но ничего может не свершиться… Знаете пророчество? Сын пойдет по стопам отца, если отец умрет» (Предвидение, сезон 9). Поступки членов его секты так до конца и не проясняют суть пророчества, однако, они очень быстро добиваются своей цели – похищают ребенка, чтобы поклоняться ему как сыну Бога. Никто из «учеников» не спешит помочь Дане в поисках, официально расследование похищения не проводиться… Наконец Джерри Майя приглашает ее на встречу и говорит: «Вам отдадут ребенка, если вы докажете, что Малдер мертв. Вы увидите ребенка, если привезете мне голову Фокса Малдера» (Предвидение, сезон 9). И, действительно, Скалли заранее предвидела это, потому что два живых Бога быть не может… В эпизоде «Происхождение» (сезон 9) Моника Рейс случайно видит, как Уильям мысленно управляет частями манускрипта Альберта Холстейна, и в страхе произносит: «Вы написали в рапорте, что им миллионы лет. Если это правда, эти символы не просто слова, это слова Божьи…». Дана смотрит на нее и шепчет: «Это значит, все, во что верило человечество подвергается сомнению. Я  не верила, вернее я отказывалась верить в это… но это ответ на вопрос о моем сыне. Я знаю, это очень неправдоподобно, но мне больше не кому  это сказать. Это было суждено мне». Все члены секты Джерри Майя Смита  сгорают заживо в результате взрыва от энергетической волны, которую неожиданно посылает Уильям. Дана находит его, и, наверное, в этот  самый понимает, что сила ребенка нарастает, и она неуправляема. Следующие несколько месяцев Скалли пытается прятать сына, но тщетно… «Вы – единственные, кому я могу доверять. – говорит Дана ребятам из «Охотника», отдавая им ребенка – Сделайте все, что сможете» (Происхождение, сезон 9). Но и ребята бессильны, они погибают, выполняя ее просьбу (Прыжок акулы, сезон 9).

    Наконец Скиннер передает ей, что Фокс находится в тюрьме Пентагона. Узнав об этом, Джеффри Спендер сразу же пытается подготовить ее к тому, что будет дальше, но она не верит: «Ты говоришь, я не могу защитить ребенка?» - «Ты не убережешь его от преследований. Они всегда будут знать, кто он» (Уильям, сезон 9). После окончание суда Скиннер звонит в квартиру Скалли. Трубку берет Джон Доггет, выслушивает Уолтера. «Кто это был?» - спрашивает Дана, сидя напротив. Доггет кладет трубку и медленно произносит: «Скиннер. Высшая мера. Смертельная инъекция». Она пытается что-то сказать, но затем закрывает лицо ладонями и долго молчит… - «Чего они хотят?» (Истина, сезон 9).

     Это решение было принято в те несколько секунд, пока Дана молчала. Но, наверное, и до того, после разговора со  Спердером, ведь он недвусмысленно дал ей понять, какую цену придется заплатить… А, может быть, и еще раньше, когда тот самый следивший за ними агент спецслужб сказал ей: «Поймите, или Малдер, или ваш сын должен умереть» (Не верь никому, сезон 9). Дана не знала, сказали ли Фоксу обо всем, или он сам должен был догадаться, что Керш, Скиннер и Доггет обменяли его жизнь на что-то… Но она все же говорит ему: «Ты даже понятия не имеешь, сколько всего мы потеряли. Я так боялась снова потерять тебя… я должна была так поступить. Я отдала его, нашего сына. Я так боялась, что ты меня не простишь». В ответ Фокс чуть слышно шепчет: «Я знаю, Скиннер сказал мне» (Истина, сезон 9). Никто не знает, когда она решилась на это, и как проходил обмен. Может к лучшему. Но мы можем слышать ее слова, обращенные к Уильяму… или к самой себе в оправдание: «Когда-нибудь ты попросишь меня сказать тебе правду о чуде твоего рождения, попросишь объяснить необъяснимое. И если я в этот день промолчу, знай, ответ на этот вопрос есть. Чистая правда… но ее ты не найдешь в одиночку… У тебя есть шанс встретить свою вторую половину, твою идеальную противоположность, твою родственную душу... Это шанс ощутить с этим человеком счастье и многое пережить вместе, а главное – начать поиски истины жизни. Если тебе когда-нибудь выпадет это шанс, не мешкай и не пугайся ничего! Истина рядом с нами. Но Истину нельзя найти в науке или где-нибудь еще… Искать ее нужно в своем сердце… и в этот момент ты будешь по-настоящему вознагражден. Ибо Истина – это то, что не дает нам расстаться, но разлучает нас навсегда с болью в сердце» (Не верь никому, сезон 9). Вот и все ответы, обвинения и оправдания.

    Говорят, покинув общину Петра, Мария Магдалина долго скрывалась в разных землях. Но нигде не могла найти себе покоя – места, куда не дошли бы посланные Иисусом ученики… места, где бы никто не знал, кто она и кто ее ребенок, который вероятнее всего, тоже не миф. И еще говорят, что, опасаясь за жизнь своей дочери, Мария бежала далеко от Палестины – на север Франции. Но, наверное, и это не могло ничего изменить…

   Раздумывая над ее жизнью, окончание которой неизвестно, легко представить, что она прожила долго-долго. И  стала свидетелем всех тех метаморфоз, которые творили с людьми идеи Иисуса… а, может быть, это были уже и не его идеи… И, конечно же, узнавала себя в каждом мученике, также желавшем отдать Ему все, что имел… Но главное, непостижимое – Мария увидела, как ее возлюбленный, кем бы он ни был, Стал для всех Богом.

   Судьба Даны Скалли еще не разрешена окончательно. Мы можем стать свидетелями…

 

Доггет и Рейс

Искажение третье: новые герои вытесняют старых.

   После «вознесения» Фокса и устранения от дел Даны в отделе Скиннера появляется новый агент – Джон Доггет, а в скоре и его помощник Моника Рейс. Они вдвоем продолжают ту работу, которую вел Фокс в ФБР (Внутри; Три слова, сезон 8). В первых нескольких эпизодах они  отстранены от проповедуемых «учениками» идей, и потому кажутся совершенно новыми типажами в реальности, где все делятся на «проводников» и «изоляторов». Но это лишь на первый взгляд. Доггет не скептик и не верующий, он – обыкновенный бывший полицейский, которому поставили задачу найти Малдера. И он ищет… В процессе поисков Джон знакомится со всеми «учениками», и приходит в ужас от их теории исчезновения Фокса, когда даже заместитель директора ФБР говорит ему: «Я видел, я был свидетелем того, как он вознесся» (Внутри, сезон 8). Более того, позже Доггет присутствует на похоронах Фокса, затем видит, как Скиннер откапывает его гроб, забирает тело и увозит в госпиталь. Джон следует туда и обнаруживает, что Дана уже несколько часов сидит над телом напарника. «Зачем вы сидите здесь? – говорит он ей, - Он умер». «Тело мертво, но сердце нет» - отвечает Скалли (Живой мертвец, сезон 8). Неудивительно, если у Доггета было такое чувство, будто все сошли с ума…

   Но сколько бы Джон не казался скептиком по сравнению с Даной, в конечном результате, он – ее зеркальное отражение восемь лет назад. Не точно также ли она сама думала, когда ночью под проливным дождем на безлюдной трассе Фокс выскочил из машины и, указывая в небеса, кричал ей, что наконец-то это свершилось, и они потеряли 9-ть минут?… «Все похищенные говорят о потерянном времени. Девяти минут как ни бывало!» - чуть не плакал он от счастья (Пилотная серия, сезон 1)… В целом весь путь прихода к «вере» Доггета идентичен пути Даны. Его научный подход к расследованиям не единожды разбивался о необъяснимую череду событий, и подобно Скалли, окончательно уверовал он лишь в момент собственной связи с происходящим. Для Даны это был эпизод «Где-то там, за морем…» (сезон 1), в котором медиум Лютер Ли Бокс говорил с ней от имени ее недавно умершего отца. А Джон видит своего погибшего сына-подростка, одновременно с тем необъяснимым образом узнает причину его гибели (Эмпидокл, сезон 9)…

    В том же самом эпизоде впервые появляется агент Моника Рейс. В отличие от Доггета, она истово верит в паранормальные явления, предвидит будущее и испытывает предчувствия (например, 4-Д, сезон 9), ее специализация в Бюро – религиозные ритуальные убийства. Именно поэтому, Рейс очень быстро присоединяется у «ученикам» и даже «проповедует» сама (Истина, сезон 9). Возможно, в искренней вере Моники Дана видит истинного приемника Фокса в отделе Скиннера… Моника – единственный «ученик», которому Скалли позволяет присутствовать при рождении Уильяма. «Ты напоминаешь мне сестру» - говорит Дана (Существование, сезон 8). То ли она имеет в виду свою погибшую сестру Мелиссу, которая тоже интересовалась паранормальным… то ли Саманту…

   После  своего возвращения Фокс некоторое продолжает неофициально работать вместе с Рейс и Доггетом, передавая им своей опыт. Малдер понимает, что в Бюро к Монике все относятся также, как к нему из-за веры в паранормальное… И он учит как общаться с «неверующими»: «Почему никто этого не видит? Ведь вы же видите?» - говорит она Фоксу о своих видениях убийцы в эпизоде «Эмпидокс» (сезон 8). «Я вижу. Но если человек не хочет видеть, он не видит» - отвечает тот, более не намеренный доказывать свои идеи всем подряд.

   В следующих 2-х эпизодах (Они идут; Один, сезон 8) Дана и Фокс полностью передают работу в отделе своим приемникам. В целом, в продолжение истории Доггет и Рейс ведут себя точно по системе Скалли-Малдер: Рейс видит, знает, чувствует что-то, Доггет не верит (например, Сатана, сезон 9; 4-Д, сезон 9; Повелитель мух, сезон 9; Границы ада, сезон 9; Одри Полей, сезон 9). Более того, Моника и Джон символически повторяют некоторые действия Даны и Фокса в прошлом. Так Доггет один попадает в цепочку паранормальных событий в эпизоде «Джон Доу» (сезон 9), так же как Скалли в «Чинге» (сезон 5). Моника узнает о своих прошлых жизнях (Границы ада, сезон 9) подобно Фоксу в «Поле, где я умер» (сезон 4) и «Треугольнике» (сезон 6), и переносится на время в другую реальность (Одри Полей, сезон 9) – как он в эпизоде «Шестое вымирание II: Amor Fati» (сезон 7).

    Отношения Доггета и Рейс есть зеркальное отражение тех отношений, которые были бы между Малдером и Скалли, будь они «обычными» людьми. Из серии фантазий на тему, если бы Фокс был женщиной, а Дана – мужчиной… Даже их диалоги построены по одной схеме. Чувствуется что-то очень знакомое, когда Доггет в очередной раз восклицает: «Ты можешь говорить все, что угодно о сатанинских ритуалах, но не говори мне, что это сделал сатана!» (Сатана, сезон 9)… стоит только вспомнить фразу Даны из эпизода «Леонард Беттс» (сезон 4): «И, по-твоему, он так и ушел из морга? Без головы?».

    Что может означать это отражение образов? Не для того ли оно, чтобы Малдер и Скалли могли увидеть «обычных» себя и передать достойным последователем свое дело в ФБР? Вам даже может показаться на мгновение, что эти новые персонажи в корне меняют идеи и замысел повествования, переключая на себя внимание в 19 из 42 эпизодах после «вознесения» Фокса… Однако, в самом конце мы видим их «учениками» подобно Скиннеру и остальным. А это означает, что Моника и Джон неизбежно оказываются вписаны все в ту же самую историю… и занимают свое место как очередные мученики и свидетели новой веры.

 Предсказание Апокалипсиса

Искажение четвертое: вечная борьба Добра и Зла.

И Апофеоз, который уже назначен.

    Воскресение Спасителя на время ослабило дьявола, но  вся власть, воплощенная в начале истории в Курильщике, после смерти этого героя оказалась сосредоточена в руках сразу в нескольких его соратниках – так проявилось соответствие сил противников. Вышедший на первый план Скиннер противостоит Крайчеку, а Рейс и Доггет начальству Бюро – Элвину Кершу и Бреду Пулману (Живой мертвец, сезон 8; Ничего важного не случилось сегодня I, II, сезон 9; Существование, сезон 8).

    Первое появление Крайчека после смерти Курильщика происходит именно в эпизоде «Живой мертвец» (сезон 8), где Фокс возвращается к своим «ученикам». Но он уже не словно «не видит» Алекса – этот враг не соответствует ему по силе – зато, когда Крайчек предстает перед Скиннером, тот чуть не теряет сознание. «Говорят, что он восстал из мертвых!» - удивляется Алекс. «Я воскресение и сама Жизнь. Тот, кто верит в меня, даже если умрет, воскреснет». Ты ведь знаешь эти слова? – отвечает Уолтер, - Что такое Библия? Пророчества, проповеди – неправильно понятые…» (Живой мертвец, сезон 8). В конце концов, Пулман и Крайчек побеждены, а Керш присоединяется к «ученикам», помогая им обменить свободу Фокса на жизнь Уильяма (Истина, сезон 9). Убитый Скиннером Крайчек позже появляется как дух и помогает Фоксу на суде – стоит вместе с другими духами-«учениками» за его спиной… (Истина, сезон 9).

   Из анализа этого эпизода в целом (Истина, сезон 9) может сложиться ложное впечатление, что Зло окончательно побеждено. Однако, как на протяжении всей второй части повествования, так и в последнем эпизоде, происходит неявная подмена противника Спасителя. Сила неведомого Синдиката трансформируется в «теневое правительство» суперсолдат  сразу после «вознесения» Фокса, а их  глава Ноу Рорер становиться на место Курильщика. Именно  его убийство  – главное обвинение против Фокса на суде. «Как ты мог убить того, кого невозможно убить?» - говорит ему Дана, зная, кем является Ноу Рорер (Истина, сезон 9). «Поэтому мы не можем выиграть, Скалли. Мы  лишь можем рассчитывать на то, что не сдадимся без борьбы» - шепчет ей Малдер (Истина, сезон 9).  Остальные «ученики» прекрасно понимают, что  на то, чтобы победить Курильщика ушли годы, а для нового врага времени нет… ведь Фокс больше не тот, что прежде – он пожелал остаться обычным человеком. И тогда Дана говорит ему: «Договорись с ними, признай себя виновным, и они выпустят тебя». Но в своем упорстве Малдер неизменен: « Я лучше умру, Скалли. Потому, что это намного важнее, чем мы с тобой. Правда, ради которой мы жертвовали» (Истина, сезон 9).

    И получается, что когда присяжные выносят Фоксу обвинительный приговор, Зло в обличие Ноу Рорера побеждает… Но как Спаситель принес сама себя в искупительную Жертву, так и Дана приносит в жертву Уильяма – не только ради жизни Малдера, но и ради всех людей мира, не зная еще, что день Армаггедона назначен…  После оглашения вердикта Фокс говорит присяжным: «Правда покажет себя, а ложь не сможет устоять перед этим, – я в это верю по-прежнему.   К вам это придет, так же, как пришло ко мне. Быстрее, чем скорость света» (Истина, сезон 9). Эти слова проясняют окончательно, что у него, действительно, была тайна – то, что он знал всегда, но боялся сказать даже Дане. «Ты проклинаешь меня за мои тайны, а сам боишься сказать ей правду. - говорит Фоксу дух Курильщика, явившийся им в пустыне, -  Моя власть проистекает из того, что я говорю… День назначен. 22 декабря 2012 года» (Истина, сезон 9). День последней битвы Добра и Зла, описанный в Апокалипсисе…

     А это значит, что, даже казнив Фокса, Ноу Рорер не победил бы окончательно. И еще это значит, что этот день придет ко всем – и к «ученикам» Спасителя, и к врагам. «Быстрее, чем скорость света»… И даже к тем, кто читает сейчас этот текст. Как не удивительно!.. Ведь повествование о Фоксе намеренно незавершенно. Потому что все мы – внутри его…

 

Добавить коментарий

Вы не можете добавлять комментарии. Авторизируйтесь на сайте, пожалуйста.

 Рейтинг статьи: 
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10
 
 
 
Создание и разработка сайта - Elantum Studios. © 2006-2012 Ликбез. Все права защищены. Материалы публикуются с разрешения авторов. Правовая оговорка.