Ликбез - литературный альманах
Литбюро
Тексты
Статьи
Наши авторы
Форум
Новости
Контакты
Реклама
 
 
 
Архив номеров

Главная» Архив номеров» 58 (апрель 2009)» Проза» Здравствуй, дерево! (рассказ)

Здравствуй, дерево! (рассказ)

Бронский Александр 

ЗДРАВСТВУЙ, ДЕРЕВО!

Ты не спишь, знаю – в зиме, хотя октябрь еще капает с крыш первым снегом (пока тепло от дома еще сильнее, чем холод от неба), но земля давно сдалась и взрыта белыми окопами над трупами зеленых солдат травы, асфальт разгромлен и весь в белой скользкой крови, только изредка попадаются черные мокрые крепости в осаде (там идут теплотрассы – они греют дома и заодно бесполезных, никому не нужных осажденных). У осаждающих не прямые, сглаженные углы, они стягивают контур фронта, как удавку на шее.

Дерево, ты знаешь, что тебя нет? Вместо тебя: внутри лед, а снаружи снег. У тебя нет ветвей – только белые вены инея. Вместо твоей коры у тебя теперь кожа льда. И тебе все равно, тебе не больно, я знаю.

Знаешь, дерево, обычно ведь говорят, что первый снег всегда тает. И синяки после первой драки заживают. И ссадины после первого падения с велосипеда. И остаётся светлым, счастливым воспоминанием. А еще говорят, что любой опыт полезен. И что все, что тебя не убивает, делает тебя сильнее. Я не знаю, так ли это.

Я знаю, что из года в год первый снег тает.

Я вижу, что этот год стал выродком в этом смысле. Зима захватила сразу снегом всё и всех, даже одежда человечья стала вдруг сразу зимней.

Я вижу на своем теле зажившие ссадины от первого падения на велосипеде. Прошло больше десяти лет, а они все как новые.

Я помню, как ходил в школе с синяком под глазом. И мне почему-то было жутко стыдно. Хотя почему? Ведь боевые раны украшают мужчину. Но с этим мне уже не разобраться: я даже не помню, кто мне зажег фонарь и почему он это сделал. Видимо, я буду стыдиться при этом воспоминании всю жизнь. Хотя, может синяк не при чем? Может это просто память. Ведь я помню вкус тушеной капусты в детском саду, я помню сладость компота в школьной столовой – почему-то этот сладкий вкус ни на что не похож, как и вкус тушеной капусты. Я их больше никогда не встречал, даже кажется, будто это память об умерших людях. Наверное, и с тем стыдом так же. Я помню, что когда-то умел это делать. Теперь просто помню, теперь, когда ни за что не бывает стыдно.

И если ты скажешь, дерево (хотя знаю - ты немо всю жизнь), что жизнь продолжается, то это значит, что обмануть я сумел даже тебя. Все верят, что я жив: даже бактерии, микробы и вирусы гриппа. Я хочу быть ими: они не слышат шагов смерти. И теперь я понял, почему говорят, что все, что не убивает, делает сильнее. Даже зима не наступает вмиг – для этого ей нужна целая осень. И сугробы снега не появляются вдруг – до этого с ним воюют, пускай даже один удушаемый струной зимы асфальт. И реки не покрываются холестериновой бляшкой льда за день – холод над этим работает долго, забирая в долг ноль на термометре у весны. Тем более смерть – после каждого шага делает перерыв. И однажды, раньше-позже, после очередного шага, ты понимаешь, что уже умер. А все остальные, даже бактерии, микробы и вирусы гриппа, думают, что ты стал сильнее, потому что по сравнению с ними ты умер, а значит по сравнению с тобой они стали бесконечно живее. А когда это небо времен года завершится последней зимой – окоченением, то все остальные будут вспоминать тебя лучше, чем ты был, даже если думали о тебе только плохо, когда ты был. Потому что тогда они будут помнить хоть что-то хорошее, даже если этого хорошего никогда у них не было. И тогда есть одно оправдание жизни – пусть кто-то еще, помимо меня, почувствует что-то хорошее, для этого действительно стоит родиться.

Я знаю, что из года в год первый снег тает.

Я вижу, что этот год стал выродком в этом смысле. Зима захватила сразу снегом всё и всех, даже одежда человечья стала вдруг сразу зимней.

И однажды, вслед миллиардам жизней, появится выродок в этом смысле. И первый снег не растает. И он увидит шаг смерти. И он узнает счастье.

Откуда я знаю, что это именно ты, дерево? Не знаю, я ведь абсолютно счастлив.

Ты же видишь дерево, что я жив: я могу говорить, даже думать, передвигаться. Я не вру тебе, дерево, можешь само убедиться. Так что не сомневайся. Я счастлив.

 

Добавить коментарий

Вы не можете добавлять комментарии. Авторизируйтесь на сайте, пожалуйста.

 Рейтинг статьи: 
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10
 
 
 
Создание и разработка сайта - Elantum Studios. © 2006-2012 Ликбез. Все права защищены. Материалы публикуются с разрешения авторов. Правовая оговорка.