Ликбез - литературный альманах
Литбюро
Тексты
Статьи
Наши авторы
Форум
Новости
Контакты
Реклама
 
 
 
Архив номеров

Главная» Архив номеров» 61 (август 2009)» Проза» Про любовь (рассказ)

Про любовь (рассказ)

Ходарковская Рената 

ПРО ЛЮБОВЬ

 

Я проснулась рано утром и поняла, что ко мне пришла любовь. Она лежала у меня на груди, свернувшись клубочком. Я приподняла голову и посмотрела на нее; это маленький белый зверек, похожий на кошку. Ее длинные передние лапы обвились вокруг моей шеи. Не хотелось вставать. Было приятно лежать и чувствовать необременительную тяжесть этого существа. Чувствовать, как оно дышит, переминает лапками во сне.

Однако современная жизнь требует движения. Я быстро собралась и отправилась в долгий путь, - к месту своей работы.

К счастью, автобус оказался полупустой. Я радостно плюхнулась на кожаное сидение, уткнулась в воротник, спряталась под капюшон, - словом ушла от всех  и вся на полчаса в сладостный мир снов. И никто из ворчливых горожан не догадывался, что за пазухой у меня дремлет белая кошка-любовь.

А на работе все как всегда; папки, документы, сотрудники, начальник.  И всем надо улыбаться и желать доброго утра. А они также с натяжкой улыбаются и кивают в ответ. Ведь все знают; утро понедельника не бывает добрым! Это аксиома! Но никто не пытается противостоять издевке этикета; здравствуй, доброе утро понедельника!

Вот и я сижу на своем рабочем месте, изображаю деятельность, злюсь потихоньку на этот сизифов труд.  Любовь превратилась в маленькую жемчужину, и я незаметно кручу ее пальцами в кармане.  И только это позволяет мне не придавать особого значения ряду типичных рабочих неприятностей. Например, что придется снова делать не свою работу, потому что кто-то там заболел; что снова будет собрание, которое якобы должно помочь что-то решить, хотя, в итоге, ничего не меняется.  Любовь-жемчужина зажата в моей ладони и поэтому я все это воспринимаю, как законное измывательство, за которое я потом получу зарплату.

Любовь-жемчужина перекатывается в моем кармане и поэтому я даже могу делать вид, что мне очень интересно во время обеденного перерыва слушать рассказ зам.директора про то, как она ездила неделю назад в Швейцарию, как там все хорошо и как здесь все плохо, и что с нашими кадрами Россия всегда будет страной третьего мира… А я молча ем свой салат и перекатываю пальцами в кармане любовь-жемчужину.

А потом, когда вечером я вдохнула морозный воздух, и вновь отправилась в изнуряющий путь, но уже от офиса домой, любовь кудлатым облаком прицепилась к моей голове и не позволяла думать ни о чем, кроме нее самой.

Я, уставшая, приехала домой. Вся квартира была окутана тонким покрывалом-любовью. До чего не дотронься всюду она. Ничего невозможно было делать и, отчаявшись, я села в кресло и попыталась смотреть телевизор. Но ничего не видела, так как экран застилала любовь.

И ночь не принесла спасения. Любовь вновь превратилась в белого зверька, который устроился на моей груди и, выпустив свои тонкие кривые коготки, пробирался к моему сердцу.

Утром я встала уставшая. Болела голова. Любовь, обхватив меня длинными белыми лапами, висела на моей шее. Я позвонила начальнику. Сказала, что плохо себя чувствую, наверное, заболела. Начальник, как ему положено, поскрипел, но дал отгул. За свой счет, конечно.

Весело зачирикал звонок. Я открыла дверь. Любовь прыгнула мне на голову и окатила ведром ледяной воды. Словно рыба, выброшенная на сушу, я ловила ртом воздух. А он стоял на пороге, что-то спрашивал и улыбался. Я ничего не понимала. Просто глупо хлопала глазами. Нужно было что-то делать. Ведь это так нелепо стоять мокрой курицей с ведром на голове! Но он, казалось, ничего этого не замечал.

Я что-то протянула. Наверное, то, что он просил. Он это что-то взял и, поблагодарив, скрылся за дверью соседней квартиры. Я молча смотрела на лестничную площадку. Перед моими глазами покачивалось его лицо, сотканное из полупрозрачной дымки. Я встрепенулась от холода (зима ведь!) и закрыла дверь.

Вот так. Вот из-за кого ко мне пришла любовь! Позавчера, возвращаясь с работы, я мельком глянула на него. Он помогал переезжать новоиспеченной соседке. Как раз той, которая поселилась  в квартире слева от моей. И теперь он в этой же квартире. Что нас разделяет? Пара шагов.

Если б соседка не была такой старой (ей лет 50-60, не меньше), я б задохнулась от ревности. А так…

Видно, что старушка с характером. Командовала направо и налево, когда ее вещички вытаскивали из машины. Я даже тогда подумала, хоть бы не на нашем этаже эта генеральша оказалась, хоть бы подальше где-нибудь. Желание не сбылось. Она рядом. Вот слева от меня. Прямо за стенкой. Будет врубать телевизор на  всю громкость, а ночью слушать, что делают соседи, а утром обвинять во всех грехах….

Кем он ей приходится? Как узнать?

Предположения были разные, но ни одно не радовало.

Любовь превратилась в жгуты. Они змеями обвили меня. Чем дальше я отходила от входной двери, тем сильнее они тянули меня обратно.

Понятно, что надо зайти к соседке, что-то сказать. А что? Дорогая соседка, с новосельем? Еще глупее сказать, - у вас тут молодой человек, я  ему что-то дала, не помню что, так что верните, пожалуйста, а лучше дайте мне его адресок, - очень в гости хочется!

Любовь свирепствовала; жгуты сильнее тянули к двери. Теперь на них появились маленькие иголочки, и они больно впивались в кожу.

Опять день безделья! Я наспех оделась и выбежала на улицу. Холодно. Пар изо рта. Смотрю в витрины, - его лицо всюду. Куда бежать? Приютилась в кафе. Реки людей пробегали за окном. Кофе остыл. Все так глупо! Как можно так нелепо влюбиться неизвестно в кого?!

Любовь тяжелой меховой шапкой взгромоздилась на моей голове. Она что-то нашептывала мне на ухо, но ее не хотелось слушать. Разум безуспешно пытался ее перекричать.

Дальше сидеть было бессмысленно. За соседним столиком кокетливо улыбался немолодой тип. Наверное, он еще считает себя привлекательным. Необходимо капитулироваться, чтобы избежать этих елейных взглядов и надвигающихся липких разговоров…

Снег торжественно скрипел. Меня потряхивало от холода. Простуда обеспечена.

Утром мое тело отказалось подниматься с постели. Голова раскалывалась. Нос не дышал. Горло… чувство будто проглотила ежа и он застрял.

Я провалялась в постели неделю. Шеф нервничал, - работа стоит! Я уныло сипела в трубку, - что я могу сделать? Я тоже человек. Могу раз в году поболеть.

Болезнь – уникальное состояние. Она выматывает и одновременно позволяет отдохнуть, насладиться теплой постелью и уютной домашней тишиной. Я пила таблетки, ела мед и мысленно рисовала на потолке его лицо.

Иногда казалось, что любовь прошла, и осталось только его лицо на потолке. Казалось, что отступившая болезнь забрала любовь с собой.

Снова работа, ежедневная суета. Я словно уснула и плыла по течению. Иногда вспоминала его лицо. Но оно уже представлялось как в тумане. Однако я думала о нем каждый день. Особенно ночью, когда белый зверек спал у меня на груди. Я уже привыкла к ней, – к любви.

А потом пришла весна, и меня осенила мысль, - надо зайти к соседке! Я, не позволяя себе размышлять, совершила героический поступок, - шагнула к двери слева и нажала кнопку звонка.

- Полотенце! – отчеканила я.

Потом улыбнулась и добавила:

- Здравствуйте, я вам… Точнее вам…

Я замолчала. Потому что из кухни вышел нарушитель моего спокойствия. Он улыбался и несколько растерянно смотрел то на меня, то на старушку.

- Мам, я забыл тебе сказать…

И он изложил историю проникновения в их квартиру моего полотенца.

Пожилая дама сдвинула брови домиком и нараспев обратилась к молодому человеку;

- Ну что ж ты так… и уехал? Я его постирала, а отдать кому не знаю.

- Вы уж извините, - беспокоилась старушка, глядя на меня.

Теперь мне уже было неудобно, - пришла за полотенцем, а ощущение такое, что как за какой-то антикварной ценностью.

- Может чайку? – оживилась старушка.

- Можно, - согласилась я.

Еще бы! Белый пушистый зверек обнимал меня за шею, терся своей щекой о мою и радостно громко урчал.

Я села напротив молодого человека.

Старушка торопливо налила мне  чай. Нужно что-то говорить. Решив, очевидно, взять инициативу на себя, пожилая дама завела привычный для нее разговор о здоровье. Точнее о болезнях. Хотелось залезть под стол лишь бы не слышать об этих гипертониях, аритмиях, остеохондрозах… Он молчал. Видимо, как  и я, не мог похвастаться какой-нибудь болезнью.

Открылась входная дверь и в прихожей оказалась красивая девушка с золотыми кудрями. Зверек рванул к красотке. Я еле удержала его в руках. Он яростно рычал, размахивал лапами, пытаясь дотянуться до незнакомки. Его когти, свиснув в воздухе, впивались в мои руки, из которых теперь сочилась кровь.

Незнакомка принесла с собой два огромных пакета с провизией.

Старушка подошла к ней и, указывая на меня, сказала:

- Вот это наша соседка…

Она запнулась, так как не знала моего имени. Я представилась. Девушка назвала свое имя, и мы обменялись стандартными улыбками, кои приняты по этикету.

- Спасибо за чай. Мне пора.

Я встала и направилась в прихожую.

- Давай, проводи гостью, - приказала старушка молодому человеку.

- Да я тоже поеду, - будто извиняясь, сказал он, глядя на пожилую даму.

- Подвези меня, - взяв его за руку, упрашивала красотка.

Тигренок в моих руках еще громче зарычал.

- Ты же не бросишь любимую сестру, - лукаво улыбаясь, обращалась она к молодому человеку.

“Сестра!” – грянуло в моем сознании, и тигр вновь превратившись в маленького зверька, довольно заурчал.

Уходить сразу перехотелось

- Вы ремонт сделали? – будто только что заметила я.

- Так благо есть кому. – Старушка кивнула в сторону молодого человека. – Сама б не справилась. Куда уж мне?

- Я вот тоже собираюсь… Поможете?

Я сама не ожидала от себя такой наглости. Опомнившись, добавила;

- Конечно, за определенную плату.

- Через две недели можно об этом поговорить, - предложил молодой человек.

Я распрощалась с соседями  и шагнула за порог.

Оказашись в своей квартире, я прислонилась к двери. Я попыталась осмыслить все, что произошло. Мысли толпились в голове, и среди них была та, что говорила: “я забыла полотенце”. Однако возвращаться за ним я не собиралась, - будет повод зайти как-нибудь в другой раз.

Любовь яркими цветами рассыпалась по квартире. Они смотрели на меня с потолка, со стен, разбегались по полу. Их аромат  наполнял воздух.  Вдохнув полной грудью и затем, медленно выдыхая, я сползла по двери на пол. Сидела, довольно смотрела  на потолок, на его улыбающееся лицо, в  окружении цветов.

 Последующие две недели, все время вне работы, я бегала по  магазинам стройматериалов и рынкам.

Потом я снова позвонила соседке.

 - А я снова забыла у вас полотенце, - извиняясь, сказала я. – Мы вот еще с вашим сыном говорили на счет ремонта…

Старушка протянула мне полотенце и как-то вяло изложила;

- Про ремонт ничего не знаю. Он уехал неделю назад.

Мыслей не было. Я глупо стояла перед закрывшейся дверью.

Дальше все пошло по накатанной колее; работа, дом, магазин, редкие встречи с приятельницами, и снова по кругу… Любовь, растянувшись, лежала поперек кровати и уже не мучила меня. Она умирала. Я не помогала ей жить, но и не стремилась приблизить ее смерть. Я ждала, что время выполнит свою миссию.

Бороться с меланхолией лучше активно. Тем более, все, что требовалось для ремонта, я уже купила.

Была суббота. Преодолев лень, я встала. Достаточно рано для выходного и достаточно поздно для буднего дня. Забила кухню мебелью из комнаты. Бело-серые обшарпанные обои робко поглядывали на меня со стен. Их жалкий вид добавил азарта. Я рьяно  срывала их. Будто они виноваты во всем. Виноваты в этой глупой любви, виноваты в том, что не сбылись мои мечты, - во всем!

Прелесть чуда в том, что его всегда его ждешь, очень хочешь, чтоб оно свершилось, но никогда до конца не веришь в возможность этого.

 Он пришел неожиданно. Но так, будто все было оговорено на сто раз. Или будто он пришел на работу. Ведь никто не удивляется, когда вы приходите на работу? Если, конечно, это не первый день после отпуска…

- Интересный рисунок, - заметил он, развернув обои.

Я бы сказала старомодный, - крупные букеты на бледно-голубом фоне. Но мне такие нравятся. Есть в этом что-то из детства.

 Стоит ли говорить о моей беспредельной радости? Теперь  я могла его видеть, говорить с ним… Я чувствовала себя профессором, в лабораторию которого забрело редкое существо. Любовь нетерпеливо крутилась у моих ног, не позволяла сосредоточиться, рассыпалась на сотни радужных мыльных пузырей и тогда я вообще переставала ориентироваться в происходящем. Просто, улыбаясь, соглашалась с ним. Но вскоре я научилась обращаться в любовью; она сидела  в сторонке и  иногда довольно урчала.

 Бесконечность – одна из главных характеристик ремонта. Но и это может оказаться иногда очень кстати. Закончив с комнатой, мы перебрались в кухню, после кухни в прихожую. И когда были завершены все работы в ванной комнате, он перебрался ко мне.

Так мы и живем. Утром, глядя сквозь пелену сна, на голубом фоне обоев вместо крупных букетов можно увидеть дремлющего довольного белого зверька с длинными передними лапами.

Сначала любовь превратилась в маленькое беззащитное существо. Мы заботились о нем, ухаживали, кормили, одевали. Потом существо превратилось в маленькую девочку. Теперь, когда я возвращаюсь с работы, она подбегает ко мне, звонко смеясь, повисает на моей шее… и я чувствую любовь…

Добавить коментарий

Вы не можете добавлять комментарии. Авторизируйтесь на сайте, пожалуйста.

 Рейтинг статьи: 
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10
 
 
 
Создание и разработка сайта - Elantum Studios. © 2006-2012 Ликбез. Все права защищены. Материалы публикуются с разрешения авторов. Правовая оговорка.