Ликбез - литературный альманах
Литбюро
Тексты
Статьи
Наши авторы
Форум
Новости
Контакты
Реклама
 
 
 
Архив номеров

Главная» Архив номеров» 61 (август 2009)» Проза» Большой куш (рассказ)

Большой куш (рассказ)

Токмаков Владимир 

БОЛЬШОЙ КУШ

Местный гений – обычно гений только местами. Писателя из меня не получилось – рукописи, посланные в различные журналы и издательства, вновь вернулись ко мне.

 

За окном пророк играл с Богом в одно касание. Я пошел в больницу, где от рака лёгких умирал мой учитель и старший товарищ по литературе. Я купил сока (для усыпления  бдительности врачей), три пачки крепких сигарет и фляжку коньяка (как он просил).

 

На улице июльская тридцатиградусная жара. Мысли плавятся, как мороженое, упавшее на раскаленный асфальт. Мне жарко, и я беру в руки лужу, оставшуюся после вчерашнего дождя, и вытираю ей лицо, как если бы она была обычной влажной салфеткой. А вытерев, опять кладу ее на место.

 

На стене двухэтажного деревянного дома, где три дня назад случился пожар, кто-то краской из баллончика написал: «Я восстану из пепла и еще раз попрошу у вас закурить. Люцифер». Если над «i» расставить все точки, то это уже будет не «i», а звездное небо над головой.

 

Он вышел из палаты – худой и длинный как восьмичасовой рабочий день. Мы сели за шатающийся столик в больничной столовке. Пахло каким-то варевом, лекарствами, мочой и безнадёгой. Но он держался молодцом, и не скажешь, что ему осталось жить пару месяцев.  Шрамы и татуировки на его теле – это его дорожная карта. 

 «Мы песчинки в ладонях Бога. И таких песчинок у него в руках – целая пустыня. И вот он держит эту пустыню в руках и дышать на нее боится. А я бы дунул на нее хорошенько. Чтобы песчаная буря – на тысячи лет! - только он мог так сказать, потому что всю жизнь дышал не воздухом, а свободой. - Если Россию ожидает то же, что и весь западный мир, то пусть лучше она сейчас умрет от заражения крови, чем потом от ожирения».

 

Я рассказал ему, что решил бросить литературу. Не оставайся один, сказал он мне и закашлялся, влюбляйся почаще, любовь – последнее прибежище обреченного. Я расценил это как завет, последнюю волю умирающего, и решил во что бы то ни стало победить свое одиночество.

 

Поздно вечером втроем резались в «Двадцать одно».  Диджей Паша Паровоз явно передергивал.

– Ты кто по гороскопу?- спокойно спросил его Сеня-Философ, когда тот сдавал карты.

– Лев, - через сигаретку ответил Паша.

– По гороскопу ты, может быть, и Лев, но по жизни - козел.

– Если не можешь взять себя в руки - бери себя в ноги и вали отсюда, - также спокойно, но со зловещей интонацией, ответил Паша Сене.

Началась потасовка. Было много разбитой посуды и поломанной мебели.

Я собрался было пойти домой. Но Пашины соседи, которым уже надоел вечный шум в квартире, вызвали милицию.

Честное слово, я не знал, что у него есть пистолет. А Паша, разгоряченный дракой, с криком: «Янки, гоу хоум!» - открыл стрельбу прямо через дверь.

Удирали с балкона по пожарной лестнице на крышу. Оттуда через чердачный люк в соседний подъезд. В чердачной темноте я обо что-то запнулся и сильно расшиб правую коленку. Дворами выбрался к автобусной остановке.

Иду, хромаю, отряхиваю с рубашки-безрукавки голубиный помет. В душе глупая эйфория: ушел от погони, настоящий ковбой каменных джунглей!

Рядом с рестораном «Тет-а-Тет» подвыпившая  шикарная  дама, прижав к себе букет роз, что-то ищет в своей сумочке. Пара лепестков осыпалась на асфальт.

– Мадам, - обратился я, подойдя поближе. - Это не вы лепестки теряете?

Не обиделась, оценила шутку, улыбнулась.

Я проводил ее до дома.  Много ли одинокой женщине надо? Думаю, не больше, чем одинокому мужчине.

Утром встал первым. Сделал на кухне завтрак. Разбудил ее поцелуем, сказал, убирая с ее лба крашеную челку:

– Мы с вами во многом совпадаем.

– Да, - ответила она мне, - и где совпадаем – там получается короткое замыкание.

Голая, как бритва, острая, как бритва, опасная, как бритва… Красота – страшная сила. Сила – страшная красота.

 

Вкус жизни. Да, в баре этого не наливают… 

Мне нравятся стремительные любовные романы. Те, что начинаются неожиданно, без предупреждения, как стихийное бедствие, поглощают тебя полностью, и также неожиданно быстро, на полном ходу, заканчиваются. Именно они остаются в памяти, и долго сохраняют все подробности ощущений, переживаний, деталей, картинок. Это гораздо интереснее медленных, тягучих, неспешных любовных историй, которые вяло начинаются, проходят, как медленный поезд, и незаметно перерастают в такую же необязательную и скучную дружбу.

Я сам виноват: хочешь быть свободным – оставайся один. Я же сделал ее своим воздухом, и с каждый днем мне этого воздуха стало все больше не хватать. Проблема была в другом – я был не единственный претендент на этот воздух. Был другой, более выгодный для нее вариант – председатель совета директоров банка «Золотой запас».  Зная ее страсть к чужой славе, а главное, к деньгам, я уже тогда должен был предвидеть свое фиаско.

 

Странно, но пока мы были вместе, мы никогда не встречались с ней в городе случайно. Ведь бывает же так, раз - и случайно встретились. А с ней - никогда.

С другими - пожалуйста, сколько угодно. Идешь, идешь, где-нибудь по старинному припортовому закоулку, и вдруг - бац! - вот она, неожиданная встреча со старым дружком или подругой, с которыми не виделись целую вечность.

А с ней не могло быть никакой случайности, никакой романтики. Только жесткий расчет: дорогой, где мы сегодня встречаемся, когда и за сколько? Все-таки это сидело в ней по-настоящему глубоко. Глубже, чем я мог в нее войти.

 

Она врала мне, что после нашего знакомства порвала с ним, с этим совершенно лысым, толстым, невысокого роста финансовым гением, с рыбьими бесцветными глазками и короткими пальцами-сосисками.

– Что, будешь рассказывать мне про настоящую любовь, что искал ее всю жизнь, не можешь без нее, да?! – кричал он мне по телефону. -  А знаешь, сколько я уже потратил на это тело? Нет? Я вот смотрю на тебя и думаю, ты на самом деле идиот, или прикидываешься? Что ты можешь для нее сделать, ты же нищ, как церковная крыса!

– Я  найду высокооплачиваемую работу…

– Да она в день тратит больше, чем ты сможешь заработать за год! Эта женщина тебе не по карману. Ты превратишь и ее и свою жизнь в ад. В конце концов, где твое чувство ответственности? Откажись от нее – это твой единственный выход и шанс еще спасти положение. Ты же больной, ненормальный придурок!.. Не смей рисковать ее будущим, слышишь?!. Тем будущим, которого у тебя не было и не будет!..

Согласитесь, не часто приходится такое слышать. Особенно, если это говорят в твой адрес. И я очень скоро нашел работу, очень хорошую работу.

– Время – деньги, понял?! – зло шипел он мне в трубку.

– Время – деньги?! – в бешенстве ответил я. - Время – это фальшивые деньги, на которые все равно не купишь бессмертия!

 

Это она рассказала, какая у него упакованная самой современной бытовой техникой и аппаратурой элитная квартира. План мы разработали с моим приятелем, гениальным компьютерщиком и хакером по кличке Сорняк.

– Итак, кофе-машина, которая стоит у него в доме. Она имеет модуль подключения к интернету. Это позволяет ему дистанционно заказывать себе кофе, очень удобно – приехал домой, а свежий горячий кофе уже ждет тебя. А теперь внимание: дело в том, что в интернет-модуле есть брешь, которой мы и воспользуемся. Мы через кофеварку проникнем в  его персональный компьютер и похитим оттуда интересующую нас финансовую информацию.

– Гениально! – ахнули мы с моей красавицей, которую я также посветил в наш план. У меня ведь не было от нее секретов. И зря.

 

Мы совершили это грандиозное интернет-ограбление, которое желтая пресса тут же назвала ограблением века. Сто пятьдесят миллионов долларов мы вытащили из банка за полторы минуты в пятницу вечером. В банке пропажу обнаружили только в понедельник утром – за это время деньги были переведены на другие счета, за границу, и большей  частью обналичены представителями хакерского сообщества. Таблоиды писали, что мы открыли новую эру в криминальной истории современности. На ТВ во всевозможных ток-шоу обсуждали проблему подобных компьютерных ограблений. 

 

А она взяла и предала нашу любовь. Только чудом мне удалось избежать ареста… Потом были бесконечные попутки, пересадки, автобусы, поезда, пароходы, самолеты. «Сейчас желтая пресса пишет о наших с ним отношениях всякую чушь, - читал я ее откровения в различных газетках, купленных на станциях неведомых мне провинциальных городков. – Любила ли я его? Сначала да, это была, наверное, любовь с первого взгляда. Но мне кажется, ее особенность в том, что она быстро разгорается и так же быстро гаснет. Да, я знала, что он хотел уехать из страны, предлагал мне сделать это вместе. Но в последнее время он стал меня пугать… Любовь любовью, но ведь во всем есть свой предел, понимаете?! Предел, за который нельзя заходить никому! А он зашел, и мне просто стало страшно...»

Женскую трусость можно простить, предательство – никогда.

 

И я лег на дно. Затаился – ниже воды, тише травы. Сам стал травой и водой – исчез, растворился, слился с пейзажем на очень долгий срок. Но не навсегда. Сделал все, чтобы вернуться и еще хотя бы раз увидеть ее. И не просто увидеть. Не просто… Ведь у нас с ней – все было очень не просто

 

Дождь шел весь день, не прекратился и на следующее утро. Даже, наоборот, теперь это был настоящий потоп. Я подошел к окну. Оно было выбито ветром и застеклено с той стороны льющим сплошной стеной ливнем.

Этот старинный каменный особняк в Ирландии я купил на подставное лицо шесть лет назад. В Швейцарии, с помощью пластической хирургии максимально изменил внешность. На деньги я мог себе позволить купить все, что продается и покупается. Весь этот безумный, безумный и продажный мир. Но ведь жизнь прожить – не поле перейти. Ей-богу, господи, я наверно прошел уже с десяток минных полей, и решил теперь, спустя столько лет, вернуться в Твою пешеходную зону…

– Как ты себя чувствуешь? – спросил я.

– Намного лучше, чем тебя, - ответила она со злостью.

– Есть у меня хоть какой-то шанс? – я закурил крепкую сигарету и с наслаждением затянулся.

Она покачала головой, мол,  никакого. Она сидела на кожаном диване в зале с камином, руки и ноги ее были связаны скотчем.

Докурив в полном молчании, я встал, вздохнул, поставил стул на место.

– Ты меня убьешь? – как бы с безразличием спросила она, но было видно, насколько сильно она нервничает.

– Не сейчас, дорогая, не сейчас...

Искусство сродни преступлению, в нем есть тяга все преступить, говорил мой учитель. У меня богатая фантазия – ведь я же как никак писатель, пусть и не состоявшийся. Чтобы ее выкрали из России и привезли сюда, в богом забытый городишко на севере Ирландии с населением в десять тысяч человек, я заплатил огромную кучу денег. Я планировал эту акцию долгих шесть лет, но оно того стоило. Я сделал это, чтобы доказать, что в отличие от ее друга, финансового гения, с которым они давно расстались, я люблю ее до сих пор и готов ради нее на любые безумства.

 

Я никому не скажу, где ты теперь растешь, колосишься, зеленеешь.

Часы пробили полночь. В образовавшуюся пробоину хлынули мысли, воспоминания, строчки... Тысяча и одна ночь, тысяча и один день, которые мы могли бы прожить вместе…

 

Коментарии

MaksiKMoomy | 25.04.18 08:37
Кто слышал о игре ПАБГ? Я тут посмотрел видео на youtub о том, как стримеры играют и был в шоке... Вы знаете о макросах для мышки x7? Как работают приватные макросы на ПУБГ? Я посмотрел всевозможные видео по макросам для PUBG. Мне понравилось. Ссылка на видео, где люди убирают отдачу у оружия в ПАБГ: Купить макросы для pubg
Страницы:  1 

Добавить коментарий

Вы не можете добавлять комментарии. Авторизируйтесь на сайте, пожалуйста.

 Рейтинг статьи: 
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10
 
 
 
Создание и разработка сайта - Elantum Studios. © 2006-2012 Ликбез. Все права защищены. Материалы публикуются с разрешения авторов. Правовая оговорка.