Ликбез - литературный альманах
Литбюро
Тексты
Статьи
Наши авторы
Форум
Новости
Контакты
Реклама
 
 
 
Архив номеров

Главная» Архив номеров» 62 (сентябрь 2009)» Проза» Плохие стихи (рассказ)

Плохие стихи (рассказ)

Вайс Александра 

ПЛОХИЕ СТИХИ

 

 

 

* * *

Стихи были из рук вон плохие. В них было намешано что-то девичьи-сопливое и бабски-рыдающее одновременно. А она смотрела так требовательно – милое юное создание. Ну не расстраивать же её, в самом деле! Всё равно писАть бросит… да, лишь бы бросила. К тому же, неплохо было бы взять её с собой в отпуск:

 

 - В следующем месяце, в П. будет поэтический фестиваль, - глаза девушки загораются – где вы сможете проявить себя…

 

- О! Я была бы безмерно рада!

 

«Безмерно рада»! О господи, я-то думал, что у неё только стихи такие, а проблема кроется куда глубже! Старая мысль, банальная даже, но как бы было здорово, если б большинство представительниц прекрасного пола меньше говорили.

 

Девушка была родом из какой-то казахской деревни. Давно распрощавшись с которой, Настя (так звали мою новую знакомую) не смогла ничего сделать с одним её отпечатком – кривыми зубами. Но этот штрих скорее привносил в её образ ту самую мифическую изюминку. К тому же лёгкая кривизна зубов сейчас в моде.

 

Оговаривать детали путешествия естественно поехали ко мне. И хотя даже в постели меня не ждало ничего особенного, я поддался её холодному очарованию. Отвезя девушку домой, по пути к другу, я даже думал, что каждой обаяшке нужно рифмовать. Причём что-то заведомо банальное – в качестве стилеобразующего элемента.  

 

* * *

Мой друг Глеб – похоронный агент. Это что-то вроде тамады, но только на похоронах. Мы познакомились лет двадцать назад, когда оба работали проводниками на ЖД. Меня тогда ревизоры штрафанули за трёх человек, а его за полусотню зайцев, но на одну сумму. Он тогда сказал:

 

 - Тебя про зайцев спрашивали?

 

 - Конечно – отвечаю.

 

 - И что ты сказал?

 

 - Сказал, что зайцев нет. Подумал, что трёх могут и не заметить.

 

 - Ну, вот теперь-то ты понимаешь, что врать нехорошо? – рассмеялся Глеб.

 

После чего он стал моим бессменным товарищем. Когда я только открывал своё дело, деньги нашёл тоже он. Странно вспоминать, но именно Глеб заставил меня опубликовать свой первый сборник, а потом вступить в Союз Писателей.

 

 - Хотел сделать аэрографию – говорит – смерть-матушку на левом крыле. Но начальство запретило – вот приедешь, мол, к заказчику, а у тебя эта фигня с косой. Нехорошо как-то. А я подумал – правда же. Слишком уж цинично.

 

 - Хватит и того, что у тебя тачка чёрная…

 

 - Так у тебя тоже чёрная!

 

 - Но это ведь не у меня номер с тремя шестёрками! – дружно рассмеялись.

 

 - А что вообще с работой? – спросил я уже серьёзно.

 

- Да херово. Кризис этот – все сэкономить пытаются: где могут сами всё узнают и делают. А ещё и смертность упала. В апреле трупов в морге было на две сотни меньше, чем в прошлом году!

 

Первое время, мне от этих разговоров было очень весело, потом стало жутковато, а вот теперь привык, самым банальным образом. Это ещё ничего, говорят, студенты-патологоанатомы так привыкают возиться с трупами, что и обедают не отходя далеко от умершего.

 

 - Сам-то ты как? Как с бабами?

 

 - Да как обычно. Ничего определённого. Сегодня студентка одна подборку принесла – мнение ей моё нужно.

 

- Ну и как стишки?

 

 - Да никак.

 

- Это хорошо.

 

- Почему? – удивляюсь. Странно, что у Глеба есть своё мнение по этому поводу, а оно явно есть, иначе бы Глеб молчал.

 

 - Потому, друг, что умная баба – это кабала, а талантливая – катастрофа. Слыхал я про эту вашу Цветаеву и про других тоже слыхал.

 

Вообще, мы с Глебом две взаимодополняющие части. Привыкший даже хоронить людей пышно и красиво, он любит изобилие во всём. Это его пристрастие видно было даже по пышнотелой жене и пятерым (!) детям. Я же не люблю излишеств. Часто у меня не бывает даже необходимых вещей. И хотя Глеб старше меня на семь лет, он всегда шутит, что хоть похоронит меня по-людски.

 

* * *

В течение трёх дней я ждал от неё звонка, на четвёртый даже разозлился. На пятый день твёрдо решил в качестве наказания не брать девушку с собой. Но когда через неделю она позвонила, я был рад, если не сказать «счастлив».

 

Настя как-то интуитивно выбрала самый подходящий момент, и телефонный звонок стал разъедать тишину моей пустой комнаты.

 

 - Я под твоими окнами. Хочешь,  поднимусь?

 

- Хочу.

 

Вот так просто. И никаких тебе «безмерно рада». Вот что ей надо объяснить, а лучше вдолбить, чтобы никогда не забывала. Хотя, памятуя Глебовы наставления, я остерегался учить её чему-либо. Тем более чувствуя, что почва благодатная.

 

 - Стихов написала? – Спрашиваю.

 

 - Один написала.

 

 - Ну и где?

 

- Давай я так прочитаю?

 

- На табурет встанешь?

 

- А у тебя разве есть табуретки?

 

- Нет…

 

- Тогда не встану. Слушай – прижимается всем телом, шепчет, касаясь уха губами:

 

 

«А я убила остатки лёгких,

Зато запомнила запах неба,

Зато внутри зацвели звёзды…»

 

Эти строчки были настолько непохожи на те стихи, что она мне уже показывала, что всё это смахивало на плагиат. Даже если так, то это была довольно милая уловка.

 

- Моя маленькая поэтесса! – воскликнул я, притягивая её к себе.

 

Движения Насти стали неожиданно уверенными и вместе с тем ласковыми. Она вообще очень сильно изменилась, как будто произошло что-то важное, что-то, что могло на неё повлиять. Однако и сегодня чувствовался в ней какой-то резерв, который она то ли не хотела, толи не умела тратить. Это и злило и, вместе с тем, цепляло.

 

* * *

Мы стали видеться ежедневно. Каждая встреча становилась более насыщенной, и меня всё сильнее тянуло к ней. Единственное, что раздражало – это её варварская привычка курить. Курила она всё, вплоть до дешёвой травы. Сигареты у неё постоянно были разные. В какой-то момент мне даже стало интересно, чем она руководствуется при их выборе, потому что создавалось впечатление, что она попросту стреляет сигареты у разных людей, причём целыми пачками. Но на все мои распросы она отшучивалась.

 

 - Вот бы всё бросить и уехать! – сказала она однажды.

 

 - Вот скоро и поедем.

 

 - Не-ет, я не об этом…

 

 - А о чём тогда? – не понял я.

 

 - Вот бы уехать куда-нибудь далеко, куда-нибудь на Север – она мечтательно прикрыла глаза и продолжала – Там не будет никого. Совсем никого… Я порасту ягелем и морошкой. Вокруг будут ходить олени щипать ягель, а я буду чувствовать их тёплое дыхание, ощущать прикосновения влажных, упругих губ…

 

Хотя Настя и была родом из Казахстана, на казашку, мягко говоря, похожа она не была. Маленькая и белая, она обладала огромными глазами цвета берлинской лазури. Впрочем, это могли быть и линзы.

 

Перед отъездом на фестиваль она неожиданно пропала и снова на неделю. Но на этот раз я воспринял её выходку как милый каприз и стал ещё сильнее ожидать отъезда туда, где она уже не будет покидать меня на целую ночь.

 

* * *

 - Ехали с мужиком укурившись, максимум выжимали. На такой скорости вороны с трассы взлететь не успевают, а навстречу велосипедист по обочине. Вдруг – глухой удар и велосипедиста не видно. Ну, мы вылезли, давай искать, а он в кювете валяется. Мы его по щекам лупим, а он как в себя пришёл сразу спрашивает: «И что это было такое большое, чёрное, мохнатое?» Ты прикинь, ворона эта, отлетев от тачки –  аккурат ему промеж глаз! – с восторгом вещал Глеб - А как твоя поэтесса? Всё пишет?

 

 - Да, вроде, бросила, слава богу…

 

- Чё-т быстро. Пишет, наверное, да не показывает.

 

 - Нет. Такая скорее чужое за своё выдаст.

 

- Всё равно быстро.

 

* * *

Когда я подъезжал к дому, она уже ждала меня возле подъезда.

 

 - Может, сразу заедем за твоими вещами?

 

 - «Всё своё ношу с собой» - процитировала она, указывая на дамскую сумочку. Ну вот, хотя бы родственная душа, подумал я.

 

Тогда я не мог даже представить, с какой скоростью вещи будут приобретаться уже на месте.  Всё началось с банальных сувениров ещё в поезде, добрую часть которых она так и оставила в нашем купе. Я не спорил – чем бы дитя ни тешилось.

 

Лёжа в гостиничном номере, я строил ей перспективы на жизнь:

 

- Вот станешь ты взрослой, выйдешь замуж, нарожаешь кучу детей… - она засмеялась – А потом – постареешь, будешь сидеть с соседками на лавочке и шамкать беззубым ртом на молоденьких девушек: «Смотри, как вырядилась!»  – закончил я своё пророчество. Тогда она круто повернулась на локте и серьёзно посмотрела на меня

 

- Неужели я не смогу вставить себе зубы? -  и рассмеялась совсем по-детски.

 

Моя спутница сильно преобразилась со времени нашего знакомства, и я уже стал гордиться ею. Я смирился даже с её расточительностью, понимая, что это куда более глубокое чувство. Она любила вещи, она умела  их находить. Это было что-то вроде серии небольших романов с предметами. Сначала Настя искала, судорожно прочёсывая все подряд магазины, камки, базары. И, только увидев жертву, ту в которую она могла влюбиться, покупала. Ей было необходимо обладать.

 

 - А любить на расстоянии ты не можешь? – шутил я.

 

 - А ты бы смог? – резко парировала Настя.

 

 - Мог и не раз – на этот мой ответ она фыркнула почти презрительно:

 

 - Ну и что это за интеллигентские замашки?

 

* * *

Звонил пьяный и весёлый Глеб, травил байки о своих трудовых буднях: «Мужик рыбу ловил под самым мостом, а там какой-то имбицил  решил с собой покончить. Так из-под вагона он прилетел прямо на мотор лодки рыболова. Мужик остался заикой. Его когда на дознание привели, спрашивают, что да как, а он одно повторяет: «Бэ-б-бээ…». А потом, собравшись, разом выдыхает: «Бэтмен хренов!»

 

* * *

Ужинали обычно в ресторане, на первом этаже нашей гостиницы. Пока я расплачивался с официантом, пока вышел, она уже танцевала с каким-то мужиком, прямо на улице. Я прошёл мимо них, сразу в номер, злой как чёрт.

 

Она поднялась спустя час, с каким-то горшком в руках.

 

 - Ну и как это понимать? – не сдержался я.

 

 - Это жасмин. На улице продавали. Красивый, правда? - Цветок был действительно интересный. Тонкий, цветущий стебелёк, обвивался вокруг проволоки, свёрнутой в окружность.

 

 - Ты же знаешь, что я не об этом. С кем это ты была на улице?

 

 - Я не знаю… – смутилась Настя.

 

 - То есть ты сама не знаешь к кому подходишь среди  ночи? – я повысил голос.

 

 - Он сам подошёл. Сказал, что хочет со мной потанцевать. Сказал ещё, что в полночь мне ещё наверняка никто танцевать не предлагал.

 

Я вообще никогда не умел танцевать, поэтому последняя фраза особенно меня задела. Теперь я кричал уже во весь голос, ругая девушку так, что этот крик не оправдали бы, наверное, никакие обстоятельства. Тогда она расплакалась:

 

 - Я же просила меня увезти! Я же просила увезти меня на Север! – рыдая, она выбежала и номера.

 

* * *

В последний день фестиваля, я сам решил проучить её и вернулся в гостиницу только утром. Мне просто нужно было увидеть её реакцию, что бы в соответствии с ней выстроить всё своё дальнейшее поведение.

 

И тут до меня дошло, как она могла напугаться – чужой город, никаких друзей, знакомые по мероприятию поэты и те уже разъехались. Она могла даже подумать, что я бросил её – сумку с документами я взял, а почти никаких других вещей у меня не было.

 

Сразу после того, как я открыл дверь номера, послышался глухой удар о землю. Как будто сквозняком унесло что-то с подоконника. Не отдавая себе отчёта в том, что бы это могло быть, я подбежал к окну. На асфальте лежал  злосчастный горшок с цветком. Горшок был пластмассовый и поэтому не разбился, а покрылся несколькими мелкими трещинами и одной большой.

 

На столе лежал листок со строчками:

 

 

«Зимой всё выразительней и строже,

Очерчены границы снега, неба…

Когда любовь, то именно «до дрожи»

Тоска срывается на агрессивность «где бы».

 

Как люди удивительно похожи

В желании согреться синтепоном,

Мне пережить бы зиму словом «тоже»,

Но – в снег лицом – как истинным поклоном.

 

А мне о Севере ветра шептали,

Вытряхивая душу из карманов,

Они меня так верно разгадали,

Что уезжаю. Без дальнейших планов»

 

Я продлил  свой отпуск ещё на неделю, но Настя так и не появилась. Однако, все её вещи оставались в номере. В надежде, что она ещё объявится, я забрал их с собой (могла бы вернуться хоть за вещами).

 

Я стал раздражительным и нервным, Настя виделась мне во всех девушках. Один раз – в шикарной блондинке за рулём Лексуса – такая маленькая в этой огромной машине. Хотя, откуда у неё Лексус? Конечно, я, в очередной раз, обманулся.

 

* * *

Ехали на Глебовой тачке, когда остановивший нас мент спросил почему-то мои документы. До нас не сразу дошло, в чём дело, и, только отъехав на десять метров, мы остановились, чтобы поржать и построить версии насчёт того, зачем нужно было проверять пассажирские права.

 

 - Вчера хрен какой-то свою любовницу хоронил, – чуть позже сказал Глеб –  хоть заработали нормально. Народу, правда, почти не было. Родственников, представляешь, никаких. Зато гроб один чего стоил! Она в нём, как куколка в коробке – маленькая такая, волосы русые, до пупа. И вся могилка, как игрушечная. Мне тогда так погано стало. Зачем, думаю, таких-то Бог забирает?

 

 - Как зачем, чтобы смертность повысить, – друг невесело улыбнулся, – как звали-то? – спрашиваю.

 

 - Анастасией, как в мультике. Я ж тебе не зря сказал, что внешность у девчонки кукольная. Мы же ей цветную фотку на памятнике делали, а у неё там глаза такие! Огромные, голубые, как нарисованные, хоть и никакой компьютерной обработки…  - закурили.

 

Внутри всё разом оборвалось. Больше ничего не существовало, только ощущение собственного бессилия – самое тяжёлое. Только разрушающая пустота, грызущая тебя изнутри. Нет, не она… знаю же, что не она!

 

 - А ты про свою подругу как приехал, ничего не рассказывал, - Глеб (как ему казалось) сменил тему разговора – поссорились, что ли?

 

 - Нет.

 

 - А в чём тогда дело?

 

- Да уехала она…  – сказал я с неожиданной для себя самого уверенностью – на Север.

Коментарии

 | 24.01.10 22:36
Не надо мыслей)
Amon-ra17 | 21.09.09 21:01
Хочется придраться, а не к чему. Какое-то гнетущее впечатление оставляет, а мыслей вот не вызывает.
Страницы:  1 

Добавить коментарий

Вы не можете добавлять комментарии. Авторизируйтесь на сайте, пожалуйста.

 Рейтинг статьи: 
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10
 
 
 
Создание и разработка сайта - Elantum Studios. © 2006-2012 Ликбез. Все права защищены. Материалы публикуются с разрешения авторов. Правовая оговорка.