Ликбез - литературный альманах
Литбюро
Тексты
Статьи
Наши авторы
Форум
Новости
Контакты
Реклама
 
 
 
Архив номеров

Главная» Архив номеров» 63 (октябрь 2009)» Изба-читальня» Жизнь и смерть турецкого подданного

Жизнь и смерть турецкого подданного

Ягудин Расуль 

ЖИЗНЬ И СМЕРТЬ ТУРЕЦКОГО ПОДДАННОГО

 

Остап  Бендер:

Мой папа был турецкий подданный.

И.Ильф, В.Петров

 

 

Всегда завидовал таким людям. Всю жизнь прожить на грани фола, авантюристом и распиздяем, и при этом войти в историю идолом, фетишем и жупелом – такое не каждому по плечу.

Я это всё о нём – о новом национальном герое башкирского народа и Республики Башкортостан Ахмет-Заки Валиди Тугане.

Родившись в небедненькой семье муллы, он тем не менее в отличие от прочих мажоров-бесхребетников, в дальнейшем пополнивших унылые декадентские кружки, Великую Октябрьскую социалистическую революцию совсем не воспринял как личный собственный трупик, а тем более как гибель России: как раз наоборот – воспринял как событие, открывающее перед ним, деревенским малайкой, небывалые перспективы, а что касается составляющей возможной гибели России, то её он абсолютно логично выкинул из уравнения, как абсолютно несущественную.

И дальше, Господи, какая у человека интересная жизнь[1].

Не теряя времени даром, он уже в 17-м выскакивает, словно чёртик из табакерки, членом революционного башкирского правительства, и не каким-нибудь, а почти самым главным, затем, по началу Гражданской войны, тут же – вот он, бравый кавалерист, все время непонятно на какой стороне (по разным источникам – на самых разных) но всё время в седле, всё время в пекле и в гуще, вот он уже приговорён коллегией ОГПУ (аж коллегию собирать пришлось, прости, Господи) к расстрелу, и тут же – вот он в Средней Азии: то ли воюет с басмачами по заданию того самого ОГПУ и лично Феликса Эмундовича Дзержинского, то ли, наоборот, в тёплом дружеском тандеме аж с самим Энвером Паши возглавляет басмаческое движение на предмет пантюркизма, пантуранизма и панисламизма, создания панисламистского государства или конфедерации государств, а также обязательно и непременно полного и окончательно преодоления большевизма, и тут, оп, следующий кадр: Ахмет-Заки Валиди – глава единого среднеазиатского мусульманского общества, провозгласившего своей целью создание независимой Туркестанской республики и называвшее себя то ли «Спасение ислама», то ли «Туркестанское национальное единство, и вдруг… в данный весьма ответственный момент басмаческое движение оказалось разгромленным, Энвер Паша в ходе боёв пристукнут, причём, с активным участием 3-го эскадрона 16-го полка 8-й Башкирской кавалерийской бригады, где как раз Валиди как бы и был своим в доску, из чего следует, что он всё-таки накуролесил в Средней Азии по заданию ОГПУ, Туркестан оказался завоёван Красной Армией, а наш родной[2] Заки Валиди Туган уже в Турции: то ли с секретной миссией ВЧК по разгрому белоэмигрантского движения, то ли, наоборот,  видный деятель и один из лидеров сего.

Именно тогда он принял турецкое гражданство.

Что, впрочем, не имеет никакого значения, поскольку новоявленный турецкий подданный, возможно, заскучав турецкой дыре, уже работает одновременно на две  разведки: итальянскую и польскую (и на португальскую тоже), по каковому периоду своей жизни он, как и полагается профессионалу-суперагенту, не оставил никаких данных, а тем более, материалов, а очень быстро, углядев на горизонте восходящую звезду Гитлера, вдруг обнаружился в Берлине – почтенным профессором Боннского университета и членом правящей партии национал-социалистов, при этом германские спецслужбы, вроде как бы, зафиксировали его тайные встречи в Финляндии с советскими разведчиками, из чего опять же получается, хоть тресни, что Валиди Туган работал в фашистской Германии советским резидентом (а значит именно он и никто другой – Герой Советского Союза Штирлиц Макс Отто, штандартенфюрер СС), что, к счастью, тоже не имеет ни малейшего значения, поскольку он уже, вроде как бы, находится обратно в Турции в качестве, наоборот, резидента Третьего рейха... и тут – война! Та самая! Вторая мировая!

В которой наш родной Ахмет-заки Валидов ну просто как рыба в воде: то он, вроде, организует и сплачивает башкирско-татарскую эмиграции в Турции, то он, дескать, в Германии агитирует за что-то военнопленных-мусульман, то  он, типа, создаёт мусульманскую дивизию в армии генерала Власова, то он, якобы, создаёт мусульманскую дивизию «Хадшар» в составе войск СС (не СС, а ВОЙСК СС, это не одно и то же, прошу не путать), что, к счастью, тоже не имеет ни никакого значения, поскольку, якобы, сам наш родной Валиди Туган и завёл всё эти мусульманские дивизии в ловушки на верную смерть, и тут же он создал в войсках СС новую, уже строго татаро-башкирскую дивизию «Кама», но которую в Германию не пустил, чтобы она не участвовала в боях против красных, из чего обоего вышеизложенного опять же, ты хоть затылок проскреби, следует, что Валиди – ну, опять же тот самый Макс Отто фон Штирлиц, награжденный сразу, получается, двумя Железными Крестами (и как Валиди, и как Штирлиц) за заслуги перед Абвером, тем временем – мимоходом! – успев организовать и возглавить пантюркистское восстание на своей новоявленной родине Турции и даже отмотать за такую чёрную пасынковую неблагодарность срок в турецкой тюрьме…

…при этом, вроде как бы, всё это время, начиная с 1939 года и до самой смерти , скромно работая профессором Стамбульского университета и не выезжая никуда дальше местного почтамта, в каковом качестве и просуществовал на обозримом горизонте до конца 60—х, после чего… вновь теряется его след.

А дату его кончины я так нигде в Сети и не нашёл – возможно потому, что наш дорогой, горячо любимый, родной Ахмет-Заки Валиди никогда не умирал.

Возможно, потому, что он по-прежнему среди нас: то ли авантюрист, то ли политик, то ли солдат, то ли учёный, то ли наш разведчик среди них, то ли ихний шпион среди нас, то ли всё это вместе и разом, в одном лице.

Герой девичьих грёз дореволюционной российской гимназистки.

Именно гимназистки, именно российской и именно дореволюционной, поскольку у нынешних российских гимназисток совееееем другие герои, а все остальные (не российские) гимназистки всех времён и народов никогда в жизни не купились бы на такое фуфло.

Ну, как можно всё вышеизложенное резюмировать? Разве что процитировав Александру Багирову: «Башкортостанский  истеблишмент тяжко болен».

Это ж надо было сему истеблишменту умудриться додуматься сего то ли авантюриста, то ли политика, то ли солдата, то ли учёного, то ли нашего разведчика у них, то ли ихнего шпиона у нас, то ли всего  это вместе и разом, в одном лице (при этом без малейших доказательств любой из этих его многочисленных ипостасей), поднять на щит современной башкортостанской политики и даже (без всякого проку и всякого толку вызвав в среде собственного электората грандиозный переполох) переименовать в Уфе ул. Коммунистическую в ул. Ахмет-Заки Валиди, до этого успев переименовать (возможно, не без логики) бывшую Губернскую венерическую больницу, а ныне Национальную библиотеку Республики Башкортостан в опять же «им. Ахмет-Заки Валиди» из «им. Надежды Константиновны Крупской», тоже авантюристки не слабей любого турецкого подданного – героини юношеских грёз дореволюционного российского гимназиста.

Недалеко ушла башкортостанская политическая элита от дореволюционных российских гимназистов.

И гимназисток!



[1] Шутка из фильма «Не бойся – я с тобой»: «Туда ехали – за ними гнались. Оттуда едут – за ними гонятся. Какая интересная жизнь у людей!»

[2] Туган (башк.) – родственник, родня, родной.

Добавить коментарий

Вы не можете добавлять комментарии. Авторизируйтесь на сайте, пожалуйста.

 Рейтинг статьи: 
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10
 
 
 
Создание и разработка сайта - Elantum Studios. © 2006-2012 Ликбез. Все права защищены. Материалы публикуются с разрешения авторов. Правовая оговорка.