Ликбез - литературный альманах
Литбюро
Тексты
Статьи
Наши авторы
Форум
Новости
Контакты
Реклама
 
 
 
Архив номеров

Главная» Архив номеров» 63 (октябрь 2009)» Поэзия» Одиночество (подборка стихов)

Одиночество (подборка стихов)

Банников Евгений 


*  *  *
Одиночество. Одиночество…
Нет ни имени, нет ни отчества
У тоски моей, с дымной проседью.
Одиночество поздней осенью…

Средь друзей острю.
И смеюсь, взахлёб.
Только груз тоски на душе прилёг.
И улыбка с губ от дождя стечёт,-
Одиночество предъявляет счёт...
За любовь мою.
И за грусть мою.
И за песни те, что один пою.
За несходчивость, ненаходчивость…
Одиночество, словно в горле кость.

Одиночество. Одиночество…
Нет ни имени, нет ни отчества,
Нет ни тёплых рук, нет ни жарких губ.
Груз тоски моей и тяжёл, и груб...




Осень тревожит...

Ветер насмешливо
Плюнул в лицо
Дождиком мелким,
Градом осенним…
Что в своём сердце,
Россия, несёшь?
Горечь любви?
Или радость растленья?

Холодно стало.
И глупо до слёз.
В сутолоке дня
И смятении ночи,
Под надоевшие
Скрипы колёс,
Что же, Россия,
Для счастья ты хочешь?

...Осень уже
Не краснеет листвой.
Осень уже
Не смеётся дождями.
Что же, Россия,
Случилось с тобой,
К частью, какими
Идёшь ты путями?..
..................................
..................................




Тоска осенняя (якобы песенка...)

Вместе с птицей, притихшей в ночной глубине,
Вместе с шумом сверчка, стрекочущем что-то,
Что-то, вдруг, обрывается тихо во мне.
И уходят любовь и печаль, заботы...

Всё прошло. И давно уже нет.
Всё умчалось. Мечты и свиданья…
На душе лишь дождя минуэт
И ветров приглушённых стенанье...

Всё промчалось. Остался, лишь, я
В том, что всё навсегда улетело.
И у самых, у ног - колея.
И снежок, ослепительно белый...

Пролетела весна... Да и осень
Доживает последние дни.
Всё прошедшее ветер уносит...
Кроме мокрой от слёз колеи…





*  *  *
Мы привыкли метаться
Средь стекла и бетона.
Наша жизнь – имитация.
Наша музыка – стоны.

Растревожены нервы.
Затуманены взоры.
Наши женщины – стервы.
Мы – духовные воры...




*  *  *
Все, что имел – потерял.
Счастье ловил – упустил.
Видно, для этого мал
Жизни короткой пыл.

Но ни о чем не жалел.
Есть – хорошо. А нет—
Песни веселые пел,
Встречал за рассветом рассвет.

Знаю, таких, как я,
Удача не часто ждет.
И все же, моя ладья
В море надежд плывет…



*  *  *
Скоро небо расколется,
Скоро ливень прольет…
И рублевскою Троицей
Ко мне осень войдет.

И нежнейшей прохладою
Обовьет мою грусть.
И цветаевской радугой
Вспыхнет ягодный куст.

Разлетятся янтарные
Брызги листьев в саду
И закружатся парами
Наяву, как в бреду.

Неосознанной строчкою
Снова осень войдет.
И, сквозь прорезь замочную,
Сном тревожным дохнет





*  *  *
Мне не за что просить прошенья у России.
Я сам прощаю ей свой непонятный бред.
И, от меня оторванный насильно,
Без объяснения, прозрачных звуков след.

“Есть ценности незыблемая скала”,
Где в каждой метке – горький фимиам,
Там голубая призрачность Шагала,
Там мудрая наивность – Мандельштам.

Совсем не рано, может, слишком поздно
Переживаю вновь и быт, и бытие.
И, как весною, осенью гриппозной
Разбросаны тетради на столе…


Когда-то или где-то,
В полузабытом детстве,
Смотря на мир с испугом и восторгом,
Любил я слушать бабушкины песни
И тихо руку бабушкину трогать

В душе моей, по-детски,
Так ясно и так чисто
Те звуки отлагали тайный смысл.
Но шли года… Душа
Давно спустилась с выси.
И сердце с болью свыклось.

Победы, неудачи, тоска, любовь, разлука…
Всё было. Всё прошло тревожным сном.
Но вспоминаю бабушкину руку
И бабушкины песни о былом...

И вновь, как в детстве давнем,
С испугом и восторгом
Смотрю и открываю вновь
Мир сказок и преданий за порогом,
Мир, где лишь сила, доблесть и любовь…





*  *  *
...И все теперь не так. И все теперь не то.
Изменчива судьба, дарованная небом.
Нахлынул разрушающий потоп,
Смыв в бездну чуть созревший стебель

Погасли волны злящихся стихий.
И солнце сыплет сеном золотистым.
Но не взойдут зелёные стихи,
Как молодой побег с пушком из листьев.

Так! Слишком всё запутанно в клубок,
Как в вихре буйном мрачных предпохмелий.
Наверняка какой-нибудь игрок
Сорвёт все листья, что не облетели…

И после ураганной кутерьмы,
Пусть, даже, ты и выжил, не смирившись,
Опять нахлынут силы лжи и тьмы.
И ты уйдешь, со всем былым простившись…




*  *  *
Какого же черта
Сорвался я с места!
И в поезд уселся.
И укатил.
Как будто меня
Разлюбила невеста.
Как будто невесту
Я сам разлюбил.
Какого же черта!
Не знаю…
Наверное,
Мне, вдруг, захотелось
Неведомых стран,
Как в детстве, когда-то,
Читая Жюль Верна,
Представилось, вдруг, мне,
Что я – Капитан…



ВАРИАЦИЯ ИЗ ЭЙЕЛЬСОНА

ТАИНСТВО
Почему всё устроено так, не иначе:
Я, вот, жив, а в стакане вода расплескалась,
Я, вот, жив, а глаза мои влажны и плачут,
А на небе заря и вчера разгоралась…

Я живой, но, вдруг, створки дверные сомкнулись,
Как вчера, книги в строгом порядке на полке,
От луча золотого, вдруг, птицы проснулись…
Как же так? От чего? Не могу понять толком.

Как же так? Почему всё вот так, не иначе:
Умер я, а стакан всё такой, как и был.
От чего же на полках все книги так плачут?
С неба вытереть воду кто-то забыл?

Умер я, мои губы сомкнулись, а дверь
Позолочена первым весёлым лучом.
Как вчера, птицы в строгом порядке теперь…
Как же так? Может здесь я совсем ни при чём?..



*  *  *
Чудачества наши оплачены временем.
На скорую руку подсчет невелик.
Но тихо в душе, нарастающим бременем,
С годами и опытом зреет старик.

Все это, пока еще, лишь начинается.
Взгляни, за окном разгулялась весна.
Жизнь наша, как век наш, едва начинается.
И солнце неспешно встает ото сна.

А значит – разбужены новые шалости.
Как сладко творить их, бездумно, всерьез!
Мы плещем судьбою из малости в малость. И
Пока не доступна причина для слез.

Дыши. И люби. И живи по наитию.
Придут времена размышлений и цен.
Тогда соберем стариков к чаепитию
И вспомним о прошлом без траурных сцен.

Да, будет, что вспомнить! Порушена временем,
Страна-исполин промелькнет, как мираж.
И мы, не успевшим созреть, странным племенем,
Отпустим эпоху в свободный вояж.

Не стоит пугаться. Душа не настигнута.
Пока еще дышит и бьется она.
Иные придут чудаки и, воздвигнута,
Из пепла эпох возродится страна.




*  *  *
Пепел табачный,
Как седина
Покрыл мое жизненное пространство.
В мыслях копытом застрял Сатана,
Видимо, пьянствует.
Луна,
Словно глаз одичалой Совы, Дико кружится.
Я не Цветаева,
Мне, увы,
Не удавиться...

Что остается?
Сидеть? Тет-а-тет
Спорить с собою?
С тупою тоскою,
Уставясь в паркет,
Двигать ногою?..

Где-то пропели свое петухи...
Бес испарился.
Рвотой из горла взметнулись стихи.
Все.
Излечился.





*  *  *
Усердный страж невидимой границы,
Суровый воин мнимых рубежей,
Взираю на бесчисленные лица
Коварно непослушных падежей.

У наших слов есть тягостный придаток,
Лукавая, зеркальная игра,
Где каждый обреченный гладиатор
Получит свой удар из-за угла.

О, да!
Мы лицемеры в первомбраке.
Ужель озноб предчувствовать нельзя?
И в небесах готовятся для драки…
И на земле. Такая, вот, стезя.

Неужто мы допустим покаянье
Живых живым?
Какой счастливый фарс!
Усопший Бог получит воздаянье,
Узрев свой Лик, дождями смытый с нас.
Мы так легко доходим до предела.
Послушай, как струна звенит в тебе.
Что нам до неуживчивого тела,
Идущего по собственной судьбе!




*  *  *
Жизнь!.. Она одна, везде.
Круг за кругом прут заботы.
И судьба в крутой узде
Держит душу за работой.

Измельчало наше счастье.
Неуместны стали ссоры.
Ищут все вокруг участья,
Из себя не вымев сора.

Жизнь везде, в одном порядке,
Крутит, вертит колесо.
Видно только, наши пятки
Замелькали,- понесло!

И бегут, то вверх, то вниз,
Свой предел нагнать желая…
Но, когда-нибудь, карниз
Остановит, устрашая.

Замолчат, обрыв заметив,
Спринтеры маршрута “Жисть”.
Там, уже, никто не встретит
И не скажет: “Возвратись”…



Добавить коментарий

Вы не можете добавлять комментарии. Авторизируйтесь на сайте, пожалуйста.

 Рейтинг статьи: 
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10
 
 
 
Создание и разработка сайта - Elantum Studios. © 2006-2012 Ликбез. Все права защищены. Материалы публикуются с разрешения авторов. Правовая оговорка.