Ликбез - литературный альманах
Литбюро
Тексты
Статьи
Наши авторы
Форум
Новости
Контакты
Реклама
 
 
 
Архив номеров

Главная» Архив номеров» 64 (ноябрь 2009)» Поэзия» Там, где троянствуют куки (подборка стихов)

Там, где троянствуют куки (подборка стихов)

Рассыпаев Вячеслав 

МП-626

Моё поведение было виктимным
от аутотренинга до туалета.
Отсюда и женский вопрос объективный:
«Ну, как это – мальчик не хочет омлета?!»

А мальчик уже и свободы отведал –
горячей, как свежая кровь квартеронки;
галоп Буцефала и иноходь Бледа...
Вождение, правда, осталось в сторонке.

Зачем было в дом из идейной казармы
пятёрки носить за английский герундий,
когда по прошествии лет динозавру
сулят затяжное кормление грудью?

«Пиши о любви»... А бензина – полкапли.
Так пусть лучше Коська кропает в три смены
понятные кроличьим семьям спектакли,
а я – представитель другой ойкумены.

Я просто не чуял энергии стада
и вёл свою линию жертвы аборта –
но только с финальным щелчком реостата
на голый асфальт соскользнула реборда.

Пошли под вагон и собаки, и тётки,
и отпрыски их прокажённости разной,
а что до природной пацаньей охотки –
на воле ей было бы лучше гораздо.

На лысой опушке советского парка
свистит вертишейка, орёт зимородок...
За яром – мой друг, и доставка подарка
иным сентябрём занимает пять ходок.

Как сказочка пелась: проси – и обрящешь...
Ещё бы! Теперь даже в снах эпатажных
поесть меня просит не лещ говорящий,
а два попугая и тётя Наташа.

 

 

 

МП-627

Житьё без огонька, статьи без жести,
но как взгляну - так ахну: он божествен.
Меняя кровный сахар на тротил
и в ряд с ним становясь, я впрямь хватил.

Уставились две синие планеты
во внешний мир, что зелен имманентно.
Природой не задуман прибамбас
в таком неповторимом цвете глаз.

Сравни в итоге Коську с Иисусом -
вороны в рай со смеху понесутся.
Кто рыбу ест сырую по нужде -
того и прелесть, видно, в бороде.

А здесь - комсорг завода или верфи.
На заднем плане в кадр попали ветви,
вобравшие в себя искристый нимб
стрекоз, козявок, олухов и пимп.

Пиджак монументален только с виду:
на деле он притягивает свиту
слепой претенциозной мошкары,
зовущей в сопредельные миры.

От роты каннибалов прячет рама
лодыжки и бедра съедобный мрамор.
Вздохнёт апостол, на Христа плюя:
"Вот это - юность. В том числе - моя".

Отец тебя не помнит - слава Богу!
Хотя, возможно, бродит где-то сбоку
то всуе, то за яйцами в ларёк
фантом, что генокод твой приберёг.

Крепись! А если, потягав гантели,
окажешься невзрачней топ-модели,
пусть главная из подиумных дур
по крайней мере смоет маникюр.

 

 

 

МП-629

Чтоб увидеть действительность, малость перекемарь.
Богоравные здесь околачивались вчера,
а сегодня на помощь правде летит Акмаль
в олимпийке цвета чаечьего пера.

Это имя, наверно, значит "белый валун"
или "белый медведь", или белый не знаю кто,
но теряет силу, слыша его, тайфун
и становится баргузином местных проток.

Богатырь-пятиклассник катапульты снаряд
заберёт себе в коллекцию ведьминых ступ.
Ветераны пусть граммофонам своим говорят,
кто герой там у них - Кожевой или Кошедуб.

А после Акмалюшка хану страны Януман
за всё добро нанесёт фатальный пинок -
и перед фанфарами будет долгий туман,
каких не видали на раскадровках кино.

Уповаю на взгляд его и подстрочный завет,
если к ране не клеится нитчатый салицил.
Наделяю могуществом белый мальчишкин кед,
когда мне угрожают здешние подлецы.

Восхвалю Акмаля - и, словно младенец, усну,
невзирая на склонность к злобе и тремор скул.
Сквозь визирью драку услышу свою струну
и пойму, что войну за первенство хан продул.

В грибнике тюрбанов и чалм - пионерский значок,
гарантирующий безопасность моей башке.
С ним разведка без револьвера - всегда зачёт,
и не надо мне притч о Гастелло и Ковпаке.

Почитай аксакала, кумира не сотвори,
но коня на скаку догони-тормозни-поймай...
Возможно, и так - для тех кем владеют три
состояния тела - тональ, нагваль и акмаль.

Да не покинет белого миссионера успех -
даже если дракон о полутора битых резцах
вовек не поймёт, при чём бесстрашный юный узбек
ко мне - да и к школьным кедам, сделанным в Черновцах.

 

 

 

МП-639

Двойной шлагбаум перед белым-белым замком.
Плаксивый клён к забору крашеному льнёт.
Халифу хватит сил на рыжую мерзавку,
но не на то, чтоб разогнать экранолёт.

Бомбардировщик был вчера плавуч, как бисса,
и истребитель, целясь в чей-то правый глаз,
летал, что твой сизарь-почтарь. Сегодня списан
крутой девайс, в который скорбь моя впряглась.

Заглушка сердца, остановка и раздумье:
ведь это он, перевоспитанный халиф,
зажёг средь черни путеводную звезду мне
и быстро смылся на Ботнический залив.

Уютный домик и две пластиковых рейки -
как два полена буриданову ослу.
Букет гербер приехал в скромненькой верейке
из обанкротившегося бюро услуг.

В одном из окон над собачьим бельэтажем
хамелеонится под тюль невнятный свет,
и увертюра из сабвуфера - всё та же,
что уносила памфлетистов от сует.

А вот и он - ну, тень его по крайней мере.
Сейчас брильянтами вперёд мелькнёт нога -
и будет море удовольствия гетере
в окне, где жизнь халифьих жён не так строга.

Их общий сон, не отрываясь от курсора,
течёт в мещанскую вскрахмаленную явь.
А здесь, у фронта, будут звёзды и озёра,
хоть все амфибии из кольта продырявь.

Что ж, оставайся мещанином и работай
на рейтинг дяди, на достойный пресс-релиз.
Ну, а появится торпеда в форме шпрота -
ты так гони её, чтоб сфинктеры тряслись!

 

 

 

МП-655

Ей, люциферски эгоцентричной и авторитарной
функционерше и мега-морализаторше,
вряд ли нашёлся слушатель благодарней
меня, не задумывавшегося о завтрашнем.
Пока она с официозом разъюбилеивала,
с дочкой и сыном играя в Святую Троицу,
я тут в одном хомуте со всеми Пелевиными
предполагал, что поэзия не прикроется.

А она её - тазом. Не медным - эмалированным,
как вся её кожа до пеликаньих подглазий.
Метафорами разбуженный в полвторого ли,
выгоревший ли в магме подстрочных мазей,
я останавливал публику на разгоне
мысли о том, что листики снова зелены -
как-то не для того, чтоб к её персоне
честь прибавлялась до полного омерзения.

Как на одном дециметре курица топчется -
так и приспешницам не занимать замечаний.
Всем своим выдрессированным культпросветобществом
квочки пристали к причёске моей молочайной,
образу жизни, цвету и форме печени,
а ей не плати зарплату - лишь мне вели
высказаться о чьём-то стишке копеечном
именно в тот момент, когда отвлекли.

Мальчик "подай-принеси" в конфликте сословном
терпит, но после и лимузин подрезает.
Она онемела, когда вместо "низкий поклон Вам"
на клич прибежать за пайком услыхала "я занят".
Словно огромным бобом подавился вяхирь,
задохнулись морали, у глаз пообвисла шкура...
Если я раззужусь и пошлю королеву на хер -
сплющится ли хоть чуточку литература?

Править балами, котироваться на бирже
хочет чиновница, глупым финалом расстроена.
А я не то что живу вне владения командирши -
но даже паёк ей вернуть некогда за гастролями.

 

 

МП-657

Пуще неволи окажутся нотки нужды -
и удержать ход событий не сдюжит суппорт.
Розовой фрезией запылают сады,
и через принципы друг-таки переступит.

Опередит... Я говорю тебе - опередит
кариатид и фавнов моей молельни.
Банк лоханётся и выдаст ему кредит
под мою жизнь и шофёрское просветленье.

Ну отчего я по генам хотя бы не хам
по типу приватного сектора жизни актёров?!
Что я хочу - это ж видно по потрохам
бегло срифмованных колкостей и укоров...

У вас на кормёжке кончается лексикон?
Вычеркните меня, заведите пуму!
Вот я и хам... Но почему-то Димон
машину не сменит на жрачку на ту же сумму.

Вроде как до прозренья она мертва,
или же водит её искусственный прадед
друга, что сжалился - только бельмеса с два
душе молодой душа пожилая подгадит.

Во что-то маразмоподобное я-таки впал:
письма строчу на досуге лапландскому Санте,
но перегаром разит винегретный бал -
и воздуха не хватает на крик: "Отстаньте!"

Рано вставать: вас фаршированный кит
ждёт во дворцовой кухне и дышит с тыла!
А мне снится скорость, и сзади Димончик спит...
Псевдореминисценции - это сила.

Большой ли сюрприз, что сахарница грязна
и жир разбавляет мартини в основе суконной?
В этом - их счастье. Моё же - чтоб друг признал:
"Когда за баранкой Славик, я сплю спокойно".

 

 

 

МП-663

К счастью, день рожденья раз в году.
Лучше б он был реже многократно.
Настоял Димончик: "Я приду.
Буду нашей радости гарантом".

В плане баклажанных пирогов -
что тут скроешь - мама постаралась.
И пошёл сценария прогон;
не пришла на съёмки только радость.



Виновника торжества как будто и нет.
Случайная сходка разношёрстного трио.
В маме усердно ворочается оппонент
дикой зверушки, что когти в гараж навострила
в томительном ожидании смерти грача...

Тут в оболочке Димона, негромко фырча,
гномик домашнего быта в рабочем картузе
заговорил о любви к порядку и чистоте.
Цвета весёлого праздника буквы "ЛУЗЕР"
так и запрыгали зайцами по тахте.



А дальше...

- Ты, Димка, богатенький буратино!
Женишься скоро?


- Дык... надо ж, чтоб не на день...

На грешных просторах земли звучать прекратило
множество языков, наречий и фень:
одна тишина - лабораторная, злая,
лифчики юных бабуль всепадежно славя,
выбрала этот бёздник и этот стол.

Что ли, в компаниях за многоликостью фона
мама не видит, что нам чебурашкины жёны
смогут лишь пеной у ртов разбавить рассол?!

Во положеньице - не подберёшь эпитет.
Знаю - тоска развеется суховеем,
но неужели праздник, виновник коего вытерт,
нельзя было выбрать квартирой левее?..

Этот день уже в любом году
без Димона, дедушки и мамы
я в лесопосадке проведу,
где гуляют только экстремалы.

А средь неумеек и скромняг
кто насколько шаток или валок,
скажет перец в полный вкус огня,
занявший вазон из-под фиалок.

 

 

 

МП-665

Мускулы мишкины, формы атлантовы, щёки ротондины!
Чувства, которые предназначались для деда,
классики литературы и подвигов Родины,
вылились на музыканта с повадками шведа.
То, что в законе по поводу братства мальчишек
сильные мира отделались белым пятном,
он понимает. А я – вечных споров зачинщик –
песни протеста пою, выходя в гастроном.

Брови от конунга, нос от последнего гетьмана
в годы расцвета их страсти к мирским непотребствам...
Вдоль плавунов пронеслось заклинание ведьмино –
и появился разбойник в футболке из репса.
Он меня принял туда, где троянствуют куки,
ключ от программы вторжения в космос вручив.
Каюсь в жилет, но его массажистские руки
более щедры, чем сказ о них велеречив.

Главный смутьян бы за милую душу смошенничал,
подредактировав заповедь свежей трактовкой,
ибо лишь то, что партнёр по игрушкам – не женщина,
братскую жизнь избавляет от здравого толка.
Только он сам провернуть авантюру боится,
зная славянской толпы протестующий гик.
Ближе к заветной для хакеров шведской границе
комплексов нет – и решается всё в один клик.

Методом тыка и тайного голосования
нашу привязанность перевести в комильфо бы,
но расскажи мне, какая Мария-Стефания
скальпелем ногтя разует глаза гомофобу?
Дождик ли капает с дрожью в своей стенограмме,
дымом ли пахнет сгорающий дуб-холостяк –
нам хорошо упоительными вечерами;
лишь бы молчал попугай при дотошных гостях.

 

 

 

МП-666

Белой белкой пестицидного ботсада
страсть осенняя запрыгивает в щель.
Вы не путайте с гордыней, ретрограды,
тихий вирус распрямления плющей.
Это вновь воспоминанья травят лося
между травами тайги и целины.
Это в печке перезрелые колосья
превращаются в чугунные блины.

Пятки стёртые ступают одержимо
вдоль небрежно припаркованных колёс –
и усталый шёпот лампового джинна
утверждает, что мозоль гниёт всерьёз.
А ещё ведь так охота доказать всем
воспитателей своих неправоту
майским днём, когда степной норд-вест казацкий
сбросит годы и скомандует: "К винту!"

Было брошено пятнадцать бумерангов
в подземелья, надземелья и моря,
но представьте – даже мёрзлая яранга
показала средний пальчик упыря.
Папилломами берётся эпителий,
непосредственно уродуя губу,
что изгнанник раскатал для высших целей
под одним нераспечатанным табу.

Солнце в проволочной сетке – должный символ
удальства изголодавшихся ворон,
часто каркавших: ты друга попроси, мол,
чтоб он дал тебе проехаться двором.
У меня таких друзей – как горьких редек;
все баранку доверяют сыновьям...
До тончайших нот нытья знакомый медик
виртуозно дефилирует меж ям.

– Попросись! Ведь он же знает твой характер! –
шелестят порабощённые леса. –
Чудеса приходят в мир, когда в контакте
однородные по духу полюса!
Но, как только в обескровленном бювете
мало-мальски начал свёртываться йод,
от лица своих лосей пришлось ответить:

"Я МОГЛА БЫ, ТОЛЬКО ГОРДОСТЬ НЕ ДАЁТ..." Кхы-кхы.


Добавить коментарий

Вы не можете добавлять комментарии. Авторизируйтесь на сайте, пожалуйста.

 Рейтинг статьи: 
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10
 
 
 
Создание и разработка сайта - Elantum Studios. © 2006-2012 Ликбез. Все права защищены. Материалы публикуются с разрешения авторов. Правовая оговорка.