Ликбез - литературный альманах
Литбюро
Тексты
Статьи
Наши авторы
Форум
Новости
Контакты
Реклама
 
 
 

ЧисЛО

Десятов Вячеслав 

ЧИСЛО

    Vladimir Nabokov, первая буква фамилии которого так напоминает знак №, был большим нумерологом, о чем неоднократно писали (1). В романе «Лолита» главная героиня появляется в десятой главе. 10 апреля – по старому стилю день рождения Набокова. Гумберт Гумберт родился в 1910 году (2, с. 17), а встреча с Лолитой для Г. Г. стала своего рода вторым рождением. Но вряд ли явление Лолиты именно в десятой главе можно объяснить только этим.

    Имя героини в тексте главы первоначально возникает в форме «Ло», которая трижды повторяется (2, с. 51, 51, 54). Следствием чего становится превращение номера главы в ее название, поскольку цифры, входящие в состав числа «10», можно воспринять и как английские печатные буквы. «10» = «lo». Замена большой «L» на малую соответствует художественной логике романа, где весь образ Лолиты представляет собой литоту, параграммой которой имя героини является (3, с. 263).

    В набоковедении высказывалась мысль, что прототипом Лолиты была девочка, названная в «Других берегах» Поленькой (4). Не вызывает сомнений, что Поленька – прототип героини набоковского стихотворения «Лилит». Нагая девочка Лилит «с речною лилией в кудрях» (5, с. 437) напоминает герою стихотворения «весну земного бытия, // когда из-за ольхи прибрежной // я близко, близко видеть мог, // как дочка мельника меньшая // шла из воды, вся золотая, // с бородкой мокрой между ног» (5, с. 437). В «Других берегах» рассказывается, как будущий мемуарист стал случайным свидетелем купания Поленьки, своей ровесницы, тринадцатилетней дочери кучера. В этом фрагменте мемуаров упоминаются и ольхи, и водяные лилии, и «золотой» фон образа Поленьки (5, с. 281, 282). С другой стороны, набоковская Лилит – одна из явных русских пра-Лолит.

    Еще один мифологический образ-медиатор между Поленькой и Лолитой – Афродита/Венера. Гумберт Гумберт сравнивает Лолиту с героиней знаменитой картины С. Боттичелли «Рождение Венеры»: «мне стало ясно только теперь – в этот безнадежно поздний час жизненного дня – как она похожа – как всегда была похожа – на рыжеватую Венеру Боттичелли – тот же мягкий нос, та же дымчатая прелесть» (2, с. 331). И далее Гумберт думает о муже Лолиты: «Он в ладони свои заключал ее флорентийские грудки» (2, с. 336). Поленька соотносима с новорожденной богиней любви в качестве первого серьезного эротического переживания Набокова. Афродита родилась из пены морской, Поленька в памяти Набокова связана со стихией воды. Мужем Афродиты был кузнец Гефест, и Поленьку выдали замуж за кузнеца (5, с. 281). В третьем, окончательном варианте набоковских мемуаров «Speak, Memory» содержится дополнительный мнемоснимок с Поленьки-купальщицы, отсутствовавший в «Других берегах»: «я смотрел, как чужая Поленька дрожит, присев на досках полуразломанного причала, скрещенными руками прикрывая от восточного ветра груди <…>» (6, с. 497-498). Этот образ мог напомнить Набокову «Рождение Венеры», где на богиню дуют зефиры, а она прикрывает грудь рукой. Оредежь, название реки, в которой купалась Поленька, - параграмма слова «рождение». 

    Но Лолиту можно соотнести с Поленькой и непосредственно, без образов-медиаторов. В двух именах присутствует звуковой комплекс «оли»/«оле». Один из вариантов именования Лолиты в русском тексте - «Долинька» - рифмуется с «Поленька». Определяющая черта обоих образов – светоносность. Первые слова исповеди Гумберта: «Лолита, свет моей жизни, огонь моих чресел» (2, с. 17). Поленька, - пишет Набоков, - «была первой, имевшей колдовскую способность накипанием света и сладости прожигать сон мой насквозь (а достигала она этого тем, что не давала погаснуть улыбке) <…>» (5, с. 281). В «Speak, Memory» еще более определенно говорится о поллюциях. Следовательно, Поленька была первым в жизни Набокова «суккубом» (ср. «демонскую» (2, с. 26) природу нимфеток). У двух героинь похожие улыбки. Стоявшая на пороге избы Поленька «следила за моим приближением издалека с удивительно приветливым сиянием на лице, но по мере того, как я подъезжал, это сияние сокращалось до полуулыбки <…>» (5, с. 280). У Лолиты было «мечтательное сияние всех черт лица, - улыбка, которая ничего, конечно, не значила, но которая была так прекрасна, так самобытно нежна, что трудно ее объяснить атавизмом, магической геной, непроизвольно озаряющей лицо в знак древнего приветственного обряда (гостеприимной проституции, скажет читатель погрубее)» (2, с. 349).

    Лолита лишилась невинности в лагере «Кувшинка», «играя» с подругой Варварой и тринадцатилетним Чарли Хольмсом (2, с. 169-170). Голая Поленька «спасалась от бритоголовой, тугопузой девчонки и бесстыдно возбужденного мальчишки <…>, которые приставали к ней, хлеща и шлепая по воде вырванными стеблями водяных лилий» (5, с. 282). Таким образом, нимфетки в творчестве Набокова прочно ассоциируются с водяными лилиями, которые называют также кувшинками и нимфеями (7). Писалась «Лолита» одновременно с набоковской автобиографией.

    К нумерации глав Набоков подходил как к одной из сторон реализации художественного замысла. (Примеров тому множество, приведем здесь единственный: одиннадцатая глава в «Лолите» и одиннадцатая глава в романе «Отчаяние» представляют собой дневниковые записи рассказчиков). Поэтому еще один веский аргумент в пользу сближения образов Поленьки и Лолиты – тот факт, что в «Других берегах» о Поленьке тоже рассказывается в десятой главе.

ПРИМЕЧАНИЯ:

1.     См., напр.: Tammi P. Nabokovs Poetics of Dates // Scando-Slavica. – 41 (1995). - P. 75-98; Старк В.П. Знаменательные даты в хронографии Набокова // Набоковский вестник. Вып. 5. Юбилейный. - СПб., 2000. – С. 7-18.

2.     Набоков В. Собр. соч. американского периода: В 5 т. Т. 2. СПб., 1997.

3.     Смиров И.П. Психодиахронологика. Психоистория русской литературы от романтизма до наших дней. М., 1994.

4.     Подробнее других об этом написала Е. Филаретова в статье «Неизвестная муза Владимира Набокова. Генезис «Лолиты»» (Нева. 2002. №10. С. 221-227). Исследовательница сделала несколько ценных наблюдений, но произвольно отождествила имена «Поленька» и «Полина». «Поленька» - уменьшительная форма не только от «Полина», но и от «Пелагея». Кучер Захар, вероятно, скорее назвал бы свою дочь Пелагеей, чем Полиной. Имя «Пелагея» встречается в ряду имен других девочек между Клод Депрэ (1909; «Колетт») и Валентиной Шульгиной (1915; «Тамара») в донжуанском списке Набокова. Брайан Бойд, приводящий этот список, выдвигает предположение, что Пелагея и есть Поленька (Бойд Б. Владимир Набоков: Русские годы. М., 2001. С. 119). Имя «Пелагея» означает «морская», что соответствует «русалочному воплощению» Поленьки.

5.     Набоков В. (В. Сирин). Собр. соч. русского периода: В 5 т. Т. 5. СПб., 2000.

6.     Набоков В. Собр. соч. американского периода: В 5 т. Т. 5. СПб., 1999.

7.     Ср. наблюдение А.В. Леденева, который  предлагает, «оттолкнувшись от признания Набокова в любви к «итальянской роскоши аллитераций», раскрыть соответствующий словарь и найти там «лилию» в иноязычной звуковой оболочке - nimfe, а потом перечитать «Лолиту», учитывая эту потустороннюю фонетику текста». «Нимфетка», по мысли исследователя, - это, «по сути, итальянизированная «лилечка»» (Леденев А.В. Набоков и другие: Поэтика и стилистика Владимира Набокова в контексте художественных исканий первой половины ХХ века. М., Ярославль, 2004. С. 5).

Добавить коментарий

Вы не можете добавлять комментарии. Авторизируйтесь на сайте, пожалуйста.

 Рейтинг статьи: 
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10
 
 
 
Создание и разработка сайта - Elantum Studios. © 2006-2012 Ликбез. Все права защищены. Материалы публикуются с разрешения авторов. Правовая оговорка.