Ликбез - литературный альманах
Литбюро
Тексты
Статьи
Наши авторы
Форум
Новости
Контакты
Реклама
 
 
 

Двойник Робо

Сальников Александр 

ДВОЙНИК РОБО
(Историческая драма в двух частях)

Действующие лица:
- Наполеон
- маршал Массен
- маршал Даву
- маршал Ланн
- маршал Мортье
- другие маршалы
- генерал Друо
- генерал Бертран
- другие генералы
- офицеры
- придворные
- Талейран, министр иностранных дел
- Фуше, министр внутренних дел
- Лендрю, сыщик
- Жозефина, жена Наполеона
- граф Сегюра
- Яковлев
- человек в черном плаще
- неизвестный
- старый солдат
- молодой солдат
- отставной солдат
- другие солдаты
- раненый русский солдат
- Франсуа-Эжен Робо, двойник Наполеона
- сестра Робо
- мясник Батист
- старушка, мать убитого солдата
- первый крестьянин
- второй крестьянин
- другие сельчане и пришлые
- хозяин харчевни

 

 Часть первая

1.

(1815 год. Франция. Улица в деревне Балейкур.)
Первый крестьянин:
Жить не дают проклятые Бурбоны!
Свои карманы золотом набили,
А нам, крестьянам, хоть живи, хоть сдохни!
Отставной солдат:
Да я б и сдох, но лишь на поле брани,
Чем жить вот так: чужим в своей стране.
Когда Буонапарт стоял у власти,
Французы были первыми из первых...
Второй крестьянин:
Потише, вы! Теперь такие речи
За сотни верст разносит сплетен ветер
И возвращается на круги с кандалами.
Первый крестьянин:
Он прав, солдат, поскольку император
Уже не император. Что хвалить
Вчерашний день? Он больше не вернется.
Всегда хвали сегодняшних владык
И будешь всем владыкам ты угоден.
Отставной солдат:
А сам-то ты Бурбонов как поносишь!
Первый крестьянин:
Дурак и я, поэтому - крестьянин,
А не придворный прихвостень какой.
(Смеются.)
Второй крестьянин:
А слышали, наш Франсуа-Эжен
Как будто бы служил у Бонапарта,
Был при дворе.
Отставной солдат:
Сестра его болтала,
Что он ей сам об этом написал,
Но строго наказал не разглашать.
Первый крестьянин:
Какая баба тайны не раскроет!
Мясник Батист мне даже говорил,
Что наш Робо работал двойником
Наполеона. Будто бы она
Сама ему об этом рассказала.
Второй крестьянин:
Батист болтун!
Отставной солдат:
Нет, нет, я тоже слышал.
А наш Робо действительно похож...
(Появляется мясник Батист. Второй крестьянин толкает бывшего солдата в плечо, указывая на мясника.)
Второй крестьянин:
А вот и сам он. Легок на помине.
Сейчас мы у него как раз и спросим.
Послушай-ка, Батист, неужто правда
Робо был двойником Наполеона?
Мясник Батист:
Что спрашивать меня, сегодня утром
Приехал сам Робо. Его спросите.
Отставной солдат:
Робо приехал?!
Мясник Батист:
Да.
Второй крестьянин:
Вот это новость.
Мясник Батист:
Сегодня всех на ужин он зовет.
Первый крестьянин:
Что ж, хорошо, его мы и расспросим.

2.

(Франция. Вечер того же дня. Дом Робо.)
Первый крестьянин:
Ну, с возвращением, Робо! Бери бокал,
Да выпьем за приезд!
Робо: (Поднимает бокал)
Как рад я видеть
Своих односельчан, свою родню.
Я слишком долго в Балейкуре не был,
Уж думал, все теперь тут по-другому,
А здесь все так же, как и до отъезда.
И ты все тот же, милый друг Батист.
Я пью за вас, друзья!
(Все пьют. Первый крестьянин толкает в бок второго и шепчет ему.)
Первый крестьянин:
Пора, спроси!
Второй крестьянин: (Шепчет в ответ.)
Еще не время. Пусть побольше выпьет.

Робо:
Вы что там шепчетесь? Не нравиться вино?
Первый крестьянин:
Вино прекрасное. Да нам вот интересен
Один вопрос.
(Второй крестьянин одергивает за рукав первого, но тот отстраняется.)
Робо:
Какой еще вопрос?
Первый крестьянин:
Мы слышали, как будто ты работал
У Бони двойником. Так это правда?
Робо:
Сестра, зачем ты разболтала тайну?!
Сестра:
А если тайна, так зачем писал
Об этом в письмах? Сам и виноват.
Отставной солдат:
Не ссорьтесь зря. Ты лучше расскажи
Своим друзьям, неужто это правда?
Робо:
Да, правда все как есть. Теперь уж можно,
Наверное, об этом рассказать.
Сначала я учился мастерству
Быть двойником. Искусство не из легких -
Стать точной копией. Движения, слова
И даже голос - все должно сходиться.
Потом, когда я стал успехи делать,
Буонапарт любил и пошутить.
Порою за себя меня пошлет
Отдать приказ слуге, иль Талейрану,
А сам смеется, глядя из укрытья.
Или гостей сводили мы с ума,
Когда одновременно появлялись
В различных залах, говоря о разном.
Однажды он пари держал, что раньше
Гостей прибудет в дальний угол замка,
И все пустились наперегонки,
А там уж я спешивших дожидался.
Тогда же кто-то слух распространил,
Что может Бони наш перемешаться,
Одновременно быть и тут, и там.
Первый крестьянин:
А не был ли ты часом с Жозефиной,
Когда наш император отлучался
Куда-нибудь из спальни по делам?
Робо:
Ты думаешь, что служба двойника
Настолько привлекательна? Поверьте,
Друзья мои, я был меж двух огней.
Хотя, сказать, платили мне не плохо.
Отставной солдат:
Брехать ты мастер, это все мы знаем.
(Смеются.)
Мясник Батист:
Постой, солдат. Мне все же интересно.
Скажи, Робо, а как тебя нашли?
Или ты сам на службу попросился?
Робо:
Какое сам! Не мог я и мечтать...
Все началось еще в восьмом году...

 3.

(1808 год. Франция. Париж. Наполеон и Фуше во дворце Тюильри.)
Фуше:
Мой император, стало неспокойно...
Наполеон:
Фуше, мой друг, когда покой наступит,
Тогда я вряд ли буду нужен миру.
Ведь главная причина беспокойства
Я сам. Не я ли это все затеял?
Фуше:
Но ваша безопасность... Я обязан
Уменьшить риск от этих покушений.
Кругом враги. Уже четыре раза
Они на вашу личность покушались.
Наполеон:
Так что ж ты предлагаешь?
A la guerre
Comme a la guerre.
Война всегда кровава.
Не думаешь ли ты меня упрятать
Куда-нибудь на остров, чтобы там
Я в полной безопасности скончался?
(Смеется.)
Фуше:
Ни в коем случае, но все же безопасность
Не помешает. Нужен человек,
Который стал бы точной вашей тенью,
Который бы в собрания ходил,
Где вам бывать нужды особой нету,
А все-таки присутствие желанно.
Или перед бушующей толпой
Он вместо вас мог выйти на подмостки,
Или когда вам надо в десять мест,
Чтоб быть и тут и там одновременно,
Или...
Наполеон:
О ком ты это говоришь?
Фуше:
О двойнике.
Наполеон:
О двойнике? Занятно.
И кто же мне отыщет двойника?
Фуше:
Есть у меня надежный человек,
Найдет он и иголку в стоге сена.
Любую, даже грязную работу
Он выполнит за небольшую плату.
На все готов. Он предан мне как пес.
Наполеон:
Не все ли мы похожи на него?
Ты думаешь, плачу я очень много
За грязную работу генералов,
Что преданы, пока я на вершине?
Нет, - крохи, та же небольшая плата.
Но ровно столько все они и стоят.
Когда я оступлюсь...
Фуше:
Мой император,
Я буду с вами до последних дней.
Наполеон: (Смеется.)
Ах, милый мой Фуше, я разболтался.
Не придавай моим словам значения.
Тебя ценю я за твою работу...
(Как бы вдруг забывает о Фуше и задумывается.)
Фуше:
Так как же с двойником?
Наполеон: (Задумчиво.)
Сыщи, пожалуй...

4.

(Спустя неделю. Предместье Парижа. Фуше, Лендрю и человек в черном плаще.)
Фуше:
Ну что, нашел того, кого просил?
Лендрю:
(Жестом подзывает человека в черном плаще.)
Вот этот человек - глаза и уши.
Он знает всех и сыщет без труда
Кого угодно.
Фуше:
Что ж, уже неплохо.
Он знает, кто нам нужен?
Лендрю:
Он уже
Нашел троих. Они весьма похожи.
Двоих я видел сам.
Фуше:
Так в чем же дело?
Давайте их ко мне! Чем больше будет
Штат двойников, тем лучше.
Лендрю:
Говорят,
Есть в армии один похожий парень.
Пусть он его найдет.
А эти трое:
Один – мулат, не знает языка,
В другом - немного сходство подкачало,
А третий ростом на голову выше.
Но все-таки похожи. Может спутать,
Кто императора не очень часто видел.
Фуше:
Ну что ж, похвально. Продолжайте поиск.
А этих трех - ко мне! Я должен видеть,
На что они годятся. Им ни слова!
Они и знать об этом не должны.
(Раскланиваются и расходятся.)

5.

(Спустя три дня. Третий полк вольтижеров. Робо и солдаты.)
Старый солдат:
Когда бы ты поменьше сквернословил
И чаще чистил грязный свой мундир,
Тебя бы без сомненья командиры
Могли за императора принять.
А ну, пройдись походкой генеральской!
(Робо в шутку изображает императора. Все смеются.)
Смотрите, братцы, чем не император?!
Молодой солдат:
А что, ребята, вот бы поменять
Наполеона с Франсуа-Эженом!
Робо отправить во дворец в Париж,
А Бони - к нам, крутить хвосты кобылам!
(Смеются.)
Старый солдат:
Уж верно бы Робо не подкачал.
Эй, Франсуа, скажи, чего б ты сделал
На месте Бонапарта?
Молодой солдат:
Уж наверно
Залез бы первым делом к Жозефине!
Старый солдат:
Она, слыхал, неплодна.
Молодой солдат:
Что с того!
Ему и лучше.
Робо:
Нет, ребята, я бы
Сначала прекратил бы воевать,
Да распустил бы всех вас по домам.
Старый солдат:
Вот это верно, парень. Молодец!
(Со стороны подходят офицер и человек в черном плаще. Человек показывает на Робо, говорит что-то офицеру и незамеченный уходит. Офицер подходит к солдатам.)
Офицер:
Робо Эжен!
Робо: (Перестает изображать Наполеона.)
Простите, виноват.
Офицер:
Иди в казарму, собери вещички.
Потом придешь ко мне. Ты понял?
Робо:
Да.
Офицер:
И поспеши, ждет у ворот карета.
Ты больше здесь служить уже не будешь.
Робо:
Но, что я сделал?
Офицер:
Сверху был приказ.
А большего сказать я не могу.
(Офицер и Робо уходят.)
Старый солдат:
Знать, кто-то настучал, что наш Робо
Смешит солдат, изображая Бони.
Молодой солдат:
Ведь он шутил! Ведь он не виноват,
Что так похож лицом на Бонапарта.
Старый солдат:
За шутки тоже нужно отвечать.

 

6.

(Месяц спустя. Дворец в Париже. Наполеон с придворными, среди которых и Фуше.)
Наполеон:
Ну, что в Испании? Какие там дела?
Один из генералов:
В Испании, увы, не все так гладко,
Как нам хотелось бы. Испанцы атакуют
При отступлении и не хотят сдаваться,
И, погибая, тащат за собой
Двух, трех французов...
Наполеон:
Не сдаются в плен
Какие-то испанцы! А французы...
Мои войска!.. Что ж, я уже готов
Услышать о Дюпоне. Кто доложит,
Верны ли сведенья о том, что он в плену?
Другой генерал:
Верны, мой император, к сожаленью.
Недалеко от Байлена он сдался
Испанцам вместе со своим отрядом.
Наполеон:
Дюпон, Дюпон! Безмозглый генерал!
Уж лучше бы погиб на поле боя,
Чем так позорить Франции войска.
Непобедимой Франции! О, боже,
Нам Андалузия подставила подножку!
А мне нужны победы! Боже мой,
Я окружен таким несносным сбродом!
Мне Эрфурт нужен! Нужен Александр!
Союз с Россией для острастки прочих!..
Теперь идите все. Я отдохну.
(Все уходят, Фуше остается.)
Фуше:
Мой император, я хотел сказать...
Наполеон:
Мне нужно отдохнуть.
Фуше:
...о двойниках.
Я их нашел. Порадуйтесь хоть этим.
Наполеон:
Ну, что там у тебя?
Фуше:
Есть кандидаты.
Четыре человека. Но один...
Как в зеркало в него смотреться можно:
Различия ни в чем вы не найдете,
Когда б его одели в ваше платье...
Наполеон:
Он здесь?
Фуше:
Ждет в тайной комнате.
Наполеон:
Зови.
(Фуше выходит за дверь и возвращается с Робо, причесанным, подстриженным и одетым как Наполеон. Император долго рассматривает его.)
А что, похож. Действительно похож.
Иди-ка к зеркалу.
(Смотрятся друг на друга в зеркало.)
В моих глазах двоится.
Одно лицо! (К Фуше.)
Ты где его добыл?
Фуше:
В полку служил он третьем, вольтижеров.
Наполеон:
Ну, что ж, хоть это радует меня.
Твои старанья выше всех похвал,
Поэтому хвалить тебя не стану.
Ведь ты всего лишь выполнил свой долг.
Фуше: (С поклоном.)
Служу для Франции, а не для похвалы.
Наполеон:
Вот именно. (К Робо.)
Теперь и ты ответь,
Готов ли ты пожертвовать собой
За императора?
Робо:
Готов я был и раньше,
Когда еще служил в своем полку,
И видел лишь солдат да офицеров.
Я и тогда готов был жизнь отдать
За вас, мой император, за страну,
Которой нет прекрасней на земле.
Наполеон:
Что ж, молодец! Фуше, зачислить в штат
И жалованье выделить. Посмотрим,
На что сгодится этот удалец.
Ну а теперь меня оставьте оба.
(Делает знак и оба уходят.)

7.

(Тот же день. Робо один в своих тайных покоях.)
Робо:
Мечтал я с детства сам себя прославить,
Но это ли не слава для меня,
Мальчишки из деревни Балейкур,
Стать тенью самого Буонапарта!
Быть двойником у Бони! О, предел
Мечтаний. Мог ли я когда-нибудь
Себе позволить этого желать?
Нет. Я мечтал быть просто моряком,
Ходить под парусом по голубым морям
И бороздить неведомые дали,
И открывать невиданные земли,
Как Христофор Колумб. И где-нибудь
На острове далеком кончить жизнь
Среди радушных и простых туземцев,
С тоской о Франции, о милой стороне...
Ах, юности мечты, еще вы в силах
Мне и сегодня потревожить сердце.
Но нет, могу ли большего желать,
Чем мне дала судьба? Наполеон!
Как часто я, тебя изображая
Перед солдатами, копируя твои
Движения, твои слова горланя,
Чтобы потешить записных вояк,
Мечтал служить в твоем полку гвардейском
И защитить тебя собой в сражении...
Наполеон! Весь мир тобою полон,
Все страны на тебя глядят с боязнью,
Повсюду ты, повсюду слышен шепот:
"Наполеон! Наполеон!" И я
Тобою призван быть твоею тенью!
Не счастье ли? Я первый стал вторым,
Стал двойником, живым твоим портретом!
За это я готов и жизнь отдать,
Ведь и за меньшее я мог ее лишиться.

8.

(Конец января 1809 года. Франция. Париж. Во дворце Наполеон и свита.)
Наполеон:
Неужто правду пишет маршал Ланн?
Маршал Массен:
Да, император, Сарагосса пала.
Наполеон:
Но как! Она Европу подняла!
Испанцы учат воевать французов!
В Германии и Австрии твердят,
Что солнцем им блеснула Сарагосса!
Победа эта доставляет грусть.
Нельзя на день оставить поля боя,
Как неприятель тут же обнаглел.
А здесь, в Париже, - хуже, чем в бою, -
Вокруг меня предатели и трусы!
Жалею я, что в Эрфурт Талейрана
Решился взять. Он за моей спиной
Шушукался о чем-то с Александром...
Где Талейран?!!
(Талейран выходит вперед и кланяется.)
Вы здесь?! Какая честь!
Мерзавец! Вор! Бесчестный и двуликий!
Готовы вы предать отца родного!
И почему я вас не приказал
На Карусельной площади повесить?!.
Но все еще не поздно это сделать.
Вы - грязь, что ходит в шелковых чулках!
Талейран:
Мой император, я не заслужил...
Наполеон:
Молчите! Заслужили вы и больше,
Да только мне, к несчастью, не до вас.
Австрийцы подлые решили бунтовать.
Австрийскому двору никак неймется.
В четвертый раз получат по зубам.
К войне Наполеон всегда готов!

9.

(Апрель 1809 года. Битва при Регенсбурге. Город осажден французскими войсками. В разгаре боя Наполеон ранен в ногу. К нему подскакивает на коне маршал Ланн.)
Маршал Ланн:
Вы ранены!?
Наполеон:
Пустяк. А что там Карл?
Маршал Ланн:
Эрцгерцог Карл отброшен за Дунай
С огромными потерями.
Наполеон:
Отлично!
Маршал Ланн:
Вы ранены...
Наполеон:
Оставьте! Пустяки!
Сейчас меня подлечит доктор Юван.
(Доктор с помощниками снял сапог с ноги Наполеона и делает наспех перевязку.)
Солдатам ничего не говорить!
Чтоб не смущать их дух! Вы город взяли?
Маршал Ланн:
Еще чуть-чуть и город будет взят.
Наполеон:
Отлично, маршал Ланн. Тогда - в атаку!
Немедленно коня!
Маршал Ланн:
Но, император!
Вы на ногах не держитесь!
Наполеон:
Молчите!
И делайте, что я вам говорю.
(Ему подводят коня.)
Эй, братцы, подсадите-ка меня.
(Ему помогают сесть на коня. Превозмогая боль Наполеон улыбается.)
Вперед, мой маршал! Нам нужна победа!
(Бой в разгаре. Маршал Ланн приступом берет город. Слышны победные крики. Ланн подходит к Наполеону.)
Маршал Ланн:
Взят Регенсбург! Виват, мой император!
Наполеон:
Вот это бой! Прекрасная победа!
Теперь прошу вас выстроить полки,
Я должен поприветствовать героев
Во взятом городе.
Маршал Ланн:
Вам надо в лазарет!
Ведь вы едва уж держитесь в седле.
Наполеон:
Пустое, маршал Ланн. Такой победой
Обязан я солдатам и мой долг
Приветствовать полки. Всего в пять дней
Мы выиграли пять тяжелых битв.
Теперь австрийцы снова на коленях.
Я должен оказать моим солдатам
Положенную им по праву честь.
Я буду улыбаться и никто
Не должен знать, что император ранен.

10.

(1816 год. Франция. Деревня Балейкур. Дом Робо. Возле дома собрались сельчане послушать рассказы Робо.)
Сестра:
Ты, братец, стал ужасно знаменит
Гляди-ка, даже из соседних сел
Пришли крестьяне, чтобы поглазеть
На псевдо-Бони, да послушать сказки...
Первый крестьянин:
Послушай, женщина, ты лучше не мешай!
Давай, Робо, рассказывай, мы ждем.
Все собравшиеся:
Рассказывай! Рассказывай! Мы ждем.
Отставной солдат:
Ты расскажи про Штапса!
Второй крестьянин:
Да, про Штапса!
Робо:
Все это было в восемьсот девятом.
Тогда мы одержали под Ваграмом
В решительном сражении победу
Над Австрией. Но славный маршал Ланн
Убит был чуть пораньше. Император
Ужасно за него переживал.
Отставной солдат:
Ты не тяни. Начни уж сразу с Вены.
Робо:
А ты не лезь!
(Собравшиеся зашикали на солдата  и тот замолчал.)
Я должен рассказать
Немного предыстории, чтоб лучше
Вы поняли поступок Бонапарта.
Так вот, когда победу одержали,
То в Вене предстоял парад победы
И император должен был проехать
Торжественно пред строем и людьми,
Которых собиралось очень много.
Даву с Массеном стали говорить
Наполеону, что весьма опасно
Перед толпой открыто гарцевать.
"Пускай двойник прокатится за вас" -
Они ему сказали.
Человек из толпы:
Ну и ты,
Конечно же, поехал?
(На него зашикали собравшиеся и он заткнулся.)
Робо:
Для того
Я и служил у Бони двойником.
Но он сперва никак не соглашался,
Хотя и был уставшим, и скорбил
О Ланне, все же сам хотел принять
Парад победы. Вену он любил.
Да неотложная из Лондона депеша
К нему пришла и срочные дела
Решили за него вопрос парада.
Ну, в общем, должен был поехать я.
Шумела Вена толпами людскими,
Войска стояли, словно частокол.
И я со свитой, из которой лишь
Два или три особо приближенных, -
Не больше, - знали тайну двойника.
Все шло как надо. Ликовал народ,
Полки стояли гордо в стойке "смирно".
Тут из толпы какой-то молодец
Ко мне пробрался, ближе подошел,
Держа в руке какое-то прошенье.
И вдруг, другой рукой достал кинжал
И замахнулся. Слава богу, стража
Его успела вовремя схватить...
Вот так я и работал двойником.
Голос из толпы:
А кто он был? Зачем он нападал?
Другой голос:
И что же было дальше с тем нахалом?
Робо:
Он был студентом. И назвался Штапсом.
Его допрашивал Наполеон.
Тогда спросил он парня: "Если я
Тебя освобожу, ты снова будешь
Искать возможность, чтоб меня убить?"
Первый крестьянин:
И что ответил тот?
Робо:
Ответил: "Буду!"
Человек из толпы:
И что Наполеон тогда предпринял?
Робо:
К утру студента Штапса расстреляли.
Отставной солдат:
А как проверить, врешь ты или нет?
Робо:
Наверное, никак. Уж если хочешь,
То верь. А если нет - нет и суда.
Отставной солдат:
Вот ты сказал, что знали два, иль три
Из приближенных тайну двойника.
Но как же ты скрывал, что вы похожи?
Робо: (Смеется.)
Да очень просто! В этом нет труда.
Обычно я ходил под маской грима,
Чтоб сходство с императором сокрыть
Пока в нем не было нужды.
Отставной солдат: (Недоверчиво пожимает плечами.)
Ну что ж, возможно.

11.

(Осень 1809 года. Париж. Наполеон и Жозефина.)
Наполеон:
О, Жозефина! Я ли не любил!
Как нежный зверь у ног своей царицы...
Я завоевывал и земли, и столицы,
Но думал о тебе, тебе одной.
Лишь ты была звездою путеводной...
Нет, не была, а есть. Ты и теперь
Одна сияешь в темном небосводе,
Где равных нет по свету и теплу...
Но... я не волен. Больше рисковать
Я Францией и титулом не вправе.
В любом бою я голову свою
Могу сложить. И род мой прекратиться.
Я понял это в мае, над Дунаем,
Когда у деревушки небольшой
Во время боя вражеским ядром
Был сильно ранен в ноги маршал Ланн.
Ему почти их оторвало. Боже,
Он умер прямо на моих руках.
Я плакал, как мальчишка, по нему.
Но он был под Ваграмом отомщен,
Мой верный друг, мой смелый полководец.
Все меньше их. Еще Даву, Массен
Остались у меня... Но, может быть,
И мне судьба погибнуть на войне?..
Предатели Фуше и Талейран,
И те, кто с ними, этого и ждут.
Они готовы, коль в цене сойдутся,
Предать и Францию, не только Бонапарта...
Что ж ты молчишь?
Жозефина:
Ты прав, мой дорогой.
Наполеон:
Конечно, прав, любимая. Послушай,
Ведь ты не в силах сына мне родить.
А я не в силах Францию оставить
Каким-нибудь Бурбонам. Нужен мне
Наследник. Понимаешь?
Жозефина:
Понимаю.
Наполеон:
Должны мы развестись официально.
Жозефина:
Конечно, милый. Поступай, как знаешь.
Наполеон:
Ведь у политики - ни сердца, ни души,
Один лишь ум. А он мне говорит,
Что трону нужен сын. Мой сын! Наследник.
Ты понимаешь?
Жозефина:
Да, мой дорогой.
Наполеон:
О, женщина! Какая власть в тебе!
Ну почему ты не кричишь, не плачешь,
Не требуешь?..
Жозефина:
К чему? Ведь не изменит
Мой Бонапарт решение свое.
Наполеон:
О, Жозефина, может, ты уже
Меня не любишь?

Жозефина:
Господи! Мужчины!
Вы сердце разрываете на части
И в то же время просите любви!
Конечно, я люблю тебя, как прежде…
Наполеон:
О, Жозефина! Милая моя.
Я лишь с тобой одной был в жизни счастлив...
И мне так жаль, что в декабре должны мы
С тобою развестись официально.
Но я любить тебя не перестану.
Ты это помни. Ладно?
Жозефина:
Ладно, милый.
Наполеон:
Ну, мне пора. Но я вернусь к тебе.
Всегда к тебе я буду возвращаться.
Ну а пока, прощай!
Жозефина:
Прощай, мой милый.
(Наполеон уходит. Жозефина одна.)
Когда империя была еще мала
И не имела множество вассалов,
Наполеон был ближе и нежней.
Но вес любви несчастной Жозефины
Неизмерим в сравнении с любовью
Его к войне и власти. В нем война
Затмила все, не только Жозефину...
За Францией увидит ли меня?
Наследник! Что наследник, если всюду
Предательство и ложь... Он одинок
И сам того не видит, к сожаленью.
Предательство и ложь вокруг него.
Он держится лишь на авторитете
Былых побед. Но сколько это может
Продлиться при предательстве и лжи?
Наполеон! Несноснейший мальчишка,
Без устали играющий в войну,
Когда давно пора остановиться.
Ждет наказание такого шалуна.
Он всех замучил шалостью своей.
Наполеон. Всегда я буду рядом,
Душой и телом предана тебе.

 

12.

(Декабрь 1809 года. Франция. Во дворце Наполеон, маршал Даву и человек в черном плаще.)
Наполеон:
Вы мне хотели что-то доложить?
Маршал Даву:
Да, император, тайное посланье
Вчера я от агента получил.
Наполеон: (Указывает на человека в черном плаще.)
От этого?
Маршал Даву:
Да. Нужный человек.
Он по своим каналам все отыщет,
Что требуется.
Наполеон:
Очень хорошо.
И в чем там дело?
Маршал Даву: (Делает знак, и человек в черном плаще уходит.)
Я начну с начала.
В России на далеких Соловках
Есть старец Авель, чудный предсказатель.
Он императорам предсказывал судьбу,
Но те его за это изгоняли.
Наполеон:
И что, сбывались предсказанья старца?
Маршал Даву:
Сбывались все. Он после первой книги
Был сослан на далекий Валаам,
Где написал вторую, лучше первой,
В ней предсказав судьбу-злодейку Павла.
Когда попала книга в Петербург, -
Конечно же, не без стараний наших
Агентов тайных, - много лет назад,
Разгневанный монарх велел монаха
Упрятать в Петропавловскую крепость.
Наполеон:
Н-да? Интересно. Что же было дальше?
Маршал Даву:
А дальше все сбылось по тайной книге
И Павел умер в тот же самый день,
Какой ему монах и обозначил.
А на престол уселся Александр.
Вот он-то и велел на всякий случай
Опального монаха удалить
На Соловки. Уж пусть-де, если хочет,
Пророчествует там, от Петербурга
Подалее, на севере суровом.
Наполеон:
И что с того? Какая нам в том польза?
Зачем вы тешите меня подобной байкой
О полоумном русском старике?
Мы с Александром заключили мир...
Маршал Даву:
Мир - вещь непрочная. И я не просто так
Вниманье ваше байкой отвлекаю,
Но для того, чтоб вы смогли увидеть,
Что некоторым старцам можно верить.
Наполеон:
И что с того?
Маршал Даву:
А то, что старец Авель
За год один на Соловках холодных
Сумел и третью книгу написать,
В которой указал, что на Россию
Придет война в двенадцатом году
И русская столица будет взята.
Наполеон:
Что?! Будет взята?! И в каком году
Писал то Авель?
Маршал Даву:
В первом иль втором,
Не помню точно. Александр велел
Тогда же в Соловецкую тюрьму
Монаха заточить. Он там и ныне.
Наполеон: (Задумчиво.)
В двенадцатом году падет Москва?..
Маршал Даву:
В двенадцатом. Уже не за горами
Назначенная дата, если верить
Пророчествам монаха. Но ведь он
Пока не ошибался.
Наполеон:
Это значит,
Что если я не захвачу Москвы,
Так кто-нибудь другой ее захватит?
Маршал Даву:
Вот именно. И пальму отберет.
Наполеон:
Москва. Москва. Как это было б кстати.
Как нужен мне реванш. Ах, Александр,
Мне твой пророк победу напророчил.
Москва уже взята, вот здесь, в душе.
Давно я думал обуздать Россию.
Тильзитский мир и Эрфурт - ненадежны,
Я вижу сам. Но нужен только повод.
Маршал Даву:
Женитьба может поводом служить.
Отверженный жених всегда опасен.
(Смеются.)
Наполеон:
А что, княгиня Анна хороша.
Ей, кажется, шестнадцать. Александра
Сестру взять в жены было бы не плохо.
Наследник нужен мне...
Маршал Даву:
А вдруг откажут?
Наполеон:
Вот тут-то мы и вцепимся им в глотку.
(Смеются.)
Ну, хорошо, ступайте, да скажите,
Чтоб пригласили мне сюда Робо:
Сегодня расположен поболтать
Я со своим портретом.
Маршал Даву:
Тень черна,
Ей доверять во всем - резона мало.
Наполеон:
Я - тень его. Он светел, черен - я.
И вот еще, о нашем разговоре
Никто не должен знать!
Маршал Даву:
Я нем, как рак.
(Делает знак, маршал Даву уходит. Наполеон один.)
Наполеон:
Москва, Москва, уже тобой я брежу.
Россия - хитроумная страна,
Но я сильней! И это докажу.

13.

(Начало 1810 года. Франция. Предместье Парижа. В одном из домов Фуше и Лендрю.)
Фуше:
Промашка вышла с этим двойником.
Я полагал, что будет он работать
Как мой агент. А он так предан Бони...
Лендрю:
Не мало и желающих предать.
Фуше:
Что ж, говорят, чем хуже, тем и лучше.
Российский император дал отвод
И наш жених ужасно разозлился.
Дочь Австрии он взял себе в невесты.
В надежде стать папашей, наконец, -
Сменил союз российский на австрийский.
Лендрю:
Сегодня Штапсов больше развелось,
Чем в восемьсот девятом. Каждый хочет
Пустить в затылок Бони пару пуль.
Фуше:
Но он хитер. Приставил мне шпионов!
Я знаю, что меня он ненавидит,
Как Талейрана. Где твой человек
«Незаменимый», что стоял, как тень,
В своем плаще, когда мы говорили
О двойниках? Пусть сыщет заодно
И профессионального убийцу?
Лендрю:
Вы опоздали. Он теперь повышен.
Его недавно Бонапарт приблизил
И полномочиями наделил.
Возможно, он теперь как раз средь тех,
Кто к вам шпионов тайных подставляет.
Скорей для нас убийцу он найдет,
Чем для того, кто так его поднял.
Пронырливым, паршивец, оказался.
А я-то думал, что он предан мне.
Фуше:
Предать не могут только лишь враги,
Поэтому на друга не надейтесь.
Над каждым человеком, к сожалению,
Стоит еще и черный человек,
Укрыв лицо воротником плаща.
Лендрю:
Так что же мы предпримем?
Фуше:
Подождем.
Великие империи не могут
Держаться долго на одной лишь силе.
И слава богу. Талейран сказал,
Что эту сказку все трудней писать.
А Талейран в политике - акула.
Лендрю:
Однако же его Наполеон, я слышал,
Чуть не расстрелял недавно,
Узнав про закулисные дела...
Фуше:
Ну что ты! Он его лишь пожурил.
Наполеон не знал и третьей части
Всего, что было за его спиной.
Иначе б Талейран уже давно
Расстрелян был.
Лендрю:
Что ж, все идет к концу.
Так значит, подождем?
Фуше:
Да, подождем.

14.

(Начало 1811 года. Франция. Дворец Тюильри в Париже. Наполеон и свита.)
Наполеон:
Что там на улице? Какие настроения?
Фуше:
Народ волнуется. Рабочие шумят.
Наполеон:
Чего ж они хотят?
Фуше:
Чего? Известно,
Чего хотят: дать хлеба им и зрелищ;
Чтоб кризис процветанием сменился.
Наполеон:
О, их пугает кризис! Вот в чем дело?!
Вы думаете, кризис - это я?
Нет, это - вы! Безумцы плутократы,
Наевшие бока аристократы,
Временщики, ворующие все,
Что попадется под руку, покуда
Идет война! Вам Франция - ничто!
Вы не о ней печетесь - о себе!
Народ волнуется! Да как не волноваться?
Я вам поднес великую державу,
Здесь можно каждого озолотить.
Но, ваша жадность - вот откуда кризис.
Народ волнуется! Народ я укрощу.
К несчастью, в большинстве он, как и вы,
Пуглив и жаден. Дать ему лишь зрелищ,
И хлеба он просить уже не станет.
Рим пал, пытаясь дать и то, и это.
Маршал Массен:
Опять война?
Наполеон:
Война была бы кстати.
Маршал Массен:
Но с кем?
Наполеон:
Да с кем угодно! Хоть с Россией.
Маршал Массен:
У нас с Россией мир.
Наполеон:
Я знаю, знаю.
Но с некоторых пор нам Александр
Пытается вставлять в колеса палки.
Мы еле сводим здесь концы с концами,
А этот их таможенный тариф
Бьет по рукам, как плеть. Да и не только
Тариф виной тому, что мне Россия
Вдруг встала на пути. Нужна мне ссора,
Которая бы привела к победе.
Война с Россией выльется всего лишь
В большую "кабинетную войну".
Но я возьму реванш, и это важно.
Заплатит он за все: и за сестру,
Которую не дал в невесты мне,
И за таможню, и за русский гонор!

Часть вторая

1.

(1816 год. Франция. Деревня Балейкур. Дом Робо.)
Робо:
Еще пред тем, как Неман перейти,
К нам русский царь прислал посла, который
Предложил кончить миром, без войны.
Но отказал ему Наполеон.
Отставной солдат:
Я думаю, что тут он дал промашку:
Не надо было нам Россию трогать.
Всегда надежней миром завершить
Любой конфликт...
Первый крестьянин:
И что же было дальше?
Робо:
Мы стали наступать, чего ж еще.
Но, говорят, что русские солдаты
Так рвались в бой, что будто и приказы
Об отступлении порой не исполняли.
И приходилось даже под угрозой
Жестоких наказаний отводить
Солдат в тылы.
Отставной солдат:
А ты откуда знаешь?
Робо:
Разведка нам докладывала это.
Когда мы ночью подошли к Смоленску,
Обстреливать из пушек стали город...
Отставной солдат:
Да, да, я помню это хорошо.
Я был в пехоте. Видели мы только,
Как наш снаряд попал прямой наводкой
В пороховые погреба Смоленска.
И взрывы среди ночи, и пожары
Полнеба озарили на востоке.
Горел весь город.
Робо:
Так Наполеон
Велел сказать солдатам. Но не мы
Сожгли Смоленск. Пороховые склады
Взорвали русские и подожгли весь город.
Когда к утру Даву вошел без боя
В оставленный пылающий Смоленск,
По улицам валялись сотни трупов
И раненых, молящих их добить,
Оставленных на произвол судьбы...
Отставной солдат:
Все это верно, трупов было много.
Но почему ты знаешь, что не мы
Сожгли Смоленск?
Робо:
Так донесла разведка...
Отставной солдат:
Ты врешь, Робо! Тебе я не поверю!
Робо:
Ну что ж, не верь. И на сегодня хватит...
Первый крестьянин:
Нет, расскажи еще.
Робо:
Хозяйство ждет.
Пора теперь мне за работу взяться.
А то, что было много лет назад,
Все поросло быльем, да небылицей.

2.

(1812 год. Смоленск. Утро после пожара. Наполеон угрюмо едет со свитой по улицам взятого города.)
Наполеон:
Убрать все трупы! Раненых убрать!
Да потушить пожары! Что за вонь!
Маршал Даву:       
Уже приказано.
Наполеон:
                          Какой ужасный вид.
Осталось ли достаточно домов,
Чтоб разместить солдат?
Маршал Даву:
                                          Пожары тушат.
Я думаю, что хватит нам домов.
А если нет, так у костров ночуют.
Наполеон:
Смердит, как в морге.
Маршал Даву:
                                      Трупы кой-какие
      Уж стали разлагаться.
Наполеон:
Боже мой.
(Проезжают мимо раненого солдата, который громко стонет и что-то говорит, но Наполеон не может понять. Тогда он спрашивает одного из генералов в свите, хорошо знающего русский язык.)
Что хочет этот раненый солдат?
(Генерал спрыгивает с коня, подбегает к солдату и нагибается, чтобы понять его слова.)
Раненый русский солдат:
Мы... (Кашляет, изо рта идет кровь.)
Выжжем вас... (Снова кашляет.)
Как крыс!.. (Опять кашляет.)
Добей меня!..
Добей, прошу... иль я тебя убью!..
(Солдат опять кашляет и пытается взять ружье.)
Наполеон:
Что он сказал?
Генерал:
Он просит, чтобы я
Его добил.
Наполеон:
Так выполните просьбу.
А что еще?
Генерал:
Все, больше ничего.
Наполеон:
Ну, хорошо.
(Наполеон со свитой едет дальше. Генерал обнажает саблю, закалывает солдата, обтирает о его мундир окровавленное оружие, вскакивает на коня и догоняет свиту.)
Маршал Даву:
Там дом для вас готов,
Мой император. Нужно отдохнуть.
Наполеон:
Пожалуй. Я давно не уставал
Так, как сегодня.
(Входят в дом. Наполеон отстегивает саблю и бросает ее на стол.)
Должен я признаться,
Когда бы я не знал, когда б не верил,
Что в этом же году возьму Москву,
Сказал бы, что кампания с Россией
Уже окончена. Теперь подите все,
А вы, Даву, останьтесь.
Маршал Даву:
Хорошо,
Мой император.
(Все уходят, кроме маршала Даву.)

Наполеон:
Ах, Даву, мой друг.
Россия встретила меня огнем -
Какой красивый, сильный, страшный жест!
А помните, австрийский император,
Бежав из Вены, все же приказал
Властям беспрекословно исполнять
Французские приказы.
Маршал Даву:
Да, я помню.
Наполеон:
А Пруссии король, когда бежал
От наших войск он в страхе из Берлина,
То выражал в письме мне упование,
Что жить в Потсдаме буду я с удобством.
Маршал Даву:
Я помню, император.
Наполеон:
А Россия?
Что нам она готовит? Неужели,
Россия вся нам станет Сарагосой?..
Вы помните об Авеле?
Маршал Даву:
О старце?
Конечно же, мой император, помню.
Наполеон:
Лишь то, что вы тогда мне сообщили,
Еще крепит уверенность мою.
Но правду ли сказал мошенник старый?

 

3.

(1816 год. Франция. Дом Робо в деревне Балейкур. У крыльца собрался народ. Робо сидит на крыльце на стуле в мундире и треуголке.  К собравшимся подходит старушка с узелком через плечо.)
Старушка:
А нуко-ся, солдатик, потеснись.
Пусти-ка бабку подойти поближе.
Отставной солдат:
Чего тебе, старуха, тут смотреть?
Старушка:
Пришла я посмотреть Наполеона.
Я слышала, его тут представляет
Какой-то дурачок Робо Эжен.
(Солдат и люди смеются.)
Мне б глянуть, хоть глазком, какой он был,
Тот, за кого погиб мой бедный Жан,
Единственный мой сын, моя опора.
Отставной солдат:
Робо Эжен? Да вон он, на крыльце.
Иди, смотри, старуха. Уж не знаю,
Врет или правду говорит Робо,
Но сам он в точности Наполеон.
Старушка:
А ты, никак, милок, его видал,
Наполеона-то?
Отставной солдат:
Бывало, приходилось.
Старушка:
Так, говоришь, похожий?
Отставной солдат:
Как две капли.
Старушка:
А ну-ко, я поближе подойду.
Уж больно тесно здесь.
Отставной солдат:
Вставай повыше,
Вот, на скамейку.
(Помогает ей подняться на скамейку.)
Видно?
Старушка:
Видно, милый.
Кто-то из собравшихся:
Робо, ты обещал нам рассказать
О Бородинской битве!
Другой голос:
Это точно.
Робо:
Но ровно через час вы все уйдете!
Голоса:
Согласны! Начинай! Привстань повыше.
Робо: (Встает.)
Седьмого сентября, двенадцатого года,
Едва рассвет забрезжил на востоке,
Войска пошли на русские редуты.
Противник был достойным из достойных.
А канониры русские от пушек
Не отходили даже и тогда,
Когда кончались ядра. Погибали,
Не отходя с позиций ни на шаг.
Хотя была возможность отступить.
И корпуса Даву, Мюрата, Нея,
Атаковав Семеновские флеши,
Перекололи в рукопашной битве
Всех канониров. Там погиб и сам
Багратион. Его Наполеон
Считал великим русским генералом...
Голос из толпы:
А сам-то ты, что делал?
Робо:
Ничего.
Я только подменял Наполеона,
Когда тому была необходимость
Отвлечься в штаб, иль на другое место.
Для этого ведь я и призван был.
Во время боя на крутом холме
Я, то сидел на старом барабане,
Смотрел на бой в подзорную трубу,
То, руки заложив, как император,
Стоял я в полный рост. И, - видя то,
Что "император" не боится пуль,
Стоит, открыто грудь свою расправив, -
Солдаты дрались, словно сто чертей...
Немало полегло там наших братьев.
И сорок семь отважных генералов
Наш император потерял в тот день:
Кто был убит, кто ранен. Может быть,
Помедли чуть Кутузов с отступлением, -
Мы сами отступили бы. Но он
Отвел войска... Тут миссия моя
На этот раз закончилась.
Один крестьянин:
Однако.
Отставной солдат:
Выходит, что же, видел я тебя,
Не императора Наполеона,
Когда ходил на русские штыки?!
Робо:
Не каждый раз - меня, ведь мы менялись.
(В толпе слышатся смешки.)
Отставной солдат:
Ты, брат, заврался! Тут я не поверю
Ни одному из слов твоих фальшивых!
А все мои друзья, что там погибли:
Луи, Жерар, Поль Руш и Жан Вале -
Они кому молились перед смертью?!
Робо:
Прости, солдат, но в чем моя вина?
Я, как и ты, служил Наполеону...
Старушка: (Солдату.)
Что ты сказал, родимый? Или мне
Послышалась. Сказал ты - Жан Вале?
Отставной солдат:
Да, Жан Вале. Погибший мой товарищ.
Старушка:
Ах, господи! Солдатик дорогой,
Ведь это мой сынок! Мой бедный Жан!
Он так назад с войны и не вернулся.
Прошу, солдатик, расскажи о нем.
Как он погиб?
(Слезает со скамейки и подходит ближе к солдату. Все затихли. Солдат, сконфузившись, неумело говорит.)
Отставной солдат:
Погиб? Обыкновенно,
Как гибнут все герои, как погибли
Десятки, сотни тысяч в той войне.
Твой Жан Вале в лихом бою от пули
Прикрыл собою молодого друга,
Который не служил еще и года.
Но следующей пулей друг его
Смертельно ранен был. И оба пали
Никчемной жертвой. Пали, как герои,
Которых никогда не наградят,
Но без которых нету и победы.
Гордись, старуха, сыном! Он - герой!
Старушка: (Утирает слезу.)
Мой Жан герой...
(Тяжело вздыхает.)
Но лучше б он вернулся.
(Уходит, плача.)

4

(1812 год. Москва. Кремль. Наполеон обходит комнаты Кремля, глядя в окна на пожары со всех сторон. Свита неотступно следует за ним.)
Наполеон:
Кругом огонь. Куда ни погляжу -
Кругом огонь. Мы в огненном кольце.
Ах, боже мой, они Москву сжигают!
Вы видите, граф Сегюра?
Граф Сегюра:
Конечно,
Мой император. Этот жест достоин
Лишь варваров.
Генерал из свиты:
Да, варвары и есть!
Поджечь свои дома, свою столицу!
Не варварство ли это!
Наполеон: (Восхищенно и со страхом.)
Это - скифы!
Какие люди! Поджигать столицу -
Вот жест, достойный скифов! Неужели,
Для них свобода выше красоты?
Неужто ради призрачной свободы,
Они спалить готовы все святыни?!
Кто-то из свиты: (Желая пошутить.)
Для них Свобода - главная святыня.
(Но никто не смеется, потому что Наполеон мрачен, ходит от окна к окну, свита за ним.)
Наполеон:
Кругом огонь! Я вижу лишь пожары
Уже который день... Как это страшно,
И как жестоко... Но какая честь!!!
Как был я глуп! Я думал, это будет
Для войск моих, как... partie de plaisir.
Война должна кормить сама себя.
А здесь, в России, чем же ей питаться,
Когда вокруг лишь пепел да огонь?
И триста миллионов золотых
Из вековых подвалов Тюильри
Мне не помогут справиться с Россией.
Еще не так давно, сентябрьским утром
Смотрел я, как блистал на солнце город
И золотом церквей, и белым камнем.
С горы Поклонной выглядел он славно.
А что теперь? Один лишь дым и пепел...
У! Александр! Чего же он молчит?!
Мне нужен мир. Сейчас!..
(Входит маршал Мортье.)
Маршал Мортье:
Мой император,
Пришел тот самый Яковлев.
Наполеон:
Просите.
(Мортье делает знак слугам, чтобы пригласили Яковлева войти.)
Вы, господа, сейчас меня оставьте.
(Свита уходит.)
А вы, Мортье, останьтесь.
Маршал Мортье: (С легким поклоном.)
Хорошо.
Наполеон:
Так значит, с этим русским вы знакомы?
Маршал Мортье:
Да, раньше я в Париже с ним встречался.
Он - русский барин. Говорят, богат.
(Входит Яковлев. Кланяется Наполеону.)
Наполеон:
Мне доложили: вы хотели встречи?..
Яковлев: (Снова кланяется. Говорят по-французски.)
Хотел я свидеться, чтоб поскорей проститься.
Сатрапы ваши из Москвы меня
С семьей не выпускают.
Наполеон:
A la gerre
Comme a la gerre. Необходим порядок.
Я должен разрешить, чтоб пропустили.
Яковлев:
Так разрешите. Я ведь не военный.
Неужто и с гражданским населением
Воюет армия Наполеона?
Наполеон:
Конечно, нет. Но за услугу все же
Я попрошу услугу и от вас.
Пообещайте мне, что отвезете
Вот это вот посланье - Александру.
Яковлев:
Не знаю, право...
Наполеон:
А чего тут знать?
Я предлагаю мир. Мне надоела
Такая несуразная война.
А может, вы хотите продолжать
Весь этот ужас?
Яковлев:
Вас не приглашали...
Наполеон:
Я вам хотел культуру принести,
Цивилизацию! Не я ли караул
Поставил к Воспитательному дому
От мародеров? И к Успенскому собору,
Чтоб не разграбили! Всегда я чтил святое.
А вы готовы все спалить дотла!
Ваш Ростопчин в пожарах виноват!
Ведь это варварство - спалили полстолицы!
Скажите, лично вам не жаль Москвы?
Яковлев:
Какой Москвы? Москвы Наполеона,
Или Москвы Российской?
Наполеон:
Вы не глупы.
Что ж, спорить с вами больше я не стану.
Вот вам письмо. Свезите Александру.
Я думаю, что это вам зачтется.
Мортье вам пропуск даст для всей семьи.
(Мортье слегка кланяется.)
Желаю всяких благ... Вполне возможно,
Что я сегодня с вами выпускаю
Надежду всей России. Может статься,
Что ваш потомок, хоть бы даже сын,
Прославит Русь, и жизнь свою отдаст
За преобразование страны,
Где до сих пор народ в глубоком рабстве;
И колоколом может прозвучать
Его негромкий голос...
(Наполеон вдруг прерывает речь и отворачивается к окну, давая понять, что разговор окончен. Маршал Мортье делает знак Яковлеву, что пора уходить. Яковлев слегка кланяется Наполеону.)
Яковлев:
Что ж, прощайте.
Наполеон: (Не поворачиваясь.)
Прощайте.
(Яковлев и маршал Мортье уходят. Наполеон поворачивается, на его глазах видны слезы.)
Непонятная страна...
Мне нужен этот мир, чтоб честь спасти!
(Из боковой комнаты выходит человек в черном плаще. Наполеон незаметно утирает слезы.)
Человек в черном плаще:
Мой государь, могу я предложить
Вам верное решение?
Наполеон:
Какое?
Человек в черном плаще:
Поднять рабов российских. Уж они
Сметут дворян и бар одним ударом.
Дворяне их боятся, как огня.
Теперь уже в России ходят слухи,
Что вы пришли свободу дать народу.
Здесь многие в вас видят Пугачева.
Наполеон:
Стать предводителем у черни?! Никогда!
(За парадными дверями послышались шаги и голоса возвращающейся свиты. Человек в черном плаще молча кланяется и исчезает за дверями боковой комнаты.)

5.

(1817 год. Франция. Дом Робо в деревне Балейкур.)
Сестра:
Робо, вставай! Уже пришли соседи,
Чтобы опять твои послушать байки
О том, как ты сменил Наполеона
И сам стал императором. Вставай же!
Робо:
Гони их прочь! Болтливые невежи.
Им только повод дай позубоскалить.
На всю округу сплетни распустили!
Того гляди, какой-нибудь бурбон
И донесет. Сейчас такое время.
Сестра:
Сам виноват. Зачем болтал не в меру
О том, что ты знаком с Наполеоном?..
Робо:
Но это правда!
Сестра:
Мне на то плевать.
Кому твои фантазии приятны?
Теперь вот сам иди и отпирайся,
Скажи, что болен, или много дел...
Робо:
(Ворча, встает.)
Кому приятны? Слушать все ходили.
(Входит мясник Батист, а следом за ним отставной солдат.)
Мясник Батист:
Эй, Франсуа! Ты все еще в постели?
Робо:
Уже встаю.
Мясник Батист:
Давно пора проснуться.
Смотри, какое утро на дворе!
В такое утро спать - гневить богов!
Отставной солдат: (Показывает бутыль вина.)
Пойдем-ка в сад. Тебя там люди ждут.
Робо:
Какие люди?
Отставной солдат:
Из соседних сел.
Вояки старые. У них там вышел спор...
Робо:
О, мама мия! Что еще случилось?
(Идут в сад за домом.)
Мясник Батист:
Заспорили, да чуть ли не до драки.
Одни твердят, что Бони сам ушел,
Москву оставив русским. А другие
Орут, что будто виноват Кутузов,
Что он прогнал войска Наполеона.
Робо:
А я при чем? Я что - третейский суд?
Отставной солдат:
Ты сам назвался двойником. Не так ли?
Noblesse oblige. Иди и объясняй
Народу, как там было в самом деле.
(В саду их встречают четверо человек. Сначала пришедшие недоуменно смотрят на Робо в растерянности. Потом кладут перед ним на столик корзины с продуктами и подставляют скамью. Робо садится на скамью.)
Первый из пришедших:
А ты действительно похож на Бони.
Второй из пришедших:
Как брат-близнец.
Третий из пришедших:
Ужаснейшее сходство.
Четвертый из пришедших:
Мы все участники двенадцатого года.
Но мы солдаты. Трудно разобраться
В политике военной.
Робо:
И не нужно.
К чему махать руками после драки?
Мы и своей души порой не знаем,
Зачем тогда нам лезть еще в чужую?
(Отставной солдат жестом показывает на бутыль с вином. Пришедшие достают из корзин всем стаканы и раскладывают на столике закуску. Солдат наливает вина.)
Я думаю, что виноватых нет.
Все вышло так, как бог велел. Чего же
Искать виновных после стольких лет?
Первый из пришедших:
И, правда, братцы, что ж мы по-пустому
Расспорились?
Робо: (Поднимает стакан.)
Так выпьем мировую!
Второй из пришедших:
Вот это верно.
(Выпивают.)
Третий из пришедших:
Слышал я, что Бони
Уж чуть было в Кремле-то не сгорел...
Робо:
Ну, не совсем уж так, но было жарко.
Когда мы выходили из Кремля,
Нам искры падали на головы. От дыма
Мы не могли дышать. Кругом пожары!
Мы шли по огненной земле; под небом,
Пылающим огнем и между стен
Бушующего пламени... Но Бони -
Поистине великий человек, -
Не прекращал работать и тогда,
Когда и думать было невозможно.
Он, находясь в пылающей Москве,
Работал день и ночь: указы, письма...
И до всего ему имелось дело.
В Москве о Франции он думал ежечасно.
"Французская комедия" свой статут
Приобрела тогда...
Четвертый из пришедших:
Ну, это ладно.
Но все-таки, чего ж мы отступили?
Робо:
Наполеон говаривал: "Война
Должна кормить сама себя". Понятно?
Третий из пришедших:
Да, голод был в России. И мороз.
Суровая страна. Мы голодали.
Отставной солдат: (Наливая еще вина.)
А помните, ребята, от Можайска
Все было, словно выжженная степь.
(Все кивают головой, чокаются, выпивают.)
Мясник Батист:
Да, жаль, что мне служить не довелось.
Робо:
Напрасно ты, Батист, о том жалеешь.
Первый из пришедших:
А помните Бородино, когда мы
Обратно шли?
Второй из пришедших:
Бр-р-р, даже дрожь по телу.
Живое кладбище. Все трупы - на земле
И разлагаются.
Третий из пришедших:
Никто не убирал
Погибших там солдат. Десятки тысяч
И русских, и французов. Все смердят.
Мясник Батист:
Не вспоминайте лучше за столом...

Отставной солдат:
Давайте-ка за павших, по одной...
(Наливает всем вина. Молча пьют за павших.)
Четвертый из пришедших:
А император все же был солдатом!
Я помню, шел он целыми часами
С солдатами. На палку опираясь,
Шел прямо по сугробам. Я шел рядом.
А он еще шутил, чтобы придать
Нам духу... Только мы валились с ног
И замерзали прямо на дороге,
Не в силах больше встать.
Второй из пришедших:
Да, от Смоленска
За нами оставались только трупы,
Как страшный след. Дорога вся была
В солдатских трупах.
Робо:
Падали и кони.
Тогда лишались целых эскадронов.
Гусары шли пешком и замерзали.
А помните, как Бони приказал
Сжечь все повозки, скарб и экипажи,
Чтоб лошади тащили только пушки...
Первый из пришедших:
Да, было очень тяжело и страшно.
Робо:
И после этого вы вздумали поспорить
О том, кто виноват? Чуть не подрались.
Не стыдно ли, солдаты?
Четвертый из пришедших:
Ты прости.
Мы глупо поступили.
Трое других:
Глупо. Глупо.
Отставной солдат: (Наливая вина.)
А помните Студянку? Вот где страх...

 

6.

(Ноябрь 1812 года. Россия. Отступление наполеоновских войск. Переправа у реки Студянка. Наполеон следит за переправой с  противоположного берега. Свита с ним.)
Наполеон:
Что там у переправы? Что за стадо?!
Офицер из свиты:
Отставшие солдаты.
Наполеон:
Черт возьми!
Они бегут к мостам! Да сколько их?!
Офицер из свиты:
Мне доложили, там их тысяч десять,
А может быть и больше. Не понять.
Их казаки преследуют.
Наполеон:
Вот черт!
Там паника! Проклятье! Не пускать!
Они всю переправу мне нарушат.
Быстрей скажите маршалу Виктору,
Чтоб частью корпуса отбросил паникеров.
(Офицер убегает. Наполеон с волнением следит за переправой. Свита делает вид, что занята тем же.)
Ужасный сброд! С кем я пошел на Русь?
Они бегут от мужика с дубиной...
Первый генерал из свиты:
Все это иноземные солдаты:
Вестфальцы, немцы, подлые австрийцы...
Они не любят вас сильней, чем русских.
Наполеон:
И поделом. Коль драться не умеют,
Пусть гибнут, как скоты!
Второй генерал из свиты:
Там есть и наши,
Французы.
Наполеон:
Помолчите, господа!
Мне не до сантиментов. На войне
Проигрывает тот, в ком бьется сердце...
Первый генерал из свиты:
Мой император, ваше сердце больше,
Чем сердце Александра.
Наполеон:
Помолчите...
Россия встретила меня огнем.
Огнем она меня и проводила.
Сожгли Смоленск, потом сожгли Москву.
Сжигали все: поля, деревни, села,
Свои дома, свои же города!
Как от чумы, огнем спастись пытаясь,
Мне оставляли только горький дым...
(Офицер возвращается.)
Офицер из свиты:
Теснят, мерзавцы, маршала Виктора
С его бойцами...
Наполеон:
Вижу, не слепой.
Офицер из свиты:
Они напуганы. Их режут казаки.
Они сдаются сотнями...
Наполеон:
Проклятье!
Бежать, как стадо, в панике! И даже
Не защищаться!.. Не пускать к мостам
Весь этот сброд! Пускай Виктор прикажет
Стрелять по налегающим! Скажите,
Чтобы ускорили гвардейцы переправу!
(Офицер убегает.)
Кампания проиграна... Аминь.
Какой позор: прийти домой без славы.
Что скажет Франция,.. Европа,.. мир?
Наполеон бежит, как зверь пугливый!
Бурбоны в радости!
Первый генерал из свиты:
Но вы, мой император,
Еще свое возьмете...
Наполеон:
Помолчите!
Мне тошно и без вас. Не утешения
Нужны мне, а победы! Может, зря
Я не послушал одного совета
И не решился новым Пугачевым
Предстать перед Россией?..
(Офицер возвращается.)
Офицер из свиты:
Император,
Все основные части перешли.
Осталось около десятка тысяч.
Наполеон:
Тех паникеров?
Офицер из свиты:
В основном.
Второй генерал из свиты:
У нас
Еще немного времени в запасе
Имеется. Пусть перейдет хоть часть
И тех, отставших.
Первый генерал из свиты:
Но за ними могут
И казаки свободно перейти.
Второй генерал из свиты:
Риск есть, но там ведь много и французов.
К тому же, можно небольшую часть
Оставить для прикрытия.
Первый генерал из свиты:
А если
Начнется паника? Тогда уж все пропало!
Наполеон:
Поджечь мосты!
Второй генерал из свиты:
О боже, император...
Наполеон:
Спалить дотла!!! Немедленно!
Первый генерал из свиты: (Офицеру из свиты.)
Скорей!
(Офицер убегает.)
Наполеон:
Пусть это будет всем суровым знаком.

7.

(Весна 1814 года. Франция. Париж. Фуше, Лендрю и Талейран.)
Фуше:
Ну, вот и мы дождались, наконец,
Приятных дней. Их принесла весна.
И к нам, во Францию, пусть через столько лет
Пришла весна! Политики цветение.
Лендрю:
Поистине прекрасная весна!
Талейран:
Жаль, политические весны быстро тают
И их сменяют не лета, а зимы.
Фуше:
Но, разве вы не рады?
Талейран:
Очень рад.
Наполеон отрекся. Это я
Давным-давно предвидел. Только думал,
Что все-таки покончит он с собой.
Конец империи его был очевиден.
А после поражения в войне
С Россией, он был, в общем, обречен.
И сам, конечно, это понимал,
Иначе бы не рисковал собой
Бессмысленно, как при Арси-сюр-Об.
Весь прошлый год он был уже не тот
Наполеон, которого мы знали.
Хотя еще куражился и рвался
Все время воевать. Но вот когда
Союзники, совместно с Александром,
Пришли в Париж, ему пришлось отречься.
Фуше:
Да, это так. И слышал я еще -
Мне тайно сообщили - в Фонтенбло,
Когда Наполеон уже отрекся
И собирался выехать на Эльбу,
Он принял яд. Тот самый яд, который
Еще в кампании двенадцатого года,
Под Малоярославцем доктор Юван
Ему подсунул по его же просьбе
На случай плена.
Талейран:
Все-таки, я прав!
Наполеон пытался отравиться!
Вот это новость! Я сморю, что вы
Прекрасно осведомлены.
Фуше:
Стараюсь.
Талейран:
И как же он остался жив?
Фуше:
Не знаю.
Возможно, Юван подложил свинью
Ему на случай плена. Вот потеха
Была бы, если б он попался в плен
И вздумал отравиться, и у ног
Солдат российских корчился от боли,
Но так бы и не умер.
Талейран: (Серьезно.)
Да, смешно.
Фуше:
А может, яд, за полтора-то года,
И выдохся.
Талейран:
Теперь уже не важно.

Лендрю:
Пускай теперь наш славный Бонапарт
На Эльбе проведет остатки дней.
(Смеется.)
Уж там-то он прекрасно отдохнет
От ратных дел. И нам даст отдохнуть.
Талейран:
Сказать по правде, я не ожидал,
Что приговор столь милостивым будет.
Фуше:
Да, Бони наш отделался легко.
Талейран:
Во многом Александр тому виной.
Хотя, Бурбонов удалось вернуть...
Лендрю:
Что ж, выпьем за Бурбонов?
(Наливает в бокалы вина.)
Талейран:
За Бурбонов?
(Берет бокал.)
Как говорят о быстрой смене власти:
Король плохой! Да здравствует другой
Король, который будет так же плох!
Фуше:
Они не симпатичны вам, я вижу?
Но вы ведь приложили столько сил,
Чтобы вернуть их к власти.
Талейран:
И, увы,
Весьма разочарован. Потому что
Они, хоть ничего и не забыли,
Но и не научились ничему.
Им Бони и сейчас бы фору дал,
Когда б имел хотя бы шанс один.

8.

(Остров Эльба. Комната во дворце. Генералы Друо и Бертран.)
Генерал Друо:
Ну, как он?
Генерал Бертран:
Все молчит.
Генерал Друо:
Который день
Угрюм и молчалив. Неужто, правда,
Что он так сильно был в нее влюблен?
Генерал Бертран:
Похоже, так. Я слышал, что она,
Не выдержав того, что он отрекся,
Вдруг заболела. А когда узнала,
Что ссылка предстоит ему на Эльбу
И что хотел покончить он с собой,
Совсем слегла.
Генерал Друо:
Я тоже это слышал.
Но мы должны жалеть не Жозефину,
А императора. Ей больше не поможешь.
Генерал Бертран:
Да, смерть ее была ему ударом!
Не многих женщин он любил так нежно.
Тс-с! Вот и он идет. О ней ни слова!
(Входит Наполеон. Генералы слегка кланяются.)
Наполеон:
Друо, Бертран, вы видели Робо?
Генерал Бертран:
Нет, император.
Наполеон:
Нет? Какая жалость.
Его ищу я вот уж полчаса.
Вы не поможете?
Генералы:
Конечно, император.
Как только встретим мы его, то тут же
Прикажем к вам немедленно спешить.
(С поклоном уходят.)
Наполеон:
Бертран!
(Генерал Бертран задерживается в дверях. Кланяется Наполеону в ожидании.)
Вы знаете о Жозефине?
Генерал Бертран:
Да, император. И поверьте, очень
Сочувствую...
Наполеон:
Ну, хорошо, идите.
(Генерал Бертран уходит. Наполеон один.)
О, Жозефина! Как же ты могла?..
(Из другой двери входит Робо. Кланяется.)
Робо:
Мой император, мне сказали слуги,
Что вы меня искали...
Наполеон:
Да, искал.
Присядь вот здесь, со мной. Сними-ка грим.
(Робо снимает наставные брови, усы, вытирает нарисованные родинки.)
Хочу поговорить я сам с собой...
Ты слышал,.. Жозефина умерла.
Робо:
Да, император, слышал.
Наполеон:
Но, как можно?!!
Как смел забрать ее к себе Всевышний,
Когда она моя! Моя! Моя!..
(Наполеон плачет. Робо не знает, что делать.)
Робо:
Мой император, горе нам дается,
Чтоб сердце мы очистили свое...
Наполеон: (Вытирая слезы.)
Как многих потерял я в этой жизни
Любимых мной людей. А сам не смог
Ни отравиться, ни в бою погибнуть...
Теперь я вижу: вся моя борьба
Не стоила и вздоха Жозефины...
Но я не мог иначе жить на свете,
Вот в чем беда. Теперь я понимаю...
Поверь, мой друг, что лучше на одном
Таком вот маленьком клочке земли
Построить рай без войн и без обмана,
Чем попытаться овладеть всем миром
Посредством крови, страха и меча.
Робо:
Но дрались мы за Францию?
Наполеон:
Конечно.
Иначе бы не стоило и драться.
Хотелось мне, чтоб Франция цвела...
Но, видимо, не так я это делал.
К тому же, понял я еще одну
Ужаснейшую истину. Поверь мне:
Беда вся в том, что люди не хотят,
Чтоб их сосед жил лучше их самих.
Отсюда беды, войны и убийства...

9.

(Лето 1818 года. Франция. Дом Робо в деревне Балейкур. Робо один. Снаружи слышен шум голосов. Входит мясник Батист.)
Робо:
Привет, Батист! Что там за шум снаружи?
Мясник Батист:
Пришли крестьяне из соседних сел,
Хотят послушать о Наполеоне
И посмотреть, как выглядел наш Бони.
Робо:
Я больше не могу. Гони их прочь!
Мясник Батист: (Выглядывая на улицу в окно.)
Робо сегодня нездоров. Идите.
Он завтра встретит вас.
(Закрывает окно.)
Робо:
Спасибо, братец.
Мясник Батист: (Глядит в окно.)
Они оставили тебе свои корзины
С подарками.
Робо:
Ну что тут будешь делать!?
Они меня обязывают этим...
Куда их деть?..
Сестра!
(Сестра выходит из кухни.)
Снеси на кухню
Корзины, что на улице у дома.
Сестра:
Сейчас!
(Снова уходит на кухню.)
Мясник Батист:
А может, мне одну отдашь?
Тебе и так хватает приношений.
Робо:
Возьми! Возьми, конечно.
Мясник Батист:
Вот спасибо!
(Бежит на улицу.)
Робо:
Как надоела слава трубадура.
(Мясник Батист возвращается с корзиной.)
Мясник Батист:
Робо, сегодня ты не в духе что-то?
Робо:
Мне грустно, друг Батист. Ведь вы никто
Не верите, что был я двойником
И за глаза смеетесь надо мной,
Как над шутом.
Мясник Батист:
Нет, нет, тебе я верю.
(Садится, достает из корзины яблоко, вытирает его об рукав и ест.)
Скажи, Робо, я слышал, после Эльбы
Наполеона на руках народ
Внес во дворец в Париже. Это правда?
Робо:
Да, правда.
Мясник Батист:
Одного я не пойму:
Как он сбежал? Ведь остров охранялся!
Робо:
Да, охранялся. Но не так уж сильно.
Сначала он не думал о побеге
И, как-то раз, признался мне, что он
Теперь уже мечтает не о войнах,
А о создании земли благодеяния
В честь Жозефины - острова любви,
Где все бы были счастливы... Не долго
Об этом думал он. В начале февраля
Уже затосковал о новых битвах.
Я помню, приезжал к нему поздней
Флери де Шабулон и говорил
О том, что Францию измучили Бурбоны.
Еще был неизвестный человек
Укрытый под плащом. Его не знал я.
Но слышал, что готовится побег.
И к марту были мы уже в Жуане,
На побережье Франции любимой.
Нас было тысяча вояк, готовых в бой.
От побережья мы пошли к Парижу.
Все улицы, мосты и переулки
Кипели, как живой цветной навар, -
Мужчины, женщины, и старики, и дети...
Они кидали шляпы к небесам,
Кричали: "Император! Император!!!"
Чистейшее безумие царило...
Сначала королевские войска
Нас встретили. Он вышел к ним один.
Сказал: "Ни я ли вас водил под пули?
Сегодня с миром я. И безоружен.
Стреляйте же, солдаты!" Но никто
Не выстрелил. Так он одним лишь словом
Обезоружил целый батальон,
Который с нами воссоединился.
Так шли победоносно мы вперед.
За девять дней дошли мы до Лиона,
Набрав уже пятнадцать тысяч войска!
К нам перешел и бравый маршал Ней.
За нами люди шли от побережья:
Сначала провансальцы, а потом
Дофинцы поменяли провансальцев,
А тех затем лионцы поменяли,
Потом бургунцы... И на всем пути
Встречали нас восторженные крики:
"Да здравствует великий император!"
Вот так Наполеон вошел в Париж.
Без выстрела единого, без крови.
Да, это был поистине триумф!
Мясник Батист:
Тогда-то и внесла его толпа,
Подняв на руки, в залы Тюильри?
Робо:
Да, именно тогда. Ну а потом
Была опять война со всей Европой.
Но он победы одержать не смог.
Я помню, как-то Бонапарт признался:
"Державы не со мной ведут войну,
А с революцией! Во мне они бояться
Того, кто революции приносит!"
Но все мы видели, что близится конец.
Мясник Батист:
А как же вы расстались?
Робо:
Очень просто.
Случилось это после Ватерлоо.
Когда его сослали на Елену,
Не захотел он взять меня с собой,
Дал мне расчет и отпустил домой.
Вот вся история.
Мясник Батист:
Да, странная судьба.

10.

(Лето 1818 года. Остров Св. Елены. Вилла Лонгвуд. Наполеон и человек в черном плаще.)
Наполеон:
Как тяжело: держать в руках полмира
И в одночасье потерять весь мир,
Замкнуться на убогом островке
Под стражею недремлющей охраны...
Когда хотел покончить я с собой, -
Неоднократно: при Арси-сюр-Об,
Или же после гибели Дюрока, -
Ни ядра, ни картечь меня не брали,
Как будто рок мой был - узнать позор
Изгнания, забвенья, отреченья...
А знаешь, иногда я о России
Люблю поразмышлять. Что за страна?
Ведь знал я наперед, что овладею
Ее столицей. Было предсказанье.
И овладел. Но Русь не покорилась.
А что в ней есть? Ведь даже из поэтов
Нет стоящих в России. Говорят,
Что лишь сейчас зажглись в лицее царском
Две маленькие свечки русской лиры,
Два юноши... Не помню их фамилий...
Один, как будто, Иличевский, тот,
Что поталантливее. А другой... Не помню.
Я так отстал от жизни, боже мой!
Человек в черном плаще:
Вам надо бы бежать. Вы здесь - в тюрьме.
Наполеон:
Бежать? Куда и как? Я в мышеловке.
Человек в черном плаще:
Ведь мы сбежали с Эльбы. Отчего же
Нам не сбежать с Елены? Что охрана
Для проведения, когда способен рок
В огне хранить и защищать от пули.
А проведение на вашей стороне.
Наполеон:
Я стал не тот.
Человек в черном плаще:
Мы все давно не те,
Что были раньше. Но одно лишь имя
Наполеона может и сегодня
Поднять народ на новый смертный бой.
Наполеон:
Не хватит ли смертей?
Человек в черном плаще:
Неужто стали
Бояться смерти вы?
Наполеон:
Не смерть моя
Меня страшит... А впрочем, все не то.
Ты знаешь, иногда мне не хватает
Робо Эжена, копии своей,
С которой мог я поболтать немного
Как с зеркалом... И это все - не то.
Человек в черном плаще:
Нет, отчего, как раз он был бы кстати.
Его могу я без труда сыскать,
Чтобы сюда доставить, а потом
Оставить вместо вас.
Наполеон:
Я не готов.
Но... я подумаю. Теперь ступай,.. ступай.
(Человек в черном плаще уходит. Наполеон один.)
Я стал не тот. Мне не дают покоя
Воспоминания давно минувших дней.
Зачем все это было? Для чего?
И если уж Всевышний правит миром,
То должен же иметь какой-то смысл
Весь путь земной. Но смысла я не вижу.
Я только что смеялся над Россией,
Что нет у ней поэтов. Что с того,
Когда сам Гете перед силой гнулся.
Смешной старик, и жалкий, и великий.
Зачем ему я нужен был? К чему
Унизил он себя передо мною
И в Эрфурте просил его принять?
Хотел увидеть лик Наполеона?
Но для чего? Я не могу понять.
Возможно, он хотел увековечить
Меня в своих стихах? Как знать, как знать...
Мне у него особенно по сердцу
Та пара строк о темной силе ада,
Что вечно хочет зло творить на свете
И вечно совершает лишь добро.
Я даже посоветовал ему
Их применить в какой-нибудь поэме,
На что он только хитро усмехнулся.
А я лишь "Вертера" его слегка отметил.
Смешной старик. Зачем он приходил?..
Его слова о темной силе зла
Никак из головы не вылетают...
Ах, боже мой! Ведь это про меня!
Конечно, он меня имел в виду...
Но, хоть бы и меня. И что с того?
Неужто снова попытать мне счастье?

11.

(Осень 1818 года, Харчевня недалеко от деревни Балейкур.)
Человек в черном плаще:
Какая слякоть, боже! Эй, любезный,
Подай-ка мне быстрее кружку эля,
Да порцию лафита! Что за сырость!
Промок насквозь, лишь вышел из кареты.
Хозяин харчевни:
Сию минуту, господин хороший.
Пожалуйста. Закажете обедать?
Или изволите чего-нибудь еще?
Человек в черном плаще:
Не знаешь ли, мой друг, где проживает
Робо Эжен? Ну, Франсуа-Эжен,
Что родом с этих мест. Мне говорили,
Он будто бы отправился домой,
Когда отрекся наш великий Бони.
Хозяин харчевни:
Ну, как же! Франсуа-Эжен Робо!
Да кто ж его не знает! Этот парень,
С войны вернувшись, знаменитым стал
В своем краю. К нему порой приходят
Из дальних деревень, чтобы послушать
Его неимовернейшие байки
(Полушепотом.)
О том, как он дружил Наполеоном!
(Вслух.)
И надо же такое возомнить.
А главное - зачем? Корысть какая?
Человек в черном плаще:
И где же он сейчас? Где проживает?
Хозяин харчевни:
Известно где, в деревне Балейкур.
Он там теперь с сестрой разводит кур.
(Смеется.)
Они уже давно ведут хозяйство,
Ведь денег он немало сколотил.
Все говорит, что числился в придворных
И заработал. Только я не верю.
Ему здесь мало верят. На войне
Наверное, разжился он...
Человек в черном плаще:
Потише!
Ты языком особо не болтай.
Так значит, - в Балейкур?
Хозяин харчевни:
Да, в Балейкур.

12.

(Осень 1818 года. Дом Робо в деревне Балейкур.)
Сестра:
Ах, боже мой, какой ужасный дождь.
Он душу мне выматывает. Знаешь,
Какое-то предчувствие томит
Меня весь день. И этот сон под утро...
Робо:
Ну, что за сон?
Сестра:
Как будто ты уехал
И я тебя уж больше не увижу.
Робо:
Не обращай внимания на сны.
Порой во сне такую чушь увидишь,
Что наяву никак не подберешь,
Того, чего могло бы это стоить.
Сестра:
Но мне приснился этот самый дождь,
И, будто бы, такой же серый день.
Робо:
Так осень на дворе, чего ж ты хочешь?
Зажги-ка лучше свечи. Не пора ли
Нам ужинать?
Сестра:
И верно, Франсуа,
Давно пора.
Робо:
А было бы не плохо
Мне в странствия далекие пуститься
На корабле. Всю жизнь мечтал о море.
А вышло, что возился с лошадьми,
Был при дворе, да занят вот хозяйством.
И так всю жизнь. И так у всех людей.
О чем мечтаем мы, того не получаем.
Года идут, надежды угасают,
А вместе с ними гаснет и мечта.
Лишь избранные счастливо живут,
Те, кто сумел поймать мечту за хвост
И больше уж, не разжимая руки,
Ее не отпускали до конца.
Наполеон! Вот это человек!
Вот избранный богами и народом!
Ему служить я был готов всю жизнь.
(Слышен стук в дверь.)
Стучат. Открой.
Сестра:
                Кто мог бы это быть
Так поздно? На дворе уже стемнело.
(Смотрит в окно.)
Какая-то карета у ворот.
(Открывает дверь. Входит неизвестный.)
Неизвестный:
Мне нужен Франсуа-Эжен Робо.
Робо:
Ну, я Робо.
Неизвестный:
Вы едете со мной.
Робо:
Какого дьявола!?
Сестра:
С какой бы это стати?!
Мне стоит только крикнуть, и соседей
Здесь будет полон дом.
Неизвестный:
Кричать не нужно.
Приказано мне взять его хоть силой.
Но, думаю, он будет сам не против
Пуститься в путешествие по морю.
Не так ли, господин Робо?
Робо:
По морю?
Куда же это?
Неизвестный:
На далекий остров.
Вы вновь нужны империи.
Сестра:
Я что-то
Не понимаю...
Робо:
Погоди, сестра.
Я, кажется, все понял. Неужели
Меня зовет к себе...
(Неизвестный прикладывает палец к губам. Робо шепчет.)
Наполеон?!
А есть у вас письмо, иль документ?
Я почерк императора узнаю
Из тысячи других.
Неизвестный:
(Достает письмо и дает Робо.)
Читайте. Только
Сейчас же по прочтении сожгите
При мне. Чтоб не оставить нам улик.
Робо:
(Читает письмо и говорит полушепотом.)
Да, это он! Рука Наполеона!
Сестра:
Так значит, ты не врал? Все это правда?!
Неизвестный:
(Подносит палец к губам.)
Т-с-с! Никому! Письмо скорей сожгите!
(Робо берет свечу и сжигает письмо.)
Да поспешите. Нас карета ждет.
Робо:
Сейчас оденусь.
Неизвестный:
Много не берите.
У нас готово все, что будет нужно
В дороге вам.
Сестра:
Уже сейчас? Так скоро?
Неизвестный: (Сестре.)
А вы пока владейте всем именьем,
Но никому об этой нашей встрече
Ни слова! Говорите только то,
Что брат ваш на корабль завербовался,
Чтоб юности мечту осуществить
И в странствие далекое пуститься.
Да обещал вернуться с кучей денег.
Понятно вам?
Сестра:
Понятно.
Неизвестный: (Робо.)
Ну, идемте!
(Уходят.)

13.

(Осенний вечер 1818 года. Задний дворик виллы Лонгвуд на острове Святой Елены. Наполеон и три человека из свиты, среди которых Бертран. На столе почти пустая бутылка бургонского вина и фрукты. Подъезжает карета. Из нее выходит Робо.)
Наполеон:
Ну, вот и он. Иди сюда, мой друг.
(Обнимаются.)
Тебе твою задачу объяснили?
Робо:
Да, император, я уже готов
И полон сил. И очень рад я встрече.
Наполеон:
Отлично, друг мой. Выпьем же за встречу
И за прощанье!
(Наливает вина в бокалы, чокаются, пьют.)
А теперь прощай!
(Жмет ему руку.)
Не терпит время. Должен я спешить.
Мы больше не увидимся. Но буду
Я помнить о тебе всегда, поверь.
Робо:
Я счастлив, государь, что в этой ссылке
Вас заменю. Готов служить отчизне
И здесь, на этом маленьком оплоте
Большой земли. Мне Франция и вы
Всего дороже в жизни. Присягаю,
Что и в изгнаньи вы - мой император,
И я вам верен так же, как солдат
Робо Эжен из третьего полка
Лихих вояк и славных вольтижеров.
Наполеон:
Ну что ж, Робо, похвально. Бог с тобой,
Пусть он тебя хранит...
(Направляется к карете, из которой вышел Робо.)
Робо: (Вслед.)
Храни вас бог!
И Францию!
Наполеон: (Садясь в карету.)
Когда бы все французы
Мне были так же преданы, как он,
Мои войска не знали б поражений.
А этот малый,.. как мне жаль его.
Ни Франция ли будет виновата
В том, что и он, по сути, обречен?
(Наполеон и трое из            свиты исчезают в карете. Карета уезжает. Робо один. Садится за стол, на котором стоит оставленная недопитая бутылка с бургонским. Робо выливает остатки в бокал и выпивает. Сзади к нему подходит человек в черном плаще с полной бутылкой вина в руках.)
Человек в черном плаще:
Ну, как, Робо, тебе на новом месте?
Робо:
Ты кто? Тебя я раньше где-то видел,
Мне кажется. Но вспомнить не могу.
Кто ты?
Человек в черном плаще:
Твоя судьба. Ты мне обязан
Всем тем, чего добился в этой жизни.
Кем был бы ты в своем полку коняжьем?
Крутил бы лошадям хвосты, и только.
Служил бы глупой шуткой для солдат,
Благодаря ужаснейшему сходству
С Наполеоном. Или, может быть, -
Вполне могло случиться, что в России,
Перед Москвою, под Бородино, -
Ты пал бы смертью храбрых при атаке.
Или снаряд тяжелой русской пушки
Тебя бы в клочья разметал по полю
И имя позабылось бы твое,
Как имена десятков сотен павших,
Гниющих на смердящем гиблом поле.
Кто знает, что еще могло бы быть,
Когда б не я. Я отыскал тебя
По указанью сыщика Лендрю.
Он приказал найти мне двойника
Для императора Буонапарта.
И на примете были у меня
Еще два-три похожих человека.
Но ты, хотя совсем не знал манер,
Мне показался лучшим вариантом.
Робо:
Да, много знаешь ты, я вижу.
Человек в черном плаще:
Больше,
Чем знаешь ты. Но я тебе скажу:
Напрасно люди доверяют счастью.
Бесплатный сыр найдешь лишь в мышеловке.
Давай-ка лучше, выпьем за знакомство.
(Откупоривает бутылку вина и наливает в бокалы. Они чокаются и пьют.)
А ты зачем теперь сюда приехал,
Когда наш Бони больше не в чести?
Робо:
Наполеон - великий человек.
И после смерти будет он великим.
Служить такому человеку - счастье.
Человек в черном плаще:
Служить, кому угодно, - унижает.
Но я еще могу понять всех тех,
Кто рядом с ним. Он их с собой введет
В историю. Но о тебе забудут.
Все двойники лежат в реке забвения.
Зачем же ты приехал?
(Наливает вина, оба пьют.)
Робо:
Может быть,
Смогу я объяснить. Однажды ночью,
Когда Наполеону не спалось,
Еще на Эльбе, мы с ним говорили
О смысле жизни. Как он говорил!
Я только одного не мог понять
Никак и никогда, сколь не пытался:
Чего хотел, в конце концов, достичь
Наполеон войною беспрестанной?
Да, он был гением политики военной.
Но жить войной всю жизнь - уже безумство!
И в десять раз безумней - полагать,
Что можно так завоевать весь мир
И им спокойно править. Неужели,
При всем своем недюжинном уме
Он был так глуп? Завоевать полмира
Еще возможно на короткий срок.
И некоторым это удавалось.
Но что с того? Кто счастлив этим был?
И сам завоеватель не был счастлив.
Поэтому почета в том не вижу,
Хотя Наполеону предан сердцем,
Как предан Франции.
Человек в черном плаще:
Да ты, смотрю, политик!
Но не могу понять, куда ты клонишь.
Чего ж ты хочешь?
Робо:
Я хочу сказать:
Создать империю на силе и на страхе
Не мудрено. Но ни один правитель
Еще не смог создать страну любви.
Счастливую страну, где каждый житель
Свободно мог пройти свой путь земной
В любви и радости. Пусть не на всей земле,
Пусть лишь на маленьком далеком островке
Создаст страну такую человек -
И это будет выше всех побед
И всех завоеваний. Вот идея!
Она меня пронзила, как кинжалом,
Пока сюда я плыл. Теперь я знаю,
Зачем мне предназначено судьбой
Стать двойником.
Человек в черном плаще:
Довольно интересно.
(Подливает еще вина, пьют.)

Робо:
И этот остров вовсе не случаен.
Еще на Эльбе сам Наполеон
Мне как-то проронил, что лучше, если
На маленьком клочке земли построить
Рай без войны, чем овладеть всем миром
Посредством крови.
Человек в черном плаще:
Что ж, идея-фикс
Довольно неплохая...
Робо:
Должен я
Для этого использовать похожесть
Мою с Наполеоном.
Человек в черном плаще:
Человек
Предполагает только, ну а бог
Уже располагает. Так что выпьем
И за твое здоровье, и за твой
Счастливый остров, за Наполеона,
За Францию... за что бы там еще?
(Наливает вина и незаметно подсыпает в бокал Робо яду. Робо поднимает свой бокал.)
Робо:
За императора! За Францию! За жизнь!
Человек в черном плаще:
За жизнь! Вот это верно. Ну, до дна!
(Робо пьет вино с ядом и падает замертво.)

 

14.

(Тот же дворик некоторое время спустя. Возвращается карета. Из нее выходит Наполеон, за ним трое из свиты. Дворик пуст, нет ни Робо, ни человека в черном плаще.)
Бертран:
Мой император, страшная ошибка -
Сюда вернуться снова. В этот плен!
Наполеон:
Ошибкой было бы сюда мне не вернуться.
Бертран:
И все-таки, напрасно мы вернулись.
Наполеон:
Достаточно, Бертран! Вы всю дорогу
Мне не давали с мыслями собраться.
(Бертран молча кланяется.)
И почему никто нас не встречает?
(Из задних дверей во дворик выходит человек в черном плаще и приветственно кланяется.)
Где мой двойник? Где Франсуа-Эжен?!
Человек в черном плаще:
Скончался от спиртного. Много пил.
Наполеон: (Обескуражено молчит некоторое время.)
Как жаль. Я не успел. Робо, Робо...
(Поворачивается к человеку в черном плаще.)
Зачем ты с исполнением спешил?
(Человек в черном плаще молча кланяется.)
О, господи, как страшен может быть
Бездумный исполнитель! Как жесток...
(Человек в черном плаще снова кланяется.)
Ступай!
(Человек в черном плаще уходит.)
Разбилось зеркало мое.
Я слышал, будто этот знак - к несчастью.
Ступайте все. Хочу побыть один.
(Трое сопровождающих уходят. Наполеон остается один.)
Всю жизнь свою я только воевал,
Я делал зло перед людьми и богом.
Но, в бога я не верю. А в людей?
В них и подавно! Франсуа-Эжен...
Прости, мой друг. Ты был одним из лучших.
Я только раз решился на добро
И пожалел простого человека,
И все хотел вернуть. Но я не смог.
Я только зло могу творить на свете.
Неужто Гете прав был, говоря,
Что силы зла, желающие зла, -
Творят добро. Но если ты захочешь
Свершить добро - то выйдет только зло.
Не может быть, чтоб это было правдой!
Но больше мне уж зла не совершить.
Как и добра... Моя ли в том вина,
Что все так вышло? Может, это рок?
И, может быть, в какой-то тайной книге
Мне все уже предсказано давно?
Как Авель предсказал мне взять Москву...
Но не Россию! Боже мой, все верно!
Как страшно быть игрушкой у судьбы.
Робо, бедняга, был меня счастливей,
Ведь он погиб за Францию. А я?..

К о н е ц

(ноябрь-декабрь 1999 года)

Добавить коментарий

Вы не можете добавлять комментарии. Авторизируйтесь на сайте, пожалуйста.

 Рейтинг статьи:  5
 
 
 
Создание и разработка сайта - Elantum Studios. © 2006-2012 Ликбез. Все права защищены. Материалы публикуются с разрешения авторов. Правовая оговорка.